Сейчас она смотрит на него счастливыми глазами и не планирует думать о репутации и деньгах в ближайшее время.
его просто кинут в психушку, идеальное окончание службы.
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

urie!twentyonewentz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Penny & Austin » s.1 опять ты


s.1 опять ты

Сообщений 31 страница 36 из 36

1

осень 2021, университет

пенни и ост

•  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •
https://i.imgur.com/XhRUaMS.gif
•  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •  •

[nick]Аustin Reeves [/nick][icon]https://i.imgur.com/YeN55ae.jpg[/icon][status]нахал[/status]

Код:
<!--HTML-->
 
<style>

.notepad {
    width: 75%;
    max-width: 600px;
    box-shadow: 10px 10px 40px rgb(0 0 0 / 15%);
    border-radius: 0 0 10px 10px;
    overflow: hidden;
}
.top { width: 100%; height: 50px; background: #333; background-image: url(https://st3.depositphotos.com/1521427/13045/v/950/depositphotos_130454320-stock-illustration-fun-doodle-pattern.jpg); background-size: 66%; border-radius: 5px 5px 0 0; background-position: 1px 12px; border-bottom: 1px #bdbdbd groove; }

.paper { width: 96%; height: 100%; min-height: 60px; padding: 34px 10px; background: repeating-linear-gradient(#f7f7f7, #f1f1f1 31px, #41454c 31px, #9eaabf 32px); font-family: 'Caveat'; line-height: 32px; outline: 0; font-size: 22px; }
.paper:after { content: "S..."; display: block; text-align: end; padding: 0px 10px;}
</style>

0

31

[indent]Субботние пары прошли быстро, так же быстро из меня выветрился джин и остатки пятничного вечера, который мешал сосредоточиться на занятиях все утро, вплоть до их окончания. Теперь я мог думать. Осторожно и не спеша переваривать вечер посвящения во всех красках. Расставание и пощёчина Ким сказывалась на мне больше всего. Большая часть людей вокруг меня считала важным и нужным пошептаться у меня за спиной и напомнить мне каким козлом я оказался. Хотя были люди, которые считали иначе. Они просто пытались понять, как я и Ким так долго продержались, изображая счастливую пару, которой, честно признать, мы были первое время. Просто потом все пошло в другое русло, уступив место важности ее должности и сучьему характеру, который в отношениях со мной приумножался отчего-то вдвое, хотя я был совершенно в этом непричастен.

[indent]ну, мне так казалось.


[indent]Кимберли Харрис появилась в сестринстве слишком поздно, чтобы быть незамеченной, но слишком рано, чтобы избежать расспросов и выяснений сестер, которые пытались понять, что происходит с главой их общины. Им хотелось ответов, замаскированных под прилюдное унижение, но задавать вопросы они совершенно не умели.

[indent]Сара Нильсон поинтересовалась, где именно Ким пропадала всю ночь и почему на ней вчерашняя одежда. Этот вопрос волновал ее очень сильно, и раз уж все задавали вопросы, она решила рискнуть и озвучить свой, хотя в обычное время свои вопросы засовывала глубоко себе в задницу и молчала.

[indent]Бетти Сойер задалась вопросом, с кем на этот раз спит Кимберли Харрис, озвучив, кажется самый популярный вопрос этого утра, который волновал всех и каждого, кто считал своим долгом влезть в жизнь главы, совершенно позабыв о существовании личных границ, которое когда-то придумало общество.

[indent]Беверли Каплан возмутилась, что их глава сестринства совершенно забыла о том, что она глава и перестала выполнять функции, которые в обязательном порядке были прописаны в должностных инструкциях их дома. Бев считала, что вместо целомудрия и нравственности в последнее время в доме процветала похоть и разврат, и рассадником всего этого была Кимберли Харрис. В обычное время Каплан никогда бы не сказала об этом лично Ким, но сейчас, когда точка кипения была так высока, ей показалось правильным и нужным высказать свое мнение, которое Ким мысленно посоветовала засунуть в одно место, куда Каплан давно напрашивалась, как впрочем, и не только Каплан.

[indent]Но рисковать было нельзя. Они стояли коршунами, которые в любую минуту могли на нее наброситься, и их каверзные вопросы были всего лишь аперитивом перед большим ужином, где главным блюдом была Кимберли Харрис, приправленная специями из тупых вопросов и овощами, выращенных из сплетен и домыслов.

[indent][float=left]https://i.imgur.com/VSo2CyV.gif[/float]— Сара, мне кажется, что вместо выяснений, какая на мне одежда, ты должна была еще вчера скинуть мне план мероприятия на осеннюю ярмарку. Где он? — Сара слишком медленная, чтобы делать все сразу, а Ким слишком умная, чтобы не вспомнить об этом в нужную минуту собственной «казни». Нильсон любит растягивать все в последний момент и просить у Ким отсрочку еще на день или два, которую Ким разрешает взять, потому что уверена, что в конечном итоге Сара сделает все хорошо. Нильсон хорошая девушка, если находится не в компании Сойер и Каплан. Поэтому сейчас Ким не намерена с ней сюсюкаться и самое верное решение напомнить «сестре» о том, что, вместо нескрываемого интереса о вчерашней одежде Харрис, свой нос она может засунуть в другие дела.

[indent][float=right]https://i.imgur.com/MwupMBT.gif[/float] — Бетти, а что на счет приглашений для благотворительного вечера через две недели? Я не видела еще ни одного чернового варианта, который я наверняка не одобрю, — потому что ты тупая невнимательная корова, которая делает опечатки чуть ли не через каждое предложение, но твой папочка оплатил нам этот вечер и с тобой приходится считаться.

[indent] — Ким, я…, — лишь робко начинает Сойер, полностью теряясь от возникшей на фоне девчонок неловкости, мысленно вспоминая о приглашениях, которые планировала, конечно, сделать, но разве это настолько важно, когда большая часть сестринства обсуждает, с кем спит Кимберли Харрис.

[indent][float=left]https://i.imgur.com/W7AtcO2.gif[/float] — Беверли, — претензий к Каплан было меньше всего, ведь она идеально замещала Ким в моменты, когда та отсутствовала. Они могли бы даже подружиться, если бы Харрис на выборах главы сестринства не обставила Каплан на несколько очков, уступив той, кажется, только в одной категории. После оглашения результатов место главы заняла подающая надежды второкурсница с идеальными отметками по учебе, активной жизни и всей вузовской ерунде, куда только Харрис могла себя запихнуть.

[indent] — Ты умница, спасибо за то, что прикрыла на посвящении, — только у Каплан хватило бы смелости заменить Харрис на посту главы сестринства, пока та отсутствует. Поэтому Ким давно уже поняла, что самое лучшее оружие перед соперницей, метящей на твое место, на счет парня эти методы не действовали, быть с ней милой и обходительной, каждый раз напоминая той, какая она замечательная поддержка и опора их женской общины.

[indent] — В понедельник мы соберем первокурсниц и проведем сестринский вечер. Впрочем, вы и так все это знаете. А теперь, если прилюдное порицание окончено, я пойду и переоденусь, — она держит голову высоко задрав вверх, смотря на девчонок с присущей для нее стервозностью, но стоит двери за гарпиями закрыться, как она устало облокачивается на дверь, пытаясь прийти в себя. Калейдоскоп событий случившейся с вечера посвящения до прилюдного порицания трех сестер в холле женской общины здорово приводит в чувства, вытягивая из сказки, которую для нее сделал этим утром Бруно. Её жестокий и расчетливый мир вновь стучится к ней в дверь, развеивая чары волшебного мира Бруно Клаус, от которого как не хотелось уходить этим субботним утром.


[indent]В попытках сбежать от одной девчонки, я наткнулся на другую прямо в огромной столовой, под натиском сотни глаз, которым ужасно интересно, что между нами будет дальше. А дальше она уверенно идет к нашему с Алексом столику у окна, который мы любим всегда занимать. Ким подходит к нам не спеша, не видя в этом ничего сверхъестественного, ведь в данный момент в столовой только я и Алекс, с которыми она может нормально поговорить. К тому же, кажется, мы единственные собравшиеся здесь, кто говорит о чем-то другом.

[indent]ведь слишком много Кимберли Харрис за утро, вам не кажется?

[indent] — Выглядите убого, особенно ты Ост, — говорит она мне, считая своим долгом присесть к нам за столик и обговорить вопросы, которые ее сильно волнуют. Например, моя физиономия, которая, тут я должен с ней согласиться, выглядит действительно после прошедшей ночи не очень хорошо.

[indent] — Нет серьезно, что с тобой? Плохая ночь? — я мог бы поклясться, что она волнуется, но передо мной сидит Кимберли Харрис, в которой волнение занимает не самое первое место. Хотя я готов поклясться, что сегодня она какая-то другая. Свежая, бодрая и местами задумчивая, пытающаяся скрыть свое нетерпение под маской обычной Кимберли Харрис. Стерва, которая любит всеми командовать, пытающая скрыть, что у нее все по плану, но я уверен, что ночь у нее была тоже не радостная

[indent] — Тусил с ребятами из братства. Отмечал наше расставание и свою свободу. А у тебя как дела? Выглядишь как всегда прекрасно, — по всему кампусу ходит только три новости, две из которых я слышал слишком часто за сегодняшнее утро. Первой новостью было наше расставание, которое каждый считал своим долгом пообсуждать со всех сторон. Вторая новость – приход Харрис под утро во вчерашней одежде, которая по всем законом должна была слезно переживать разбег в отношениях, а не утешаться в объятьях другого парня.

[indent]Это я дословно услышал от девчонок, сидевших на несколько парт от меня на лекции по бизнесу. И честно сказать я даже не грустил по этому поводу, ведь тоже был виновником, поцеловав Пенелопу Пэн, о которой ходила новость под номером три. Пенелопа Пэн и Джон Торсен. Об этом мне даже думать не хотелось.

[indent]Мы проговорили с Кимберли еще минут десять, в обоюдном желании обменялись «приятными высказываниями». Алекс пожелал ей хороших выходных, сохраняя при этом максимально счастливую и дружескую мордашку. Она же в очередной раз напомнила мне, как убого я сейчас выглядел, а мне пришлось высказать предположение про новое платье, которое я раньше никогда у нее не видел. «Новое платье – новый парень. Хороший настрой, Ким. Я рад за тебя», - на минуту она опешила, но быстро взяла себя в руки и, отсалютовав нам улыбочку, покинула наше убогое общество.

[indent] — Думаешь, у нее реально кто-то появился? Как всего за один вечер ты смог растерять всех своих девчонок? Я думал, что после Ким, появится длинная вереница длинноногих красавиц, — Алекс смеется, хотя в этом нет ничего смешного, ведь я действительно думал, что она появится, но уже середина субботы, а вокруг меня вьется только Тейт и бывшая, и это грустно.


[indent]Большая часть субботы выдалась на редкость гадкой и гнусной. Разговор с Ривзом и Тейтом лишь на минуту прибавил пару баллов в сторону не такого мерзкого настроения, с которым она ходила большую часть дня, лишь ожидая очередной встречи с Бруно. Странно, но ей казалось, что все встречи с ним были какими-то успокаивающими, чуть ли не заживляющими, ведь душевных ран на ее теле было бесчисленное количество. С каждым разом их встречи, и хоть встречи можно было пересчитать по пальцам, она ждала с трепетом и волнением, не имея ни малейшего понятия о том, куда все это могло ее завести. Для нее он был закрытой книгой, которую она не собиралась открывать до недавних событий и которую едва ли открыла, если бы не обстоятельства.

[indent]Но жизнь странная штука, и Ким смогла убедиться в этом не понаслышке, встречая его на улице у дома, где он снимал студию. Еще больше она удивилась, когда он вместо дорогого автомобиля предложил проследовать к автобусу, на котором она никогда в своей жизни не каталась. Она родилась уже богатой, со всеми вытекающими обстоятельствами, где автобус был больше похож на огромный лимузин, в котором подавали шампанское, и музыка лилась из всех динамиков. Бруно же предлагал ей немного другое развлечение.

[indent]немного другую жизнь, если быть точным в своих высказываниях.

[indent]Экскурсия по местам, о которых она даже не догадывалась. Улочки, достопримечательности и места силы бедных, где они черпали вдохновения и получали не меньшее удовольствие, чем она на каникулах в Норвегии, у бабушки. Затем быстрорастворимый уличный кофе в пит-стопе и хот-дог у женщины сомнительного вида, которая клялась богом, что это будет самый лучший хот-дог в жизни Ким. Не обманула. Потом вновь экскурсия, напичканная историческими сводками, о которых Харрис не имела ни малейшего представления. Она все ровно большую часть вечера не слушала экскурсовода, а глазела на Бруно, который был королём вечера. Он шутил, улыбался, что-то шептал ей на ухо, говоря какая она красивая, божественная и лучшая. И все его слова были только о ней, о Кимберли Харрис, заживляя ее душевные раны, нанесенные другими людьми.

[indent]В этот вечер она не думала ни о чем, и впервые за долгое время смогла просто насладиться моментом, отдав борозды правления в руки рядом сидящего парня. И хотя Ким была далеко не наивная дурочка считающая, что они могут быть вместе, этим вечером даже такая реалистка, как она, на минуту, позволила себе подумать об их будущем.

[indent]Очередные мысли о том, что между ними что-то могло получиться, вернулись к ней вновь, когда она уже вечером потянулась от переполняемых ее эмоций к губам Бруно. Только так она могла обуздать бурю в ней, зачинщиком которой стал Бруно Клаус. Она была счастлива. Впервые за столько времени обычный вечер принес ей больше удовольствия, чем вечер при свечах в дорогом ресторане заказанным заранее. А ведь всего пару дней назад она реально мечтала об ужине при свечах. Хотя признаться, свечи, зажженные в компании Бруно, радовали ее даже больше, чем свечи в дорогом ресторане. Сейчас Бруно радовал ее даже больше, чем Ост в период их отношений, когда они еще могли себя называть парой.

[indent]Но об Осте она не думает. Заклинает себя не думать о парне, находясь сейчас с другим парнем, который из обычных вещей делает для нее сказку. Она счастлива, насколько может быть счастлива та, жизнь которой вертится вокруг денег и репутации. О первом она не беспокоится, а вот со вторым даже не представляет что делать. Репутация всегда была для нее проблемой и если с Остом она могла быть королевой бала, то с Бруно титулов ей никогда не видать.

[indent]но разве это важно?

[indent]Сейчас она смотрит на него счастливыми глазами и не планирует думать о репутации и деньгах в ближайшее время. Не планирует заводить разговор в голове о том, что у них нет будущего. Ведь на фоне горячих свечей, плаката на стене и романтической атмосферы он не просто имел шанс, он был его достоин.

[indent] [float=left]https://i.imgur.com/pSOtvlz.gif[/float]— Спасибо, — первое, что она произнесла, отлипнув от его губ. Он достоин большего, в отличие от нее. Она его не достойна. — Самая лучшая суббота за последнее время в моей жизни, — без ссор и выяснения отношений, без ругани и драк, без проблем и надуманных истерик, без борьбы за место под солнцем. — Спасибо, — еще чуть-чуть и она, сильная девочка, разревется, но Бруно не дает ей этого сделать, лишь прижимает к себе и обнимает, словно защищая от всех и каждого, кто может причинить ей боль. — Я хочу остаться сегодня у тебя, можно? Зубная щетка у меня уже тут есть, — шутки даются с трудом, да и держать себя сдержанной и важной персоной становится все сложнее и сложнее. Он видит ее иначе, без вычурной и напускной важности, без дорогой одежды и без родительской карты с деньгами. Он смотрит и видит девчонку, которую она давно потеряла в лабиринте взрослой жизни, где деньги и связи решают все. В его глазах она «просто Кимберли Харрис», которой давно уже не была и не мечтала вновь стать.

[indent]просто Ким и Бруно, без других людей, из-за которых они столкнулись когда-то в баре.

[nick]Austin Reeves [/nick][icon]https://i.imgur.com/DKEzoVs.png[/icon][status]опять клаус[/status]

0

32

[indent]  Неделя пролетела быстро, и Пэнни все время чувствовала напряжение из-за Торсена, который старался встречать ее на переменах, провожать до дома и всячески ухаживать за ней, что несколько ее раздражало. Она не понимала, как правильно себя вести, чтобы не обидеть его, чтобы не заставить его ненавидеть ее как когда-то с лучшим парнем в школе. Торсен казался милым, и все же, она чувствовала напряжение от того, что что она не может разобраться с самой собой и решить, нужен ли он ей на самом деле. Она думала о том, что он приятный, симпатичный, думала о том, что он нравится другим девушкам, что они постоянно провожают взглядом Пэнни и Торсена, таким завистливым и злобным, что внутри Пэнни даже радовалась какая-то сучка, о существовании которой Пенелопа даже не знала ранее. И все же, во всем этом было что-то не так – он не был ее человеком, у нее от него не было мурашек, ноги не дрожали, и когда, но брал ее за руку, она не чувствовала электричества между их пальцами. Весь ее организм считал Торсена приятным, но недостаточно хорошим, так что спустя неделю, которую они ходили везде и всегда вместе, она все же задумала разговор с ним. Серьезный, все ставящий на свои места и в целом – очень важный для него разговор, после которого, скорее всего, он перестанет с ней общаться или интересоваться ею. Пожалуй, она была к этому готова, хоть ей это и не слишком нравилось. Она бы с радостью оставила его в состоянии симпатии и заинтересованности ею с условием, что ей ничего для этого делать не нужно, и что он от нее ничего не ждет. К сожалению, в жизни так не бывает.


[indent] Бруно курил. Он давно не курил, но сейчас почувствовал острую необходимость выкурить одну-другую сигаретку, чтобы немного расслабиться. Выходные с Ким прошли прекрасно, она была мила и нежна, но все же, он осознавал, что его мир иной, и что этот мир ей не по нраву, хоть он и попытался собрать самое лучшее, что было в его мире. Говоря откровенно, Бруно давно уже не радовался своему миру так, как он показывал Кимберли, он не был таким ребенком искусства, как другие, ему хотелось бы начать пробиваться вверх, хотелось бы брать заказы за большие деньги и торговать искусством как Пикассо, то показывая нечто гениальное, то нечто сумасшедшее, но всегда что-то удивительное и интересное, что будет цеплять глаз, что будет разрушать нормы. Он мечтал о том, чтобы оказаться в бомонде, стать популярным, важным и, главное, известным благодаря своему таланту, но кому нужны бедные артисты? Он видел в Кимберли не только красоту, ум и интересного собеседника, он видел в ней не только потрясающую фигуру, гибкую, эластичную и такую сексуальную, он видел еще больше, и это больше теперь пугало его.

[indent] Сперва он не позволял себе даже думать об этом, но чем больше они проводили вместе времени, чем чаще она улыбалась ему украдкой в стенах университета, чем обыденнее становились их встречи за закрытыми дверями классов или за книжными полками библиотеки, чем регулярнее становились ее смски ему с призваниями встретиться, с улыбками каждое утро и поцелуйчиками каждый вечер, тем теснее в его голове устаивалась мысль о том, что она не просто девушка, и если у них действительно что-то получится, он сможет пролезть выше того, о чем он когда-либо смел мечтать. Он мыслил о том, как сможет однажды пролезть в ее общество, сможет начать с ними общаться и показать себя тому обществу, вход в которое сейчас ему закрыто. Он осознавал, как это звучит в его голове, но мысли эти были не выключить, потому что каждый из нас в первую очередь себялюб и эгоист, даже если параллельно мы видим в человеке-ключе еще множество потрясающих качеств, это не мешает нам все равно видеть в нем и ключ тоже. И Кимберли была его ключом, она, конечно, оставалась его принцессой и даже если бы у него никогда не было бы возможности стать частью ее общества, он бы забыл про эту возможность ради нее, но единственное, что ему действительно не нравилось – скрываться. Он уже знал, что бывает, когда ты долго таишь от кого-то что-то – тебе приходит письмо с угрозами от некого С и вот тогда это все перестает быть смешно и забавно. Меньше всего Бруно хотел скрывать свои отношения с Ким, если это вообще можно было назвать отношениями, и все же, порядок действий был настолько естественным, что он не успел в свое время вовремя отреагировать так, как было нужно отреагировать, и теперь он играл в эту игру, игру, которая давила на него слишком сильно.


[indent] Пэнни смотрела на Торсена, Торсен смотрел на Пэнни. Ребята встретились в выходные, когда Ким вновь умотала куда-то в пятницу вечером и не являлась до ночи воскресенья. Именно тогда Пэнни решила, что ей пора поговорить с ним, пока вокруг нет никого, кто захотел бы назвать ее шлюхой в присутствии парня, который был достоин лучшего отношения. Она неловко смотрела на него, переминаясь с ноги на ногу, совсем не зная, с чего начать
[indent] - кажется, ты хочешь меня отшить – он, наверняка, сильно надеялся, что она засмеется, и скажет, что это не так, но ее лицо лишь исказила гримаса сожаления
[indent] - прости, я просто… просто не влюблена в тебя – эта фраза вызвала в Торсене недоумение
[indent] - влюблена? А раньше нужно начинать отношения сразу с влюбленности? Разве это чувство не появляется в последствии, когда ты узнаешь человека… - он говорил, казалось бы, логичные вещи, но не учитывал, что она уже узнала его за эту неделю и этого ей было достаточно.
[indent] - ну, у меня все происходит иначе. Если я что-то чувствую к человеку, я начинаю отношения с ним, если ничего не чувствую, стараюсь быть честной и не тратить его время. – она опустила глаза, стараясь не смотреть на него, ей было очень неловко.
[indent] - ну ладно, значит, у тебя иначе – лишь спокойно пожал плечами Торсен, который, в целом, хоть и был несколько расстроен, все же очень легко отнесся к этому разговору.
[indent] - пожалуйста, скажи, что мы можем остаться друзьями? Если окажется, что тебе со мной все это время вообще было не интересно и единственное, что держало тебя рядом это... – она замялась, а он засмеялся, глядя на ее неловкость
[indent] - нет, ты очень милая, поэтому я с тобой общался. Если бы ты была неприятным человеком, я бы не стал проводить с тобой время, все в порядке, можем дружить, не переживай – он говорил спокойно, хотя, казалось, в его голове уже был план по тому, к какой девчонке он пристанет завтра. Пожалуй, можно не описывать удивления Пэнни, когда Торсен снова встретил ее с утра перед парами около крыльца девичьего дома в понедельник.
[indent] - что, но я не понимаю, мы же решили дружить – только и проговорила Пэнни, на что моментально получила ответ
[indent] - именно, поэтому я здесь, или друзья так не делают? – Пэн засмеялась, принимая свои слова назад, конечно, друзья так делают. Она была очень рада обществу Торсена, а общество университета так и не смогло понять – встречаются ли эти двое, или что?


[indent] 30 сентября, среда, вечер, Бруно, сидевший в своей тесной комнате в общежитии уже почти час переписывался с Ким. Этим вечером она решила развлечь себя возбуждением своего друга фотками эротического характера. Конечно, ничего конкретного, то лямку от лифчика пришлет, то краешек ноги с кусочком кружевных трусиков. Бруно смотрел на это с вожделением, расторопно отвечая ей в сообщениях, чтобы он сделал сейчас с тем лифчиком и с теми трусиками, она же продолжила его дразнить, и о чудо, Бруно вновь поступил не так, как все парни – вместо того, чтобы сходить в туалет и тихо-спокойно подрочить он решил, что ему срочно нужно наведаться к Кимберли Харисс. Однажды он уже пролезал в ее комнату через окно, правда делал он это очень поздно ночью, когда все спали, и Ким в том числе – он оставил розу и круассан у нее на столе с маленькой запиской, что ее ночной гость всегда следит за спокойствием ее сна. Это все было мило, и, кажется, она даже не слишком-то волновалась, что он залезал в комнату, хотя его не было рядом с ней в тот момент, когда она увидела записку и подарки, так что он не мог знать ее реакцию точно, однако, теперь у него появилась настоящая возможность проверить это – он собрался прийти к ней в гости посредь недели, что было, конечно, строго запрещено, правда они это никогда не обсуждали, но он все равно был уверен, что это запрещено. Так уж работает мужской мозг, когда тебе кажется, что что-то делать не надо – это точно не надо делать, но Бруно уже начал.  Кроме того, у Бруно теперь была четкая мысль - на днях в университете он видел, как Ким флиртовала с парнем из футбольной комнаты, и это был самый настоящий, неприкрытый флирт. Об этом даже немного болтали в универе, но вроде дальше флирта дело не зашло и вместе их пока больше нигде не видели, но Бруно-то знал, это дело времени. Его обижало то, что он оставался на втором плане, хотя ее душа, казалось, была отдана ему.

[indent] Парень залез на ее подоконник почти без проблем – рядом была большая труба, за которую можно было держаться, да и на первом этаже он лез мимо кухни, а не чьей-то спальни или гостиной, где всегда было много девушек, так что по его собственным представлениям, остался незамеченным, аккуратно поднимая ее окно вверх. Конечно, Ким быстро обратила внимание на то, что кто-то копошится у окна, а то, что она жила на втором этаже кое-что да значило, так что как только она увидела его лицо, удивление и негодования несколько поутихли, но она все равно очень взволновано смотрела на то, как он забирается в комнату. Ее губы шептали «Бруно», и хоть она и собиралась ругаться, он не верил, что она задумала это всерьез. Девушка машинально подошла к окну, закрывая его и внимательно осматривая улицу, после чего, она прерывисто выдохнула, чувствуя облегчение, что оттуда его никто не заметил, но и это было не все. Следующим жестом она аккуратно подошла к двери, прислушиваясь к голосам за ней. Бруно все это время с улыбкой стоял по среди комнаты, ожидая, когда все действия будут завершены и девушка со счастливой улыбкой кинется его обнимать. Так оно и было, только за одним исключением – его улыбка хоть и осталась на его лице – руки не сдвинулись с места, как только она бросилась в его объятия, а его лицо мягко отодвинулось от поцелуя. Ким, не понимая, убрала от него руки, смотря с опаской и удивлением, она никак не могла понять в чем затаилась обида Клауса, который спросил тихо, но очень просто
[indent] - ты же меня стесняешься, да? – ее лицо сложно было теперь описать, и чувствуя, что грядет разговор, он аккуратно уселся на ее кровать, продолжая задавать такие правильные вопросы.
[indent] - окей, Ким, а чего именно ты стесняешься? Того, что я бедный? Или, может, того, что я не из известной семьи? Может, потому что я не в братстве? Или все сразу? И если да, то, еще вопрос, стесняешься ли ты самой себя от того, что ты со мной? Это простой вопрос, но он будет много говорить о том, кем ты видишь себя в этом обществе, раз можешь упасть в чьих-то глазах просто потому, что найдешь кого-то, с кем будешь по-настоящему счастлива, забавно, да? – он смотрел на нее с интересом, с некоей искрой в глазах и понимал то состояние, в котором она теперь оказалась, она знала, кто он до того, как они начали это подобие романа, она знала и его статус и видела его студию, она видела все, что только можно, и ничего из этого ее не остановило, но лишь общество могло заставить ее прятаться, лишь другие могли заставить задумываться об искренности и серьезности, не сама она.

[indent] - я понимаю, как это важно для тебя, но если то, что между нами для тебя серьезно, если это имеет смысл, может, вместо того, чтобы отказывать себе и бояться упасть, поможешь подняться и мне, чтобы я мог соответствовать тебе в глазах твоего общества? Чтобы тебе не было стыдно за отношения со мной, потому что твое общество живет другими нормами? Я могу сыграть роль для твоих сестер, могу пойти на многое для тебя, но вопрос лишь в том, нужно ли это тебе – он замолчал, чувствуя, что больше всего сейчас хочет снова выйти из помещения точно так же, как пришел, но так бы сделал засранец, оставляющий свою девушку со своими мыслями и страданиями, он же был не из тех, он хотел поддержать ее в момент, когда ей станет это нужно или уйти, если она попросит его об этом, он хотел оставлять этот выбор за ней, как и любой другой выбор. Лишь она могла решать будут ли они вместе, и будет ли она его стесняться, лишь она могла выбирать, и этот выбор был его ей подарком, потому что не всегда мужчины дарят женщинам такие возможности.

[nick]Penelope Pan[/nick][status]клаус классный[/status][icon]https://i.imgur.com/7jmWodp.png[/icon][sign] [/sign]

0

33

[indent] Больше всего на свете Кимберли Харрис любила следовать правилам. Это касалось не только учебы, общественной жизни, но и любви в том числе. Отношения, будь они новыми или нет, всегда начинались с определенных правил, с которыми ты либо миришься, либо нет. Все это имело не только чисто символический характер, но и практический, облегчая жизнь, которая и так была слишком сложной. Хотя возможно она просто драматизировала на пустом месте, лишая себя всех прелестей нормальной жизни.

[indent] Отношения с Бруно позволили Кимберли вывести некие золотые правила, которые она старалась придерживаться, чтобы их жизнь вне студенческой общины могла протекать так, как протекала до этого. Сладко и счастливо, с классным сексом в студии и тайными встречами в местах университета, о которых она раньше не догадывалась. ЕЙ казалось, что это правильно. Каждому поцелую нужное место. Каждому взгляду правильный момент. Другого позволить они себе не могли, и если до Ким данное положение вещей дошло сразу же, то про Бруно такого она сказать не могла. Он решительно шел против правил, переворачивая ее мировоззрение с ног на голову, причем не на самую здоровую голову в сложившейся ситуации.

[indent] Надеяться, что их общение будет проходить только в стенах маленькой квартиры, в каком-то блошином районе, не приходилось. Она пошла дальше и повела за собой Бруно, выводя золотые правила, которые должны были выполняться с обеих сторон. Как со стороны Бруно. Так и со стороны Ким. Со своими правилами она, кстати, справлялась очень легко, чего не скажешь о Бруно, в теле которого слова «правило, общество и секрет» вызывали отторжение.

[indent] Первое правило гласило «никакой общественности». Ни одна живая душа не должна знать о них даже под дулом пистолета. Умирай за тайну, чтобы тебе этого не стоило, даже если встанет выбор между ней и смертью. Таких девушек, как она, у него точно никогда больше не будет, а значит, можно было умереть за любовь и умопомрачительный секс с ней, о котором он раньше только мечтал.

[indent] Делать вид, что она его не знает, было первое время ужасно сложно. Сложно не смотреть в его сторону, когда единственное чего ей так хотелось, сесть и глазеть на него. Сложно не подойти на перерыве между парами в столовой и не выпросить очередной комплемент, которыми он одаривал ее ежеминутно. Но актрисой Кимберли была превосходной, к тому же роли могла исполнять хорошо.

[indent] В какой-то момент она смогла выстроить границу между влюбленностью к Бруно. Стало немного легче, ведь только так она смогла оправдать свою зависимость от их отношений и наконец-то определиться с чувствами, которые она к нему испытывала. Выстроенная граница позволила ей флиртовать с другими парнями на уровне, когда флирт был чисто механическим, совершенно ничем не подкрепленный, но необходимый, чтобы никто ничего не заподозрил. Стало проще, она научилась профессионально делать вид, что ей нравиться флиртовать с другими парнями, которые считали своим долгом подкатить к ней, раз место под боком внезапно освободилось. Спортсмены флиртовали глазами, играли мускулами и пытались пригласить ее на свидание, но спортсмены, после отношений с Остом, ее не привлекали. Она перешла на художников.

[indent] Но не смотря на все, для людей вокруг она была черной вдовой, похоронившей свои отношения и готовой вновь вступить в любовную авантюру. Общество считало, что самый лучший способ ее задобрить подкатывать не спеша, играя грудными мышцами. Для Кимберли флирт был игрой, после которой Бруно устраивал ей сцены ревности, плавно переходящие в жаркие ночи, доказывая свои права на обладания не только ее душой, но и телом. Поэтому ее все устраивало, ведь она получало все, одобрение всех вокруг, и в тоже время ничего, в ней все так же сидело отрицание выйти публично в свет с Бруно.

[indent] Второе правило заключалось в том, что она сама устраивала им встречи в стенах университета. Пустые аудитории, о существовании которых она раньше не догадывалась, идеально подходили для их слишком близкого общения. Библиотека также вошла в список доступных мест, где они могли даже сидеть за одним столом, не вызывая ни у кого вопросов. Очень популярными у них были библиотечные столы, расставленные между длинными книжными шкафами, где народу было чуть меньше, чем в начале, у стойки сотрудников библиотеки. А вот столовая стала под запретом. Согласно правилу, нельзя было взять и подсесть друг к другу. Её круг общения в лице, Сары, Бетти и Беверли, не одобрил бы бродяжку за столом, поэтому лишний раз ставить себя и Бруно в неловкое положение она не собиралась, чего не скажешь о «подружках», которые так и не научились задавать нормальные вопросы. От вопросов «почему бывший Пэн смотрит в нашу сторону» до «когда ты уже познакомишь нас с твоим новым парнем. Надеюсь, он круче Ривза», она только закатывала глаза и переводила тему.

[indent] Третье правило касалось общежитий, двери которых они не должны были ни в коем случае открывать перед друг другом. Как с его стороны, так и с ее. Она была еще не готова открывать перед ним свою комнату, и в тоже время не питала слабости к мужскому общежитию, где жил Бруно. Не смотря на время, проведенное вместе, их вселенные все еще были слишком далеки друг от друга и люди едва ли поняли, причину их внезапно возникшей влюбленности друг к другу. Они были далеко не парочкой собак из диснеевского мультика. Едва ли у леди было больше секретов, чем у Харрис, жизнь которой, не смотря на аmerican express в кармане, лучше не становилась.


[indent] Окно в комнате у Харрис закрывалось только в двух случаях. Из-за холода за окном, что, бывало, не так уж и часто, ведь она сильно любила холодину не только на улице, но и в помещении. Из-за шума на улице, который частенько исходил от студентов. Поэтому она любила вечера, когда на улице было в меру холодно и не шумно, как сегодня, но она сразу поняла, что что-то не так.

[indent] Сложно делать вид, что ничего не происходит, когда в твою комнату кто-то вваливается через окно. Например, парень, который точно не должен тут быть. Постепенно ее растерянность сменяется удивлением по мере того, как тело Бруно осторожно вползает внутрь комнаты. Минутное замешательство уступает место реальности происходящего и после восторженного «Бруно», первым делом она бросается к окну, проверять насколько все может быть критично. За окном ее встречает полная тишина и лишь парочку бегунов, которые любят прогуливаться по кампусу поздно ночью, устраивая себе ночные пробежки. Удостоверившись в том, что необдуманная выходка Бруно осталось незамеченной, она закрывает окно и плотно сдвигает шторы, отгораживая себя от внешнего мира. Затем, разобравшись с окном, проверяет дверь. Вслушивается в пустой коридор и защёлкивает замок на двери, чтобы быть окончательно уверенной в том, что к ним не сбегутся фурии ее общины. И нет, она не сошла с ума, просто всему есть свое правило, к тому же ей нравится такой формат отношений, где каждая встреча может быть последней, ведь на кону поставлено слишком многое.

[indent] Но это «многое» бьется о скалы, когда Бруно произносит речь и призывает ее признаться уже не только себе, но и всем вокруг, что скрывать отношения невыход. Она бы с радостью, но так сложно показать людям, которые не понимают того, что леди может полюбить бродяжку.

[indent] — Бруно, я не знаю, могу ли открыть «им» наши отношения, — но мысленно она уже знает, что он ответит. Либо она выбирает его, либо общество, которое загоняет ее в рамки, диктуя ей как жить и существовать в мире, полным противоречивых вещей. Но она могла бы попробовать, правда? Впервые в жизни пожить как удобно ей, а не как удобно другим. Быть просто Кимберли Харрис и послать всех к черту, потому что имеет на это полное право.

[indent] да, точно. пошли вы все в задницу.

[indent]  — Я могу попробовать…наверное, — кажется, парень, сидящий на ее кровати, облегченно выдыхает, разрешая обнять себя и прижаться к нему. Легко говорить о любви к бродяге, когда окно и дверь плотно закрыты, ведь никто не знает и не догадывается, чем они занимаются за дверью.


[indent] Сегодня в столовке слишком много народу. Катастрофически много на одну порцию веганского салата и курицы. Мы с Алексом как обычно сидим у окна. Я увлеченно залипаю в телефон, прокручивая спортивную ленту новостей, прикидывая, когда мы выберемся с другом в следующий раз на игру. Алекс занят своим любимым занятием, увлеченно глазеет вокруг. В последнее время, он самый точный источник сплетен, которые вливаются ко мне в уши со скоростью света.

[indent] — Ты обратил внимание, что Пэн все еще с Торсеном? А ведь он не плохо с ней смотрится. Ну в смысле, они дополняют друг друга, — не имею понятия чем именно, поэтому только молча пожимаю плечами утыкаясь еще больше в телефон. Мне нет дела до их парочки, какой бы радостной они не были.

[indent]  — Оу…смотри Ким. Ты к ней не подходил? — расставание с Ким далось мне максимально легко и без проблем. Я оторвал пластырь, срок годности которого уже давно истек. Он уже не заклеивал раны, а напротив собирал всю возможную заразу в шаговой доступности, усугубляя болячку еще больше.

[indent] я не говорю, что отношения с Кимми были заразой, от которой можно было избавиться только одним способом. но сравнение ведь очевидное. 

[indent] — У нее и без меня все в жизни хорошо, — бурчу я, все еще не отвлекаясь от телефона. Не знаю, какая новость может отвлечь меня от спортивной статьи, где подводят сводку результатов игр любимой Нью-Йорк Джетс, но Алекс находит чем меня удивить.

[indent] —Ост…, — его голос понижается и переходит на шепот, похожий на шелест листьев за окном. Тихо. Очень тихо. —  Ты должен это видеть, — он трясет меня за руку, окончательно вырывая из спортивных оков. Просит посмотреть в сторону Ким и понять, почему шум в столовой сократился в два раза. И дело далеко не в начале следующей пары, нет. Дело в том, что на моих глазах разворачивались по истине военные действия.

[indent] Я видел Ким, проходящую мимо ее королевской свиты в сторону длинных столов. И возможно я бы не видел в этом ничего страшного, ведь она частенько цапалась с Сарой, Бетти и Беверли, если бы ее поднос не приземлился напротив одинокого обеда Клауса, который в этот момент, как мне казалось, от шока и удивления слишком быстро прожевал свой бюджетный сэндвич.

[indent] — Ты ведь не думаешь, что новый парень Ким – Бруно?! — в этот момент я ничего не думаю. Мои мысли отключаются, и я ищу глазами Пенелопу, которая удивлена не меньше моего.

[indent] что вообще происходит?

[nick]Austin Reeves [/nick][icon]https://i.imgur.com/LF9xn4P.png[/icon][status]ммм...класс[/status]

0

34

[indent] Порой люди живут в такой невероятной тьме, что первый попавшийся луч солнца принимают за свет, несомненный и очевидный, восхваляя его и держась за него как за последний шанс под этим проклятым небом. Они не представляют, что свет этот может быть закатом, что несет после себя еще большую и темную ночь, они не видят ничего вокруг, обрадованные появившемуся свечению. Удивительно, ведь меньше всего мы ожидаем увидеть пораженной этим светом такую девушку, как Кимберли, она кажется нам стойкой леди, сильной и смелой, готовой самостоятельно пробивать небеса собственным нравом и характером, однако теперь, сраженная чем-то, что бьется в ее груди, она решилась на безумство, и теперь за этим безумством наблюдали все.

[indent] Пэнни была одной из тех, кто смотрел за разворачивающимися событиями со стороны – она сидела с Торсеном, Макс и Мартином за одним столиком, и пока Ким не вошла в помещение, мило болтала с ребятами о том, как сильно ей не хочется разбираться с насущными проблемами в виде эссе по природоведению. И все же, ни одно эссе не смогло бы обогнать по важности события, разворачивающегося теперь перед их взорами.  Кимберли Харрис будучи в здравом уме и светлой памяти прошла мимо своих подружек и уселась прямо напротив Клауса. Пэнни замолчала на полуслове, она смотрела на Клауса, лицо которого выглядело почти также растеряно, как все остальные лица в помещении, но он нашелся быстро. Он посмотрел на всех, кто уже пялился на него – на подруг Ким, на Остина и его команду, на Пэнни и ее друзей, он словно изучил происходящее, продумывая действия, но делал все быстро, со стороны казалось, что он просто наслаждался сотней взглядов, обращенных к нему, но это быстро прекратилось. Он тихо что-то проговорил Ким, но что конкретно - никто не услышал, после чего, также спокойно полез в рюкзак и достал свой блокнот с набросками. Он показал его слишком открыто, словно бы небрежно, но в этой небрежности было что-то еще, он словно пытался оправдаться, почему именно она села к нему – в его блокноте все, кто смотрел теперь в спину Харрис мог увидеть ее портрет. Он перелистнул страницу – новый ее портрет, в другом стиле. Он начал что-то ей показывать, произнося свои объяснения о рисунках настолько тихо, что никому не удалось бы услышать их разговор, разве что подойти к ним напрямик. К счастью, никто не стал этого делать, а после Бруно встал и с улыбкой сообщил ей, что придет вечером в дом сестринства, чтобы ее рисовать. Это было сказано уже громче, так что ближайшие столики смогли услышать, о чем шла речь, хотя тишина медленно растворялась по мере того, как все понимали, зачем именно Ким завязала дружбу с бедняком вроде Бруно. Конечно, мыслишки где-то на задворках разума оставались у всех, но теперь они стали слишком уж абсурдными, поэтому закрывая эту тему, все наблюдали за тем, как Ким, с улыбкой принявшая его наброски, вернулась к девочкам. Конечно, там ее ждала куча вопросов, но она без тени сомнения отвечала им что-то о том, что Бруно – лучший художник в университете, и что его картина не дешево ей обойдется. Девочки удивленно переглянулись – они понятия не имели о том, что он достаточно популярный художник, чтобы просить большие гонорары, но все и каждая ощутили легкую заинтересованность во всей этой истории. Было в этом во всем что-то странное, чего никак нельзя было подтвердить или опровергнуть, но мысль витала в воздухе.
[indent] - ну, по крайней мере теперь ясно, почему они общаются – со скучающим видом определила Макс, но для Пэнни все было не так очевидно.
[indent] - они вообще не должны были быть знакомы. Это очень – очень странно. Я хочу поговорить с Бруно сегодня у нас в доме. – Мартин засмеялся
[indent] - только не смотри в его сторону слишком долго. Если ты права, и между ними что-то есть, тебе не стоит даже дышать около него – эту фразу Пэнни решила проигнорировать, ведь мысль о том, что Ким может быть с Бруно в целом… нелепа? Да. Точно, именно так. Нелепа. Пэнни украдкой посмотрела в сторону Остина – он говорил с Алексом и совершенно на нее не смотрел, но внутри у Пэн появилось ноющее чувство – пожалуй, ей же ничего не будет, если они просто пообщаются? Ким же не будет против? Или…


[indent] Бруно думал со всех сил. Он уже просчитывал внутри себя все пути, все варианты, которые только мог и сразу понял – сейчас Ким не справится с наплывшим от ее подруг негативом. Ее могут скинуть с трона, если она выберет его, и это будет не слишком хорошо для самой Ким. Нет, нужно было искать что-то еще, и хоть ей, судя по ее выражению лица, не сразу понравилась идея, которую он ей нашептывал, фраза «пожалуйста, доверься мне» сработала, и она с усталым видом уставилась на блокнот, который он усиленно показывал ей уже минуты три, на самом деле объясняя свой план. Бруно готов был поклясться, что сам Бог помог ему, и у него были наброски ее портретов, иначе не видать ему этого объяснения ситуации, как своих ушей. Увы, дальше все было еще сложнее – вечер в девчачьем доме, с учетом того, что все девушки будут на месте. Включая Пэнни.

[indent] И все же, Пэнни нервничала. Она не видела Бруно уже порядка двух-трех недель, и говоря откровенно, больше всего хотела продолжать его не видеть, но сегодня он приходил к Ким, и это совершенно сбивало ее.
[indent] Когда он пришел, Ким еще не спустилась, так что Пэнни быстро подбежала к нему, предлагая вернуться на веранду и выйти из общей прихожей, чтобы не привлекать людей.
[indent] - эм, мы можем поговорить? – она была несколько взволнована и расстроена, он же был сосредоточен и спокоен, словно выполняет некую миссию, ей пока не понятную и не известную. Он кивнул, они вышли вместе, и она закрыла входную дверь.
[indent] - это же ее ты имел в виду, когда говорил, что изменил мне, да? – она начала настолько прямо и резко, что у Бруно поехала вверх одна бровь.
[indent] - Пэн, я не думаю, что тебе нужно знать всех людей, с кем я спал, особенно теперь, когда мы не вместе. Ладно? – этот кроткий, но серьезный ответ подействовал на нее как ушат холодной воды на голову, она вновь посмотрела на него уже другими глазами, и сказала легко, словно бы извиняясь.
[indent] - Да, ты прав. Просто, Ким? Как вы вообще познакомились?
[indent] - случайно пересеклись, когда были слухи про вас с Ривзом. Обсудили возможность романа между вами, я не поверил, она поверила, в общем, ничего особенного. Просто поговорили.
[indent] - то есть между вами ничего нет? – она сказала это почти с облегчением, хотя не очень понимала, что именно ее тревожит и почему она так волнуется об этом. Неужели ее все еще тревожит Бруно? Или судьба Ким ей небезразлична… быть девушкой Бруно и оставаться на троне точно не будет просто.
[indent] - ну, если честно, я был бы не прочь, но ты же понимаешь, Ким… это Ким. Если ей захочется чего-то нового, может у меня и появятся шансы, но я пока радую себя ее два дэ изображениями – Пэнни улыбнулась. Это признание показалось ей очень искренним и милым.
[indent] - хорошо, я не знаю, получится ли у вас что-то, но буду надеяться на твою удачу. И да, я зря на тебя накричала тогда
[indent] - да нет, это я зря не поверил тебе сразу. Как я мог поверить, что между вами с Ривзом что-то могло быть…
[indent] - кстати на счет этого – Пэнни не успела договорить, она улыбалась, собираясь раскрыть свой маленький секрет, но дверь открылась и на новоиспеченных друзей с презрительной усмешкой смотрела Ким. Она посмотрела на Пэнни, после чего посмотрела на Бруно. Он быстро нашелся.
[indent] - не помню, говорил ли я тебе, что мы с Пэнни не разговаривали, но теперь снова разговариваем. Закопали топор войны, раз уж я буду работать в этом доме – он улыбнулся ей, но ее улыбку едва ли можно было назвать улыбкой.
«она ревнует» - с восторгом подумала Пэнни, осознавая, что у Бруно действительно получается завоевать сердечко холодной Ким.
«она ревнует» - с тяжестью в сердце подумал Бруно, осознавая, что им придется еще очень многое пройти и обсудить для того, чтобы стать нормальной парой. И все же, у него была потрясающая возможность находиться рядом с ней в ее доме, касаться ее волос и плеч, просить улыбнуться или поменять позу, и, главное, все это на глазах у ее подружек. Если это не победа на первом уровне, то что же тогда?


[indent] Пэнни уходила из комнаты, чтобы оставить Мартина и Макс вместе на часик, как они порой договаривались. Она отлично понимала, что они не в шарады будут играть, но именно сегодня из комнаты совсем не хотелось уходить.
[indent] - знаете, я вроде рада за Бруно, у него получается вызывать в Ким эмоции, и я не удивлюсь, если она все же забьет на правила и начнет с ним какую-то интрижку, но если она уже почти не скрывает ревности к нему, значит ли это, что я могу уже наконец-то перестать… - она замолчала, потому что предложение было сформировано в голове так, как нельзя было произносить вслух, но ребята уже достаточно хорошо узнали ее, чтобы понять, о чем она говорит
[indent] - скрывать чувства к Остину? – с беспокойством и улыбкой уточнила Макс. Пэн лишь уронила голову, не в силах признаться в этом себе самой.
[indent] - ладно, я пойду, мне как раз будет неплохо прогуляться, может вытащу с собой кого-нибудь из девочек. – Пэнни ушла, и Макс с Мартоном занялись теми самыми шарадами, но в голове Мартина уже появился план, в котором фигурировал он и Остин, и в котором они вместе беседовали про Пэн.

[nick]Penelope Pan[/nick][status]ох[/status][icon]https://i.imgur.com/96D5J60.png[/icon]

0

35

[indent] Попытки создать революцию были подавлены. Противостояние бедных и богатых сошло на нет, как и возможность заговорить об их отношениях на все услышанное. Людям было не так интересно наблюдать за отношениями леди и бродяги, зная, что их связывают исключительно деловые отношения. Окружению хотелось хлеба и зрелищ, но вместо хлеба публика получила только вчерашние объедки, которые были никому не интересны. Одним словом скучно, что хотелось зевнуть, смотря на художественный альбомчик Бруно. Кажется, отношения Пенелопы Пэн и Джека Торсена вызывали больше внимания, чем бизнес-идея Бруно поднять свой уровень жизни за счет статуса Кимберли Харрис. Скучно. 

[indent] Остаток дня прошел также скучно, словно был точным продолжением заварушки в столовой. Об ее возможных отношениях интересовались только «подружки», но и то пару раз, после также потеряли интерес к бродяжке, который считал себя художником. Больше вопрос их отношений за общим столом не поднимался и вместо обсуждения секса с Бруно, девчонки решили обсудить осенний бал, который Ким интересовал в последнюю очередь. Вместо того чтобы быть в центре внимания в качестве самой обсуждаемой новости этой осени, они увлеченно обсуждали никому не нужный ежегодный осенний бал, не догадываясь о том, что вокруг творилась революция.

[indent] Уже вечером, ожидая прихода Бруно, официально через парадный вход, она вновь задумалась о том, что расставание с Остом обсуждалось не один день, а связь с Бруно была забыта сразу же стоило ему достать свой альбомчик. Ким расстроила не столько сама мысль о том, что Бруно был никому не интересен в качестве личного художника для Ее величества, сколько собственное душевное состояние и желание быть в центре внимания. Желание быть обсуждаемой персоной, а не девчонкой решившей поиграть в благотворительность, привлекало ее намного больше, но самое времени перестать об этом думать и просто наслаждаться сложившейся ситуацией. Ей не хотелось вспоминать о том, что их миры все еще находились в разных плоскостях, что конечно же было стопроцентной правдой. К счастью, за последнее время Ким с ловкостью научилась врать не только всем вокруг, но и себе. Вновь взглянув на свое идеальное отражение в зеркале, она с легкостью засунула подальше свои мысли о разных мирах и со спокойной душой вышла из комнаты, остановившись ровно у двери, увидев картину в начале лестницы, которая ей не очень понравилась.

[indent] Удивительно как жизнь может измениться за короткий промежуток времени. Еще недавно, на зимних каникулах в Ванкувере, она развлекалась в компании Остина, Алекса, Беверли и Моник, которая одна скучала в компании родительских денег на горнолыжном курорте. Они пили игристое шампанское и сорили деньгами, которые никогда бы не заработали в своей жизни. Наслаждались жизнью, покоряя горнолыжные вершины, совершенно не переживая о том, что уже следующей осенью их жизнь кардинально изменится и причиной всему будет появление в стенах Стенфорда мисс Пэн. Того самого рыжего недоразумения, из-за которого вместо того, чтобы распивать игристое шампанское на горнолыжном курорте, она будет «позировать» бедному художнику и заниматься благотворительностью. Смотря с высоты второго этажа на мило воркующих Бруно и Пенелопу, ей и в голову не приходило, что бороться придется не только за Оста, но и за Бруно. И если первое сражение она проиграла, то второе планировала выиграть, немного поменяв правила игры.

[indent] Но ее война за сердце начинающего художника потерпела фиаско, когда сам Бруно не выдержал и отложил в сторону карандаш, усаживаясь по удобнее на кровати, где они расположились, чтобы он немного порисовал, хотя Ким нашла бы для него более интересное времяпровождения.

[indent] — Говори, — он был спокоен, тих, задумчив. Ким такими качествами не обладала, а если и обладала, то пользоваться ими не могла. Она была создана для шоу и ярких эмоций, которых в ней было хоть отбавляй. Но спокойный, тихий и задумчивый Бруно пугал ее, заставляя отчего-то по девчачьи робеть и сжиматься в клубочек, который Клаус мастерски мог разматывать.

[indent] — Ты решил вернуться к Пэн? — в отношениях с соперницами разговор у нее был короткий. Она любила выяснять все на берегу, точно раскрывая карты. Будь то разговор с Пэн пару недель назад на кухне, будь то разговор с Бруно сейчас. Если она хотела знать правду, то получала ее здесь и сейчас, не зная в заданных вопросах полумер.  К тому же сама их не любила, но чертов Бруно все всегда переворачивал с ног на голову, даже ее внутреннее понимание себя, хотя с этим у нее никогда раньше не было никаких проблем.

[indent] Вопрос о возможных отношениях Пэн и Клауса она хотела задать по-другому. Но вопрос «Ты решил вернуться к Пэн?» звучал намного приятнее, чем вопрос «Пэн опять трахается с моим парнем? Серьезно?». Возможно, пару недель в обществе с Бруно не прошли даром и вместо мгновенного ядерного взрыва заводилась сейчас она в разы меньше, чем было раньше. Сейчас Ким готова была слушать и принимать аргументы парня, который только вздохнул, изрядно уставший, по-видимому, от вечной ревности Кимберли Харрис.

[indent] — Мы просто друзья с Пенелопой, — произнесенные слова мигом отразились на лице Харрис, давая понять Бруно, что у него есть пару минут, чтобы изменить положение вещей до взрыва атомной бомбы.

[indent] — Ким, я хочу чтобы ты поняла, — три, — Ты должна уважать саму себя и если ты себя уважает, то не будешь думать об изменах в первую очередь, — два, — Мужчины и женщины могут дружить между собой, но это все ничего не значит, — один, —потому что я уже выбирал тебя и выбрал бы вновь. Дай мне слово, что больше никакой ревности. Ты доверяешь мне, и не против Пэн, — говоря все это, он смотрел в ее глаза и гипнотизировал. Нет, определенно Бруно обладал каким-то даром гипноза, иначе как объяснить то, что она, вместо взрыва, молча кивала в такт его словам, выкидывая из своей головы Пенелопу Пэн. Второй раз на одни и те же грабли наступать она не планировала. И если любовь с Бруно шла параллельно дружбе с Пенелопой Пэн, то ей придется поднапрячься и сдержаться от попытки вцепиться в рыжие волосы соперницы.

[indent] — Ладно, хорошо. Я даю тебе слово, — в голосе блондинки не было ни намека на превосходство, но приятно знать, что есть человек, который в любом случае сделает выбор в твою пользу. — Пожалуй, на этом можно и продолжить рисовать, тебе так не кажется? — но судя по сменившемуся настрою Бруно, рисовать сейчас он хотел в последнюю очередь. Отставленный в сторону альбом говорил Ким о том, что Клаус немедленно хотел не только словами убедить ее в том, что с Пэн они только друзья, но и наглядно продемонстрировать блондинке то, что возбуждает его только Ким, ну и ее вечная ревность, которая идеально сочеталась с их любовной жизнью в постели.


[indent] После революции в столовой прошло несколько дней. В ее жизни особо ничего не поменялось, разве что Бруно стал частым гостем в сестринстве, не вызывая ни у кого ни малейшего подозрения. Исключив из списка проблему «скрывать отношения» они смогли наслаждаться жизнью в стенах общины, замаскировав собственные отношения под бизнес-идею продвижения Бруно в качестве художника. В перерывах между его рисованиями они разговаривали, обсуждали жизнь и просто наслаждались моментом. Частенько сплетничали, чего она не могла позволить себе в отношениях с Остом. Тот был просто не прошибаем в этом плане и считал самым мерзким занятием сидеть и сплетничать. Бруно был другим, хотя пора бы ей уже понять тот факт, что Бруно и Ост отличались друг от друга словно черное и белое. И где молчал Ост, не мог промолчать Бруно. Именно от него она узнала о том, что сучка Пэн, все еще остаточная реакция на Пенелопу Пэн, ведь она пообещала больше его не ревновать, все-таки влюбилась в Остина Ривза. Теперь ей было не интересно, но Ким любила сплетни, поэтому остановить Бруно была не в состоянии.

[indent] — Слушай, я тут сегодня болтал с Пэнни, — ее имя вызывала у Ким рвотный рефлекс, но заметив, как Бруно на нее смотрит она подавила в себе рвотные позывы и засунула свою ревность в дальний ящик. Она ведь обещала, о чем, собственно, не позабыл напомнить и сам Бруно.

[indent] — Ну, что дальше? — можно подумать ей было интересно. Хотя, ладно, было.

[indent] — Оказывается, ты была не так уж далека от правды, когда думала, что между ними что-то есть, только в тот момент, когда ты так думала, еще ничего не было, — он говорил загадками, но прерывать его она не решалась, словно стояла перед дверью, которую когда-то приоткрыла, но от испуга посчитала нужным закрыть, громко при этом хлопнув дверью. – Они поцеловались. Точнее Ривз поцеловал Пэн на дне посвящения. Но Пэнни до сих пор игнорит Остина из-за страха, что ты в лучшем случае вырвешь ей волосы, а в худшем даже боюсь представить, что ты могла бы сделать, - наверное, она могла бы многое, если бы Ост ее действительно сейчас волновал. Вместо этого Харрис только усмехается, от ситуации в целом и от того, как все обернулось для всех них.

[indent] Пэн игнорирует Ривза. вот это да. такое разве бывает?


[indent] После появления в моей жизни Джека Торсена заниматься на стадионе я стал чуть больше, чем положено. Утренняя и вечерняя пробежка вошла в мою жизнь не как необходимость, а как смысл спортивного существования в качестве квотербека университетской команды. Молодой, подающий надежды первокурсник наступал мне на пятки во всех аспектах моей когда-то идеальной жизни. И если Пэн я отдал в его руки без боя, расценив знаки Пенелопы Пэн как «отстань от меня, Остин Ривз», то за статус в команде решил побороться. И первым делом возобновил утренние и вечерние тренировки, которые хоть и входили в список тренировок, но были не столь регулярны, как это делал я.

[indent] Алекс частенько составлял мне компанию, но также частенько отлынивал от пробежки, ссылаясь на учебные дела, которых у него конечно же никогда не было. Поэтому этим осенним вечером я планировал пробежаться пару раз по университетскому стадиону и с чувством выполненного долга отправиться спать, как делал в последнее время, после появления в моей жизни Джека Торсена. Но вы ведь в курсе, что никогда нельзя думать наперед? Знаете, да?

[indent] Мартин догнал меня на четвертом круге. Его дыхалка и слова, которые он пытался произнести, перемешались между собой и первое время я едва ли мог понять, что он мне вещает. Останавливаться не планировал, но шаг уменьшил, чтобы парень смог легко подстроиться под мой бег. Не поймите меня неправильно, наше общение с Мартином было исключительно на уровне спортивной команды. Я знал о его существовании ровно столько же, сколько он о моем. То есть ничего толком о нем не знал. Алекс полностью отвечал моим запросам в качестве друга и заводить нового я не планировал. Но в последнее время моя жизнь слишком круто бьет красками, поэтому не удивлюсь, если и Мартин перекочует из статуса «знакомый» в статус «друг».

[indent] внезапно, да?

[indent] — Чего тебе, Мартин?

[indent] — Как же задолбали эти девчонки, — говорит мне Мартин, видимо забыв, что я мастерски за кротчайший срок смог растерять всех своих фанаток.  Отсутствия девушки в моей жизни нисколько не смущало рядом бегущего со мной парня, поэтому дальнейшее мое молчание он принял за знак, причем положительный.

[indent] — Роуз уже второй день выносит мозги из-за годовщины, хочет что-то особенное, еще Пэн чудит. Все какие-то с ума поехавшие, — мне бы его проблемы, но вместо этого я продолжаю бег, надеясь лишь на то, что Мартин отвалит также внезапно, как и привалил ко мне. Но он только ровняется со мной, продолжая бежать дальше, видимо привыкший к моему темпу.

[indent] — Сочувствую, — когда молчать уже просто не было смысла, я решил своим долгом и ему что-нибудь ответить. Ляпнул что первое пришло в голову, надеясь лишь на то, что этого хватит. Но видимо не хватило, Мартин решил продолжить.

[indent] — Прикинь, она же даже не встречается с Торсеном. Погуляла с ним недельку и дала от ворот поворот. Решили, что будут дружить, он ее везде сопровождает, но у них нет ничего, а Пэнни сама ходит страдает по какому-то парню, с которым они поцеловались в ночь посвящения, — я мог поклясться, что все это было спланировано заранее в слишком умной голове Мартина, и прежде чем остановиться пробежал с ним еще один круг, чтобы понять, какой именно вопрос я хочу задать ему. По правде, вопросов было слишком много, но я решил отделаться одним. Мне казался он самым важным.

[indent] — Ты ведь знаешь, кто этот парень? — мы смотрели и прекрасно понимали друг другу без слов. Он смотрел на меня, я смотрел на него, и на секунду мне показалось, что, прочитав мои мысли, он даже кивнул, давая мне понять, что речь идет обо мне. И самое тупое во всей этой ситуации, что я не знал, что делать дальше. Бежать к ней прямо сейчас и выяснять, какого черта она страдает по мне, если сама уже все решила, или продолжить бежать и дальше, отложив разговор с Пэн до завтра, а то и в долгий ящик.

[indent] Отчего-то я испугался, не зная, что делать дальше. Нахмурился, внутренне возмутился, и с чувством внутренней тревоги, словно кто-то нажал на тревожную кнопку, решил пробежать оставшиеся пять кругов, надеясь только на то, что по итогу пойму, что делать дальше. Мартин был мне не советчиком в этом деле. Только я мог решить нашу проблему с Пэн. И начать я должен был с того, чтобы перестать считать наши возможные отношения с Пэн – проблемой.

[indent] Это было важно. Ведь несмотря на то, что я лично говорил ей о том, что мы больше не в школе, я все еще был другом того самого говнюка, который когда-то устроил для нее концлагерь.

[nick]Austin Reeves [/nick][icon]https://i.imgur.com/LF9xn4P.png[/icon][status]и снова здорова[/status]

0

36

[indent] Бруно проводит день за днем в девичьем доме, и понемногу к нему привыкают девочки. Кто-то предлагает печеньки с какао, кто-то расспрашивает у него про картины и не сможет ли он нарисовать их самих, но все высшее общество подруг Кимми пока неустанно следит за своими коронами, желая оставлять их на собственных головах, не разделяя место с Клаусом. Это их надменное поведение его вовсе не смущало, он думал о том, как пробраться в головы к каждой из них, убирая из игры флирт и подкаты – этого не потерпит Ким, даже если это все будет нужно для плана. И все же, ему было не нужно, чтобы его приняли с распростертыми объятиями, только привыкли к его обществу, от которого не нужно бежать и фыркать ежесекундно. Он еще разрабатывал планы, когда в его жизнь снова вторглась Пэнни. Она была настроена довольно дружелюбно, словно забыла о том, что он предал ее, что был неверен. Удивительно, как быстро забываются обиды, когда человек не был тебе по-настоящему дорог и не представлял что-то особенное. Кажется, Бруно сильно переоценивал свою важность в жизни Пэн, раз она так быстро окрепла после их ссоры и совсем перестала переживать из-за него, даже радуется тому, что он пытается подкатывать к Ким. Удивительное все же дело. Этих девчонок не поймешь! И все же, Ким смогла понять, смогла оценить его слова и даже обещала больше не негативить в сторону его подруги, да уж, когда еще такое было? Пожалуй, никогда, но они официально и не были парой, так что, это тоже весьма условно, возможно, однажды, когда все будут знать, кто он для нее, появятся совсем другие вопросы, но пока он был вполне себе доволен сложившейся картиной.


[indent] Пэнни с удивлением для себя осознала, что как только в ее жизни появился Остин, именно в том виде, в котором он сейчас был – тенью, которая поцеловала ее на ночи посвящения и больше ни разу не являлась, Бруно стал ей совершенно не интересен. Кажется, пару недель назад она готова была проливать из-за него литры слез, а сейчас спокойно наблюдает за тем, как он жует карандаш и ворует у одной из девочек сестринства упаковку с маршмеллоу. И ей было совершенно плевать на это, потому что она больше ничегошеньки к нему не чувствовала, кроме, разве что, совсем простой и милой дружеской симпатии. Он нравился ей как человек, как парень он оказался отвратительным изменщиком, но другом он был весьма приятным, и поэтому она радовалась его новому статусу в ее жизни, совсем не ощущая горечи из-за прошлого опыта и того, что он закончился. Они стали общаться действительно больше, конечно, его нахождение в доме все чаще происходило в комнате Ким, и все шушукались, что он наверняка рисует ее обнаженной или что-то такое, но другие говорили, что у Ким огромные окна, которые наверняка создают отличный свет, и шушуканья и смех девочек продолжали литься в комнатах, где не имели прямых доказательств, но точно были уверены, что что-то происходит. Пэнни искренне надеялась, что у них получится что-то построить, в конце концов, она верила в Бруно, хотя это желание имело и внутренние причины – тогда Ким бы точно забыла и про Пэнни и про Остина, ей было бы не до них, ведь рядом такой несобранный Бруно, который вот-вот перепутает ее с кем-то и начнет изменять и ей тоже. Пожалуй, Пэн было интересно, как будут развиваться отношения этих двоих, и став ближе, она даже поведала ему однажды историю своего поцелуя с Остином, сознаваясь, что раньше никогда не думала о нем так, как сейчас, но теперь все совсем поменялось, и только страх перед Ким сдерживает ее от таких неразумных эмоциональных поступков. И все же, Бруно, как ей показалось, понял ее правильно, он много улыбался, кивал и в целом советовал ей набраться терпения, скоро Ким остынет ко всей этой истории, и развитие линии пары перестанет иметь для нее хоть какое-то значение.

[indent] В тот день Пэнни сидела за столом в библиотеке. Ненавистное эссе почему-то отказывалось писать себя само, так что она фотографировала страницы нужных книг, чтобы собрать информацию для эссе вечером. Полистать книжку было куда удобнее, чем листать страницы в интернете, так что Пэнни нравилось приходить в библиотеку, но именно сегодня у нее появился сосед – Остин неспешно вошел в помещение и аккуратно уселся рядом с ней, почти не смотря на нее, придерживаясь приличной дистанции, он взял книгу, и начал усиленно в нее смотреть.
[indent] - Долго ли ты будешь «встречаться» с Джеком Торсеном? - он демонстративно переворачивает страничку в книге, словно они не разговаривают о чем-то важном и серьезном, - ведь если я правильно понял тебе нравится кто-то другой, - и вновь перевёрнутая страничка, хотя, скажем прямо, слишком быстро для качка - спортсмена.
[indent] - с чего это ты взял? – Пенни ответит тихо, несмотря на Остина, но ее лицо предательски побледнеет, глаза забегают, а сама она очевидно начнет нервничать.
[indent] - Мне казалось, что ты целуешься только с парнями, которые тебе нравятся. Я ошибся? – парень аккуратно отодвинул от себя книгу, уже напрямую смотря на девочку, и не скрывая того, что между ними состоялся диалог.
[indent] - но это ты поцеловал меня – правит его Пэнни мягко, однако думая о том, что он может принять это за какой-то отказ или холодность. Теперь она на него тоже посмотрела, аккуратно, слегка пугливо, словно Бемби.
[indent] - Ты была против? – он спрашивает это просто, мягко, но в этом вопросе чувствуется напряжение, словно весь этот разговор выводит его из себя.
[indent] - Я... Я не была инициатором – только и позволяет себе промямлить Пэнни. Ей страшно признаваться ему в симпатии, словно бы подтверждая, что он прав и получил то, что хочет, но при этом ей не хочется его отталкивать. Как же сложно быть девушкой в переходном периоде, столько недомолвок с самой собой.
[indent] - ты не ответила на вопрос, морковь, - Остин просто пропустит мимо ушей ее попытки его задеть и продолжал таращиться на нее, словно бы выжидая тех самых слов, признания в симпатии, победы и превосходства.
[indent] - Это из-за Ким. Я убежала из-за неё – Наконец, у нее хватает сил ответить на его вопрос, хоть она ответила немного на другое, но Пэн считает, что этого достаточно. Она говорит, почему убежала, и это не отсутствие симпатии, это страх. Она и сейчас, в целом, снова готова убежать, ведь нервное состояние приближается к разбитой от накала лампе. Он смотрит на нее, подняв бровь, и она продолжает
[indent] - ты не знаешь, какого это, вечно сражаться за выживание, изо дня в день надеяться, что все закончится, но это никогда не заканчивается. Если бы это началось и тут... – она почувствовала, как слезы подошли к глазам, как в носу начало предательски щекотать, как организм превратился в тряпку, которой только полы мыть, такая уж стала каша. Остин старался быть не слишком холодным, но его
[indent] - только не реви – вызвало в ней некоторые чувства протеста. Ей показалось это грубовато, мало приятно, и она постаралась собрать свои чувства в кулак, пока он приближался к ней ближе.
[indent] - но ведь есть я, и я в обиду тебя не дам. Теперь не дам, Пэнни, ведь больше нет рядом тех школьных мудаков, как раньше, есть только Алекс, да и Мартин, кажется, хочет со мной дружить… - он говорит про парней и опять ошибается, она же напрямую сказала ему про Ким только что, сказала, но он почему-то пропустил ее слова мимо ушей. Ей приходится повторить причину своего страха уже точнее
[indent] - ты не понимаешь, я живу в доме с Ким, она старшая в доме, она может что угодно, мне жизни не будет все эти годы, если она захочет, твоя защита против неё ничего не даст, как только закроются двери сестринства... – она легко закрывает лицо руками, стараясь помнить это холодное «не реви», которое на самом деле не было холодным, но услышалось именно так. Она старалась вернуть себя в норму, но сказанное еще не было сказано до конца.
[indent] - у меня не было выбора и нет – это она произнесет шепотом, падая головой на руки, сложенные на парте. Из ее глаз скатилась пара слез, но ее лицо выражало лишь пустоту и отрешенность. Она не видела выхода кроме как ждать, особенно теперь, когда они поговорили.
[indent] - да, у тебя безвыходная ситуация морковь - все так же мягко и тихо произносит Остин, после чего добавляет
[indent] - но я мог бы поговорить с Ким – кажется, эти слова даются ему не просто, как будто эта идея сама по себе ему не слишком приятна, и Пэнни думает о том, как может отреагировать Ким на такой разговор, а главное, думает о том, что Остин готов пожертвовать своим спокойствием и пойти к Ким, чтобы попытаться успокоить ее при всем том, что блондинка, наверное, его ненавидит. Этот жест показался ей очаровательным и смелым, и Пэнни мягко коснулась руками ладони Остина под партой, где этого никто не мог видеть.
[indent] - спасибо. Я думаю, что могу обратиться к Бруно за помощью, он наверняка сможет узнать что-нибудь более безболезненно, они с Ким сейчас проводят много времени вместе – лицо Остина почему-то исказилось гримасой недовольства, он отпрянул, проведя большим пальцем по ее ладошке от отнял свою руку, после чего тихо сказал
[indent] - ну да, Бруно, ясно, я все понял, Пенелопа –  он встал слишком быстро, девушка успела воскликнуть лишь
[indent] - но?... – но и этого было недостаточно, он уходил, а на нее обернулась пара заинтересованных взглядов, которые она тут же растеряно приняла. Он ревнует? Он обижается, что она решила обратиться к Бруно? Но почему, это же практичнее и безопаснее. Она уже не могла его видеть – фигура скрылась за стеллажами, а Пэнни осталась в печальном раздумье. Для себя она все же решила узнать, что скажет Ким даже в том случае, если Остин не захочет в итоге с ней встречаться. Пэнни хотела снова вдохнуть полной грудью и чувствовать, что все хорошо, снова чувствовать, что она в порядке.


[indent] Бруно сегодня сидел за столом богатых и красивых. Как его приняли за этот столик? Он опять обсуждал с Ким картину для ее величества, а девочки все же потеснились. Пэнни наблюдала за этим со стороны, с интересом и беспокойством. Неужели у него получится? Неужели эти сучки все же расступились перед верным пажом их королевы? Это казалось мистикой, но за последнее время он так сильно примелькался перед ними, что они просто перестали реагировать. Потрясающая сноровка и терпение со стороны Бруно, план которого уже был очевиден для Пенелопы, хоть она и не знала всей правды. И сколько же он будет ее рисовать? Месяц, полгода, год или все три года, которые Ким осталось учиться? Это будет интересно, что-что, а это точно будет интересно. Пэнни еще не знала, что задумал на самом деле Бруно, усевшийся рядом с богатыми змеями и болтающий с ними о последней коллекции гуччи так, как будто собирался и сам это носить. Он хвалит Александра Вага за новизну и ругает Валентино за устаревшую классику так, словно всегда носил только дорогие, брендованные шмотки, и будто у него есть на это деньги. Он говорит о том, что красота – это внутри, но чувствовать стиль - это еще одна важная деталь, которую никак нельзя оставлять без внимания. Когда он забраковал одну из юбок старших сестер в корзине интернет-магазина и подобрал ей нечто «действительно подходящее» многие усомнились в его ориентации. Ранее ходили слухи, что он би, и теперь многие начали думать, что он и вовсе не по девочкам, а с девочками ему просто интереснее, отчего он стал еще лучше принят в женском сообществе. Многие считали его новой подружкой Ким, но он не реагировал на эти мнения, улыбаясь всем белозубой улыбкой.


[indent] Их разговор с Пэнни состоялся примерно через неделю после событий между Остом и Пэн, она пыталась завести этот разговор и раньше, но всегда чувствовала немой укор от самой себя – они возобновили общение не для того, чтобы Пэнни пользовалась его близостью к Ким, но все же, в один прекрасный момент она попросила его узнать чуть больше, и он, улыбаясь, обещал ей это сделать, он был уверен, что Ким нормально отнесется, но все же обещал спросить лично и конкретно.
Реакция Ким была интересна и ему самому, так что после разговора с Пэн он двинулся в сторону спальни Ким, однако по пути его остановила одна из девушек, третьекурсница с высоким статусом и неприятным носом. Бетти Сойер.
[indent] - эй, бродяжка, есть разговор – она одна из тех, кто по-прежнему называл его бродяжкой, если, конечно, не предводительница этих змеюк. Понравиться ей – значит закрыть все гештальты, но Бруно давно понял, что это займет очень немало времени, если вообще получится сделать. Они ушли в глубь гостиной, ближе к книжным стеллажам, и так как в этот момент комната была пуста, услышать их было почти невозможно.
[indent] - ты же чего-то хочешь, да? – она говорила так, словно начала очень издалека, это все не выглядело как наезд или ссора, она будто бы была в нем заинтересована
[indent] - ну, окружай себя красивыми людьми и будешь… - он не успевает договорить, потому что она уже закатывает глаза, моментально давая понять, что слушать это не собирается и прерывает его
[indent] - даже не начинай. Я не очень понимаю, ты гей или тебе кто-то нравится? – она сузила глаза так, будто в чем-то его подозревает, на что он лишь мотнул головой
[indent] - чего? Я бисексуал, Бетти, мне все нравятся – он говорит спокойно, но его лицо выражает крайнее непонимание
[indent] - если ты пытаешься приударить за Ким, ты должен знать, у тебя ничего не получится, пока у тебя не будет денег – только он начал закатывать глаза от того, как тупо скатывается этот диалог в грязь, как она продолжила
[indent] - поэтому у меня есть для тебя предложение. Работа – он снова посмотрел на нее, уже серьезнее. Она не могла предложить ему рисовать ее, это просто бред, но слушая дальше, он очень быстро понял, о чем говорила Сойер.
[indent] - побудешь для нас курьером. Ты ходишь по всяким местам, ты ходишь по дому сестринства, ты везде ходишь и не привлечешь внимания – она смотрела теперь с легкой улыбкой, а он, напротив, немного сузил глаза, будто пытался понять, находится ли он в реальном мире или это просто глюки.
[indent] - цена вопроса? – просто сказал он, спустя несколько секунд.
[indent] - я не обижу – девушка расплывается в улыбке, но Бруно отказывается продаваться дешево
[indent] - так не пойдет. Ты не можешь ходить туда, куда нужно, твои богатые друзья тоже, а я могу. Я хочу знать цену. - Бруно чувствует, как напрягается Сойер, но решает рискнуть
[indent] - сто долларов за каждый раз – наконец выпаливает девушка, на что Бруно лишь смеется
[indent] - там товара будет раз в десять больше в денежном эквиваленте, ты хочешь купить меня за сто баксов? Смешно, Бетти – теперь он начинает улыбаться, а ее лицо становится серьезнее.
[indent] - сколько ты хочешь? – она смотрит с легкой долей презрения, совсем не ожидая такого разговора от милого Бруно. Он прикидывает быстро
[indent] - двести пятьдесят за раз – эта сумма кажется ему невероятно большой, но риск – дело оправданное, особенно тогда, когда ты торгуешься с дамой вроде Бетти, ведь она неприлично богатая. Она жмет губы, после чего все же соглашается, но это не все, чего хочет Бруно
[indent] - и да, еще кое-что. Я хочу, чтобы ты прекратила называть меня бродяжкой, хочу стать полноценным членом вашего серпентария – она смотрит на него довольно высокомерно первые три-четыре секунды, после чего ее взгляд смягчается.
[indent] - Я уважаю это, Бруно, но друзьями мы не будем – она произносит его имя нарочито выделяя его, и он кивает ей. Разговор окончен, самое время найти Ким и узнать у нее, что она думает о новых отношениях в стенах этого кампуса, ведь еще немного и их собственные отношения смогут одобрить.


[indent] Пэнни встречается с Торсеном около девчачьего дома, радостная, довольная и почти счастливая. Ким не благословила ее лично, но зато сказала Бруно, что ей совершенно плевать на то, что рыжее недоразумение и человек-мудак собираются делать вместе, что вызвало в Пэн огромный заряд энергии и радости. Теперь ей нужно было закончить последнее дело – объясниться с Торсеном, сказать ему все так, как есть, ведь он все еще был ее другом, если, конечно, захочет оставаться им и после этого разговора. Торсен слушал ее внимательно с легкой улыбкой.
[indent] - я еще тогда понял, что дело в Ривзе – лишь проговорил он, кивнув плечами
[indent] - надеюсь, у вас все сложится, а если нет, я все еще здесь – он смеется, и она смеется тоже, понимая, что это шутка, понимая, что он не оставит ее и после этого, и невероятный заряд пронзает ее тело еще сильнее. Ей хочется скорее найти Остина и сказать ему, что она может, может и хочет закончить тот самый поцелуй, который оборвала так резко. Торсен советует ей поискать его на стадионе, где он зависает последнее время без продыху, и она на всех порах мчится туда, замечая его в компании еще нескольких парней, что едва ли успевали за ним в этой мнимой гонке. Она встает ровно на ту полосу, где он должен пробежать и ждет каких-то полминуты, когда он минует круг и увидит ее впереди, стоящую, улыбающуюся во все тридцать два зуба. Улыбка, кажется, сама по себе появляется на его лице, невольно, так обескураживающе сейчас выглядела Пэн. Она дожидается, когда он приблизится достаточно, чтобы наконец сделать несколько шагов к нему и побыстрее его обнять. Сперва он не ожидает этого, после чего его руки все же тоже обхватывают ее, менее уверенно, удивленно.

[indent] - если ты еще хочешь, у нас есть одно незаконченное дело – тихо, с улыбкой проговаривает Пэн, тут же прильнув своими губами к его губам. Как и она когда-то, он совсем не ожидал этого, но теперь между ними нет Кимберли мать ее Харрис, теперь между ними никого нет.

[nick]Penelope Pan[/nick][status]ура любовь[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/3/657899.png[/icon][sign]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/3/26414.gif[/sign]

0


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Penny & Austin » s.1 опять ты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно