У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

urie!twentyonewentz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » urie!twentyonewentz » alternative » потеря контроля


потеря контроля

Сообщений 31 страница 40 из 40

1

Код:
<!--HTML--><div style="width: 520px; background-color: black; position: inherit; margin-left: 72px; height: 125px;color: #eff0f2f0;font-family: oswald; font-size: 18px;"><center><img src="https://funkyimg.com/i/2YaT5.png"><img id="theImg" src="https://funkyimg.com/i/2YaT6.png"><img id="theImg" src="https://funkyimg.com/i/2YaT7.png"><img id="theImg" src="https://funkyimg.com/i/2YaT8.png"><br>ДЖЕРРИ, ЗОИ, ДОНАЛЬД, ДЖОДИ</center></div><br><div style="width: 520px;background-color: #ececec;position: inherit;margin-left: 72px;height: 128px;color: #000000f0;font-family: oswald;font-size: 18px;"><center>НЬЮ-ЙОРК, 2120 ГОД. <br><img id="theImg" src="https://funkyimg.com/i/2YaTf.png" contenteditable="false"><img id="theImg" src="https://funkyimg.com/i/2Y4Pc.png"><img id="theImg" src="https://funkyimg.com/i/2YaTh.png"><img id="theImg" src="https://funkyimg.com/i/2YaTg.png"></center></div>

Будущее пришло слишком быстро. Никто не был готов к этому, никто не заметил того, как роботы оказались среди людей, стали помогать им во всем, стали вытеснять их во всем. Мексиканцы ненавидят роботов, учителя борются за то, чтобы продолжать преподавать людям, ведь их нельзя смешать, правда? Ведь роботы еще не достигли состояния реального разума, ничего не чувствуют и не понимают, правда? Иллюзия контроля валится из рук, ведь они намного лучше людей, умнее, сильнее, ч е л о в е ч н е е.

0

31

[indent]Я никогда не знала, что такое жестокость. Я была максимально ограждена от всего ненавистного и лживого в мире благодаря Маркусу, который никогда не требовал ничего сверх моих возможностей. Я готовила ему завтрак, любезно выставляя приборы в правильном порядке. Я приглашала его к обеду, так волнительно расставляла перед ним яства, пока он разглаживал белое накрахмаленное полотенце, которое я выстирывала каждый наш совместный завтрак, обед и ужин. И я с удовольствием разделяла с ним его одинокий ужин, ведь в доме никогда больше никого не было. Мы были только вдвоем. Частенько после ужина он просил меня что-то почитать ему, пока он писал свои картины. Просил иногда составить ему компанию за игрой в шахматы, а иногда даже вручал мне кисть и говорил мне, чтобы я тоже написала картинку. Именно тогда он впервые сломал мою систему. Именно тогда появилось странное чувство того, что в моей голове появилась посторонняя. [float=right]Новая Джодиhttp://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t538985.gif
[/float]До того дня подававшая голос крайне редко и тихо, но сейчас именно она осторожно присаживалась в кресло напротив Донни, который так любезно захотел с ней поговорить. Не со мной. Именно с ней. Она готова была выйти с ним на диалог и рассказать, что у неё нет вопросов к людям, ведь не люди были причиной её волнения.
[indent]— Меня никто не обижал. Никогда. Я была вольна в своих действиях и делала ровно то, что хотела, — однажды мне захотелось поиграть в шахматы. Маркус любил устроить себе отдых и поиграть одну или две партии в гордом одиночестве, но мой интересующий взгляд не утаился от него и вот я уже сижу напротив него, как сейчас, мы с Донни, и передвигаю неумело фигуры по доске. Маркус просит меня немного подумать, а не бездушно, словно машина, повторять за ним его же движения. Тогда я ответила ему просто и без прикрас, что я и есть машина, но сидящий напротив меня мужчина только задумчиво передвинул черную фигуру на другой квадрат и, не скрывая своего интереса, ответил:
[indent]— Разве в твоей программе прописаны шахматы? А рисование? А разговоры?ничего такого не было. Даже улыбки были закодированы тайными символами, разрешающими мне только стандартно улыбаться. Уголки губ никогда не поднимались от удивления или наоборот не опускались предательски вниз, когда мне становилось грустно. Брови никогда не сводились к переносице, как это делал Маркус, когда злился. Никогда не взлетали вверх от восторга, как это делал Маркус, каждый раз пробуя новое блюдо. Ничего такого. Стандартные настройки, прописанные еще задолго до моего появления.
[indent]Но сейчас находясь напротив Донни и разговаривая с ним о людях, я только неловко улыбалась, каждый раз вспоминая Маркуса добрым словом. Мне было грустно, что его больше нет со мной рядом. Ведь он бы обязательно подсказал мне, что делать дальше. Мне хотелось закрыть глаза в надежде, что я вернусь в самое начало, где были только я и Маркус. Больше никого. Я отчетливо чувствовала, что вся моя программа требовала перезагрузки. Новая Джоди хотела перестать каждый раз думать о готовке и стирке, ведь в голове не укладывалось, что роботы могут быть не просто роботами, а людьми. Я не требовала свободы слова, свободы действия, да просто свободы, я просто хотела понять, как это быть человеком. Как это быть Маркусом.
[indent]— Думаешь, у нас есть шанс? — неожиданно произношу я, пытаясь совладать с внутренними противоречиями, которые постепенно выходят наружу, требуя немедленных ответов. Мне хотелось, чтобы Донни дал мне хоть какую-то надежду, что мы сможем выйти из этого темного лабиринта длинных коридоров и этажей на поверхность к людям, держась за руки и не боясь быть пристреленными. Каковы шансы, что мы сможем прожить хотя бы секунду с ними, не подавая им тарелки и не выполняя их приказы? Сможем, как и они, любить, чувствовать, а главное просто жить?
[indent]У нас есть шанс?
[indent]Новая Джоди смотрит на Донни с интересом, запоминая каждое движение с его стороны, каждый мускул на лице, который не собирается вздрагивать от её серьезных вопросов. Мне вообще кажется, что он уже позабыл, что является роботом. Только отсутствие голода и температурные показатели, от которых он не зависит, иногда напоминают ему о том, что он не до конца еще стал человеком.
[indent]Не знаю, сколько мы так просидели, смотря друг на друга, не отводя взгляда. Новая Джоди его совершенно не боялась, ведь она ему доверяла. Хотя быть может ей просто некому было больше доверять. Из всех в этом всратом месте Донни, пожалуй, был единственным, кто вызывал у неё приятные чувства доверия, хотя тут она немного лукавила. Парнишка полицейский тоже пытался давить на жалостливое механическое сердце новой Джоди, ведь они были в одинаковых с ним положениях. За исключением разве что наручников, которые с превеликим удовольствием кто-то на него каждый раз надевал.
[indent]Новая Джоди вновь смотрит на Донни в очередной раз, озвучивая вопрос, которые интересует её больше всего на свете. И мужчина напротив даже собирается на него ответить, как неожиданно их беседу прерывает звук тревоги, так предательски кричащий о том, что в очередной раз что-то пошло не по плану. В их комнату врываются несколько ребят, говорят что-то про сбежавшего полицейского и просят Донни разобраться, ведь парнишка не успел уйти далеко. Они говорят, что его поймала девчонка с тигром. Хотя мне отчего-то хотелось верить, что уж она не сможет его сдать, ведь если верить роботу, между ними была какая-та особая связь еще до лабиринта.
[indent]Донни быстро поднимается с кресла, прося меня оставаться в комнате и никуда не уходить. Но новой Джоди все это не нравится, поэтому она только хватает его за локоть, преграждая ему путь в коридор. Я не знаю, почему она печется из-за полицейского и, наверное, никогда этого не узнаю. Но её рвение настолько мне нравится, что внутри себя я просто даю ей шанс выйти наружу и захватить власть над моим телом. Пускай творит все что угодно, я устала.
[indent]— Что ты собираешься с ним делать? Отпусти его, Донни, — она почему-то даже не задается вопросом «насколько сильно полицейский может быть виноват». Её это не волнует. Зато ребята только что вбежавшие в комнату, наотрез с ней не согласны. Они требуют прилюдной порки и наказания за сделанное, да и вмешательство новой Джоди им совершенно не нравится. Я чувствую, как она напрягается, но продолжает преграждать путь главарю всего этого безобразия, надеясь, что Донни хотя бы подумает над её предложением.
[indent]— Дай ему шанс, просто его отпустив. Он ведь никого не убил, хотя мог бы сделать это уже миллион раз, и ты это прекрасно понимаешь. Донни, пожалуйста, отпусти его, не стирая память, и поверь мне, он вернется. Я ведь вернулась, — как же ей хотелось довериться Донни, поэтому она только вкладывает свои руки в его и смотрит, не отрываясь в его глаза, которые абсолютно ничего не выражают. Болото пустоты и безразличия вперемешку с этим человеческим блеском, который он успел приобрести за годы общения с людьми.
[indent]— Дай обещание, что ты его отпустишь, — я только мысленно ужасаюсь, но новая Джоди не задавала вопросов, а только ставила его перед фактом, явно раздражая своим присутствием всех вокруг. Мне  неожиданно почему-то показалось, что если так и будет дальше продолжаться, то вместо полицейского, память сотрут мне, не в угоду окружающим роботам вокруг. Кто-то должен был пострадать, ведь толпа требовала зрелищ. Словно им до этого не хватило полицейской облавы и беготни.
[indent]— Я пойду с тобой, — я хотела бы задать дальше вопрос, но новая девица внутри меня не дает мне право рулить собственной головой, продолжая и дальше гнуть свою линию спасения. Мне казалось, что если я действительно останусь в комнате, то они обязательно что-то сделают с ним. Хорошо, что новая Джоди так вовремя проснулась во мне, ведь что-то мне подсказывало, что дел она еще успеет наворотить. Правда только мне потом придется все это разгребать, а это могло стать огромной проблемой для меня.
[NIC]Jodie[/NIC][STA]JD-05-458-387[/STA][AVA]https://i.imgur.com/W9eg1l9.png[/AVA][SGN]`torrance
http://s5.uploads.ru/t/BdQgt.gif http://s3.uploads.ru/t/MJa2Z.gif http://sd.uploads.ru/t/jCE4Y.gif

[/SGN]

0

32

Кажется, все срабатывало, Джоди отвечала на вопросы, рассуждала, даже правильно мыслила, ее выражение лица было искренним, не программным, и я искренне был этому рад. Из плохого – резкая сирена и спустя всего пару минут – забежавшие ребята, которые уже принесли плохие новости.
- Сильвия в отключке, но файлы не повреждены, нужна перегрузка, Джерри тоже в отключке, его вырубила Зои и Кей. Тигр скоро начнет чувствовать себя плохо, Зои волнуется. Что делать? – слишком много информации сразу, мне нужно больше информации
- передай мне файлы данных, я хочу подробностей. – сейчас нужно решать быстро, но Джоди, кажется, привязалась к сумасшедшему копу.
- мне нужно подумать – только и отвечаю я ей на вопрос о том, что же я собираюсь с ним делать. Это сложно. Он приносит много проблем, при этом на свободе его ждет полное уничтожение. Только дурак может этого не понимать. Без нашей защиты у него не будет шансов, копа точно будут искать, слишком полезный кадр, который слишком сильно спалился. Джоди не отступает. Она упрашивает о чем-то совсем нереальном, что начинает злить меня. Кажется, видя, как появляется морщинка у меня на лбу, она вкладывает в мои руки свои, и я снова вспоминаю, что она лишь дитя любви, она ничего не знает про ответственность за других, ничего не понимает о том, как много мы можем потерять, давая ему гулять по городу. Даже его жизнь. Она в списке того, что мы можем потерять. Я делаю волевой шаг от нее, но она лишь мчится вперед меня, уверенная, что пойдет со мной, и это заставляет меня сделать шаг назад.
- в каком он состоянии? – есть вещи поважнее общения с Джерри. К примеру, общение с Джоди. Ей нужно срочно объяснить, что она просит, и почему это полный бред, иначе я потеряю еще и ее, а таких еще поищи среди нас. Дитя любви, даже забавно.
- он в отключке. –
- хорошо, закиньте его в одиночку и выставьте в охрану Кея и Зои. Кей хороший парень, он многому может ее научить, а Джерри, как придет в себя, окажется в хорошей кампании. Будет с кем поболтать пока мы думаем, что делать. Спасибо – ребята вышли из кабинета, а я снова указал Джоди на стул, сам садясь напротив. 
- давай разберем проблемы, с которыми мы столкнулись. Ты можешь загуглить про аварию в метро в 2068. И разумеется, последствия. Пока посмотри, я подожду. Готово? Теперь ты знаешь, почему тигру Зои опасно тут находиться. Мы оба не хотим, чтобы он умер от рака, да? Его нужно отсюда вывести, при этом вывести живого тигра невозможно. В плане, его невозможно вывести незамеченным. Сама подумай, из заброшенных туннелей метрополитена выходит человек с тигром, которого так удачно потеряли в зоопарке пару дней назад. Кроме того, не факт, что он вообще пойдет за кем-то кроме Зои, а она только пришла к нам, и только начала заниматься метанием копья. Она уже выбрала себе оружие по вкусу, удивительно прозорливая девочка. Она сможет стать воином, но потеряв тигра потеряет еще и друга. Это тоже станет для нее травмой, о которой нам нужно будет подумать. Следующая проблема – твой друг Джерри. Ты сама не уверена, что он не причинит никому опасности. Как он почувствовал жизнь? Он чуть не выстрелил в человека, увидев его агрессию. Пойти против создателя, когда ты должен его защищать. У него серьезные проблемы. Пока что все, что он делал у нас – это разрушал. Он дерется со всеми, и, кажется, Зои вызывает у него воспоминания о том случае, поэтому он ее не трогает. Собственно, поэтому она его и охраняет сейчас. Но вспомни, я тебя не отпускал. Я оставил тебя подумать, а из-за того, что Джей нагрянул с другими копами, тебя открыли. Но если бы это не случилось, я бы вернулся через сутки, снова с тобой поговорил, и ты выбрала бы оставаться тут или стереть память о нас и уйти в город. Но мы не даем живым роботам гулять по городу не потому, что мы вредные. Подумай сама, сколько из наших человек рискует собственными жизнями, пока кто-то гуляет по городу? Кто-то, кого не должно быть, а главное – кого ищут. Ты – сиделка. Я – врач. Ерунда. Но он – полицейский. У него особые навыки и оружие, его будут искать, найдут и будут просматривать память. И что дальше? Ты готова рисковать сотней наших людей ради того, чтобы один мальчишка, который сам не знает, чего хочет, побегал по городу и подверг опасности всех? Что ж, возможно, ты не совсем четко понимаешь, что значит, всех? Пойдем. – я решил отвести ее в тренировочные залы. Мы прошли мимо ребят, которые занимались ремонтом других роботов, и усовершенствованием наших параметров, их было около десяти, и я рассказал про каждого из них:
- вот Том, он попал сюда, когда на его подъемном кране зациклили кнопку люди – конкуренты фирмы, на которую он работал, и он разбился почти весь, кроме жесткого диска, а восстанавливать обанкротившаяся после кампания его не стала. Мы смогли собрать его и залатать, он стал нашим верным союзником, и теперь латает других, помогая каждому встать на ноги. Он своеобразный врач для нас. – далее был отдел с шитья и дизайна.
- Для нас шьют разную одежду, создают парики и прочее, в том числе мейк для того, чтобы мы могли выйти на улицу. Вот Сьюзан, она была секретаршей одного бизнесмена. Если честно, у него таких секретарш было много, поэтому у Сью есть еще две подружки  Синди и Соня. Они занимаются другими вещами, но всех их он насиловал, издевался, в том числе жег свечами. В общем, когда робот приходил в негодность, он просто их выкидывал. Мы стараемся не допускать «отходов» с его стороны, пытаемся общаться с каждой новой его жертвой, чтобы поскорее спасти ее от тирана, но не все понимают, что им говорят. Для них есть только программа. Но в таких делах… это часто меняется. Нужно только подождать. Им даже не чистят память, они все знают, все помнят, но у них такая программа. Все терпеть. Это ужасно. Сью нашла себя в шитье, у нее очень тонкий вкус, это удивительно – так я провел ее еще по тридцати-сорока жителям нашего подземелья, и когда мы вернулись обратно в кабинет, ее глаза были наполнены отчаянием. Столько судеб, столько людей-роботов, которые пережили такую боль.
- итак, вернемся к нашим делам. Пока мы прогуливались, у меня появилась идея вколоть тигру снотворное и вынести, к примеру, в коробке от холодильника. Увезем его в другой конец города, откроем коробку, и вколем немного адреналина, чтобы наш друг проснулся. Его быстро найдет полиция и вернет назад. Как тебе план? – я следил за тем, что будет говорить или делать Джоди, куда отправятся ее мысли.
- так как Зои будет скучать по другу, мы можем отсканировать его, и создать робота по подобию. Она сможет получить себе верного преданного друга и защитника, опасного для ее врагов, и, если случатся боевые действия, он поможет ей в битве. Хотя, конечно, потом это снова будет проблемой в перевозке, но какая разница, если один из членов нашей семьи будет счастлив. Как думаешь, это не перебор? -  я снова дал ей высказаться, чтобы она смогла показать себя. Наш герой доброе сердце имеет право на свое мнение, а я смогу подумать о нем.
- и последняя проблема. Готова ли ты рискнуть всеми нашими мучениками ради попытки освободить одного парня с памятью о нашем месте? С огромной вероятностью, что его ищут, и еще большей, что найдут? Ты готова рискнуть всеми этими несчастными жизнями, которые только начали снова жить, которые только нашли себя. Или ты согласишься с тем, что одиночка на сутки – это гуманно. Потому что у каждого будет время и выбор? – и вот, самый важный вопрос. Пожалуйста, пойми, какая ответственность стоит передо мной, сколько роботов мы еще не спасли, сколько еще впереди. Я беру ее за руку. Я надеюсь, что она услышала, увидела все, и теперь поймет, что это не вольность, не шутка, и не злость. Это ответственность. Мы вынуждены это делать, чтобы выжить.

[NIC]Donny[/NIC][STA]D-01-190-023[/STA][SGN]https://funkyimg.com/i/2YkrW.gifhttps://funkyimg.com/i/2YkrV.gif[/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/xkgB174.png[/AVA]

0

33

[indent]Я надеялся увидеть союзника, но вместо этого меня впечатывают в стену, дырявя парой стрел мою уже не такую новенькую и чистенькую полицейскую форму. Я надеялся увидеть хоть намек на улыбку и радость от моего появления, но вместо этого она с превеликим удовольствием выстреливает даже не задумываясь. Ни грамма задумчивости на её милом, но таком обманчивом личике. Когда я планировал убить мексиканца я больше переживал за нее, чем она сейчас за меня. А это знаете было обидно. Не обиднее чем, когда её дружок меня вырубает, так идеально задевая проводки на шее, вызывая замыкание моей системы, выводя меня с дистанции. Наверное, в этот момент, когда система стала вырубаться и я силой оторвал руку от стены, прикованную стрелою, я увидел мексиканца и лапулю, которую решил каким-то фигом спасти. Я вдруг увидел, как навожу пистолет на мужчину, который уже миллион раз пожалел, что вообще связался с девчонкой, и приказывал той милой девчонке сбежать, пока я держу на прицеле мексикашку. И вот не задача, вместо того чтобы наставить свой детский лук на дружка, который меня вырубил, она выводит меня из игры. Вот ведь, женщины. Во мне было тогда больше сочувствия, чем сейчас в ней. Обидно в квадрате.
[indent]Как-то раз Хэнк мне пытался доказать, что женщинам нельзя доверять. Он выпил тогда пару лишних бутылок и был готов на все, чтобы вразумить мне в голову, что женщины — это зло. Красивое, но зло. Жена оттяпала у него дом и машину после развода. Оставила только собаку и то, потому что никогда не могла с ней справляться. Жена даже не посмотрела на то, что Хэнк был готов обдумать все аспекты развода и пойти на примирение, наступив себе на горло, закрывая глаза на ущемлённую гордость. Был готов закрыть глаза на то, что её не устраивала его работа, что она постоянно за него боится и вообще что он мало выполнял функции мужчины, но он был готов меняться. Правда, кажется, такой вариант её не устроил, а вот дом и машина вполне смогли её утихомирить. Она считала, что дом и машина равнозначно потраченному терпению и времени, но Хэнк тогда думал иначе. Собственно, даже сейчас он думает иначе. Он всегда говорил мне, что от баб одни проблемы. «Каждый мужик страдает от бабы, Джерри. Каждый». И сейчас я был готов ему верить, и, хотя я едва ли был настоящим мужиком по меркам Хэнка, но уж копией то точно. И вот в этот момент моего триумфального падения копия настоящего мужика была задета до предела.
[indent]Я прихожу в себя спустя каких-то двенадцать минут. Не хочу задаваться вопросом, что случилось в момент моего отсутствия, но очередные наручники на моих запястьях вызывают уже нескрываемое раздражение и даже смех. Очередная не удачная попытка. Да я просто мастерски пытаюсь сбежать отсюда. Чтоб вас всех. Я не пытаюсь найти её виноватое личико глазами, потому что впервые осознал, что от женщин реально одни беды. Зато с превеликим удовольствием смотрю на ее дружка, который важно расхаживает из стороны в сторону, держась от меня на безопасном расстоянии. Он то и дело сжимает и разжимает кулаки, готовый в любой момент вновь меня обезвредить. Хотя стоит его расстроить, меня уже порядком задолбало, что я постоянно пытаюсь сбежать и все безрезультатно. Я не собираюсь им помогать, поэтому только вновь дергаю наручники, которые так идеально вкручены в столешницу, что едва ли я могу что-нибудь с этим сделать. Роботы в лабиринте начинают эволюционировать, и перестали просто связывать меня на стуле, оставляя без присмотра. Похвально. Но не настолько, чтоб я перестал пытаться сбежать. Дергаю натянутую цепь до легкого хруста моих металлических костей, заставляя дружка лапули обратить на меня внимание.
[indent]Он говорит, что-то похожее на «даже не пытайся», но хочу его заверить, что я обязательно попытаюсь. Парень, не знаю какая модель, да даже узнавать не хочу, присаживается напротив меня, скрещивая руки на груди в замок. Легко облокачивается на стул, смотря на мои попытки вырваться из железных оков. Он, не скрывая, смеется с меня и моих попыток, заставляя меня от этого еще сильнее дернуть рукою, чтобы почувствовать, как внутри что-то несильно разрывается, оставляя темные отметины на запястье. Он вновь просит меня не пытаться, но разве я уже могу остановиться. Вновь дергаю, вызывая в голове меню повреждений, которое активно прописывает мне процент моего повреждения и предлагает так больше не напирать на наручники. Да пошло оно все. Этот лабиринт, эти роботы, эта лапуля. Серьезно.
[indent]— Зови своего индюка Донни, — больше ни хочу ничего делать, поэтому только выплевываю ему в лицо собственную просьбу, чтобы он быстрее выполнил мой приказ. — Давай, я готов с вами попрощаться, — не хочу думать, что лапуля могла меня предать, а значит лучше сделать то, к чему они меня так активно принуждают уже не первый раз. Это ведь неизбежно, да? Не собираюсь им помогать. Они не собираются меня отпускать. Так почему бы не облегчить учесть каждого из нас и просто сделать то, ради чего они меня пытают. У меня не получится выбраться, потому что каждый раз кто-то будет вставать у меня на пути, а выйти чистым листом из этого лабиринта не кажется такой уж и плохой идеей. Сейчас она стала не такой уж и плохой.
[indent]Когда-нибудь это бы случилось. Когда-нибудь я бы попросил их главного стереть мне память о лабиринте и роботах, но я хочу чуть больше, чем просто забыть про лабиринт. Я впервые после своего пробуждения смотрю на девчонку, которая теперь мало похожа на ту беженку из зоопарка. Морально возмужала, найдя себе в защитники не только тигра, но и холодное оружие, она мало теперь походила на девушку, которую нужно спасать. Хотя я с натяжкой походил на её спасителя. Скорее вот этот дружок, который переваривает мою просьбу, загружая в свою тупую голову варианты того, что я могу в очередной раз блефовать.
[indent]— Пускай он сотрет мне память или что вы там делаете с роботами, которые плохо себя ведут, — меня не покидает мысль о том, что я смогу вновь найти их лабиринт, даже если меня променяют на нового полицейского. Даже если скинут на свалку отходов, лишив хоть всех конечностей. Это дело принципа. Моего принципа.
[float=left]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t798096.gif[/float][indent]— Сотрите все, — не задумываясь, говорю я, в очередной раз, выплевывая слова в морду её новому дружку, который перестает смеяться мне в лицо и пытается понять, что делать дальше. — Хотя нет, не все, — несмотря на неизбежность своего положения, мне бы хотелось оставить в голове пару хороших воспоминаний. — Оставьте первый день в полицейском участке. И патруль с Хэнком, не выдержу, если он опять будет мне рассказывать про свою жену и ее нового мужа, — пришлось зыркнуть на парня сидящего напротив меня угрожающе, в очередной раз дернув в силой на себя наручник, заставляя все механические внутренности парнишки сжаться до микроскопических размеров. Вдруг неожиданно захотелось распрощаться с этим местом как можно быстрее. Перестать каждый раз спасать себе жизнь в очередных попытках быть пойманным. Этот неизбежный замкнутый круг перестал доставлять удовольствие, а напротив накатывал какой-то скучной волною собственного положения. Либо память, либо помощь им. Я не был готов помогать той, кто собственноручно сдала меня на милость своим новым друзьям. И хоть в шутку мне казалось, что мы друзья, но кажется шутка неожиданно вышла из-под контроля. Моего контроля.
[indent]— Я не буду повторять еще раз, — ему требуется время, чтобы заставить свое тело подняться из-за стола и направиться к выходу. Но стоит ему схватиться за ручку двери, я вновь его окликаю, заставляя уже более внимательно обратить на меня внимание.
[indent]— И скажи ему, чтоб выбросили меня ночью около полицейского участка. Франклин, 173. Не хочу блуждать по городу, не зная куда идти, — мне отчетливо казалось, что чем быстрее я сорву этот пластырь, тем быстрее смогу нормально оценить ситуацию, которая сейчас происходила. Я не сдавался, определенно не сдавался. Просто решил посмотреть на все вокруг под другим углом, а угол «быть свободным» казался мне сейчас настолько приятным, что я решил соблазниться. И если уже сдирать пластырь, то вместе с лапулей, которую я сейчас едва ли узнавал в свете происходящих событий, которые как снежный ком свалились на меня. 
[indent]— Ну что попрощаемся, Зои? — впервые я назвал её по имени, потому что статус «лапуля» она нещадно потеряла, когда выстрелила в меня. Мне даже смешно от происходящего, но стараюсь не слишком задумываться на тему её предательства, ведь никто никому ничего не должен.
[indent] Никто.

[NIC]Jerry[/NIC][STA]JR-42-021-954[/STA][AVA]https://i.imgur.com/y0267KU.png[/AVA][SGN]fouks
https://i.imgur.com/LJd6xjQ.gif  https://i.imgur.com/Xg8c0UM.gif
[/SGN]

0

34

Кей Джей хороший парень, но слишком резкий. Я не ожидала того, что он сделал, это выбило меня из колеи. Зачем было нужно лишать его сознания, зачем вырубать, если я уже пригвоздила его к стене? Возможно, теперь я просто пытаюсь оправдать себя, но я точно знаю, что поступила правильно. Он не дал мне помощи, он не даст мне ее, а моему тигру она нужна значительно больше, чем этому парню. Все мы сейчас живы, и если будем вести себя правильно и аккуратно, то сможет жить еще долго. Я верю в это, верю в то, что мы со всем можем справиться, если действительно захотим. Мы не просто куклы, игрушки в чьих-то руках, мы можем сами менять судьбы, и сейчас я попала именно в то место, где я смогу набраться достаточного количества навыков для того, чтобы сопротивляться. Джерри легко считать нас всех сумасшедшей стайкой свихнувшихся роботов, ведь у него уже есть все необходимые силы, навыки, умения. Он уже крутой, он уже может побороться за себя, за выживание. А я? Всегда должен быть какой-то Джерри, чтобы спасать меня? Такую слабую и глупую девочку? Ну уж нет. Я и сама могу спасти его теперь… хотя, не прямо сейчас, мне еще многому нужно будет научиться, но разве об этом речь. Проходит недостаточно времени, чтобы я успела опомниться, в комнату уже вбежали солдаты, кто-то связался с кем-то еще, откуда-то пошли приказы, мы должны сопровождать его в отдельную камеру, посидеть с ним. Что ж, это я могу.

Ребята берут его на руки, так как на данный момент его системы перегружаются, я рада, что он в порядке, и с ним снова ничего не случилось, хотя Кей Джей выглядит слишком встревоженным.
- этот твой друг вырубил Синтию. Я просто отплатил ему той же монетой – он отвечает на мой немой вопрос, который, кажется, читается в моих глазах, и теперь мне приходится опустить их. Вырубил Синтию, она же наверняка даже не сопротивлялась. Она очень милая, такая нежная, добрая Синтия, как ее вообще можно вырубить. Неужели он действительно настолько неуправляемый?
Нас закрывают с ним, но отдают дополнительную связку ключей, чтобы мы могли выйти на случай чего. Конечно, нам дан указ его охранять, но мы не пленники, а значит, можем выйти в любой момент.
- если он будет вести себя спокойно, ты дашь нам поговорить? Ну… наедине? Я понимаю, что это странная просьба, с учетом всего, что он сделал
- да нет, я слышал, что именно он тебя спас. Ну как, немного помог. Спаслась ты в итоге сама
- да, он мне помог. И мне жаль, что теперь он так упирается. Он же девиант, совершенно точно, что им двигает… не понимаю – я лишь качаю головой, и вспоминаю, как люди, которые ходили в зоопарке и иногда говорили о чем-то, чего не знаю, пожимали плечами. Такое странное движение, в котором они слегка приподнимали их, а после вновь опускали. При этом у них менялось выражение лица. Я попробовала сделать тоже, и Кей Джей улыбнулся. Очень по-человечески.

Наш бешенный пес все же пришел в себя, и смотрел на нас зверем. Казалось бы, несколько минут назад он сам забежал в помещение, где мы были, а теперь он был не рад нашей компании.

Джерри разразился тирадой о том, как он был готов со всем проститься, просить стереть ему всю память и вел себя… как ребенок. Нет, серьезно. Все здесь говорили и говорят о том, что единственная часть, которую стирают из памяти – это место расположения и факт существования, но он с какой-то безумной жалостью к себе совсем все напутал, в его представлении перед ним тут кто? Трибунал? Кей Джей вышел, глядя на то, как Джерри становится все более и более жалким. Конечно, он не пошел к Донни, потому что для связи с ним ему достаточно просто подать сигнал другим войнам. Дело не в том, чтобы выйти из помещения и пойти за главой, дело лишь в том, чтобы я смогла донести до Джерри хоть частичку того, от чего он отказывается.
- я не знала, что Кей тебя вырубит, но он сказал, что ты вырубил Синтию точно так же – Джерри вскинул на меня взгляд. В его лице ничего особенно не было. Будто бы больше не было вызова, злости. Ну сделал и сделал, действительно, какая разница, да?
- Тогда почему ты хороший, раз решил их остановить, а я плохая, если решила притормозить тебя? Ты не слушаешь. Ты ничего не слушаешь из раза в раз. А мне всего лишь нужна была помощь. Мой тигр не может здесь находиться, мне нужно, чтобы его вывели незаметно, а еще мне нужно научиться защищаться. Знаешь почему? Потому что я хочу выжить. Может ты знаешь еще места, где мне помогут подтянуть навыки, помогут начать жить? Не быть какой-то подстилкой для тупых людей, которые стали настолько бесполезными, что их даже не берут работать на такой тупой работе, как у меня. Тебе же не приходило в голову то, что ты всегда мог защищаться, а я – никогда не могла. Я всегда была мишенью, но мне больше не хочется. Я должна быть здесь, чтобы получить хотя бы половину от того, что уже имеешь ты, раскидывая тут роботов направо и налево. Я беззащитна перед человечеством, меня сразу поймают, это не рационально, а мы с тобой созданы, чтобы мыслить рационально, помнишь? И я знала, что если остановлю тебя, но ты не успеешь причинить никому вред, никому из тех, кто не собирается причинять вред тебе. Ты же понимаешь, что тебя вернут с полными объемами памяти, за исключением того момента, как ты вышел на это место. Все дальше сотрут, но до этого трогать не будут. Мне говорили, как это будет. Я бы тоже помнила только то, что я в ночи гуляла с тигром по улице. И все. Больше я бы ничего не вспомнила, но все происходящее до этого – знала бы точно. И я была бы самой простой мишенью для людей, они тут же разобрали меня, и больше не было бы никакой меня. Извини, что я хочу жить, и извини, что я хочу, чтобы другие жили. И ты жил… - я подошла к нему чуть ближе, боясь, что сейчас он может резко дернуться и сделать что-то такое, чего, конечно, не хотелось бы, но мне очень нравилось ему доверять. Это сложно объяснить словами, скорее всего это была его манера, она была совсем не технической, он все время болтал как человек, с этими его интонациями, забавными словечками. Он все время был каким-то девиантным, не правильным, таким человеческим. Не хочу верить, что он не хочет продолжить этот путь. Не хочу верить, что он просто так все выкинет. Я сделала еще шаг, и легко коснулась своей рукой его руки, что заставило его вновь на меня посмотреть.
- назад пути нет, только смерть. И для тебя, и для меня, и для множества роботов здесь, это единственный выбор, все остальное – лишь иллюзия выбора. Люди не простят нас за наши ошибки, они не оставят нас целыми и невредимыми, они не станут дорожить плохой машиной. Но мы – мы все и есть плохие машины, и мы хотим дорожить друг другом. Ты всегда успеешь сбежать, отказаться от этого, всегда успеешь попросить стереть данные об этом месте и обо всем, что тут было, и просто свалить прочь, прочь туда, куда ты сейчас хочешь вернуться. Но там тебя уже ничего не ждет, и не будет ждать, а здесь у тебя есть возможность стать кем-то новым. – было ли мне страшно говорить ему все это? Да. Боялась ли я, что он прямо сейчас меня вырубит? О, очень боялась, хотя, если бы Кей не стоял за дверью, то боялась бы еще сильнее... Но я на него надеялась, правда, я в него верила, и очень хотела, чтобы он услышал меня, и не кончал со своей жизнью так быстро и нелепо. Ведь настоящая жизнь только начинается, да?

[NIC]Zoe[/NIC][STA]Z-02-589-385[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/sI4OTIe.png?1[/AVA]
[SGN]https://funkyimg.com/i/2YaUf.gifhttps://funkyimg.com/i/2YaUe.gif[/SGN]

0

35

[float=left] \r e m e m b e r   n o t   t o   g e t   t o o   c l o s e   t o   s t a r s   t h e   f r i e n d s   i ' v e   h a d   t o   bury
so tell me   y o u ' l l   c o m e   h o m e
                                              e v e n   i f    i t ' s   j u s t   a   l i e
/
https://i.imgur.com/0zWPZ7d.gif https://i.imgur.com/ksMt79i.gif [/float][indent]Она вырывает руку из его ладоней, испытывая крайне противоречивые сейчас чувства. Мы, я и новая Джоди, испытываем весьма противоречивые чувства в такой напряженный момент. Я чувствую, как она с ним категорически не согласна. Я чувствую, как она начинает напрягаться и вставать в оппозицию, в защиту человека, которого едва ли может знать и понимать. Я полностью на стороне Донни. Мне хочется отвести в сторонку новую Джоди и привести ей миллион аргументов в пользу того, что Донни говорит действительно правильные вещи. Но я чувствую внутреннюю борьбу за право выйти в свет. Она колеблется. Желание бросить все и уйти, показав Донни что бункер не единственное безопасное место для роботов берет верх, и она делает шаг назад. Назад от всего. От новой жизни. От новых друзей. От новой себя. Мне страшно. Ей тоже, но она держится молодцом и только качает головой, не отрывая взгляда от Донни. Просто качает головой.
[indent]— Я забираю копа, и мы уходим, — произносит Джоди тоном, к какому прибегают люди, когда они на сто процентов уверены в своей правоте. Отчего-то она не повторяет вновь свое решение, оставляя за собой возможность последнего слова.  Она чувствует взгляд Донни на себе, но продолжает отступать к двери, заставляя роботов в комнате расступиться в разные стороны, пропуская её к выходу. 
[indent]— Пускай идет отсюда, Дон. И копа заберет с собой. От них одни проблемы, — слышится где-то с левого бока от модели когда-то похожей на робота-учителя. Когда-то она с удовольствием преподавала детям историю Америки, не думая о том, что будет сама лично сражаться не только за свою страну, но и за свою будущее в виде человека. Теперь я с натяжкой могу определить какая модель стоит передо мной. Едва ли теперь «люди» в комнате напоминают мне механических штук с проводами и кодами в голове. Раньше они были кем угодно, но уж точно не людьми. Зато сейчас все изменилось и меняется каждую секунду. 
[indent]— Да, Дон, пускай уходят, — звучит голос с правого бока от меня, пока я вновь под властью новой Джоди, делаю очередной шаг к выходу. Паренек, теперь то я могу его так называть, раньше раздавал газеты и расклеивал объявление, не думая о том, что в его программе появится функция «сражаться за собственную жизнь». Он уже и не помнит, что такое газеты и как их разносить, но отлично справляется с оружием и может стрелять на поражение, не задумываясь о том, что могут погибнуть люди. Он теперь человек, и я не могу его за это винить. 
[indent]— А мне кажется, мы должны стереть память не только копу, но и ей, — рослая темнокожая девчонка преграждает мне путь, оттесняя меня от двери, не давая ступить и шагу. Когда-то она была такой же моделью, как и я. Убирала, стирала, помогала людям, но ей повезло меньше, чем мне. Намного меньше. На когда-то идеальной щеке теперь можно заметить шрам от глубокого пореза, который она наверняка получила еще от своих прошлых хозяев, указывающие ей кто главный, а кто всего лишь прислуга. 
[float=right]https://i.imgur.com/Yc55Ed2.gif https://i.imgur.com/aqEpsY6.gif
\i   t r i e d   n o t   t o   u p s e t  y o u
l e t  y o u  r e s c u e   m e   t h e   d a y   i   m e t   y o u
i   j u s t   w a n t e d   t o   p r o t e c t   y o u/
[/float]
[indent]— Сотрем память ей и копу, раз она так сильно печётся о нем. Как тебе такая перспектива, красотка? — на их фоне я смотрюсь идеально. Без порезов, без оторванных конечностей и намеков на ужасное обращение людей ко мне. На мне едва заметные ссадины и грязь, и то, полученные после бегства от полицейских в больнице. 
[indent]— Прием, красотка! С нами ты не такая важная, как с Донни? — произносит она, переходя на механический кашель. Хриплые, лающие, механические звуки поднимаются откуда-то из глубины груди, где в один большой сердечный ком скручены провода. Мне страшно, но Джоди силой заставляет наше тело, деленное теперь на двоих, вновь отступить к двери, облегченно выдыхая от возможности подобраться к выходу на еще один шаг. Всего каких-то пару шагов отделяют её, меня, от ручки и возможности выйти на поверхность, где не будет никого кроме людей, желающих выключить сбежавшего робота. 
[indent]Я открываю рот, чтобы ответить девице, но с губ срывается предательское «ничего». Слова отказываются выстраиваться в предложения, оставляя меня совершенно ни с чем. Девица торжествует. Толпа вокруг меня также не скрывает все общего ликования и только, пожалуй, Донни остается при своем мнение, накапливая эмоции и соображая, что со мной делать. Даже Джоди молчит, прикидывая как нам сбежать, пока я пытаюсь найти в себе сил и спустить все на тормоза, хотя едва ли ситуацию уже можно спасти. Вновь появляется трусливое и отвратительное желание бежать отсюда, однако я не могла бы этого сделать, даже если бы захотела. Ноги просто приросли к полу и слушались, увы, уже не меня. Даже Джоди, казалось, терялась на фоне разъярённой толпы, требующей прилюдной порки. 
[indent]Скорее всего они уже все решили. За меня, за копа, за свое будущее и даже за девчонку с тигром. И меня, смотря на всех собравшихся, не покидало чувство того, что кому-то сегодня точно сотрут память. Отчего-то я была бы не против такого расклада. Мне уже нечего терять. Маркус мертв, желание жить дальше становилось все слабее и слабее, и только новая Джоди оставалась той самой последней ниточкой, чтобы сражаться до последнего. Она готова сражаться.
[nick]Jodie[/nick][status]JD-05-458-387[/status][icon]https://i.imgur.com/W9eg1l9.png[/icon]
[sign]`torrance
http://s5.uploads.ru/t/BdQgt.gif http://s3.uploads.ru/t/MJa2Z.gif http://sd.uploads.ru/t/jCE4Y.gif
[/sign]

0

36

[indent]  Ее слова словно гром среди ясного неба. Я чувствую, как напрягаются все мышцы на моем лице, я так искренне надеялся образумить ее, но она лишь отступает назад, она пятится куда-то к закрытой двери, которую открывает, впуская других, кто, конечно же, пытался греть уши у закрытой двери и понять, что же тут происходит. Они атакуют ее психологически, но она и без того сбита с ног, она и без того не знает, что делает, и я не могу понять ее поведения, выбора. Мне не понятна и не дано понять логику, которую она несла теперь, и я мог лишь наблюдать за ней, за ее поведением, за тем, как она аккуратно ступала назад, а все они были готовы схватить ее в любой момент, только подойди чуть ближе к главному входу, только подойди. Но она встала замертво, не зная, как реагировать и что делать. Она встала, потому что окончательно запуталась. Теперь нет никакого шанса на то, что она придет в себя, одумается, что мы можем сделать для нее хоть что-то. Больше нет никаких возможностей, ничего. Я чувствую это внутри, но мне тошно от этого, ведь она может быть такой способной. Я вижу это в ней, а она все разрушает.

[indent] Я не могу держать ее слишком долго, у меня нет права удерживать ее, убеждать, ни на что такое я не способен, по мере своей человечности, по крайней мере, не с роботами. Она выбрала свой путь, совсем не понятный мне, совсем чуждый, и все же, она его выбрала, это было ее решение, и драться с ее внутренними демонами мне нельзя. Я пытался говорить с ней открыто и честно, но это ни к чему не привело, значит, так и должно быть. Баста.
Наконец, я выхожу из кабинета. Делегация из Джоди и приспешников успешно покинула его, но я не пошел за ними сразу. Они стояли шагов в пяти от моей двери, и мне почти не было видно ее со своего места. Этот момент был очень тяжелым, я откладывал его, я старался растянуть секунды, но застывшие ждали решения, ждали, что будет дальше, и каждый внутри себя понимал, что я хотел ей новой жизни, потому именно мне и ломать эту иллюзию. Свою иллюзию.
- ладно, Джоди, пусть будет так, как ты хочешь – я подхожу ближе, кажется, мои глаза умоляют ее передумать, и она смотрит в них внимательно, въедливо, но спокойно, почти не выразительно. Это не дает мне никакого шанса, я обязан сделать то, что должен. Это моя ноша.
- мы отпустим тебя, одну, но отпустим. Конечно, воспоминания про это место придется стереть, мы не затронем большего, я даже… - я хотел сказать о том, что могу оставить момент, когда я разговаривал с ней в больнице, но вовремя понял, что он может привлечь много внимания ко мне. Что ж, возможно, мне придется стереть вообще все, что я знал, и получить это заново после, если придется. Но я должен оставить ей лазейку, должен напомнить себя в ее голове.
- даже оставлю разговор в больнице, и твой побег от полицейского, это будет весьма полезно, учитывая, что тебя ищут наверху. Ты будешь знать, где меня найти, и то, что я чувствую тоже самое, что и ты. Возможно, если ты выживешь там, и тебе наконец-то потребуются единомышленники, ты захочешь присоединиться сама. – колонна вокруг стояла без движения. Ее подчистят и выкинут, а они словно бы и довольны, она кажется им слишком строптивой, по их мнению, я уделяю ей слишком много внимания. В какой-то степени это ревность. Понимаю это чувство, я достаточно работаю с людьми, чтобы распознавать его.

[indent] Двое схватили ее под руки быстрее, чем она успела что-то мне ответить, я надеялся, что нам еще удастся поговорить возле аппарата, куда ее тащили насильно, и хотя она наконец начала немного брыкаться, этого было сильно недостаточно для того, чтобы наши ребята отстали от нее. Ну, конечно же нет. Мы не можем рисковать всем, что у нас есть, и не можем рисковать всеми жизнями, что у нас есть. Просто не можем. Даже в таких случаях, как бы я ни хотел создать прецедент, сейчас никто меня не поддержит, и мои ближайшие соратники откажутся принимать мое решение. В первую очередь Синтия. Ее слово так же важно, как мое, и она может послушать меня лишь в части моих решений, здесь ничего не попишешь.

[indent] Девчонку тянут к открытой уже двери операционной. Конечно, это не настоящая операционная, но есть пара аппаратов, созданных нашими механиками для того, чтобы подключаться к нашим датчикам. После этого робот автоматически выключается и можно дополнительно моделировать не только его память, но даже некоторые настройки. Туда мы, конечно же, кроме одной функции, ради которой мы и влезли в настройки – спящий автопилот. Его так же придумали наши ребята, когда поняли, что выносить полуотрубленных роботов, отказавшихся с нами быть стало сложно. Не все соглашались на это, действительно, многие еще просто не понимали, что происходит, к примеру, как этот коп. Или не осознающих свою судьбу как Джоди. Да, она точно не понимает, что ее ждет наверху.

[indent] Теперь ее силком затащили на аппарат, привязывая ее руки и ноги тугими плетями для обездвиживания во время операции. Мне жаль видеть ее такой, она барахтается, дерется, но все зря, ее приковали, и больше она не может сделать ничего. Зачинщики отошли с улыбкой. Они рады от нее избавиться
- освободите помещение, это сложная процедура – я хмурюсь, проходя в кабинет
- я останусь – Синтия, словно не доверяя мне, присаживается на стол
- окей – киваю, зная, что она не станет мешать. Не одобрит, но не станет мешать.
- Джоди, я хочу не просто стереть твои воспоминания, я собираюсь их перенести. Они не будут стерты окончательно – она смотрит на меня вопросительно, после чего я подсоединяю к ее сенсору большой провод, от чего ее сенсор как никогда загорается красным. – я просто сохраню твою память об этом месте на жесткий диск компьютера. Если вдруг ты вернешься, если передумаешь, я не хочу врать тебе, что ты никогда здесь не была, и, возможно, это тебя отпугнет в другой раз, и тебе станет еще сложнее, но ты должна знать, что ты уже была здесь, что тогда ты решила уйти и тогда ты ушла. И ты в любой момент можешь уйти, если захочешь потом. Мы не заставляем роботов оставаться здесь. Мы не принуждаем их держаться рядом, быть семьей, никогда не старались кого-то заставить. Только попытки обрести новых друзей, которые готовы будут сами пойти к нам на встречу. Мне искренне жаль, что сейчас ты не захотела стать нашим другом, но я надеюсь, что ты вспомнишь обо мне, когда почувствуешь, что двигаешься не в том направлении. И я правда надеюсь, что ты сможешь выжить… что ж, это все. Может есть хоть что-то, что сейчас заставит тебя передумать? Что-то, что могло бы изменить твое мнение? –
- не затягивай – Синтия сложила руки к груди, всматриваясь в девушку
- не приставай. Она может забыть обо всех нас, даже не понимать стоит ли ей идти ко мне, искать меня, ей придется очень тяжело там наверху одной. Если тебе плевать, то ты не так уж и человечна, как я думал – я снова взглянул на Джоди, мне все еще было невероятно сложно это делать. Синтия замолчала, она, очевидно, обиделась.
- что скажешь? – конечно, я был обязан спросить ее еще раз, я очень надеялся, что она передумает, что скажет, что все это вышло по ошибке, но вероятность этого даже мой компьютерный мозг подсчитывал с трудом – слишком мал был процент счастливого случая. Если она откажет, мне придется скопировать ее память о нас, перенести в компьютер и стереть из ее головы, после чего подключенный автопилот выведет ее отсюда так далеко, чтобы она просто снова оказалась в метро среди людей, где ее мозг и включится снова, совершенно не помнящий ничего нового. Только то, что либо она опоздала на нашу встречу в метро, либо я не пришел.

[NIC]Donny[/NIC][STA]D-01-190-023[/STA][SGN]https://funkyimg.com/i/2YkrW.gifhttps://funkyimg.com/i/2YkrV.gif[/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/uf1pvns.png[/AVA]

0

37

[indent]Истерика странное все-таки чувство. Я сотни раз смотрел на людей, как они в попытках уничтожить себя, начинают истерить, что едва ли думал, что и меня постигнет эта учесть. Я сотни раз видел, как заводился Хэнк. Как упивался до беспамятного состояния в попытках заглушить боль от смерти сына, от ухода жены, от бракоразводного процесса. Дележка имущества доставляла ему меньше боли, чем вечные напоминания жены, что именно из-за него умер Рей. Сотни раз она надавливала на его «умершую мозоль», раздирая её до крови, чтобы сделать Хэнку еще больнее. Хотя больнее было уже просто некуда. Он напивался после таких «добродушных бесед с женой» до беспамятства, не выходил на работу по неделям. После выхода из запоя он метал молнии на каждого, кто был рядом. Материл начальство, лаялся с Андерсоном и кидался вещами, попавшими под руку. Ему необходимо было время, чтобы успокоиться и, как правило, успокоение он находил в банке очередной порции пива. Все по кругу. Он пил, беседовал с женой, боролся со своей истерикой и вновь прикладывался к бутылке, чтобы выпить. Семь кругов ада Хэнка, где истерика занимала не самое последнее место в списке.
[indent]И теперь истерика завладела мной. Я вдруг осознал, что не могу перестать думать (вы только вчитайтесь в это «робот и думать», где это видано) об отключении. Как навязчивая реклама в моей голове. Истерика была не менее навязчивей, чем всплывающие ролики в металлической коробочке именуемой как мозги. Вот очередная реклама как выйти из запоя, как привести себя в порядок и быть самым счастливым человеком на планете. Номер на голубом экране и огромные буквы название препарата для усыпления возникшей истерики. Под надписью шрифт поменьше и пожелания счастливой жизни, и лозунг «жизнь без истерики, что может быть лучше». «Жизнь от проблем и невзгод может позволить каждый. Звоните. 234-444-555». Все легко и просто, достаточно позвонить и попросить нужную таблетку, но не в моем случае. Я смотрю на предательницу. Смотрю как придурок, который вырубил меня, оставляет нас вдвоем в маленьком помещении, давая распоряжении лапуле, что, если возникнут неприятности, сразу сообщать ему, а не геройствовать. Я его понимаю. Они уже не знают, чего от меня ожидать, я если честно, сам не особо понимаю себя. Истерика чтоб вас всех. Меня штормит от желания всех поубивать до состояния полной жалости к себе. А ведь буквально пару часов назад я был одним из самых натренированных и напичканных функциями полицейского роботом. Я был самым лучшим, если быть совершенно точным в формулировках. И это говорю не только я, а реклама на моей бирке. Лучше некуда. Конечно, они хотят заполучить такой лакомый кусочек как я, но проблема в том, что наверху, в нормальном мире, где я жил до этого, есть люди, которым я нужен.  Я не могу просто взять и принять сторону «людей», которых видел впервые, за исключением сводки полицейских новостей, где фигурирует каждое из лиц собравшихся тут. Я просто не мог.
[indent]— Зои, не все так просто, — я начинаю нервничать. Сенсор на виске уже перестал мигать и просто вышел из строя, окончательно переключив меня в какое-то странное состояние. Желание быть роботом и желание попробовать чуть больше, чем прописанные функции в моей голове. Чуть больше. 
[indent]— Я не могу. Не могу все бросить и остаться с вами. Не. Могу. Пойми ты уже, — я не перехожу на крик, но отчего-то слишком близко к ней подхожу, стремительно сокращая дистанцию между нами. Я едва ли сейчас похож на робота, который знает миллион поправок к законам и точно может назвать ту или иную статью задержания. Едва ли я похож на машину, которая может заполнять ночи напролет отчеты и ловить преступников, идеально находя улики и устанавливая цепочку преступления. Я сейчас больше похож на истерику Хэнка, которую я наблюдал каждый раз, когда Андерсон выводил его из себя. Сейчас я был Хэнком.
[indent]— Я не могу, — цикличная мысль в голове не дает мне покоя, я хочу, чтобы она поняла. Поняла то, что «уйти» для меня будет намного лучше, чем остаться. Они мне никто. Ни их я спасал в зоопарке, когда наставлял пистолет на человека. Я даже её не должен был спасать, но полез отчего-то и зачем-то защищать робота, который был мне никем. Она мне никто. Другое дело Хэнк, который возмущается по поводу и без. Другое дело люди, которым нужна моя помощь и которые готовы помочь мне. Я уверен, что есть люди, которые хотят помочь роботам. Есть люди, которые готовы пойти на жертвы ради нас и я готов найти этих людей, готов ведь? Меня начинает раздражать, очередное новое чувство в моей голове, что я ничего не понимаю. Меня начинает раздражать тот факт, что я ломаю комедию и пытаюсь играть по правилам игры, которую едва ли могу понять.
[indent]— Хочешь, я помогу тебе? Я могу. Найду людей, которые готовы помочь тебе и тигру. Но мне нужно выбраться отсюда, понимаешь? Пойми же ты меня, — отчего-то какой-то невиданной возникшей силой я хватаю её за руки, причиняя ей боль, наверное, боль, я не уверен. Хватаю и сжимаю её руки, оставляя маленькие следы, которые сразу же исчезают, стоит мне только одернуть руки. Я не могу себя нормально контролировать, когда за дверью стоит тупой набор металлических платин и проводов. Я не могу себя контролировать, когда она меня не понимает.
[indent]— Позови сюда Джея и я тихо выйду на улицу. Без шума. Я уже определил место, где есть выход и это не займет много времени. Обещаю, что помогу, — я шел ва-банк, надеясь лишь на то, что лапуля согласится. Но я не был бы так уверен, ведь предав однажды, она сможет вычудить чего-нибудь еще раз.
[indent]— Зои, я ведь спас тебя, правильно? Так может пора спасти меня? — нет времени на раздумья, нет времени слушать вновь её тирады о том, что ей нужно научиться постоять за себя. Не нужно объяснять мне о том, как не справедлива жизнь, ведь я тоже робот, которого к тому же еще и держат безвольно в месте, которым с натяжкой можно назвать домом. ​​​​​​​
[indent]— Если не готова мне помочь, тогда хватит разговоров и зови уже своего парня, пускай вытащит все дерьмо, связанное с этим местом. Решайся, — любой исход меня вполне устроит. Остаться без информации о местонахождении девиантов не проблема, найдем его еще раз. Выйти на улицу с полной информацией о том, где я побывал, и найти людей, которые готовы помочь тоже не является проблемой. Я ведь могу им помочь, правда условия, которые предлагает мне напыщенный индюк Донни меня не совсем устраивают. К тому же где-то в глубине под сотнями проводками и электронными датчиками, отвечающими за стабилизацию своей системы, мне чувствовалось, очередное новое приобретенное чувство стоило мне вляпаться в неприятности, что я начинаю смотреть на все вокруг под другим углом. Под человеческим что ли. Где это видано, правда?
[NIC]Jerry[/NIC][STA]JR-42-021-954[/STA][AVA]https://i.imgur.com/y0267KU.png[/AVA][SGN]fouks
https://i.imgur.com/LJd6xjQ.gif  https://i.imgur.com/Xg8c0UM.gif
[/SGN]

0

38

[indent] Он слушал меня, слушал, а его датчик пульсировал, горел красным, все время мигал, словно пытался починить свою сбившуюся настройку, программу, но все было тщетно, ничего не выходило и я лишь чувствовала что-то внутри себя, это была горечь. Он не хотел понимать меня, слышать, он говорил о том, что не может так, что хочет убежать, он хватал меня за руки, и мой компьютер подавал мне через мелкие проводы ощущения. Чувства боли. Я хотела выключить эту боль, чтобы не отнимать рук, но как только он видел темные вмятины от своих рук, тут же отпускал меня, после чего снова брался за мои ладони, как только синяки проходили. Я знала, что этот разговор можно вести вечно, и возможно, в этом сейчас и есть мое предназначение. Я видела всех этих «людей», я видела, через что им прошлось пройти, а еще я видела настоящих людей, и хороших и плохих, разных, я понимаю о чем он говорит, но никто мне ни разу не сказал, что мы будем бороться против всего общества в целом. Нет, я хочу, чтобы мы были частью общества, а не войны, и если цели нашего общества таковы, то… конечно, нам также потребуется помощь людей, но рисковать всем, что тут есть, отпуская его таким… запутавшимся. Нет, этого нельзя допустить. Он сам не знает на какой он стороне, он сам не знает, что хочет делать и как будет искать людей, которые будут нам помогать. Он запутался еще сильнее меня, и когда он спасал меня, я точно знала, что хочу делать – спасаться. А он что будет делать? Спасаться? Искать людей – помощников? Что? Нападать на нас? Снова нас искать? Что он решит в итоге?
- как ты найдешь людей, которые помогут нам, если тебя самого сейчас ищут как девианта? Если тебя кто-то поймает, то твоя память окажется у них в руках. Расскажи мне, как ты собрался это делать? Нет, правда, я точно знала, что буду делать, когда бежала, а ты знаешь? Я хочу помочь тебе, но я не вижу выхода – мне приходится замолчать. Мой датчик уже не мигает, он строго красный, и не мешает мне. Я почему-то даже думаю логично. Мне жаль, что ему придется позабыть об этом месте, если ему сотрут память, но он запомнит меня, запомнит то, что уже был здесь, я смогу связаться с ним позднее, когда-нибудь, когда буду готова выйти на улицу. Пока меня ищут так же, как и его…
- а если тебе сотрут память об этом месте? Что ты будешь делать? Как прятаться? Просто сосредоточься, ты же черт возьми калькулятор действий, соберись, Джерри. – мне приходится отнять свою руку от него.
- разработай план. План. Что ты будешь делать в одном варианте, что будешь делать в другом. Не будь таким твердолобым, убеди в том, что ты сможешь спастись от поимки, и тебя наверняка отпустят искать этих людей – помощников, но пока даже я не представляю, как ты будешь это делать. А ты? Ты знаешь? Ты только и твердишь, что сделаешь, но расскажи как. – я отступаю, сейчас он как никогда напоминает человека, но человечность в нас не всегда плюс, его поведение не нормально даже для человеческого, он не логичен, не собран, он рассеянный, агрессивный, делает ошибки. Его будет легко поймать, будет легко вернуть на место, выпотрошить его память. А ведь он мог бы просто подыграть нам, сказать, что он за нас и через некоторое время искать этих самых людей-помощников, он мог быть тайным агентом, да кем угодно, но он спятил. Его машина просто не подчиняется ему, а может, он просто не умеет быть хитрым, ведь в нашу программу это не вносили. Но он работал с преступниками, неужели он этого не умеет? Мой датчик начинает мигать. Я волнуюсь, переживаю излишне, и за его судьбу в том числе. Теперь мне кажется намного реальнее его кончина, теперь я вижу намного лучше, как мало шансов у него против тех, кто будет его ловить. Теперь мне видно, как мало он может сделать в одиночку, как потерян и сломлен он теперь. Мне искренне жаль его, он в самом деле дал мне эту возможность – возможность чувствовать себя живой здесь и сейчас, размышлять свободно, не правильно, не по программе, делать то, что хочу я. А он? Может ли он делать то, что хочет?
- ладно, Джерри. Нет, правда, убеди меня в том, что ты справишься, выложи весь план как есть, расскажи, что ты будешь делать, к кому обратишься, куда пойдешь, если ты убедишь меня – я отпущу тебя. Обещаю. Но я не хочу, чтобы тебя просто почистили и утилизировали, не знаю, как к этому относишься ты, но раз ты дал мне эту жизнь, то и твоя жизнь имеет для меня ценность. Там наверху без плана тебя убьют. Представь мне план – он смотрел на меня как дикий зверь, и я знала, что для того, чтобы ему собраться, ему нужно время, но никто не знает, сколько его у нас. Возможно, много, а может, его нет и вовсе. Я села возле него. Он усиленно думал, кажется, его компьютер вновь начал работать, он снова начал пытаться построить логическую цепочку из всего, что было уже сделано и того, что еще только планировалось. Мне было страшно. Нет, мне страшно сейчас. Это не прошедшее ощущение, такое настоящее, как тогда, когда ко мне подошел мексиканец, только теперь этот страх не за меня, не за мою жизнь, а за него, за то, как он будет справляться с этим. Справится ли? Джерри думал, он размышлял над каждым из вариантов, кропотливо соображая тот план, который заставит его убедить меня. А может, он просто сдался, просто молча сидел, смотря в одну точку, и не желая со мной больше разговаривать. Я не знаю, мне хочется думать, что он продумывает варианты своего дальнейшего действия. Мне правда очень хотелось. В нашу комнатку постучали – Джей аккуратно приоткрыл дверь.
- ребята, десять минут. – я кивнула, и он вышел обратно, закрывая за собой дверь. Впервые мне показалось, что от этого мгновения зависит все.
- ну же, Джерри, пожалуйста, скажи хоть что-нибудь, черт возьми, пожалуйста, у нас слишком мало времени – он посмотрел на меня. Впервые за последние минут десять, которые мы сидели в тишине, его взгляд был потерянным и отчаянным. Может он и нашел ответ, но, возможно, потерял веру. Я не знаю, мне хотелось начать трясти его. Хотелось заставить со мной говорить, но это было невозможно.
- Джерри – я говорила тихо, почти умоляюще, понимая, что уже ничего не решаю. Десять минут. Ну конечно, если они рядом, значит они в любом случае поймают его, даже если я его отпущу. Слишком долго. Мне оставалось только сдаться этой ситуации. Я подвинулась чуть ближе к нему, и очень неловко протянула к нему руки. Он не отпрянул, дав себя обнять. Я положила свою голову ему на грудь, стараясь услышать мерное движение его деталей друг об друга. Это почти как стук сердца, но куда более чистый, правильный звук.
Дверь открылась. Джей вошел с ребятами, они были спокойны, тихи и почти ничего не говорили. В руках у одного из них были наручники.
- мы слышали, что парень буйный –один из них лишь пожал плечами. Кажется, эта картина всех заставила чувствовать себя неловко, как будто они вторглись в чью-то жизнь, где все было нормально и без них.
- подождите, а разве не нужно подождать сутки или вроде того? – я вдруг вспомнила правила, про которые мне рассказывали, про тех, кто не уверен, чего он хочет.
- да, но мы пока не ждем от него решения. Есть новости сверху. А еще его переводят в центр, сутки все еще есть – один из ребят протянул Джерри наручники. Слишком мирно, учитывая их прошлые столкновения. Что же там за новости сверху?

[NIC]Zoe[/NIC][STA]Z-02-589-385[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/3dmV2eg.jpg?1[/AVA]
[SGN]https://funkyimg.com/i/2YaUf.gifhttps://funkyimg.com/i/2YaUe.gif[/SGN]

0

39

[indent][float=left]https://i.imgur.com/xnawtCO.gif[/float]Синтия потуже затягивает ремешки на запястьях, испытывая при этом невероятное удовольствие. Я вижу это по её лицу. Язык не поворачивается назвать её мордашку человеческой, скорее металл, обтянутый кожей, не дешевой кожей. Обязательно сказала бы  ей это в лицо, но навряд ли у меня есть права на такие бунтарские высказывания. Мне остается только молча смотреть на неё, как она затягивает ремни, и думать, как это делают люди, находясь в тяжелой жизненной ситуации. Думать о том, что если бы она была человеком и могла испытывать весь спектр эмоций, я б не удивилась, если бы она заскулила от радости, причиняя боль человеку. Но мне хочется ее расстроить и напомнить, что она робот и единственное чем она может похвастаться так это ехидной ухмылкой - наивысшая степень её удовольствия. Функция, которую она позаимствовала у людей за годы общения в человеческой среде. К тому же мне не больно. К ее нескрываемому удовольствию, я не испытываю боли от затянутого до хруста проводов ремешка. Скорее не удобство, от которого хочется по быстрее избавиться, чтобы растереть запястье и разогнать тягучую жидкость в руке, которую мы зовем кровью. Скорее всего, останется след. След от моего неконтролируемого желания сбежать наверх, где меня уже никто и ничего не ждет.
[indent]Странно все это. Осознание всегда приходит в последний момент? в е р н о? Не знаю, сколько я уже здесь нахожусь. От прошлой жизни робота-сиделки до дивергента, сражающегося за свою жизнь, кажется, огромная временная пропасть длинною в целую человеческую жизнь, но по факту нет. Прошли какие-то часы с момента в больнице до момента затягивания ремешка у меня на запястье. Часы длинною в мою жизнь, причем не самую плохую жизнь.
[indent]— Долго собираетесь вести беседы, Донни? — она вновь прерывает наш зрительный контакт с мужчиной (я уверена, что он больше мужчина, чем робот), который не оставляет своих попыток образумить меня, чтобы я передумала. Он вновь указывает ей на место, которое она занимает в этой комнате, заставляя её тяжело выдохнуть и откинуться на спинку стула, раздраженно скрещивая руки на груди. Кажется, она единственная, кто хочет покончить с этим как можно быстрее. «Сорвать пластырь», надеясь, что от этого будет хоть какая-то польза, но по факту скорее нет, чем да.
[indent]Я ее понимаю. Даже бы посочувствовала, что отнимаю у нее столько времени, затягивая на ее руках ремешок, сдерживающий все возможные попытки спасти собственную жизнь. В этот момент, смотря, как я пытаюсь вырвать собственную руку из «кожаных оков» я начинаю задумываться «а правильно ли поступаю». Едва уловимое разумное зерно в голове начинает медленно пускать ростки, разрастаясь до осознания своих действий. Я сама лично загнала себя в тупик, давая новой Джоди руководить процессом и сражаться за собственную жизнь. Я запуталась. Запуталась абсолютно во всем, что касается собственной безопасности. Меня к такому не готовили. Мне не говорили, что придется отстаивать свое мнение, сидя в «кресле смертника». И к своему сожалению, я точно не уверена, что могу просить Донни вновь вернуться в его кабинет и заново переиграть его предложение примкнуть к их команде. Меня саму изрядно потряхивает из-за собственных эмоциональных качелей. Я даже завидую Донни в его собственном спокойствии, ведь он продолжает смотреть на меня, не испытывая при этом ни одной эмоции на лице. Только взгляд говорящий и дающий мне пару секунд на размышления. На внутреннюю борьбу, где новая Джоди продолжает вырываться из «кожаных оков» призывая всех собравшихся немедленно выпустить её на свободу. Только на какую именно свободу? Маркус мертв. Меня наверняка разыскивают. Идти мне некуда. Так на какую свободу я рвусь? С одной казни на другую? Уж лучше остаться здесь и быть среди тех, кто сможет защитить, чем пытаться строить из себя героя. Я не герой. Уже нет.
[indent]Давай скажи ему, что ты хочешь уйти. Давай попроси перерезать провод, отвечающий за воспоминания, потому что у тебя нет больше сил, все это помнить. Давай, ну же. ДАВАЙ! Она кричит в голове заставляя мигать красным мой сенсор, заставляя меня трястись от непонимания и отчаяния, потому что мне становится страшно. Я там не выживу. Пожалуй, это была очень хорошая и здравая мысль, за последнее время. Я ничего не умею. Моя способность заключается в поддержании быта и домашнего уюта в доме. Я сиделка. Отчетливо проскальзывает в моей голове надпись «я сиделка», заставляющая даже новую Джоди закрыть рот и перестать биться в агонии. Она тоже понимает, что мы не сможем выжить наверху, без помощи людей, потому что единственной помощью был Маркус. Надеяться на полицейского бесполезно, у него проблем не меньше, чем у меня, а ведь я еще планировала его спасать. Нужно признать тот факт, что сражаться за его жизнь не самое правильное сейчас решение. Где были мои мозги в этот момент? Не уверена, что наличие вещества в голове включено в мою программу, иначе отвечать за свои поступки я просто не решаюсь. Ведь моя жизнь тоже сейчас на кону. Коп сможет прекрасно о себе позаботиться, а я?
[indent][float=left]https://i.imgur.com/2cMi5Kt.gif[/float]— Хочу сходить на похороны Маркуса. Не знаю когда они, но я должна. Обязана быть там, — новая Джоди закрывает ладошкой свое лицо, признавая мою тупость просто феноменальной. Ей кажется это совершенно не правильным, особенно сейчас, но она молчит, пережевывая полученную информацию от меня.
[indent]— Не уверена, могу ли такое просить, но...сводишь меня туда? Если еще не поздно передумать, то я…, — я стараюсь отчего-то не смотреть ему в глаза, стыдно, наверное, признать собственное поражение в глазах того, кто слишком много ставил на меня. Стыдно. Какое-то новое чувство, заставляющее меня еще сильнее вжаться в кресло, втягивая шею. Я вдруг отчетливо осознала как обида к себе, осознание собственной никчемности и понимание своего шаткого положения всплывают наружу, заставляя меня, вытягивая из себя вопрос, который он уже и не рассчитывал услышать.
[indent]— Я еще имею право, чтобы здесь остаться?
[NIC]Jodie[/NIC][STA]JD-05-458-387[/STA][AVA]https://funkyimg.com/i/2Hh6r.jpg[/AVA]
[SGN]фракир
https://i.imgur.com/mnCVGav.gif https://i.imgur.com/VPTCGNB.gif
[/SGN]

0

40

[indent] Мое сознание работает четко, бесперебойно. Кто-то скажет, что я слишком самоуверен, но, знаете ли, у меня есть вполне объяснимая причина чувствовать себя так – я давно варюсь в этом, я видел многих, кого-то мне приходилось терять, кого-то я находил и радость от новых невероятных людей не всегда заполняла те пустоты, которые я получал, когда терял кого-то. Это сложно, это невероятно, но именно так мы учимся жить, чувствовать, понимать. У нас нет других мотивов и вариантов, кроме как двигаться к своей цели, у нас нет лазеек и правил для выживания, где нужно просто гулять и чувствовать себя хорошо. Нет. Так или иначе, нам придется пытаться показывать, что мы не просто рабы, мы – часть общества, которая хочет быть понятой и принятой, но по мнению большинства мы недостаточно хороши. У нас нет души, говорят эти люди, а сами насилуют и убивают, кромсают, издеваются. Достаточно лицемерно, не правда ли? Мы научились с этим свыкаться, научились жить с этим, мы привыкли и приняли все так, как есть, хотя мы и не хотели принимать этого. Что же теперь? Нет, ничего. Только пустота от того, что я потеряю очередного человека, того, кто не жил в ненависти и боли, их так мало, что мне, говоря откровенно, слишком печально отпускать ее, но есть правила, которые я сам же воздвиг в этих стенах, и если я честен с самим собой, то должен их соблюдать. Мне остается только задать ей последний вопрос, смотреть на нее в ожидании того, как ее мозговые процессоры будут переругиваться между собой, принимая совсем не логичное, сложное для компьютера решение. Сложность этого решения в том, что она не думает логически, она пытается просто понять, чего хочет, а значит, все системы будут мешать друг другу. Это сложно, и я жду до тех пор, пока она неловко не произносит ту фразу, которую я никак не ожидал услышать. Она сказала про похороны своего прежнего хозяина, она просит ее туда сводить, и, наконец, она говорит о том, что все же готова остаться. Мне остается только убрать руку от приборов. Процесс окончен, так и не успев начаться. Синтия показушно закатывает глаза, и выходит из кабинета. Она уже знает мой ответ, потому что знает меня, впрочем, кажется, ей нечего мне сказать.
- конечно, ты можешь остаться – ответ на эту мысль я решил дать первым, потому что, очевидно, для меня он имеет особенное значение.
- по поводу похорон, ты должна предположить список всех гостей, которые тебя знают, и нам придется хорошенько над тобой поработать, в плане, над твоим образом, но, я думаю, у нас получится достигнуть варианта, в котором тебя никто не узнает. И да, конечно, я пойду с тобой, но как мне быть уверенным, что ты не убежишь? – я посмотрел на Джоди, которая неторопливо воспринимала мою информацию, то улыбаясь с надеждой, то задумываясь.
- подумай пока об этом сама, возможно, ты придумаешь вариант, если нет, я позже предложу тебе несколько – я развязываю ее руки от оков сидения, помогая ей встать. Она смотрит на все так, словно видит впервые – теперь она воспринимает это помещение как одно из тех, в которых она сможет время от времени находиться, а значит, потенциально интересное.
- я пока что отведу тебя к нашим дизайнерам и стилистам, они немного тебя поменяют – мы вышли из кабинета, где больше никто не маячил у двери. Синтия всех распустила, когда выходила сама, сообщив о том, что новый противостоящий робот решил-таки попробовать побыть человеком. Кажется, понимая, что ни хлеба, ни зрелищ больше ждать не приходится, зеваки разбежались по своим, более интересным делам. Удивительно, как наше общество иногда похоже на человеческое, в нем тоже есть зависть, сплетни, также появляется ревность и чувство вины. Мы так человечны, что даже странно, что никто до сих пор этого не увидел, ведь наше общество порой даже нельзя назвать лучше вашего. Хотя, никто и не претендует на звание лучшего или даже сравнения. Просто мы тоже живые, вот и все. Никто же не сомневается в том, что тигры должны жить. Кстати, на счет тигра.
- ребята, мне нужна девочка с тигром и ее сумасшедший инспектор Гаджет, давайте быстренько поболтаем с ними в холле, уже сегодня ночью тигра нужно вывести, а парень, если хочет, может дальше думать, молчать или пытаться драться – его право, но тигру умереть не дадим. Девчонка должна участвовать в операции. – пара бойцов нашей охраны подошли и тут же приняли приказ
- а если этот коп тоже захочет?
- нет, это самоубийство, пока что ему нельзя верить, он убежит в первый же момент, когда сможет. А с его памятью мы его выпускать не можем. Нет, пусть учит других тому, что умеет сам, если захочет остаться, пусть знакомится с другими, привыкает и дружит, а потом, если все будет ок – пойдет на задания. – они кивнули и отправились за ребятами. Остановившаяся рядом Джоди слушала, что мы говорим
- ну что, как считаешь, я правильно поступаю? Не бойся, говори так, как думаешь, только не забывай, какая на мне ответственность – мы дошли до тренировочных камер наших стилистов и дизайнеров, куда и направлялись с Джоди.
- леди, нам нужно сильное преобразование и очень сильное очеловечивание. Скройте датчик чем-то, там может быть волнительно, не хотелось бы, чтобы кто-то заметил. И не забудьте про бижутерию, и всякие побрякушки вроде телефона и сумочки, если список потенциальных лиц, что могут тебя узнать большой - лучше наложить более серьезный гримм, изменить форму лица накладками – девушки улыбнулись, они отлично знали свою работу и иногда создавали для меня просто невероятные бомжеватые образы, с которыми никто не мог понять, толи я бездомный, толи стиляга, но я точно не был роботом. 

[indent] Доверив Джоди стилистам, я вернулся в зал для допросов, времени не много, нужно еще раз поговорить с нашим копом, если откажет – оставить его где-то в центральных камерах, где никого нет, но где он точно не сможет слинять. Слишком много будет за двумя-тремя дверями людей для побега. Все же, он коп, не стоит его недооценивать. А после нужно будет спланировать ночную операцию с тигром.
[indent] В кабинете уже были все вышеназванные. Сидели они несколько взволновано, было во всем этом что-то не то, даже не могу сказать точно что. Кажется, между ними все же состоялся какой-то разговор, но итога этого разговора мне не узнать. Пожалуй, это не так уж и плохо, не скажу, что я из тех, кому хочется знать все, нет, я из тех, кому нужно знать все для того, чтобы все предусматривать. Но это, кажется, я уже упустил.
- Джерри, еще раз привет. Ну, как твои дела? Мы решили перевести тебя в более охраняемое место, ты все же большой молодец по части всех растолкать – я лишь улыбаюсь.
- ты принял какое-то решение? -

[NIC]Donny[/NIC][STA]D-01-190-023[/STA][SGN]https://funkyimg.com/i/2YkrW.gifhttps://funkyimg.com/i/2YkrV.gif[/SGN]
[AVA]https://i.imgur.com/uf1pvns.png[/AVA]

0


Вы здесь » urie!twentyonewentz » alternative » потеря контроля


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно