Сейчас она смотрит на него счастливыми глазами и не планирует думать о репутации и деньгах в ближайшее время.
его просто кинут в психушку, идеальное окончание службы.
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

urie!twentyonewentz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Leo & Brooklyn » s.3 не отпущу


s.3 не отпущу

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

весна 2015, кампус и не только

Брук и Лео

   f   i   g   h   t      t   h   e      b   r   e   a   k      o   f   D A W N    /  /  /                                                 
            \  \  \
   t   o      t    a   k    e        m   e   A W A Y
•  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •
https://i.imgur.com/oSTRNsF.gif https://i.imgur.com/9Nv8DGt.gif
•  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •
n   o   Y O U   w   o   n   t        r   e   g   r   e   t        i   t   /  /  /                                                 
            \  \  \
    D A R L I N G     d   o   n  '  t        s   t   a   r   t        t   o        c   r   y

[icon]https://i.imgur.com/9Nv8DGt.gif[/icon]

0

2

[indent] В последнее время все хорошо. Действительно хорошо, без возможности испортить то замечательное, что они смогли соорудить с Лео за последние два года. Она с легкостью наполнила свое внутренние состояние, заменив двухгодичное «ничего» в груди, на легкий стук влюбленного сердечка от прикосновений, от разговоров, от жизни рядом с Лео. Они стали парочкой. Официально два года назад, неофициально еще тогда, когда он в первый раз появился в кафешке семейства Рейерс.
[indent] Прошло два года. Вау. За такой большой временной промежуток она, кажется, преуспела во всех сферах своей жизни. За последний год смогла пробиться в нью-йоркский экологический журнал, и благодаря хорошей поддержке научного руководителя статья была опубликована и отдана на радость всем вокруг. Активно печаталась в научных трудах своего вуза, освещая все те же экологические проблемы, неся в массы экологическое просвещение. Была, возможно, не самой лучшей студенткой своего курса, но входила в топ пяти заучек потока, успевая быть на всех возможных занятиях и факультативах.
[indent] С Лео тоже было все замечательно. В перерывах между учебой и написанием статей она с удовольствием вспоминала о том, что является его девушкой и была рада проводить с ним каждую свободную минутку, если такие минутки выпадали. В перерывах между парами они успевали целоваться, обниматься и обсуждать свое будущее, представляя, как будет классно стать не просто парой, а чем-то большим спустя столько лет отношений. Правда она до сих пор не могла поверить в то, что они были вместе. Даже после того как Агата официально перестала быть его девушкой, после того как Раф с тяжелым вздохом их благословил, она все еще не верила, что они могут быть вместе. Каждый день до сегодняшнего дня она требовала подтверждений, что они вместе. И Лео с удовольствием давал ей понять, что больше они не расстанутся. Они были из разряда тех пар, которые ужасно бесили Агату и раздражали Рафа, вызывая на лицах друзей «рвотный рефлекс» оттого, что они были слишком милыми, слишком подходящими друг для друга, слишком счастливыми. И все это «слишком» настолько нравилось Брук, что в свободную минуту она просто не могла отлипнуть от Нолана, раздражая своей влюбленностью даже саму себя, хотя Брук никогда не считала себя влюбленной слюнтяйкой. Она скорее была спокойно относящейся ко всему милому и романтичному, но это было до того, как в её жизни не появился нежный Нолан, который передал и ей щепотку романтики. Она была счастлива. До безобразия. Счастлива настолько, что думать об этом было страшно. Но не думать она не могла. Эти предательские минутки самокопания не давали ей покоя и не оставляли её не на секунду, заставляя с большим рвением уходить в учебу, лишь бы не думать о будущем.
[indent] Минди предложила ей расслабиться и не думать. И в теории её совет работал на все сто процентов, чего нельзя было сказать о практике. На практике все было иначе. Его последний год вызывал у нее дичайший страх перед неизвестностью, и ничего поделать она с собой не могла. Со всей своей решимостью и желанием преуспевать во всех аспектах своей жизни она упустила момент его будущего выпуска, который ставил их отношения под большим вопросом. И она вполне могла не принимать во внимание этот нависший вопрос, отодвигая его как можно дальше. Но чем дольше она медлила, тем меньше у нее оставалось времени на разговор с Лео, который бы смог заверить Брук, что с его выпуском в их отношениях совершенно точно ничего не поменяется.

                   хотелось бы в это верить.

[indent] — И что у нас дальше по плану? Ты уже об этом думал? — каждую пятницу она тащила его в библиотеку помочь ей с написанием очередной статьи для научного вузовского сборника. Сегодня у них загрязнение воздуха и управление выбросами в Нью-Йорке начиная с конца 60-х. Она просит передать ей сборник федеральных законов, где она уже выделила нужный ей закон закладкой. Просит почитать внимательней абзац в годовом отчете по выбросу химических веществ в воздух за нужный год и вновь задает ему вопрос, который в последнее время не дает ей покоя. Кажется, он немного зависает, обдумывая её вопрос, и напоминает ей, что сегодня они вроде как собрались зависнуть в баре с Агатой и Рафаэлем, родители которого разрешили ему вновь устроить очередной тематический вечер в баре.
[indent] — Нет, я не об этом, — она только улыбается, снисходительно смотря на него, совершенно не обижаясь на то, что он не понял её вопроса. И как вообще можно на него обижаться? Он старательно вычитывает нужный ей абзац, пересказывает Брук то, что смог понять из прочитанного, заставляя её сделать какие-то собственные пометки для будущей статьи. Она вообще находится в диком восторге от того, что он соглашается и тащится с ней в библиотеку, высиживая ровно столько, сколько ей нужно, не торопя её. Даже с превеликим удовольствием слушает ее, когда она читает ему очередной абзац для статьи. И иной раз задает такие нужные для нее вопросы, смотря на проблемы совершенно под другим углом. Творческим что ль, заставляя и её отойти от строгих рамок борца за экологию и порассуждать на ту или иную тему.
[indent] — Не хочу быть девушкой, которая ставит парня перед фактом, но мы ведь должны об этом поговорить, да? — она никогда не загоняла его в рамки, старалась по крайней мере так делать. Призывать с ней встречаться поцелуем было не в счет. Этот поступок был вынужденной мерой, без которой Лео бы не понял её мотивов. В обычное время она полностью поддерживала его свободу и спокойно относилась к его решениям, давая в нужный момент совет, если это от нее требовалось. Поэтому сейчас она чувствовала себя не комфортно, ставя его перед фактом, задавая такие неудобные вопросы в библиотеке, где нельзя было даже громко возмущаться, если бы его ответ её не устроил.
[indent] — Твой выпуск. Моя учеба. Мы об этом никогда не говорили, вот я и подумала…передай мне книгу, пожалуйста, — она указывает на книгу у него под рукой, на которую он так удачно облокотился и сверяется с данными из учебника, пока Лео думает над вопросом. Возможно, она поторопилась и выбрала не самое удачное место для такого тяжелого разговора, но терпеть уже было просто невозможно. Она ужасно хотела воспользоваться советом Минди и плыть по течению. Но каждый раз ей мешал этот дурацкий вопрос про их будущее, которым задается абсолютно каждая парочка. А ведь она так хотела избежать этих стандартных вопросов в отношениях.
[indent] — Мне вообще стоит об этом волноваться? — она хотела бы услышать от него точное и безоговорочное «нет», чтобы спокойно выдохнуть и начать уже плыть по течению, но вместо этого волнуется еще больше, ставя Лео перед неизбежным фактом взять на себя ответственность и определиться, что их ждет дальше. Максимально эгоистично было скидывать на него всю ответственность, но это ведь не она выпускается уже этим летом, оставляя Брук в полной неизвестности.

                      так что все честно, Нолан.

[indent] — Просто Раф или Агата, они постоянно спрашивают «а что дальше?», а я даже не знаю, что ответить. У нас ведь все будет хорошо, да? Я зря накручиваю себя? — она говорит шепотом, заставляя Лео наклониться к ней чуть ближе положенного, чтобы он прекрасно расслышал все её претензии. Да и она тянется к нему чуть ближе, в попытках услышать его ответ, заставляя невольно улыбнуться, словно они обсуждают захват мира, перешептываясь на людях.

                    лучше б это конечно был захват мира или какая-нибудь экологическая катастрофа, а не вопрос нашего будущего, поставленный ребром.

[NIC]Brooklyn Reyes[/NIC][STA]испанка, 21[/STA][icon]https://i.imgur.com/9Nv8DGt.gif[/icon]

0

3

[indent] Время скоротечно, быстро, резво двигается, моменты пролетают мимо него, а он смотрит на все вокруг, задыхается от счастья и улыбается, и блестят его глаза от восторга и умиления. Их счастье стало реально так просто, так сказочно, словно такого и быть никогда не могло, но все случилось, и теперь ее рука в его руке – норма, обыденность, которую он, как ему теперь казалось, заслужил.

[indent] Их отношения пережили Агату, что отступила так же легко, как появилась однажды. Она взяла с него слова не бросать ее как друга, быть недалеко, когда это особенно будет нужно, и после была рядом в те моменты, когда нужно было подыграть что-то для Рафа, прикрыть его или просто поболтать. Она, дерзкая и резкая со всеми, была ангелом рядом с ним, хоть у этого ангела и всегда были острые шуточки, он все же не чувствовал уколов с ее стороны, слишком привыкший, слишком уверенный в себе теперь. В себе и Бруклин.

[indent] Раф смирился с расставанием с Брук довольно быстро. Сначала он ужасно разозлился, что она никогда его не любила, что всегда была отстранённой и холодной, и вообще он достоин лучшей девушки, чем она. Потом он немного остыл и стал грустным, почти рыдающим несчастливцем, которого бросила такая хорошая, умная и интересная девушка, у которой в голове была не только помада и машины, но и что-то более живое и важное. Он ругал себя за то, что не смог ее удержать, что был недостаточно хорош, а Лео все время сидел рядом с ним и хлопал его по плечу. Хлопал, и ждал, когда его агония пройдет, и, наконец, он сможет закрыть глаза и забыть про то, что Бруклин для него что-то значила. Если бы этот мир знал, как сильно ему было стыдно перед другом, как ужасно он себя чувствовал, наверное, дождь потомил бы всю планету, но он не мог сказать сейчас, он не знал, как это сказать, эта ложь стояла у него комом в горле и ему было невероятно сложно сказать ту правду, которая крылась в его сердце. Наконец, прошла пара месяцев и в городе появилась Минди. Минди! Все еще сумасшедшая, яркая и веселая, но уже более аккуратная, в чем-то даже трезвая и взрослая. Она смотрела на Брук влюбленными глазами, и не менее влюбленными глазами на Лео – она была за них очень рада, но еще больше она обрадовалась за себя, когда встретила Рафаэля впервые. Раф был уже достаточно целостным для того, чтобы его глаза зацепились за яркую внешность Минди, он улыбнулся ей, а она ему, и, кажется, с этого момента можно было уже ни о чем не волноваться.

[indent] Их любовь была что река, что двигалась порой спокойно и мирно, а после становилась горной, бурлистой и опасной. И нет, Лео никогда бы не сказал, что виновата только Бруклин, они ругались, как и любая нормальная пара, и мирились, как и все, в их отношениях не было странных или неадекватных «мы никогда не ссоримся». Нет, горячая кровь Брук может долго хохотать над этим выражением, потому что она никогда бы не позволила этой парочке стать обычными. Брук горячилась за секунды, нагреваясь до температуры воздуха в пустыне, и словно тот воздух, готова была испепелить и засыпать песком все в округе. В ярости она была страшна, заводилась с пол-оборота, но как быстро она горячилась, так же быстро и остывала, снова становясь адекватной, взрослой и вполне себе умной девушкой. Она снова была готова слушать чужие аргументы и принимать стороны, нужно только немного подождать. С этой частью Лео справлялся как никто другой, он мол по пять минут спокойно слушать, как на него орут, вести себя обыденно даже, и кратко смотреть на нее, улыбаясь уголками губ, или грустно наблюдая собственную обувь. Он умел пережидать этот смерч, после которого всегда следовало: «И что ты молчишь?» и за этим неизменно следовало – «жду, когда ты успокоишься», или «жду, когда ты перестанешь кричать на меня, я же себе этого не позволяю». Конечно, ей находилось что еще ответить и на эти его реплики, но они всегда тормозили ее активность, и температура фурии падала. После, она действительно была готова обсуждать все в деталях. Порой он уставал от этого слишком сильно, ему хотелось топнуть ногой, рассердиться, выйти из помещения прочь, заявляя, что он никогда не повышал на нее голос. Но дело было не в голосе, он всегда был крайне тих во время ссор, потому что не видел смысла добавлять сюда излишнюю эмоциональность, и даже когда они не могли прийти к какому-то решению, он зачастую предлагал отложить его, чтобы не ссориться слишком долго из-за того, в чем они не готовы договориться. Он был уверен, что рано или поздно кто-то из них отступит, потому что несмотря на то, что он был мирным и тихим, а она ядерной и громкой, они были равны в паре и он мог точно так же отказаться от чего-то наотрез, как и она, и тогда нужно было искать альтернативу или что-то общее, что-то, в чем они смогут согласиться. Разумеется, и нежность, и страсть, и вечное желание касаться друг друга помогала им быстро найти решение для всех их неурядиц, они могли быть вместе хотя бы потому, что искренне желали этого, у них это отлично получалось, а от того, можно смело говорить о невероятной гармонии, словно инь и ян они были едины и влюблены.

[indent] В библиотеке было довольно тихо, и лишь шепот Бруклин разносился эхом по всему помещению. Книги тихо шелестели страницами, а студенты торопливо перепечатывали или переписывали нужные конспекты. Забавно, что некоторые преподаватели все еще требуют бумажные конспекты, как будто это как-то вернет времена их молодости и даст им немного больше радости в жизни.
- может и должны, это зависит от того, о чем ты хочешь поговорить – он отвечает уклончиво, наклоняясь над ее ухом, чтобы не создавать слишком уж много шума вокруг них. Бруклин выглядит крайне недовольно, она-то уже давно решила, о чем будет этот разговор и почему именно он должен быть невероятно важен. Она все решила, и теперь хотела услышать что-нибудь этакое от него, но он и не думал потакать ее забавам.
[float=right]https://i.imgur.com/wxBp4xU.gif[/float] я не очень понимаю, о чем ты – снова отвечает Лео, передавая книгу. Он смотрит на нее с улыбкой, но ее вопросы не кончаются, что заставляет его устало глянуть на книги.
- слишком громко – коротко отвечает он, указывая ей на ближайшие столики со студентами. Она решительно поднимается с места – если между ними и ответами на ее вопросы стоит только библиотека, она готова тут же вынырнуть прочь из этого помещения и слушать те самые ответы, которые ей не терпится узнать. Лео угрюмо кивнул, он надеялся, что ему не придется думать и говорить об этом еще хотя бы пару месяцев, он еще даже не выпустился, не говоря уже о госаттестации, дипломе и сдаче специальных экзаменов по дополнительным предметам. Да и по обычным. Дел было невпроворот, но ее вопросы были логичными, она хотела знать, что дальше. Наконец, они покинули помещение библиотеки, и упершись на стену, Брук сурово, но крайне умоляюще (да, так она тоже умела смотреть), глянула на Лео.
- окей, я сейчас скажу тебе то, что должен был сказать давным-давно, но смысл в том, что это не мне придется ждать тебя из университета, а тебе меня. Ее лицо выглядело удивленным, она точно не совсем понимала, о чем речь.
- я иду в магистратуру. По крайней мере, я планирую. Я хотел пойти туда еще курсе на втором, когда пытался понять, чем хочу заниматься, и, пожалуй, мне было бы интересно это. Может, я мог бы преподавать или работать гидом и рассказывать про чудеса искусства зевакам, а может, стал бы просвещать людей в какой-нибудь секте… - он улыбнулся. Я буду здесь на целый год дольше, чем ты, и… он улыбнулся, глядя на нее. Сейчас она жила в одном из университетских домиков, очень неплохих, но жить там можно только девочкам. Сам Лео живет в таком же, но жить там можно только мальчикам.
- я даже думал, что мог бы подрабатывать параллельно в университете, ну знаешь, преподавать. Мне это интересно, у меня будет зарплата, а еще… - он замолчал, после чего таинственно улыбнулся
- я смогу снять для нас квартиру. Только для нас – на ее лице расцвели цветы, и, кажется, не было никого счастливее их двоих в этот момент, ведь они пока не знали всего, что будет потом, не знали, какие трудности ждут их впереди. Ничего не знали, просто были счастливы, прижавшись друг к другу, и представляя свою новую совместную жизнь.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

4

[indent] Он просит ее выйти на улицу, давая понять, что разговор предстоит не для посторонних ушей. А она злится, потому что считает, что ей необходимо получить ответы «здесь и сейчас», ведь она их требует. Зачастую инициатором всех их скандалов, за два года их отношений, является только горячая испанка в ее крови. Она закипает по щелчку, устраивает торнадо в его жизни и моментально затихает, удовлетворенная происходящим. Она ругается с ним по-испански, переходя на родной язык, хотя «американского спокойствия» в ней столько же сколько «страстной Испании». Вот и сейчас она медлит, давая Лео высказаться, потому что за трезвость ума и правильность мысли в их отношения в ответе исключительно молодой человек. Но он как обычно начинает с самого начала, заставляя ее закипать и требовать от него кульминации.

[indent] Он говорит поистине волшебные вещи, заставляющие ее сердечко волнительно трепетать. В какой-то момент ей кажется, что она и вовсе не понимает, о чем он ей говорит. Но услышав нужные для нее слова, она словно оживает на глазах, превращаясь в девчонку, радующуюся новогоднему подарку. Лео был ее подарком, посланным высшими силами. За что ей досталось такое богатство в лице очаровательного Нолана она точно не знала, но была уверена, что за хорошее поведение. За «плохое» такими подарками не разбрасываются. К тому же за плохое поведение ей досталась Минди. А Лео был самым лучшим на свете парнем, и иной раз его хотелось ущипнуть и проверить настоящий ли он. Но он был полностью сотканный из плоти и крови и сейчас стоял напротив нее, облокотившись на стенку. Внимательно поглядывал на Брук, сквозь пелену кудряшек, так нелепо упавших на глаза. Он был ангелом, и для большей схожести ему не хватало разве что нимба над головой, но фантазия Брук работала на «отлично» и уже давно пририсовала Нолану ангельский атрибут.

[indent]— Ох, Лео, и ты скрывал это от меня? — говорит она волнительно, переходя на шепот, словно не хотела ни с кем делиться полученной информации. Боялась развеять чары и впасть в бетонные реалии большого города. Правда, с Лео это было просто невозможно. Он был неземной. Такой волшебный и нежный Нолан, где на его фоне Брук казалась неотесанной и запойной мужланкой, приходящей каждую пятницу в бар на пару стаканов холодного пива с пенкой. В такие минуты нахлынувшего озарения она каждый раз корила себя за свое поведение. За ссоры на пустом месте. За горячий нрав. За то, что когда-то оставила его. За последний пункт она все еще злилась на себя очень сильно, каждый раз, при ссоре, предательски подкидывая в голове картинки их первого расставания. Очередного побега она бы точно не пережила, данная мысль пришла к ней совершенно недавно и также сильно засела в голове, как предыдущая ее подружка. Они работали в тандеме отлично, пуще прежнего подкидывая страдающего Нолана и неотесанную мужланку Брук в ее сознание.

[indent] — Это ведь отличная новость. Магистратура, преподавание и квартира, — матушка давно напоминает ей, что пора бы двигаться дальше и потребовать с Нолана пускай не обещания жениться, но хотя бы ключа от их будущей квартиры, а еще желательно парочку полок в шкафу в придачу. Да и как бы ее семья любила Лео, они все ровно требовали следующего шага, искренни считая, что любовь живет три года, а после переходит в еще большую любовь, чем раньше. 

[indent] Родители действительно души не чаяли в Леонарде Нолане. Энди считал его классным и забавным парнем. Местами, правда, удивлялся, отчего Нолан так влюбился в его сестрицу, но, не находя ответа, все так же продолжал считать Лео отличным парнем. Кевин, даже несмотря на то, что у них едва ли находились темы для разговора, считал Лео неплохим, а этого, по мнению старшего брата Брук, было уже предостаточно. Даже, кажется, отец смирился, что Лео будет белой вороной в их семье, полностью лишенный какого-либо интереса к баскетболу, и, как и вся мужская половина семейства Рейерс, с теплотой принял выбор дочери.

[indent]  — Всегда хотела встречаться с преподавателем. Особенно таким симпатичным, — она старается не загадывать, что будет дальше. «Живи моментом», — как говорит Минди Хайдер, которая знает толк в любовных советах. Да и разве можно думать, о чем-то другом, когда лучший парень на свете предлагает тебе съехаться в скоро маячившим будущем? Этого ей достаточно, как и того, что она ласково поправляет ему упавшую на глаза кудряшку, так любовно убирая ее с глаз парня.

[float=left]https://i.imgur.com/l0NwqMh.gif[/float]— Проверишь у меня домашку сегодня вечером? Или сейчас? Я знаю один тайный угол в университетской библиотеке. Пошлите, покажу вам, мистер Нолан, — как же она любила шокировать Нолана своей внезапностью. Видеть на его лице легкую панику, переходящую в заинтересованность и осознание, чего она от него требует или предлагает. А эти его минутные зависания, словно в голове у него происходит ожесточенная борьба добра и зла, заставляли ее просто с ума сходить от «набожности» мистера Нолана. Он был таким милым в эти минуты, хотя, казалось бы, еще милее быть просто невозможно.

[indent] Про «тайный угол» она узнала совершенно случайно. Будучи ужасной любительницей книг, она даже и не догадывалась первое время, что ее найденный «тайный угол» давно уже никто для посиделок с книгами не использует. И не такой он был и «тайный» как показала практика.

[indent] Между статьями с описание щелочного метода по определению карбонилов и философских высказываний Уильяма Оккама, каким-то странным образом оказавшихся на полках, происходили поистине древние вещи. И никого совершенно не смущало происходящее в углу, если делать все тихо и осторожно. Миссис Майерс, библиотекарша с мутными от старости глазами, ничего не видела и не слышала дальше собственного носа. Ну, или делала вид, что её ничего не интересует кроме книг на полках, хотя иногда прогуливалась между столами, шикая на студентов, если они слишком громко перелистывали страницы книг.

[indent] Но Брук точно знала, что миссис Майерс любила в своей жизни только две вещи: тишину и когда книжки возвращали вовремя. С первым пунктом она не могла ей помочь, но со вторым заработала как минимум хорошее отношение в свою сторону. Миссис Майерс даже головы не подняла, когда Брук прошмыгнула перед стойкой, уверенно тянув Нолана в сторону нужного тайного угла. Она заводит, в прямом и в переносном смысле, его между Оккама и Абеляром, проводя рукой по груди, останавливаясь на ремне его брюк. Улыбается, вытаскивая рубашку из брюк, заставляя Нолана нервно втянуть в себя воздух, оглядываясь по сторонам. Они определенно нарушали правила, но кто не любит их нарушать?

[indent] — Жаль, конечно, что ты не будешь вести у меня пары, но, если бы у меня был такой преподаватель как ты, я училась бы еще усерднее, — как, собственно, и весь их женский поток. Она еще успеет поревновать его к каждой студентке, которая будет мечтать, чтобы ее завалили на зачете и отправили на пересдачу, но пока слишком рано об этом думать.

[indent] — Как думаешь, Минди и Раф не особо расстроятся, если мы немного опоздаем? — но он думает об этом в последнюю очередь. Сейчас его мысли сосредоточены на руках Брук, которые продолжают расстегивать его ремень на брюках, предварительно разобравшись с рубашкой. И все это так весело, ей уж точно, что она уже не может, даже если бы могла, остановиться.

[indent] Она все-таки провела ему экскурсию в тайном углу. Показала парочку интересных книг на самой нижней полке. И в какой-то момент их даже едва не спалили, но, кажется, они были не одни такие, кто решил проверить наполненность книжных полок в самых темных и тайных углах огромной университетской библиотеке. Выходили из здания уже под вечер ужасно счастливые и влюбленные, с горящими от переполненных эмоций глазами, растрепанные и на ходу приводящие себя в порядок. Шли, прижавшись друг к другу, в сторону бара, где ждали только их, и украдкой дарили друг дружке легкие поцелуи холодным весенним вечером. Шли с раскрасневшимися от холодного ветра лицами, но совершенно не замерзали, потому что влюбленные сердца не знают, что такое холода.

[NIC]Brooklyn Reyes[/NIC][STA]испанка, 21[/STA][icon]https://i.imgur.com/9Nv8DGt.gif[/icon]

0

5

[indent] Он хотел бы вечность смотреть на нее, на ее легкий флирт, на непристойные, неприличные и совершенно безумные предложения, смотреть, как она закусывает нижнюю губу, смотреть за всем в ней, смотреть на все в ней. Он хотел бы делать это вечно, но это, к сожалению, было принято неприличным в обществе, поэтому Лео не позволял себе такого излишне регулярно. Прямо сейчас, когда она настолько счастливая и довольная, что готова творить безумства прямо в библиотеке – да. Прямо сейчас на нее позволено смотреть ровно так долго, как могут его глаза. Пожалуй, он смотрел бы и еще дольше, но дольше уже не выходило – она тащила его куда-то в самые дальние ряды библиотеки, точно уверенная в своей затее, и хоть шел Лео довольно медленно и почти нехотя, он предвкушал нечто особенное, отчего внутри все переворачивалось. Он, в самом деле, собирается с ней жить. Собирается снять для них квартиру, стать самой счастливой парой во всей вселенной просто потому, что у них будет это невероятная возможность – все время проводить вечера вместе и просыпаться в одной постели как взрослые люди. Это же невероятно, верно? Нет, не то, что они могут быть как взрослые люди, хотя, во этому поводу тоже есть ремарки, невероятно то, что они могут быть просто так вместе. На их судьбу уже столько всего свалилось, но они каким-то невероятным, совершенно магическим образом смогли выжить, встретить друг друга снова, быть вместе. Если это не магия, то что тогда? Да и тот факт, что их лучшие друзья сошлись между собой разве не подтверждает, что все это – веление одного из богов или кого угодно на небосклоне. Так было предначертано, не иначе, и они хранили свою любовь трепетно и нежно каждый новый день своей жизни.

[indent] В библиотеке было очень неловко заниматься сексом. Его слова «Брук, подожди, Брук, что ты делаешь» не работали, и его отвлекало буквально все, а больше всего – желание засмеяться. Все время. Это самое странное, что он делал, потому что рядом с возбуждением был какой-то невероятный хохот, который едва удавалось сдерживать. Он запомнит этот момент на всю жизнь. Они никогда не смеялись так, как когда вышли из помещения, в голос, громко и счастливо. Это было настоящее браконьерство, но они были ужасно собой довольны. Да и, кажется, это касается не только того, что происходило сейчас в библиотеке – они в целом были собой очень довольны просто потому, что нашли лучших людей друг для друга, и теперь держались за ручки так, как будто от этого зависела гравитация.

[indent] Его выпуск подошел довольно скоро, и Лео, без ложной скромности, гениально расправился со всеми выпускными экзаменами. Он был очень хорош как минимум потому, что специальность не была слишком уж сложной и была ему близка – это было на уровне наития и внутренней темы, которая словно родилась вместе с тобой два десятка лет тому назад. Теперь она раскрывалась в его познаниях, и все казалось таким логичным и правильным, как никогда раньше. Она пришла поздравить его, обняла довольного Рафа – тот тоже отлично справился, хотя у него было несколько четверок. Это было не важно, Раф уже знал, чем будет заниматься, и это не было преподавание – в его глазах его бар становится его домом и настоящим, правильным местом построения собственного бизнеса. Минди всячески его поддерживала, хотя придерживалась собственного пути развития в этом мире. Вместе с Рафом она стала более сдержанной, сосредоточенной и тихой. Нет, тихой – неправильное слово. Адекватной. Вот оно. Конечно, она все еще могла громогласно смеяться, раскидывая руки, могла привлекать внимание других парней каким-нибудь экстравагантным нарядом, но из года в год она становилась все спокойнее, а юбки ее становились все более элегантными, а не пошлыми. Впереди было целое лето для них двоих, в котором нужно было все лишь подать документы для работы и обучения, все лишь сдать еще пару экзаменов для поступления и, конечно, выбрать квартиру. Их квартиру. Дел было реально невпроворот, и как только Брук закрыла все экзамены этого года, нетерпеливо семеня к столику, где он ее ждал, Лео вытащил из-за своего рюкзака уютно припрятанный букетик пионов.

- для моей самой восхитительной журналистки – он протянул ей букет, который она с улыбкой приняла, попутно усаживаясь, готовая заказать кофе и взахлеб рассказывать обо всем, что было на экзамене и как все прошло. Их лето обещало быть жарким и нежным, и Лео приготовил для нее особенный сюрприз
- я кое-что купил. Надеюсь, тебе это понравится. Как ты знаешь, мы сможем выбирать квартиру только в сентябре – октябре, когда мне точно сообщат, что берут меня на работу после начала обучения. Так что нам обязательно нужно проводить время вместе несмотря ни на что, к примеру, вот так – он подвинул к ней билеты. Это были ваучеры на проживание в том самом лагере для взрослых, который повстречался им на пути из Нью-Йорка в Чикаго. Это был тот самый лагерь, и теперь он вновь собирал в своем мирке маленьких взрослых, готовых оттянуться и повеселиться на свежем воздухе.
- если что, Раф и Минди тоже хотят ехать, так что… если ты не против – это место было для них особенным, и он знал, что она не будет против. Именно там они впервые поцеловались, именно там обнимались в воде, счастливые, еще не знающие того, что им предстоит. Крайне растерянные, неловкие и скромные. Да, он помнил те времена, и любил их, это было невероятное время для них обоих, и, конечно, поехать в такой лагерь стоило приличных денег. Пожалуй, они могли даже на пару месяцев раньше заехать в квартиру, но Лео словно чувствовал – всему свое время и место. Сейчас – время и место для лагеря, для того, чтобы вновь окунуться в ту атмосферу и почувствовать себя на пару лет моложе.

[indent] Бруклин была в восторге, Минди немного переживала из-за дороги и дальнобойщиков, но теперь с ними ехал Раф. Джуни остался с родителями дома, так что в машине отлично разместились четверо, две влюбленные и счастливые парочки, что видели только друг друга и никого вокруг. Если это не идеальные каникулы, то что же тогда идеальные? Однако, у всего волшебного рано или поздно заканчивается заряд.

[float=right]http://forumstatic.ru/files/0017/45/b7/20816.gif[/float]По возвращению, Лео подал документы, и у него состоялся крайне интересный разговор с деканом, который он так и оставил при себе, не решаясь рассказать Бруклин.
- Добрый день, Мистер Нолан, рад вас видеть. Говорят, вы всерьез подумываете о преподавании? – мужчина, как обычно, был гладко выбрит, его накрахмаленная рубашка практически блестела от своей белизны, а дорогой пиджак намекал на высокую стоимость всех вещей декана.
- Добрый день, да, это верно. Искусство является неотъемлемой моей частью, если я смогу поделиться этим с другими – это станет честью для меня.
- прекрасно-прекрасно. Это весьма похвально, но у меня есть вопрос по поводу вашей работы в нашем университете, мне говорили, вы хотели устроиться аспирантом, взять стажировку
- да, я бы очень хотел получить эту работу
- но, когда же вы будете учиться? Сдавать экзамены? Оплачиваемая стажировка длится двенадцать месяцев, обычно мы не нанимаем студентов, которые все еще учатся. Вы понимаете, что у вас не будет времени буквально ни на что и ни на кого?
- да, сэр.
- вы уверены в своем решении?
- да, сэр – Нолан сглотную слюну. Ему просто хотелось побыстрее выйти из кабинета, потому что все происходящее становилось для него адом. Он не был готов на предлагаемые условия, но еще не понимал этого. Думал, что справится, верил, что точно потянет. Ради них с Бруклин. Обязательно.
- мистер Нолан, это нестандартная ситуация, но видя ваши отличные показатели на экзамене этого года, вас возьмут. Есть только одна особенность – мы берем вас сразу в два места и в случае чего уходить вы будете тоже из двух мест. Вызывая новые препятствия, будьте готовы их действительно повстречать – Лео впервые за время у декана посмотрел на него в упор. Его лицо стало каменным, а глаза налились твердостью. Стоит ли отступить прямо сейчас? Стоит ли отказаться от стажировки, или напротив, взять ее, и отложить год образования? Все внутри сделало сильный кувырок, после чего вернулось на круги своя.
- я понял вас, я согласен – сквозь зубы прошептал Лео. Он понимал, что они могли бы и вовсе его не брать, понимал, что они делают ему одолжение, но не простое – теперь они проверяют его и его выдержку. И если спросить кого-то, честно ли это было, лишь половина ответит, что нет.

[indent] Он вернулся к Бруклин мерными шагами человека, что видел все и это все ему улыбнулось. Его берут на работу, берут, и не важно, что есть условности, не важно, что какие-то вещи могут быть для него сложными, невыносимыми даже, он справится, он обязательно сможет успевать и любить ее больше жизни и учиться и учить. Единственное, о чем никак не мог подозревать или даже мыслить Лео, так это о том, что на четвертом курсе у Брук поставят историю искусств. Чего никак не мог заподозрить Лео, так это того, что именно его поставят проводить для нее лекции. Чего никак не мог осознать Лео – в стенах университета они больше не будут парочкой возлюбленных. Он должен вести ей дисциплину и должен ставить ей оценки. Как удивительна будет та жизнь, и как прекрасно, что Лео, еще ничего про это не знающий может касаться ее лица, обещая написать ее лучший портрет просто за то, что она ему улыбнется.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

6

[indent] Лето пролетело слишком быстро, и хоть она не должна была на это жаловаться, хотелось еще раз поставить на повтор пару летних месяцев. Теперь она официально студентка четвертого курса, пишет статьи в журнал под таким тупым названием «горяченькое» и приносит в их теперь уж совместный бюджет и свою, хоть и не большую, но зарплату тоже.

[indent] — Ты опоздала, — Сьюки Сейтхаус, миниатюрная блондинка, которая отлично справляется со званием «университетская подруга», убирает рюкзак с занятого для Брук места. Она писала ей еще минут десять назад, чтобы Брук поторопилась, иначе всю пару Сьюки придётся сидеть с напыщенным Скотти Майкерсом, который каждую университетскую вечеринку ставит перед собой задачу залезть к ней под юбку. Брук давно ей советует надевать брюки на университетские мероприятия , полностью лишая возможности Скотти проделать фокус с ловкими пальцами, которые так и норовят, приподнять край короткой юбки Сейтхаус, и увидеть какого цвета белье сегодня на ней. Сьюки любит говорить Скотти, что сегодня она без белья, подогревая интерес озабоченного спортсмена еще больше. Кажется, любовь может быть разной, в том числе и озабоченной.

[indent] — Не опоздала, а просто задержалась. Домашние дела, — она проснулась раньше обычного, и дело было совершенно не в университете или ее учебных делах, там все было хорошо. Она переживала за Лео, исключительно как его женщина, которая любит и переживает за своего мужчину. Переживала за его будущее, за их первый совместный поход по университету, за их совместный учебный год в целом, даже несмотря на то, что они пережили его первый выпуск. Старалась свое переживание скрыть за домашними делами, поэтому с усердием наглаживала белую рубашку Лео, пока он пытался справиться со своими волосами, придавая им более презентабельный вид. «Вполне неплохо», — говорила ему Брук, вновь разворачивая на его уложенных волосах поле после битвы.

[indent] Они завтракали в полном молчании, машинально открывая рот, чтобы закинуть в себя хоть что-то похожее на еду, потому что завтрак вышел не так, как она планировала. Нервно и с переживанием. К тому же, она точно не могла сказать, если бы Сьюки поинтересовалась, чем она завтракала и завтракала ли она вообще.

[indent] — Волнуешься? — они заговорили впервые за утро, только на университетской парковке, где Брук припарковалась за листвой огромной ивы, которая моментально скрыла их от посторонних глаз. Всего каких-то пару месяцев назад Кевин уломал ее сдать на права, решив наконец-то дать понять сестрице, как сильно он заколебался вечно возить ее по первому зову, когда Лео занят или не может этого сделать. «Я не твой парень, Бруклин, может, хватит набирать меня каждый раз, когда где-то проходит забастовка и тебе срочно нужно успеть в первый ряд», — говорил он в трубку телефона, не здороваясь, когда видел на экране номер телефона сестрицы. Но стоило ей сдать на права, как он сразу подобрел и даже отдал ей отцовскую машину, на которой катался всю университетскую жизнь и которая по состоянию и внешнему виду авто, пережила ядерную войну. Он, также как и Лео, выпустился в этом году, поступил в магистратуру и решил, что пора заработать на автомобиль собственными силами, благо его хорошо устроили после окончания первой ступени университета.

[indent] Потрепанный форд маверик, который она любила ставить под большой университетской ивой на краю парковки, идеально скрыл их от посторонних глаз, давая возможность, немного понежиться в объятьях друг друга. Она любовно поправляет ворот его рубашки, и нежно проводит по щеке, после от него официально отстраняясь.

[float=right]https://i.imgur.com/NGNjPMC.gif[/float][indent] Она знает, что как только они выйдут из машины, он станет магистрантом, у которого на уме вечная учеба и желание преподавать, а она будет безумной четверокурсницей, которая бегает из кабинета в кабинет, пытаясь успеть на пары и ничего не пропустить. Возможно, когда-нибудь он даже будет вести пары, и в этой ситуации её радует только одно, что он не будет ничего вести у нее. Она может выдохнуть, ведь журналистика и искусство это две разные вещи. Она может спокойно ждать его у машины после его занятий или прогуливаться с ним по университетскому коридору, едва касаясь его рукой, словно случайно. За случайности наказывать не могут, даже за случайные поцелуи.

[indent] — Я освобожусь сегодня ближе к пяти. Учеба, потом хочу помочь родителям в кафе, еще работа в газете. Представляешь, поставили какой-то новый предмет, что-то связанное с журналистикой или историей, наверное. Я так и не поняла, что мне там бормотала Сьюки, — она так и не успела залезть в свое расписание, чтобы поближе познакомиться с предстоящим курсом. Остаток лета, после восхитительной поездки к озеру Эри, она провела на практике в какой-то канторе, где единственное, что позволили ей делать, так это перешивать статьи в архив и готовить кофе сотрудникам берлоги, которая гордо носила название «горяченькое». Самое удивительное заключалось в том, что после прохождения практики они предложили ей место младшего помощника какого-то корреспондента, основная функция которого входила вечно таскаться за старшим. Потом ей разрешили печататься, ведь кажется, они наконец-то это заметили под конец практики, у девчонки был талант на поприще журналистики.

[indent] Поэтому времени повнимательней познакомиться с расписанием у нее так и не появилось, она шла на первую лекцию вслепую, хотя всегда любила готовиться к предмету заранее, чтобы впечатлить преподавателя.

[indent] Правда, как оказалось, преподаватель был впечатлен ей уже давно, и дело было даже не в знаниях.

[indent] — Зачем нам вообще поставили эту историю на последнем курсе? Кому она нужна? Кстати, есть ручка? — Сейтхаус начинает рыться в рюкзаке, но потерпев фиаско, с мольбой смотрит на Брук, надеясь, что у той найдется запасная. Просить у Скотти, который привязался к их компании еще на третьем курсе, себе дороже, ведь цена любой помощи у парня слишком высока. Брук кивает, увлеченно начиная рыться в сумке, совершенно не замечая мужчину, который быстро заходит в аудиторию и кидает на преподавательский стол сумку и какие-то бумаги.

[indent] Поднимает голову только тогда, когда преподаватель просит записать название предмета и его инициалы, аккуратно вычерчивая на доске собственное имя, которое она знает слишком хорошо.

[float=left]https://i.imgur.com/BshZtbz.gif[/float]— Меня зовут Леонард Нолан, — нет, нет, нет, — и я буду вести у вас историю искусств, — ручка, которую Брук с таким усердием выискивала в сумке, падает из рук и катится к ногам мистера Нолана, осторожно останавливаясь у его ног. Где-то там, вместе с ручкой, топчется ее сердечко, которое от волнения готово остановиться. И самое смешное, что она даже не может спрятаться за чьей-нибудь спиной, чтобы привести свои чувства в порядок. Сьюки любит занимать первые ряды. Не смотря на свою нелюбовь к учебе, она считает, что все внимание всегда приклеено к последним партам, поэтому отрицает существование «галерки», отдавая предпочтения первым рядам.

[indent] — Кажется, кому-то зачет поставили уже заранее, — шёпот на заднем фоне, принадлежит Скотти, который легонько толкает стул Брукс носком, давая понять испанке, что речь идет уж точно не о Сьюки, которая любит получать все зачеты заранее, зная подход к каждому преподавателю индивидуально.

[indent] …А ведь каких-то пару недель назад они любовно нежились у озера Эри и не знали проблем. Сняли два домика в лагере, и своей веселой компанией отправились наслаждаться летними деньками, оставив за окном душный Нью-Йорк.

[indent] Лео и Брук на передних сидениях взяли на себя функцию водителя и навигатора. Минди взяла на себя ответственность за музыку, а Раф отвечал за хорошие истории и коробку выпивки, которая подпрыгивала на каждой кочке.

[indent] Они были отличной командой, останавливаясь у каждой забегаловки, чтобы поесть и послушать увлекательную историю Рафа, который, как оказалось, был в этом силен. Он здоровски увлекал ребят в беседу, отвлекая Минди, у которой были небольшие проблемы в прошлом с дорожными путешествиями. Они были счастливы, улыбались палящему солнцу.

[indent] Они. Были. Счастливы.

[indent] Сейчас она заставляет себя не смотреть на мужчину, которому еще утром гладила рубашку и трепала волосы. Смотрит на дверь или на тетрадь, когда он просит что-то их записать, но только не в глаза, словно чувствует, как все в аудитории наблюдают за ними. Словно знают, что они живут вместе и делят одну кровать на двоих, а ведь еще вчера это ее совершенно не беспокоило.

[indent] Правда, еще вчера, она не была девушкой, которая спит с преподавателем. Раньше ее не бесил Скотти со своими сексистскими шуточками, а теперь он вновь толкает ножку ее стула, раздражая ее еще больше и нашептывая ей на ухо предложения договориться и о его зачете по истории тоже.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.imgur.com/CcWj1Ms.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/pwP9tiq.gif https://i.imgur.com/PFkLhzd.gif[/sign][status]испанка, 21[/status]

0

7

[indent] Интересно, связана ли хоть на йоту его судьба с судьбой великого Леонардо и есть ли хоть малейшая вероятность, что его имя было выбрано в честь потрясающего своими картинами и творениями гения? С присущей Лео скромностью, он никогда бы не подумал об этом, однако и Леонардо был скромен и всегда искал чего-то поистине гениального, лучшего, он хотел открыть миру искусство, и наш Лео, кажется, тоже хочет именно этого. Но так ли сильна его любовь к искусству, если это мешает его любви к жизни? Бруклин была его любовью жизни, и он был в этом совершенно уверен.

[indent] Пожалуй, он готов был бы сжечь Мона Лизу если бы выбор стоял между жизнью картины и жизнью Бруклин, потому что его эгоизм в желании сделать ее жизнь лучше и его любовь к ней всегда были сильнее любви к искусству, и вообще любви ко всему на этом свете. Он давно был готов предать свое тело науке, если она того попросит, он слетел бы вниз с каньона вслед за ней, если бы ей взбрело это в голову. Такой была любовь Леонардо Нолана, и именно такая любовь сейчас была в опасности. Они так и не сняли квартиру, ожидая его первую зарплату, они почти накопили на первые три месяца и спокойно ожидали момента, когда подойдет октябрь и они смогут со счастливыми лицами въехать в поистине их квартиру. Пока что они жили у него в университетской квартирке, которую предложили для его магистрантского образования. Она была маленькой и совсем не походила на то, о чем они мечтали, но благо – у него пока что не было соседа, так что сдвинутые кровати были заняты и полны любви. Лео не понимал, что может случиться, не знал будущего и шел в свой первый рабочий день в приподнятом настроении, он был крайне доволен тем, что с утра у него лекции, которые он будет вести, а уже после двух часов лекции, на которые и сам пойдет как студент. Образование со всех сторон, много искусства и общее ощущение окрыленности не покидало его, пока он не заметил знакомые лица в первом же классе с утра. Это был не первый курс, как ему обещали в деканате, а четвертый, и среди его нынешних учениц была она. Да, она, та самая, которая разрывала его внутренности без когтей, раскрывала грудную клетку без ножа и ломала ребра под кожей без пилы и прочих инструментов. Его личный хирург сидела сегодня в этом кабинете, и, если говорить про упадок внутри него – это почти ничего не говорить. Лео был встревожен, потом зол, когда осознал, что случилось, а под конец пары невероятно нервозен. Он не оставил никакого домашнего задания, и ушел на пять минут раньше, решив, что больше не может ждать – ему срочно нужно было поговорить с другими преподавателями и узнать, в чем дело. Это не могло быть так – это его первый урок, он должен был вести его у первого курса, а не у людей, что сами через год будут на его месте. Злость Лео сложно описать словами, потому что у нас просто нет достаточных цензурных выражений для описания всего, что он чувствовал. Ему казалось, что это просто глупая шутка, ему чудилось, что это розыгрыш, который зашел слишком далеко и залез слишком глубоко в сердце. Слишком жестокий розыгрыш.

[indent] Забегая в деканат, он почти никого не видел, и мало что слышал, соображал вокруг. Люди казались ему призраками, пока он не нашел того самого человека – декана его факультета, который и должен был все ему объяснить. Мужчина смотрел на него со слабой долей улыбки и удивления – вид Лео был слишком уж непрезентабельный – галстук слишком расслаблен, рубашка расстегнута на пару пуговиц, а сам парень запыхавшийся и чересчур эмоциональный. Лео тут же было предложено зайти в кабинет декана, чтобы обсудить проблему, с которой он столкнулся, и Нолан выпалил свою беду намного быстрее и даже более жестко, чем того ожидал декан, который был уже не столько удивлен, сколько улыбчив. Он понимал, в чем проблема Лео, но также понимал, что Лео заключил ту самую злополучную сделку, и теперь он не может отказаться от работы. А класс этот кому-то нужно вести.
[indent] - Господин Нолан, подскажите, пожалуйста, у вас действительно серьезные отношения с этой девушкой? – слова декана звучали очень почтительно и серьезно, отчего Нолан начал успокаиваться и даже присел в стул напротив декана.
[indent] - да, конечно, я бы не пришел к вам, если бы это не было серьезно, мы встречаемся уже два года и собирались съезжаться, формировать семью – Нолан решил, что немного приукрасить серьезность их отношений точно не будет лишним, так что усиленно кивал и поддакивал, но и это не достигло цели – сердце декана было холодно как лед.
[indent] - вам же известно, господин Нолан, что лучшая проверка отношений – время и расстояние? – Лео молчал, ощущая жгучую злость, его кулаки чесались в желании сейчас же ударить декана по лицу и тут же вылететь к чертовой матери из этого университета. Он смотрел на него почти с откровенной злобой, но декана это не трогало
[indent] - жены военных ждут их годами, вам же нужно подождать всего полгода, пока не кончатся ваши пары у вашей мисс Рейерс. Это не долго, тем более, у нас просто нет замены – миссис Уотсон ушла в декрет в августе, срочно нужна была замена для нескольких старших курсов, а у остальных преподавателей уже набрано полное расписание. У нас просто не было выбора.
[indent] - но разве нельзя поменяться этим классом с другим преподавателем? – Лео отлично понимал, что делает декан. Это испытание чувствами, и он знал, что тот найдет 10 причин, а может и больше, почему меняться классами нельзя. Так и случилось, декан даже не стал объясняться и искать ответы, он лишь сказал
[indent] - вы действительно хотите преподавать? Преподавание не так просто, как вы думаете, и иногда ради того, чтобы нести свет, нужно жертвовать чем-то важным. Я не прошу вас расставаться с вашей девушкой навсегда, это только полгода. Если ваше желание работать действительно сильно, это вас не остановит. Спасибо, что зашли, вы можете идти – эти слова не требовали ответа, эти слова въедались в подкорку мозга Леонардо, и ему ужасно хотелось подойти к декану и схватить его за ворот рубашки, чтобы трясти его ровно столько, сколько нужно для возвращения в это жестокое тело души, но душу туда уже не вернуть. Лео кивнул, и вышел, яростно хлопнув за собой дверью. Он почти видел гаденькую улыбку декана у себя за спиной, но оборачиваться не стал. Ему не хотелось действительно ее видеть.

[indent] Лео не знал, что делать, а потому пошел в бар к Рафу. После окончания универа Рафаэль осознал, что искусство – это свет, но ему больше нравится тьма, а потому, он договорился с родителями, что ровно половина бара уйдет ему в наследство, а еще половину он выкупит у них позднее, чтобы и они тоже не остались без гроша в кармане. Отныне он был практически главным человеком в этом заведении, и вел работу по чести, стараясь сделать бар если не лучшим в городе, то хотя в квартале. Внутри Лео все было пусто, и гудело от голода – с самого утра он ничего не ел, кое-как провел пары и скрывался от Брук весь день, не желая искать слова, чтобы объяснить ей, в какую же жопу он влез. Ему нужно срочно найти другой университет в городе, подать документы и что-то сделать. Рафаэль бережно усадил друга за стойку, они вместе посмотрели наборы в другие университеты, и когда второй бокал виски был прикончен, появилось понимание того, что все наборы уже закончились. Его не возьмут и учиться, и преподавать, но идти преподавать без получения магистратуры – безумие, ведь образование в любом случае нужно получить, а идти учиться слишком поздно, он и экзамены не успеет сдать.

[indent] - я могу просто уйти из университета. Совсем уйти? Могу поработать где-то год, пропустить его, потом вернуться учиться уже в другом университете и… - телефон Лео зазвонил, это была Брук. Она оккупировала его телефон последние полчаса, но Леонард не понимал, что ей говорить, а потому оставлял звонки пропущенными, коря себя за каждую минуту ее ожидания.
[indent] - ты всерьез решил пропустить год? – Рафаэль с тревогой посмотрел на друга. Кажется, даже друг был уверен, что полгода – не такое уж тяжелое бремя.
[indent] - да, а ты как себе видишь полгода без Минди? – Рафаэль улыбнулся, но тут же нашел, что сказать
[indent] - мучительно, но реально. И все же, первое, что я сделал бы, это поговорил с Минди и все ей рассказал. Поэтому… надеюсь, ты сможешь меня простить – Лео с непониманием уставился на друга, а тот лишь кивнул на дверь – в дверях стояла Бруклин. По ее лицу сейчас было не понятно – зла она или просто очень расстроена, а может, она в шоке и хочет скорее успокоить его? Нет. Он не знал, он выпил два виски и мир уже был не тот, что раньше, но их точно ждал тяжелый разговор. Правда тяжелый.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

8

[indent] Еще никогда лекции не тянулись так долго. Каждая секунда на часах отдается губительной силой и ударяет по вискам, предательски напоминая о том, в какой ситуации она оказалась. Они оказались, - подсказывает сознание, ведь Лео все еще ведет лекцию в аудитории, в которой Брук теперь просто невыносимо находиться. Она с удовольствием хотела бы оказаться где угодно, но не в аудитории, в которой красавчик-преподаватель просит списать что-то с доски, выводя буквы своим ужасно не понятным почерком. Но ей все понятно, даже больше чем многим сидящим.

[indent] Сьюки рядом молчит, и Брук хочется сказать ей «спасибо» хотя бы за молчаливую поддержку, потому что сейчас её раздражает не только ситуация с Лео в роли преподавателя, но и очередной пинок о ножку ее стула ногой сидящего за ней Скотти. Хочется его долбануть со всей силы или придавить его чертову ногу стулом, чтобы было неповадно, но Сьюки вновь приходит на помощь, предлагая Скотти немедленно прекратить их доставать, давая понять парню, (и почему они вообще дружат?), что ему не поздоровится.

[indent] Остаток лекции проходит спокойно. Стрелки на часах идут все также медленно, но уже терпимо. Она слушает его вполуха, несмотря на интересную лекцию. Хотя она прекрасно знает, что все, что он говорит всегда интересно. Все что делает, заставляет ее улыбаться. Все что творит или создает в минуту своего творческого порыва восхитительно. Он сам, Леонард Нолан, человек настолько многогранный для нее, что иной раз, а это случается с завидной регулярностью, она не может поверить, что они действительно вместе, ведь они такие разные. Как небо и земля. И дело даже не в сегодняшней ситуации, в которой она грустно перелистывает листы своей тетради, добросовестно конспектируя все, что говорит ее «любимый преподаватель». В какой-то момент она даже решается на него глянуть, но лучше бы она этого не делала, ведь в ней вновь поселяется чертовски неприятное ощущение того, что их проблемы только начинаются, а ведь ей казалось, что после расставания в Чикаго, в месте, где они друг дружку нещадно потеряли, но после нашли, они не могут вновь потеряться. Только не так, когда между ними планирует втиснуться его карьера и ее учеба, которая занимает в ее жизни, как и в жизни Лео, не последнее место.

[indent] только не так.

[indent] Хотя есть вещи, которые нельзя изменить. Будь то очередное идеальное утро двух влюблённых людей или внезапный побег преподавателя за пять минут до окончания пары. Обычно такие вещи, как раннее окончание лекции, ее не трогают, но сейчас все иначе. За всю пару он так на нее и не посмотрел, обращая внимание на всех вокруг, игнорируя самый важный объект в аудитории. Сбегает быстро и резко, оставляя всех присутствующих в радостном волнении, что новый преподаватель ничего не задал на следующую лекцию и отпустил их пораньше. Всех, но не Брук, которой хочется броситься следом за Лео, хотя она прекрасно знает, что в стенах университета такие действия ничем хорошим никогда не заканчиваются, а их положение сейчас и так хуже некуда.

[indent] Остаток дня проходит еще медленней, чем утренняя лекция. Сьюки, чувствуя настроение университетской подруги, так же большую часть времени молчит, позволяя Скотти их развлекать, ведь шутки парня в восьмидесяти процентах из ста действительно смешные и забавные. Но сейчас смеяться не хочется от слова «совсем», приходится с усилием заставлять себя улыбаться, чтобы не чувствовать еще поганей, чем есть на самом деле. Она хочет броситься на поиски Лео, чтобы все выяснить и усыпить свои плохие мысли на счет сложившейся ситуации, но вместо этого у нее ощущение, что на шее затянули удавку и дышать становится все сложнее и сложнее. Ее свежий воздух это Леонард Нолан, но он молчит, предательски скидывая ее на автоответчик или попросту не отвечает, еще больше подогревая ее тревожность и опасения. А ведь Брук девушка крайне эмоциональная и горячая, любящая смаковать самые худшие моменты их жизни. И чем больше она об этом думает, тем больше начинает считать, что Лео ее предает своим молчанием.

[indent] Все их проблемы происходят о того, что они решают их поодиночке, но брюнетка уверена в том, что все проблемы лучше обдумывать коллективно. Так по крайне мерее советует «Cosmo» с Сарой Джессикой Паркер на обложке и тест «как решить свои проблемы» на странице двадцать восемь. В тесте она набрала целых восемь баллов, и вышла на вариант «давно пора бы поговорить и решить все вместе». Но тесты проходить намного легче, чем решать свои проблемы в жизни. Тут нужно что-то большее, чем советы глянцевого журнала.

[indent] Остывает где-то ближе к вечеру, когда голова забита делами по дому и работой в редакции. Помогает матери закрыть кафе, выгоняет последних посетителей и бежит в контору, чтобы разобрать хлам на работе, наводя порядок на своем рабочем столе, заваленным всевозможными журналами, исписанными листами и архивными сводками. Голова пустая и легкая, но все это напускное, и Брук точно уверена, что стоит немного остановиться и она вновь начнет нагнетать обстановку, которая с каждой минутой становится все тяжелее и тяжелее. Вновь вернулось ощущение удавки на шее, и кислород предательски покидает ее тело.

[indent] Думать и переживать начинает ближе к глубокой ночи, когда после тонны оставленных сообщений во всех возможных мессенджерах он так и не отвечает ни на одно ее требовательное ответов послание. Она начинает хмуриться и затягивать удавку все сильнее, потому что не знает куда податься и куда себя деть. Разговаривать с Минди и делиться переживаниями не хочет, обсуждать их проблемы за бокалом вина, как это любит делать подруга, нет никакого желание. Хочется поговорить с Лео, но он предательски игнорирует ее уже больше положенного, заставляя ее нервничать все сильнее.

[indent] Найти выход из патовой ситуации помогает Рафаэль. Она действительно рада, что они смогли сохранить с ним дружеские отношения после небольшой истории между ними. И если раньше она в его присутствии чувствовала себя неловко, то сейчас даже и не вспоминает о том, что когда-то Раф пускал на нее слюни, словно такого периода вовсе и не было в их жизни, и пары «Брукс и Рафаэль» никогда не было и не могло существовать.

[indent] Он отправляет ей коротенькое сообщение на телефон, действуя каким-то спусковым механизмом для испанки, немного оттягивая узел на ее воображаемой удавке, давая возможность надышаться свежим воздухом. «Лео в баре». Идти до бара минут десять, в худшем случае пятнадцать, если размышлять и обдумывать каждый свой шаг, но эти минуты вошли в топ самых сложных минут в ее жизни. Она не торопилась. Шла медленно, насколько это было возможно, не зная для чего вообще идет в бар. Говорить с ним сейчас не хотелось, несмотря на дикое желание вывести его на разговор целый день. Сейчас хотелось просто посмотреть в его глаза и понять, что их ждет. Желательно молча, лишая себя возможности выговорить ему все, что она о нем думает. Ее злость и нервозность копились часами, складываясь в тяжелый ком готовый в любую секунду обрушиться вниз и пробить стену, за которой было слишком много вопросов без ответа. И она точно уверена, что даже сам Лео не сможет ответить на вопросы, которые она планирует ему задать. Никто, кроме самой Бруклин Рейес, не сможет на них ответить.

[indent] Дверь в бар она открывает слишком резко, заставляя Рафа моментально поднять голову на дверной проем и тяжело вздохнуть. Брук уверена, что он вздохнул и даже возможно пожелал Лео повернуться с богом и взглянуть в глаза Брук, нащупав в себе ту мужественность и храбрость, которой он в этот момент не обладал. Возможно, он желает другу удачи или говорит «ну с богом», но уходит, оставляя рядом с парнем начатую бутылку виски, как последний шанс для Лео нащупать в себе остатки еще не пропитого до конца мужества.

[indent] Она не знает, как начать их разговор. Не знает, что сделать и как быть. Даже не знает, в каком статусе или с какими проблемами они выйдут из бара после сложившегося разговора. Она ничего не знает, но делает вновь уверенные шаги в его сторону, пытаясь отогнать подступающий к горлу ком из злости и нервозности, который пробивает ее стену спокойствия с надлежащим для этого дела усердием.

[indent] — Oh, Leo, eres un idiota, — говорит она на испанском языке, теряя последние крупицы своего тетанического спокойствия. Ругаться и устраивать истерики на испанском ей всегда легче, чем выяснять отношения по-английски. Она готова высказать ему тысячу слов на испанском языке о том, какой он дурак, но не сможет найти ни одного спокойного слова на английском, не выставив себя чокнутой ревнивой девушкой, пилящей мозг своему парню. Матушка всегда любит говорить о том, что ругающиеся испанки выглядят невероятно сексуально и страстно и единственное что хочется сделать с орущей испанкой, так это затащить ту в темное и укромное место, чтобы предаться любовным утехам, чего не скажешь об орущей на тон выше американке. Американку хочется в такие периоды прибить и закопать труп где-то на выезде из города.

[indent]  — Я целый день не находила себе места, и вместо того чтобы все обговорить ты… — ее взгляд падает на начатую бутылку виски и пустые рюмки на барной стойке,  — ты выбрал…  — она хочет найти подходящее и спокойное слово, но вместо этого тяжело и горячо выдает: — Beber y hablar с Рафаэлем.

[indent] Сейчас она ужасно сильно хочет долбануть его по голове и высказать ему все и даже больше, потому что она ни черта не понимает и уж тем более не знает, что происходит. Своей недосказанностью он раздражает ее еще больше. И если он считает, что решить свои проблемы в состоянии и сам, тогда зачем они вообще пытаются строить отношения? Она вновь вспоминает глянцевый журнал и глупый тест об обоюдном решении своих проблем. Пара - это ведь как минимум два человека.

[indent] два человека решающих проблемы сообща, дурак.

[indent] — Esto me estа enfureciendo, — раздраженно выдает брюнетка, отодвигая от себя бутылку виски, хотя она бы с удовольствием отпила глоток другой, чтобы утолить и задушить в себе клокочущую злость. Удавка на шеи вновь дает о себе знать, в очередной раз за сегодня, затягиваясь слишком сильно, оставляя после себя следы. Следы, которые просто так не проходят.

[indent] — Может, объясните, почему вы напиваетесь в середине недели, и что вообще происходит, мистер Нолан? Сейчас я tu novia или назойливая estudiante, которой можно даже не отвечать на телефонные звонки? — в ста случаях из ста он не ответит правильно на ее вопросы. Нет такого ответа, который бы успокоил бурлящую лаву в груди у брюнетки, затушив надвигающийся апокалипсис.

[indent] ничего нет.

[indent] — Somos una pareja, Leo. Мы должны помогать друг другу. Расскажи мне что, черт побери, случилось, — жестко требует девчонка, планируя сидеть на барном стуле до скончания века, пока Лео не выложит ей все на стол, раскидав их или только его проблемы по кучкам.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.imgur.com/CcWj1Ms.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/pwP9tiq.gif https://i.imgur.com/PFkLhzd.gif[/sign][status]испанка, 21[/status]

0

9

[indent] Что вы знаете об отчаянии? О таком, которое подступает к горлу и не отпускает ни смотря на то, как сильно ты барахтаешься, как хватаешься за шею в попытках снова начать дышать, как осознаешь, что воздуха больше нет и никогда не будет, все равно упорно стараешься сделать новый вдох? Часто ли вы чувствуете себя рыбой, которую уже поймали, и планируют мариновать, но вы все еще надеетесь, что леску уберут и крючок вытащат, что это лишь хобби, и никто не собирается в действительности готовить вам на углях, нет, вас отпустят в море продолжать пытаться выживать с этими ранами. Верите ли вы в такую судьбу в самом деле или это только ваши мечты стараются играть в вашей команде и помогают проецировать что-то нереальное в мозг, чтобы тот врал самим себе и говорил: «да, это реально, да, мы выживем, мы выплывем». Самообман был назван так не просто так, потому что мы просто невероятно сильно нуждаемся время от времени думать и верить в то, что есть другие возможности, которых мы еще не видели, не застали, что можно сделать что-то еще, но та точка невозврата, когда ты уже даже не видишь, что существует эта слепая глупая надежда, когда у тебя заканчиваются все возможные варианты, и наступает время принятия и траура, именно в этот момент мы ощущаем истинную боль и отчаяние. Всему конец.

[indent] Лео любит свою профессию, действительно любит, искренне, сильно, и с болью теперь ощущает то, как все вокруг него разваливается и ломается. Он осознает все головой, но не может понять, как же так все вышло, как же такое возможно в целом. Для него это мистика, не иначе, и эта мистика разрывает его изнутри, вызывая множественные порезы, глубокие, кровоточащие. Ему хочется закричать, но он не может себе этого позволить. Иногда он пытается вспомнить, когда он пошел не по той дорожке, в какой момент растерял частички своего самообладания, когда из прототипа своей матери превратился в прототип своего отца, которого он, конечно, тоже любил, но совсем не планировал стать похожим именно на него. Кроткого бесталанного мужчину, что умеет правильно подчиняться законам соединенных штатов и моральных принципов. Раньше Лео всегда ощущал себя творческим и необузданным, между ним и искусством ничто не могло встать, но теперь появилось кое-что, точнее, кое-кто, казавшееся важнее, и это начинало его пугать. Он осознавал впервые за весь вечер труд своего выбора и боль от того, что нужно чего-то лишиться, и это разбивало его сердце на части, а тут еще и Рафаэль решил взять на себя наглость призвать ее. Ее.

[indent] Лео опускает голову, не желая сейчас смотреть в ее глаза, не желая даже думать о том, что сейчас ему придется выслушивать очередной порыв ее ярости, ожидая в очередной раз, когда она наговорится, натараторится, если угодно, потому что болтает она с невероятной скоростью, и вот, между всей этой болтовней появляются испанские словечки, даже не ругательные, у нее как будто резко заканчивается английский словарный запас и ее гены резко возвращают ее на бурную родину. Лео раньше это возбуждало, это казалось очень экзотичным, но последнее время он все сильнее начал уставать от ее ругани. Она перестала находить ту границу, где следует успокоиться и замолчать, не видя ту самую реакцию, которую она ждет, девушка из раза в раз шла все дальше, и теперь ее тирада развилась аж на несколько тяжелых фраз, каждая из которых раздражала Лео все сильнее и сильнее. Сначала она назвала его идиотом, и он внутри себя вполне объективно спросил с чего это, что такого сделал Лео, чтобы зваться идиотом? Он искал решение, он ходил в деканат, он пытался уговорить декана, а после пытался найти другие университеты, на деле ему было даже не до нее в этот момент, потому что нельзя было медлить. Потом она сообщила о том, как ее раздражает, что она сидела и весь день не находила себе места. А что от этого толку-то? Неужели ее переживания к чему-то привели бы? Или, может, если бы она не переживала, то стало бы проще разобраться в ситуации? Ничего бы не изменилось, Раф хотя бы не мешал ему своими причитаниями, которые от нее ему бы точно пришлось выслушивать. Он прислоняет руку ко лбу, перекрывая часть лица своей большой ладонью, но она недовольна этим жестом и подходит ближе, напоминая ему о том, что ее это еще и бесит. Это его тоже бесит, он раздражается еще сильнее, убирая руку обратно и вновь обращая свой взор на нее. Его глаза все еще смотрят беспристрастно и холодно, но внутри Лео уже пытает такой вулкан, которого давненько не разжигалось. Сейчас ему приходится делать ужасный выбор, либо она, либо его карьера и учеба, либо целый год, который он потеряет в учебе, а про карьеру так и вовсе можно не говорить, пока не доучится, в другом вузе и туда и туда не возьмут. Она, кажется, даже не понимает всерьез какую жертву ему придется принести, чтобы их отношения могли продолжаться, и все это бесило его еще сильнее.

[indent] Апогеем его злости стала следующая фраза, где она называет его мистером Ноланом и предполагает, что она просто студентка, и это раздражает его потому, что на ближайшие пару лет ему не быть мистером Ноланом, он пропустит целый год и со следующего года снова пойдет учиться, он пропустит целых триста шестьдесят пять дней, проводя их бестолково, теряя кучу времени в будущем, осознавая то, какую невыносимую жертву он приносит любви. Той самой любви, что продолжает орать на него по-испански, что они вообще-то пара. Эта фраза выбивает его из колеи окончательно. Все его механизмы давно перегрелись, но теперь они начали плавиться, его работоспособность закончилась, а в глазах впервые появились огоньки пламени. Лео сдался. Он держался два года, он сдерживался при любых обстоятельствах, но теперь, сейчас, под градусом выпитого виски он был в ярости. Он больше не собирался слушать это, терпеть, ожидать какого-то чуда, что однажды она заткнется и начнет думать не только о своих чувствах, но и о его тоже. Они ведь пара, блять.

[indent] -заткнись – он процедил это сквозь зубы, после чего сильно выдохнул, пытаясь расправиться со злостью, но она уже полезла из него через все вещи и отверстия. Кажется, даже его ноздри и уши злились вместе со всем его естеством.

[indent] - если ты так переживала за наши отношения, то продемонстрируй мне результат твоих сегодняшних трудов, к чему ты пришла для того, чтобы мы смогли оставаться вместе, а мне не приходилось терять все, чего я смог добиться в карьере и учебе, а? – он начинал тихо, но чем дальше говорил, тем громче становился его голос, громче и злее.

[indent] - или, может, ты всерьез подумала о моих чувствах, об этой ситуации и дала мне время переварить все? Тебе очень легко говорить, что ты страдаешь, только я весь день сидел за компом в поисках другого места учебы, чтобы не терять ебучий год, что ты скажешь на это, страдалица? Как тебе идея проебать год в учебе и три в работе, а? Ты же так страдала, что, очевидно, мои проблемы просто ничего не стоят рядом с твоими, верно? И, конечно, я должен был сразу обратиться к тебе, чтобы мы вместе решили эту проблему, ведь твой папочка президент быстро устроит меня в любой вуз страны, да? Чем ты могла мне помочь? Чем? Пока ты помогла только своими упреками, потому что ты конченная эгоистка, которая думает только о себе – он говорил яростно, зло, и практически без остановки. Все эти слова всплывали у него во время ее монолога, некоторые из них даже появлялись раньше, когда она орала на него из-за чего-то еще.

[indent] - приятно? – он, наконец, отвернулся, наливая в бокал еще немного виски.

[indent] - вот что я чувствую каждый раз, когда ты орешь вместо того, чтобы адекватно разговаривать. И сейчас я не намерен слушать твой крик – взрыв случился, внутри все подуспокоилось и на место старой агрессии вдруг пришел страх. Он никогда не кричал на нее, даже голоса не повышал, а то, что он наговорил ей сейчас – очень и очень неприятно. Внутри все засуетилось, замельтешило. Он сделал глоток виски и снова выдохнул, стараясь не смотреть на нее. Это было сложно, все это было сложно, и хоть он и не понимал толком, что она сейчас чувствует, последняя часть, где он показал ей, продемонстрировал что бывает, когда на него кричат, была правильной. Он давно хотел поговорить с ней про ее отсутствие культуры в ссорах, ведь никому не будет хорошо от того, что кто-то на кого-то орет, кажется, у него впервые появилась возможность упомянуть это так, чтобы ему не было сложно или стыдно говорить об этом. Чтобы там ни было, эти отношения он все равно ставил выше, чем годы, потерянные в университете. Ему не было плевать на эти годы, но ради нее он все равно бы выбрал их совместную жизнь, по крайней мере, в этом случае.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

10

[indent] Слова могут ранить. Неспеша нанести боль, от которой излечиться поможет только время. Слова любимого человека могут убить. Нанести удар, от которого потребуется большее время чтобы найти себя и прийти в норму, если в нее вообще можно будет прийти после услышанного. 

[indent] Когда-то она должна была его довести, ведь любому терпению приходит конец. Терпеливость не работает, когда каждый день испытывать на прочность нервы любимого человека и надеется, что, когда он взорвется, взрыв осколочной гранаты не заденет и тебя. И хоть Леонард Нолан обладал по истине нечеловеческим спокойствием, даже он не смог выстоять в бою и пал смертью храбрых.

[indent] Взрыв произошел внезапно, и с такой силой, равной взрыву ядерной бомбы.

[indent] И дело даже не выпитом алкоголе, который отчасти придал ему больше храбрости, чем планировалось. Дело было в ней и в ее вечных претензиях, в полном отсутствии какой-либо помощи. Кажется, именно об этом захмелевший язык Лео пытался поведать рядом сидящей Брукс Рейерс. С каждым словом их взрыв набирал обороты, ведь в итоге никого не удастся спасти, и ударная волна сметет на пути все, что находится в радиусе целого квартала. Но больше всего достанется той, которая пыталась помочь, но никогда не помогала.

[indent] Благими намерениями вымощена дорога в ад, милая. Её помощь, а она действительно пыталась помочь, обернулась адской пыткой для парня, который не был готов решать проблемы сообща и нашел самое лучшее решение в друге Джек Дэниэлсе, который мог выслушать и не капать на мозги, как это делала рядом сидящая девушка. Она капала на мозги и пилила его медленно, больно и каждый раз по новому месту, получая при этом, наверное, какое-то эстетическое удовольствие, видя на его лице гримасу боли и отчаяние. Хотя ей действительно казалось, что она пытается помочь, но разве это ее оправдывает сейчас?

[indent] Наверное, нет.

[indent] Она только молча на него смотрит и пытается решить, нужно ли что-то говорить. На ум приходит устроить еще большую истерику и высказать ему сейчас все, что она думает. Хотя на самом деле мыслей нет.

[indent] В последний раз на нее орали, а ей кажется, что сейчас он не просто повысил голос, а наорал на нее, еще в детстве, когда она случайно разбила сервиз бабушки, подаренный матери на свадьбу. Сервиз хранился в шкафу на кухне, и Брук давно присмотрела пару чашек из него для своего чаепития. Достать сервиз не составило труда, поиграть полчаса в комнате, пока матушка занята делами тоже, но вернуть чашку она так и не смогла.

[indent] Чашка выпала из рук, когда она планировала вернуть ее обратно, совершенно случайно, вспотевшие от волнения ладошки просто выпустили фарфор из рук и отправили в свободный полет одну из чашек бабушкиного сервиза, навсегда сделал чайный набор не полным. Матушка устроила истерику, навсегда отбив желание у дочери устраивать чаепитие в детской комнате. Но случай с сервизом она запомнила на всю жизнь, и уже в более сознательном возрасте решила никогда не позволять людям повышать на себя голос. Ее горячая натура полностью с ней согласилась, и больше давать себя в обиду она не планировала, решив для каждого горячего выпада в ее сторону находить словцо на громче и повесомее.

[indent] Но сейчас она молчала и благодарила свою горячую натуру, что и она помалкивает, не решаясь вставить в его монолог и слово. Было опасно даже шевелиться, надеясь только на то, чтобы не попасть под горячую руку парня, который не унимался и продолжал говорить все, что не мог высказать за время их отношений. Он говорил обидные слова, но ее обида от страха спряталась в дальний угол и не решалась выйти наружу. Она просто ждала. Ждала момента, когда он успокоится и замолчит, но в попытках успокоить его, слишком сильно успокоила себя, просто молча поднялась с барного стула и вышла из бара под звуки гробовой тишины, ни проронив и слова.


[indent] Догонять ее Лео не стал, что было даже ей на руку. Разговаривать с ним сейчас не хотелось, возможно из-за того что он был отчасти прав, а может и из-за того что она была на него сейчас зла, и злость томилась в ожидании выйти наружу и показать себя во всей красе и силе, на которую только способна обиженная женщина.

[indent] Вариантов куда дальше идти было немного, и она выбрала самый ближайший. Родительский дом всегда встречал ее с распростертыми объятьями, обволакивая теплом и заботой, на которую только способны родители. Отец встретил с улыбкой, мать с вопросом о позднем ужине. Других вопросов больше не поступало, поэтому зайдя в комнату, которая когда-то принадлежала ей, она смогла выдохнуть и задохнуться в слезах от всевозможных эмоций, которое когда-то придумало человечество.

[indent] Еще ни одна девушка на планете не благодарила себя утром за то, что уснула ночью зареванная. Опухшие красные глаза и нос, засохшие подтеки от слез и говняное настроение были не самыми лучшими утренними спутниками. Желание прятаться от Лео и дальше, укрепилось этим утром еще больше, отодвинув в сторону здравый смысл и желание все нормально обсудить.

[indent] После вкусного завтрака злиться на него она стала меньше, а после попыток привести себя в порядок, которые закончились успехом, она и вовсе решила, что он был прав, и подписалась под каждым его словом. Но быть женщиной, значило идти в войне до конца, поэтому разговаривать с ним она все еще не планировала. Отмалчиваться, сидя дома у родителей, было проще всего. Прийти на пары и не встретиться с ним было сложнее, особенно когда в ее сегодняшним расписании одной из пар стояла его лекция.

[indent] лекция по истории искусств мистера Нолана.

[indent] Скотти воспринял предложение не идти на лекцию положительно. Сьюки, чья детективная чуйка, когда ее пытались обмануть, сигналила красным, подозрительно покосилась на подругу, но все же согласилась, правда без дружеского совета оставить Брук не смогла.

[indent] [float=right]https://i.imgur.com/7i5PCMx.gif[/float]— Не самое мудрое решение кого-то избегать, если вдруг ты этим и занимаешься, — лезть дальше она не планировала в отличие от той же Минди, которая любила действовать не только советом, но и делом, что не всегда приносило пользу.

[indent] — Да ладно тебе Сью, когда Брук еще предложит прогулять пару, — Скотти, чью отношения не длились и дольше недели, в амурных делах был полным дебилом, поэтому подводных камней в предложении однокурсницы не заметил или не планировал замечать, ведь желание погулять в компании девчонок нравилось ему намного больше, чем сидеть на нудной, как ему казалось, паре мистера Нолана.

[indent] Возможно, Сью была права, но признаваться в этом себе Брук не хотела или не планировала. Она точно не знала, чего ждет от Лео, поэтому самым правильным, как ей казалось, решением было просто ненадолго спрятаться от собственного парня. Но даже самому тупому было понять, что избегать проблем было глупо и по-детски, поэтому все дружно решили об этом промолчать, прекрасно понимая, что достучаться до брюнетки не у кого не получится. Разве что у Лео, который в их паре отвечал за разум и спокойствие, но Лео был временно изгнан из круга ее общения, лишившийся всех своих регалий.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.imgur.com/CcWj1Ms.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/pwP9tiq.gif https://i.imgur.com/PFkLhzd.gif[/sign][status]испанка, 21[/status]

0

11

[indent] Как часто мы говорим именно то, что думаем и как часто нам в самом деле нужно говорить это? Обидим ли мы другого человека своими вольными словами и мыслями и стоит ли нам переживать из-за этого? Пожалуй, каждый достоин именно той правды, которую готов проглотить и осознать, но не большей правды, потому что большая правда сдвинет материки и сломает многовековые ледники в мозгах человека, что так и не поймет, что ваши слова были искренними, правильными и верными. Человек начнет искать причины, почему вы не правы, почему вы стараетесь лишь сказать что-то плохое, мерзкое, неприятное, почему вы – отстойный человек. Да, люди, они такие, и все же, несмотря на то, что Лео всегда знал про эту особенность людей, он не смог удержаться и высказал все и даже больше того, что хотел сказать, теперь сожалея об этом, кусая локти внутри себя, пожирая собственную агрессию и ругаясь на несдержанность.

[indent] Она уходит молча, так ничего и не сказав, а во рту Леонарда остается горечь и привкус выпитого виски. «Это все виски» – оправдывается он, хоть и понимает, что все сказанное им – давно накапливалось внутри, собиралось и выгружалось, как тяжесть и бремя, сопутствующие его большой любви. Раньше он всегда думал, что сможет легко перенести этот груз, но сегодня он сломался и груз полетел тартарары, а внутри Лео пустота и отчаяние колют растерянность и страх за собственное будущее, за их будущее. Кажется, не было у него проблем до ее появления, как стало еще больше, стало еще хуже. Бывает ли еще больше и еще хуже? Да, очевидно, да. Никто не знал, что так может быть, но теперь это стало крайне очевидно.

[indent] Лео глядит в недопитый бокал. Секунду назад он смотрел на дверь, которая хлопнула за ее ускользающей тенью, и теперь он вновь смотрит на свой бокал, и он больше не может мыслить ясно, больше не может отдавать себе отчет в том, что происходит внутри и снаружи, он не понимает, как быть, что делать со всем этим недоразумением. Раф, который слышал осколки ссоры, аккуратно выходит из-за коморки, стараясь не раздражать тонкий слух друга громкими шагами, он понимает, что каждое лишнее движение сейчас может стать триггером для того, чтобы человек окончательно упал, но Лео должен был выстоять, просто обязан был.

[indent] - друг, поехали домой – он говорит тихо, и Лео оборачивается на весь остальной паб – совершенно пустое заведение, на двери вывеска «открыто» смотрит прямо на Лео. Он не понимает, в какой момент Рафаэль успел выставить клиентов и закрыть бар, не понимает, как долго он здесь уже находится и неужели можно просто так взять и закрыть бар, но Рафаэль знал друга слишком давно, чтобы обмануться и решить, что Лео просто выпьет парю рюмок и пойдет домой. Как только стало понятно, что попытки поисков других вариантов университетов ни к чему не приводят, друг начал спроваживать гостей, тихо, без шума, они уходили один за другим, а новые не являлись от того, что вывеска уже была развернута «закрыто» к улице. Он все понимал, чертов гений Рафаэль, он понимал все и даже больше, и, главное, он был готов прийти на помощь вне зависимости от того, просил ли об этом Лео.
- Пожалуй, мне нужно было встречаться с тобой, а не с Брук – наконец, улыбается Лео, он осознавал все медленно, но все же, осознавал.
- Что ж, если хватает сил шутить, значит все не так уж и плохо – отвечает улыбкой друг, закрывая кассу и медленно вытирая последние бокалы, в том числе тот, что принадлежал Лео.   

[indent] Нолан уже и не помнит, как именно Раф доставил его до дома и помог стянуть обувь и носки, кинув друга отсыпаться, сам он улегся за диван, это было крайне рассудительно – Рафаэль понимал, что как только Лео хоть немного очухается, побежит просить прощения у Брук, умолять ее простить его и прочее-прочее, а говоря по делу, это сейчас не самое правильное, что нужно было делать. Сначала – поиск вариантов, потом, возвращение обиженной девушки, которой, к слову, ты все сказал по делу. Именно такой был план Рафаэля, и он чуть было не провалился, когда Лео пополз в туалет в пять часов утра и, умывшись, осознал, что было вчера вечером. Нолан уже было побежал переодеваться, но Рафаэль вовремя проснулся. Разговор был коротким:
- ты уже придумал, что вы будете делать с вашей проблемой?
- нет, но я зря так на нее накинулся
- то есть ты не считаешь, что говорил правильные вещи вчера?
- я говорил правильные вещи, это так, но она не была готова услышать все это, тем более, в таком тоне, ей не стоит сейчас думать еще и об этом
- но если ты все еще не нашел решения, зачем ты к ней пойдешь? Просить помощи?
- нет… - Лео растерялся. Он понимал, что ему нечего сказать ей кроме «прости» и впервые за это утро подумал о том, что этого может быть мало. Потому что если он придет к ней без решения, это будет значить лишь одно – он мог точно так же прийти к ней и вчера днем, когда она ходила и искала его, и тогда этой ссоры бы не было. Но он верил, что говорил от души, правильно говорил, пусть слишком зло и эмоционально, с повышением тона. Вот это было неправильно.
- ладно, ты прав, я найду решение, и тогда… - Лео не договорил, потому что это уже было не нужно. Они поняли друг друга. Нолан ушел обратно спать, а Рафаэль, ощущая, что выполнил свою необходимую функцию, решил остаться еще на пару часов, чтобы Лео приготовил ему завтрак, в конце концов, тот задолжал.

[indent] В университете все было нормально. Не было хорошо или плохо, не было ничего особенного, просто он вел пары, просто смотрел стеклянными глазами в аудиторию, не выделяя кого-то особенного, плавно осознавая, что у него просто нет другого выхода. Его даже не подкосило отсутствие Бруклин на лекции, он ожидал этого намного больше, чем того, что она придет, пожалуй, даже напротив, он боялся, что она придет, так что, когда он увидел пустые места, его это слегка успокоило. Конечно, он написал смску ее брату, которого оповестил о небольшой ссоре и уточнил, была ли она в родительством доме (Минди уже съехалась с Рафом и вариант, что она отправилась к ним отклонялся верностью Рафаэля), так что успокоившись тем, что любимая дома с семьей, он и вовсе отодвинул свои переживания из-за ссоры на второй план. Мысль кипела и варилась, но еще не была готова, он сам еще не был готов произнести это вслух, но все же… к вечеру он смог сформулировать это у себя в голове, а ближе к ночи смог произнести вслух, глядя на себя в зеркало. На это решение у него ушло двое суток, но цена выйдет намного дороже, три чертовых года. Жизнь давно не смеялась над ним так громко.
По утру он отправился в дом семейства Рейерс. Немного потоптавшись у двери, он все же постучал в дверь. Матушка Бруклин, как обычно, с улыбкой приняли его в теплые объятия, заставляя немедленно позавтракать в семейном кругу. Лео соглашается, оговариваясь только, что ему нужно сначала поболтать с Бруклин, которая, находясь в безвыходном положении на своей же территории, только молча кивает, уходя в сторону своей комнаты. Конечно, все чувствуют напряжение, но никто не переживает по-настоящему, Лео пришел мириться, значит сейчас молодые поговорят и все разрешится, так же всегда бывает у молодежи, верно?

[indent] Лео аккуратно закрывает за собой дверь в ее комнату, присматриваясь к ее поведению, ко всему, что она сейчас может сказать, кажется, она не должна начать кричать прямо сейчас, когда на кухне вся ее семья? Или может начать? Он нервничает, а потому решает пойти с козырей. В другой ситуации, наверняка, он сначала бы извинился, но это не та ситуация, где на это нужно тратить время. Он говорит тихо, как всегда, несколько нервно, что выдает волнение, его пальцы трутся друг от друга, он все время трогает свое лицо, волосы, ему все мешает, но внутри все горит от волнения, от того, что эти его страшные мысли все же станут словами, которые услышит не только он.
- я уйду из университета – наконец, он выдыхает, шумно, тяжело, осознание давно пришло, но каждый раз, когда он думает об этом, его словно обливают из огромного кувшина с холодной водой, но он терпит, потому что сам набирал этот кувшин.
- поработаю где-нибудь в этом году, не знаю, может, в каком-нибудь музее, потом восстановлюсь на аспиранта где-нибудь еще, это все не так уж и важно – это не правда, конечно, не правда, но если ставить его учебу и их отношения в сравнительный ряд, учеба действительно становится не такой уж и основополагающей. Для него нет ничего более значительного, чем она.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

12

[indent] Их ссоры никогда не длились долго. Обычно кому-то, а обычно этим кем-то был Лео, приходило в голову, что необходимо помириться, ведь нет ничего хуже быть в ссоре, когда вы любите друг друга. Лео обычно находил правильные слова, правильные жесты, правильный момент и она поддавалась и переставала злиться. Установка «выставить виноватым Лео» сама по себе было глупой, и парень каждый раз мог ей об этом напомнить и свести попытки поругаться и дуться дальше на «нет». Он обладал какой-то сверхъестественной способностью закрывать все их дыры, которые возникали при ссорах, и просто продолжал любить Брук, какой бы букой она в такие моменты не была.

[indent] Но в этот раз ссора была другой. Более масштабной. Более реальной, не похожей ни на что другое, что было у них раньше. Ругаться из-за того, что они мало проводят время, хотя это было не так, нельзя поставить в сравнение с ссорой по поводу возможного будущего, которое может и не наступить, если они не придут к общему знаменателю. Знаменателей она не видела. Она злилась на него, на себя, на обстоятельства и была не в силах ничего изменить или исправить. Судьба вновь подкинула им испытание, которое они должны были преодолеть, ведь любовь не знает проблем и преград.

[indent] Что-то приближалось. То ли гроза, то ли обычная туча, но жути нагоняла знатно, поджилки тряслись и хотелось спрятаться, что она и делала последнее время, мастерски избегая Лео в стенах университета, в котором находиться теперь ужасно не хотелось. Теперь каждый конец пары — испытание и квест, чтобы не нарваться на Лео, которые наверняка где-то ходит. Ужасно глупо и по-детски, в силу возраста двадцатилетки и позицией взрослой разумной девушки, в ней боролось сумасшествие и нормальность. И к сожалению выигрывало сумасшествие, ведь пряталась от Лео она мастерски.

[indent] пряталась до поры до времени.

[indent] Скорее всего ее сдал Кевин. Только он любил лезть в дела сестры, и при этом чувствовал себя как дома в ее проблемах. Да и к тому же первым, кто заметил и решил поинтересоваться о проблемах в раю, был действительно старший брат. Отец решил, что отношения дочери его не касаются. Мать решила, что лучше промолчать, потому что прекрасно понимала какой будет реакция Бруклин. Энди вообще в последнее время летал в облаках, больше уделяя внимание себе, чем всем вокруг. Поэтому Брук была уверена, что причиной появления на пороге Лео отчасти способствовал старший брат, который и выдал ее убежище.

[indent] Истерить было глупо. Мать стояла за спиной и тщательно за ней следила, готовая в любую минуту долбануть дочь по голове, если та начнет нести глупости. Матушка души не чаяла в Лео, считая его настоящим подарком для вздорной натуры Бруклин Рейес, нрав которой иногда был не подвластен даже ей самой. Матушка считала, что знает в амурных делах больше, чем дочь, поэтому спорить с ней, с матушкой, было бесполезно. Точно так же, как и с дочерью.

[indent] Свой нрав она растеряла сразу же, как Лео закрыл за собой дверь, ставя крест на возможности сбежать. Впервые она не решается заговорить первой. Молчит, выжидает и боится того, что он может сказать ей сейчас.  И то, что она слышит из его уст, ставит ее в тупик. Ошарашивает до того, что она рассеяно проводит рукой по волосам, сдерживая себя на грани неудержимой паники, боясь произнести и слова. И самое сложное сейчас собраться с силами, найти в себе ту храбрость, которой она обладала или думала, что обладает.

[indent] — Нет, ты не должен уходить из университета. Очень глупая идея, — настолько глупая, что сама идея его увольнения из университета расстроила ее до глубины души. Она никогда бы не простила себе, что из-за неё он лишился мечты преподавать.  Душевное состоянии и так было не к черту, а после услышанного и вовсе стало еще хуже. Они должны были придумать что-то еще, потому что вариант расставания она не планировала даже рассматривать.

[indent] — Мы могли бы скрывать наши отношения. Могли бы, да? — идея скрывать отношения в стенах вуза не казалась ей такой уж и плохой. Она смогла бы делать вид, что не знает его, если такой вариант сохранит не только их отношения, но и его карьеру. Но такой вариант совершенно не устраивал Лео, о чем он не постеснялся ей сообщить. Нужно было думать что-то еще, и чем быстрее они сообразят что-то еще, тем быстрее смогут опустить проблемы и обняться. Да, ей определенно не помешали бы сейчас объятья.

[indent] — Я заберу документы, — неожиданно решительно сказала она, не узнав собственного голоса. Уверенный, решительный и такой важный. Сейчас она выглядела так, словно человек познавший истину и прозревший в нужный момент. Их гордиев узел решался вполне легко, его нужно было лишь разрубить пополам. Ее год ничего не значит по сравнению с ним. Она готова была пойти на такие жертвы, но Лео вновь дал понять ей, что сам не потерпит таких жертв с ее стороны. Они загнали себя в тупик, отвергая любые возможности решить их проблему, погрязнув в тяжелом молчании, обволакивающим комнату.

[indent] Идей у нее больше не было, как и у Лео, который попросил дать ему еще время, чтобы понять, как действовать дальше. Можно подумать время могло бы решить их проблему, но возмущаться не стала.

[indent] Согласилась, молча кивнула ему и наконец посмотрела на парня, которого ужасно сильно хотелось обнять и прижать к себе. Вариант «забыть обо всем и послать всех к черту» сейчас нравился ей намного больше, но Лео считал иначе. Он выглядел сейчас так, словно его выталкивали из двадцатиэтажного здания, выталкивали из окна, из которого он не особо хотел выталкиваться. Одним словом, выглядел он не очень, как и она, проталкивая себя через воображаемую мясорубку.

[indent] Попрощались они молча, так и не найдя нужных слов. Видеть, как он уходит из ее комнаты, медленно спускается и выходит на улицу было просто невыносимо, но другого она позволить себе не могла. Брук оказалась такой уязвимой и неподготовленной, и поэтому должна была себя взять в руки и найти решение. Лео и так слишком часто спасал их отношения, теперь была ее очередь. 

[indent] Решение было найдено на следующее утро. Озвучивать его она не планировала, боясь понять каким необдуманным было это решение.  Собиралась молча, не проронив ни слова. Молчание перекатило и дальше на лекциях и в столовой, когда Скотти пытался шутить и веселить всех вокруг. Смеяться ей не хотелось. В сумке уже лежало заранее написанное заявление об отчислении и ни о чем другом думать она не могла. Пропустила мимо ушей вопрос Сью о лекции, которую писала чисто механически, даже не вслушиваясь в слова преподавателя. Сью просила переписать лекцию, прекрасно зная, что Брук, какой бы задумчивой она не была, все ровно успела все записать. Опомнилась Брук только в момент, когда Сью полезла в ее сумку, переворачивая там все вверх дном в поисках нужной тетради. Нашла все, за исключением лекционных записей.

[indent] — «Сью нашла заявление об отчислении», — Брук не нужно было ничего говорить, она все прекрасно поняла по взгляду подруги, которая успела прочитать причину отчисления. «По собственному желанию». Ни черта подобного. Никакого собственного желания, только желание спасти карьеру Лео Нолана, но в деканате такую причину бы не поняли.


[indent] Я не собиралась лезть не в свое дело. Отношения Бруклин Рейес и Леонарда Нолана интересовали меня в последнюю очередь, но стоило мне заметить заявление об отчислении я поняла, что нужно действовать.  Не знаю, что удумала Брук, но отчисляться на выпускном курсе было не самой правильной идеей. Такой необдуманный поступок мог совершить Скотти, это было вполне в его духе, но не Брук, которая представлялась мне более рациональной, если речь заходила о собственном будущем.

[indent] Я должна была действовать и чем быстрее я доберусь до кабинета мистера Нолана, тем быстрее он вправит её мозги на место. Плевать, что после мы наверняка перестанем с ней общаться. Плевать, что она будет считать меня предателем, зато моя совесть будет чиста и по ночам я буду спать сладко и спокойно, не думая о том, что я так и не смогла остановить Бруклин Рейес от необдуманного поступка. Поступок был самый дебильный. Не знаю, что у них там приключилось, но отчисляться было совершенно точно не выходом.

[indent] Совершенно точно мне казалось, что я делаю правильную вещь, осторожно приоткрывая дверь аудитории, где планировала найти мистера Нолана. Первые пару секунд мне показалось, что лекционный кабинет пуст и я ошиблась с правильным местом. Я даже немного расстроилась, обреченно вздохнув представляя перед собой, как Брук бежит к декану своего факультета и кладет на стол заявление об отчислении. Верить в происходящее мне не хотелось, как и в отсутствии Нолана в аудитории. Поэтому заметив движение у преподавательского стола, а после заметив и самого преподавателя, я воспряла духом, радуясь тому, что не все было потеряно.

[indent] Начать разговор решила с самого главного, не теряя секунды, которые могли быть в любой момент решающими. Она могла быть уже на полпути к своему отчислению, а я еще ни проронила и слова.

[indent] — Мистер Нолан, — он удивлен не меньше меня, но лучше сказать это быстро, чем дать себе минуту на передых. — Брук…она написала заявление на отчисление, — я смотрела на него и ужас все больше зарождался у меня в груди. Ужас от того, что я опоздала и мы не смогли предотвратить неизбежное.

[indent] мы должны были это предотвратить.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.imgur.com/CcWj1Ms.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/pwP9tiq.gif https://i.imgur.com/PFkLhzd.gif[/sign][status]испанка, 21[/status]

0

13

[indent] И теперь, сейчас, в момент и период ощущение нереальности происходящего душит и убивает, разворачивает все внутри, переворачивает разбивает. Что делать, когда твое сердце щемит от боли, что делать, когда не можешь найти выход из темного, страшного леса сомнений, что делать, когда внутри и снаружи больше нет целостности и уверенности и есть только опасения и угрызения. Я не смог предусмотреть эти варианты событий, я не смог разобраться с собственными желаниями и нуждами, не смог понять, как выпутаться из этой ситуации, не затрагивая ничьей судьбы. Кто-то скажет, что несправедливо винить во всем только себя одного и чувствовать, что горе и радость едины и зависят от двух людей также сильно, как любовь и ненависть. И все же, Лео не знал, что можно сделать и его существо и он сам падали теперь в яму отчаяния, полной безысходности.

[indent] Бруклин смотрит на него тяжело, она, кажется, отложила попытки ссор и ругани до тех пор, пока их насущная проблема не будет решена, но решения ни у кого из них нет.
- это единственный здравый вариант, я уйду, найду подработку и пока ты будешь доучиваться, я буду продолжать копить деньги на квартиру для съема, когда ты закончишь университет, сможем съехаться. Да, позднее, но – Брук не дает ему договорить, прерывает, давая понять, что этот вариант ни в каком из случаев не рассматривается, потому что в этом варианте есть то, чего Бруклин не хочет принимать – пожертвование тремя годами от Лео, она считает эту плату слишком высокой и в очередной раз возводит глаза к небу, а точнее к потолку, надеясь найти там решение, но решения там нет. Наконец, она с сомнением внутри, но с малой надеждой в глазах спрашивает у него про вариант просто скрывать отношения эти полгода, ходить мимо, не болтать на переменах и не встречаться в людных местах, будут видеться дома, после учебы и работы, будут проводить друг с другом время только в уединенных местах, все будет в порядке, как мягко представляет себе Брук, но Леонард отлично знает, что бывает со студентами, которые не следуют правилам ВУЗа.

[indent] - не годится, Бруклин, если нас хоть где-то увидят, хотя бы однажды заметят, как ты заходишь в мою квартиру, или что мы идем вместе из дома или что угодно, если кто-то даже бездоказательно донесет, за нами начнут особую слежку, и тогда все точно вскроется, и тогда нас обоих выгонят из университета, мы оба окажется в минусе, если кто-то что-то узнает, это слишком рискованно. – он говорил нервно, дергано, очень неровно, все в его поведении было необычно, и Бруклин видела сильнейший накал, который происходит внутри ее парня. Даже его слова, конструкция речи, предложений, все сломалось – он говорил невнятно, предложения стали мятыми, и он часто использовал слова паразиты внутри речи, словно хорошенько пытаясь продумать каждое слово перед тем, как озвучить его. Все это напряжение передалось и Брук, которая смотрела на парня обеспокоенно и устало, не чувствуя и не видя ни одного живого варианта кроме одного, который она оставила про запас. Брук, наконец, вытаскивает джокер из своей колоды, чем совершенно лишает Леонарда дара речи, он лишь молча качает головой – в его голове ясно и отчетливо звучит слово «нет», но она пока не произнес его, потому что это кажется слишком очевидно. Он никогда бы не позволил ей терять что-то свое из-за него, из-за того, что он такой захапистый, решил и учиться и преподавать, это только его вина или недодуманность, но она совсем не виновата в этом, она не должна тратить свое время на простой, пока Леонард будет получать все удовольствия жизни. Это просто не честно.

[indent] - нет, Брук, это не вариант. Это не ты схватила сразу две должности и столкнулась с такими требованиями, это просто неправильно и не честно. Не делай глупостей, а я пока… подумаю еще, что можно сделать с этой ситуацией. – ему хотелось подойти к стене, облокотиться на нее и просто скатиться по ней вниз, но сейчас нельзя было проявлять свою слабость, сейчас нельзя было показывать своих эмоций, потому что проблема никуда бы от этого не делась. Из пустоты нет выхода.

[indent] Лео прощается с Бруклин тихо, спокойно, их разговор нельзя назвать примирительным, однако они уже разговаривают, она, как ему кажется, уже не злится и все между ними встает на свои рельсы за одним маленьким исключением. В семье Рейерс его едва ли готовы отпустить без завтрака, но мертвенный цвет лица и отсутствующее выражение лица показывают домашним, что Лео сейчас не до еды, и все и каждый устремляет взгляд на дверь в комнату Бруклин, которая, как кажется семье, прогнала Лео, не дав ему прощения за какой-то мелкий косяк. Все семейство встревожено, а матушка уже подумает о серьезном разговоре с дочерью, но все это сейчас не волнует Леонарда, направляющегося в университет потому, что никакие родители не смогу решить возникших между ними проблем.

[indent] Лео провел пары как будто на автомате, ничего не видя и не слыша перед собой. Пару раз студенты окликали его, но они не имели никакого значения теперь, ведь мысли шли вперед, туда, где он уже не будет их преподавателем. Его пары начинались ближе к вечеру, так что идти домой между преподаванием и учебой не было никакого смысла. Он обедал в университете, отсиживался в кабинете своего факультета, проверяя письменные задания и эмейлы учеников, когда в его логово пожаловала Сьюки Сейтхаус. Девушка была взволнована, по ней было видно, что она очень торопилась предоставить Нолану какую-то информацию, и от того, что она подруга Бруклин, ему стало не по себе. Ее последующие слова и вовсе вывели его из состояния равновесия. Она собралась отнести заявление – только и прогремело в голове. Пока что он еще не понял, как зол на нее, но поймет это спустя минуту, когда остановит на подходе к заведующему кафедры ее факультета, на ходу выхватывая лист, что девушка трепетно держала в руках. Перед тем, как неистово его порвать, он еще не раз взглянет на него, прочитает содержимое и ужаснется тому, что она все это делает. Он попросил ее дать ему время, придумать план, подумать о том, что еще можно сделать, а она в этот момент, не поговорив с ним, не посоветовавшись и не послушав его мнения просто делает черт знает что. Лео давно не был так зол, давно его не разбирало настолько сильное чувство настоящей агрессии, когда хочется практически ударить человека за его поступки, хоть сам Леонард и не мог себе такого позволить, его мозг красочно выписывал все пощечины, которых была достойна Брук для того, чтобы привести ее в чувство и заставить вести себя адекватно. Он лишь нервно смотрел на нее, тяжела дыша, потому что он боялся не успеть, со злостью в глазах, потому что он был вне себя. Его взгляд говорил больше, чем слова, поэтому он просто не стал ничего говорить, высматривая в ней хоть немного сожаления. Пара клочков полетели на пол, а его челюсть впервые стала такой квадратной, какой Брук еще не видела – жестко стиснутые зубы – что-то новенькое в их отношениях. Он покачал головой, после чего порывистым шагом отправил прямиком к деканат, не давая Брук возможности ни остановить его, ни сказать что-то против.

[indent] - Мистер Холдруин? – он вошел без стука, резковато, так что теперь, осознавая это, стал аккуратнее. Глава кафедры сидел за большим столом с тонким экраном ноутбука и что-то увлеченно там вычитывал, так что, когда Лео зашел, мужчина был несколько недоволен тем, что его отвлекли. Однако, они были знакомы, когда-то Лео и сам у него учился пару полугодий, и этот человек также прекрасно знал о связи с Бруклин, которая, конечно, не могла ускользнуть от его взгляда.

[indent] - я не отвлеку? – Лео, заметив, что мужчина уже смирился с его присутствием, начал закрывать ноутбук, прошел вперед.

[indent] - у меня есть к вам личная просьба – уже намного тише и мягче проговорил Леонард, аккуратно ступая вперед и усаживаясь на стул напротив профессора. Тот выглядел заинтересованным, так что лишь предложил скорее выкладывать в чем же дело. Просьба Лео оказалась простой – он просил не принимать у Бруклин заявление, если она напишет новое, и в целом притормозить ее попытки самоудалиться из этого учебного заведения. Профессор слушал внимательно, качал головой и всячески поддерживал поведение Нолана, которое называл по-настоящему мужским и заботливым. Его при этом слегка нервировало данное обращение, но Лео постарался не обращать внимания, сейчас ему нужно было другое.

[indent] - хорошо, если Бруклин принесет мне бумагу, я приторможу ее на месяц для того, чтобы она хорошенько подумала о том, что делает и имела возможность забрать заявление, но просто отказать я не имею права. Надеюсь, за месяц вы сможете выяснить свои проблемы – мужчина оказался на удивление понимающим и адекватным, так что Лео, обрадованный его реакцией, выходил уже с большим позитивом в душе, хотя злобная кошка все еще скрежетала на его сердце. Он был очень зол на решение Бруклин, был в невероятной агонии от ее поведения, от того, что она все решила сама. Как только он вышел из кабинета, а это было почти уже с улыбкой, он снова заметил ее, ожидающую у двери, и его лицо вновь преобразилось в маску агрессии и обиды. Он не слишком-то думал, что теперь говорил, его вновь накрыла злость. Слова слетели с губ

[indent] - может, нам и правда нужно сделать паузу на эти полгода, чтобы ты получше изучила термин «вместе принимать решения», а Брук? Когда я думал, что принял решение, я пришел к тебе и мы поговорили, а что делаешь ты? – он не дал ей ответить, тут же выставив между ними руку, после чего роняя ее – это выглядело так, словно он махнул рукой на саму Бруклин, хоть он и не собирался делать этот жест настолько жестким. И все же, он был невероятно зол и с огромной скоростью устремился прочь.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

14

[indent] Наверное, на суде, если меня приставят к наказанию за содеянное, я буду раскаиваться, но стоять на своем, ведь я поступила правильно. Я должна была так сделать и, если бы мне дали шанс все исправить, я поступила ровно также. Мы сами вершим свои судьбы, и я, Сьюки Сейтхаус, даже ни на грамм не приложила руки к их расставанию, действуя исключительно из чистых побуждений. И побежала я за мистером Ноланом, исключительно потому что считала, что мне необходимо там быть, ведь никто кроме подруги не сможет поддержать, когда все вокруг полыхает. Я видела, как мужчина, шедший впереди меня, был зол, хотя «зол» было лишь частью айсберга. Верхушка, которая скрывала все его эмоции и чувства.

[indent] Он был в бешенстве.

[indent] И в какой-то момент даже я испугалась то ли за себя, то ли за подругу, которая еще не знала, что ее ожидает. Да никто не знал. Мы бежали друг за другом по длинному коридору, расталкивая студентов и преподавателей, не обращая внимания на возгласы и возмущения. Он бежал к ней, пытаясь спасти ее от необдуманной ошибки. Я бежала сквозь толпу, еле поспевая за ним, потому что должна была. Бежала так словно миссия всей моей жизни была спасти Брук в момент отчаянного прыжка в неизвестность, куда прыгать было смертельной ошибкой. Я не знала, на что рассчитывать, и в какой-то момент немного отстала от рвущегося вперед преподавателя. Злость и гнев придавали ему невероятной силы, когда мой страх напротив делал ноги ватными. Я замедляла шаг, когда он ускорялся до скорости реактивного двигателя и сжигал свои крылья, словно Икар, подлетевший слишком близко к солнцу, которое с каждой минутой грело все меньше и меньше. Их солнце затухало, и, кажется, Бруклин Рейес догадалась об этом слишком поздно.


[indent] Сью не успела. Никто бы не успел за Лео, который бежал на негнущихся ногах к Брук, пытаясь спасти то, что уже нельзя было спасти. Их отношения разрывались также, как ее заявление об отчислении, которое он уничтожил на множество кусочков без права склеить вновь. Отношения были не вазой и им нельзя было придать первозданный вид, закрыв глаза на сколы и трещины. Их трещины искрились на солнце и пропускали свет, который за несколько последних дней почернел, растеряв всю свою красоту. Не было ничего красивого в том, что, стоя друг на против друга, они походили на боксеров, каждый защищая свой вариант отношений. Он сражался за их будущее, она же схватилась за другой альтернативный вариант совместной жизни, в котором ее учеба не стояла на первом месте. Ей казалось это правильным. Жертвовать чем-то во имя чего-то. Он и так уже многим пожертвовал, пострадал в радость и был вознагражден очередной попыткой их отношений, хоть и сейчас попытка становилась все более и более провальной.

[indent] Что было дальше она не помнит. Слезы отчего-то предательски градом покатились из глаз, ударяясь о пол с такой силой, что она даже испугалась, что всем будет слышен ее плачь кита. Застыдить себя еще больше ужасно не хотелось, но остановиться она не могла.

[indent] Где-то в глубине души она бежала за Лео, но сил хватило только на то, чтобы молча произнести одними губами «Лео». Грусти и боли в груди было так много, что хватило бы на целый душераздирающий альбом, который наверняка запомнился бы всем и гудел из каждого утюга. Она пела бы про разбитое сердце и отношения. Про парня. Про себя. И немного про них. Придумала бы рифму к слову «побег», чем, собственно, и занимались они в последнее время и грустила, пока слезы не иссушили ее изнутри.

[indent] Но оказавшаяся рядом Сью испортила все ее планы. Она прижала Брук к себе, из-за чего та расчувствовалась еще больше. Подруга гладила её по спине и говорила какие-то слова на ухо, но Брук ничего и слушать не хотела. Ей неожиданно сильно, словно кто-то открыл ей глаза, захотелось броситься за Лео и попытаться исправить то, что она заварила. Ей хотелось поговорить, сказать, что она «дура каких свет видывал» и самое время извиниться перед ним, но кажется они это уже проходили. Она уже была дурой, которая все испортила. Может поэтому причина была в ней?

[indent] — «Причина всегда была во мне», — отчетливо произнесла внутри себя, все еще дергаясь в руках подруги, в попытках вернуть то, что ускользало сквозь пальцы.

[indent] — Тихо. Дай ему время остыть, и сама остынь, иначе вы наговорите много глупостей. А глупости иногда бывают очень обидными, знаешь ли, — она говорила как женщина познавшая суть долгих и крепких отношений, а ее тихий голос действовал на Брук так успокаивающе, что минутный порыв кинуться на поиски Лео перешел в стадию «успокоиться и после ринуться в бой».

[indent] Но успокоиться получилось только ближе к вечеру, когда стрелка на часах предательски перевалила за поздний ужин. Тарелки со стола были уже убраны, в холодильнике остывала оставшаяся часть еды, а родители отправились в спальню, после как им казалось удачной попытки успокоить среднюю дочь.

[indent] Получилось так себе. Как только дверь их спальни закрылась, Брук вновь вернулась в стадию «да пошло оно все к черту». Хотелось бежать, не оглядываясь. Хотелось злиться на Лео и винить его во всех смертных грехах, но, к счастью, данная стадия была подавлена и успокоена под пристальным вниманием старшего брата, который смиренно ждал, когда сестра выйдет из транса и либо пойдет спать, перестав будить всех в доме своим воем кита, либо возьмет телефон и позвонит парню, из-за которого она потопила большую часть их дома.

[indent] Кевин Рейес никогда не славился чутким характером и всегда был спокоен, как удав. Своим чересчур спокойным характером, хотя он и без отца смог сформировать в себе убийственное хладнокровие к любой проблеме, он пошел в отца, чему был беспредельно счастлив. Лишние эмоции он обрубал на корню и подходил к любому делу с присущим для него спокойствием. Поэтому этим вечером, когда Брук убивалась и захлебывалась в слезах, только до раздражения спокойный брат смог окончательно ее успокоить и утереть ей слезы, которые не планировали останавливаться, пока комнату не переступил Кевин Рейес.

[indent] — Нам нужно поговорить, — говорит она в телефон, ее голос сейчас заморозил бы извергающий вулкан, настолько действовало на нее присутствие брата, который словно отдал ей частичку своего спокойствия, усыпляя на время бурлящую в крови испанку.

[indent] — Привет, Брук. давай поговорим, — парень на другой стороне телефонного аппарата говорил не менее спокойным голосом, чем у самой Брук, хотя единственное их отличие было в том, что голос Лео был безэмоциональным и грустным, когда как Брук сдерживалась из всех сил, надеясь только на лучшее.

[indent] — Ты действительно хочешь взять паузу? — без придуманного плана в голове она говорила ненужные вещи. Вместо слов извинений она начала с конца и потянула не за ту нитку, унося вариант со счастливым концом в дальний ящик их стола под названием «отношения».

[indent] — Я не знаю, Брук, когда я говорил это, я был зол, но не думал об этом варианте всерьёз, но теперь я не знаю, я больше не чувствую, что могу тебе доверять,«я больше не чувствую, что могу тебе доверять», — на этой фразе ее немного тряхнуло вверх и эмоции, до этого державшиеся под пристальным взглядом Кевина, вылезли наружу. Ей хотелось разреветься от обиды, разочарования и злости. Из всех перечисленных чувств «злость» сейчас преобладала больше всего, поэтому в место очередной попытки потянуть за нужную нитку, вновь была выбрана не та попытка исправить положение.

[indent] — Я тоже не в чем сейчас не уверена, — легкий смешок, перешедший во внутренний злобный смех, который продолжал тянуть за нить, выворачивая из нее совершенно не те слова, которые она планировала ему сказать. — но, наверное, так будет лучше для всех, да? Сделать паузу на полгода, — ответа не было, но она чувствовала, как он тщательно подбирает слова, чтобы не сделать ситуацию еще более губительной, словно осторожно переходил по скользким камням с одного берега на другой, боясь намочить ноги и упасть в ледяную воду. Но смысл был в том, что они уже барахтались в ледяной воде, и едва ли могли выбраться.

[indent] — Лео? — она с трудом узнавала свой голос. Испуганный, тихий, совершенно на нее не похожий. Она все еще надеялась, что у них получится переплыть реку, в которую они вступили.

[indent] — Я здесь, — только и говорит он, не давая ей никакой надежды на светлое будущее. Хотя сейчас у нее просто нет права просить чего-то большего, чем его тяжелое молчание, от которого хотелось бежать.

[indent] — Ты ведь знаешь, что я тебя люблю? — она больше не знала, что и сказать. Сердце билось в груди, руки дрожали и ужасно потели, а во рту была пустыня и хотелось пить, но сейчас позволить себе этого она не могла.

[indent] — Нет, Бруклин, я так не думаю. Я думаю, что ты любишь себя и свои желания. Я обижен на тебя, но ты игнорируешь это, предлагая расстаться на полгода. Не вижу смысла в семестре одиночества, можешь искать себе нового парня уже завтра, — в голове от услышанной речи прозвучал удар церковного колокола, разрывая перепонки в клочья. И если бы это было действительно так, то из ушей вмиг бы полилась кровь, заливая ворсистый ковер в комнате.

[indent] — Лео, не говори глупости. Я не предлагаю тебе расстаться. Я.…я просто не знаю, что нам делать дальше. Ты знаешь, что я тебя люблю, что никто мне не нужен, зачем вообще о таком говорить? — последние попытки сдержаться были заведомо провалены даже под пристальным взглядом старшего брата. Даже Кевин был не в состоянии сдержать испанку в крови, которая не могла больше отмалчиваться. Ситуация могла выйти из-под контроля в любой момент, ведь для политого бензином костра не хватало разве что поднесенной спички.

[indent] Лео мастерски поджёг костер их отношений, который мгновенно разбавил их тухлый разговор яркими красками.

[indent] — Бруклин, я могу говорить все, что угодно, ты все равно слышишь только то, что хочешь. Я попросил дать времени сегодня утром, ты же только и делаешь, что принимаешь решения в одиночку и требуешь ответов, я сообщил, что моё доверие к тебе подорвано после инцидента в университете, и ты просто игнорируешь этот текст. Это не нормально, прекрати, дай мне время и успокойся, хватит, Бруклин, хватит.

[indent] — Мне пора, пока, — последнюю фразу она почувствовала на себе, словно кто-то надавил на рану, залил кислотой и пожелал ей хорошего выздоровления. Брук даже слегка растерялась, когда вместо положенного молчания, она услышала гудки на той стороне. Лео бросил трубку.

[indent] «Бросил трубку» звучало практически синонимом слова «расставание», хотя сидящий уже рядом с ней Кевин бы с этим поспорил. Но спорить в этот момент ей хотелось меньше всего. Хотелось позвонить ему вновь, что она и сделала, но абонент не хотел с ней разговаривать.

[indent] Сейчас держа телефон в руках, у нее никогда не было большего ощущения тупика, чем в этот момент. Она хотела плакать, но слез не было. Хотела спать, но сон совершенно не шел. Хотела приехать к нему, но шанс был упущен еще в начале их разговора. Сейчас мысли вихрем кружили вокруг нее, так и не вставая в ровную линию. От страха она переходила к боли. От боли к жалости к себе. От жалости шла к обиде, а обида перекидывала ее на ощущение полной пустоты и самого болезненного осознания, что на этом их история, наверное, подошла к концу.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.imgur.com/CcWj1Ms.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/pwP9tiq.gif https://i.imgur.com/PFkLhzd.gif[/sign][status]испанка, 21[/status]

0


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Leo & Brooklyn » s.3 не отпущу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно