У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

urie!twentyonewentz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Leo & Brooklyn » s.4 don' t say goodbye.


s.4 don' t say goodbye.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

зима 2017 - 2018 года

БРУК И ЛЕО

https://i.imgur.com/Qy8c5WE.gif
https://i.imgur.com/GOVcPai.gif

Когда-нибудь это должно было случиться.
В городе всего 8 миллионов жителей, невозможно не наткнуться на свою собственную бывшую

0

2

В С Е ,   Ч Т О   С Т Р А Ш Н О   П О Т Е Р Я Т Ь
Н А Д О   П О Т Е Р Я ТЬ

[indent]  Ты можешь жить целую вечность и никогда не узнать о любви, находя лишь иллюзию тому вечному и глубокому, что трепещет внутри тебя тогда, когда ты встречаешь по-настоящему правильного человека. Так уж бывает, что твоя любовь ломается на осколки, а потом собирается кем-то еще, а еще бывает так, что ты мечтаешь об одном, но встречая другого понимаешь, что все это время ты думал совсем не о том. Да, бывает по-разному, и Лео, кажется, изучил все аспекты возможного. Он рассмотрел жизнь под всеми возможными углами, убрал ненужное и то, что было нужно больше всего, тоже убрал. Он уже не знал, где правда, а где ложь внутри самого себя, но точно знал, что некоторые события обязаны случаться именно так, как случились. И если вся жизнь – шутка, то у Лео стендап концерт. И все же, он долго еще мучался из-за Бруклин. Видеть ее на парах эти полгода было невероятно болезненно, и хочется сказать ей спасибо за то, что она так часто и отчаянно прогуливала его пары, а он лишь закрывал глаза, даже не проставляя ей отсутствие, считая, что ее неявка это скорее подарок, чем проступок с ее стороны. Он старался не следить за ней, не ходить за ней, не делать ничего из того, о чем он позднее пожалеет - у него в голове был четкий план действий, и лишь единожды этот план действительно пошатнулся. В тот вечер, он как сейчас помнит, сидел в комнате, которую ему выделил университет и думал о том, как бы взяться за письменную работу, когда в дверь постучали. Это был брат Бруклин, рослый и не слишком довольный. Его приход был очевидным, понятным, но не совсем ожидаемым. Да, конечно, Лео предполагал, что теперь он враг номер один в этой семье, что теперь ему точно там будут не рады, и зная, как сильно его раньше любила ее мама, Лео был бы не удивлен услышать то, что и их бедной дочери попало за то, что она потеряла такого примерного жениха. И все же, брат пришел поговорить для того, чтобы уговорить его вернуться, одуматься, и ушел с историей любви этих двоих и историей расставания, историей, которая сочилась болью, сомнениями в партнере и попытке спасти время той, кого он ценил намного сильнее своего собственного. Ее брат слушал с поникшим видом, потому что не ожидал услышать историю, подобную этой. Он ждал страстей с изменами, извинений и жалких взглядов, а встретился с грустным и почти серым лицом обезвоженного без своей святой Бруклин мужчиной. Да, уже не мальчика, потому что лишь у умудренного жизнью мужчины могут быть такие глубокие и грустные глаза.

[indent] Жалел ли он, что поступил именно так? Конечно. Хотел ли он все исправить? Разумеется, но он не имел права делать этого ранее, чем через полгода, первые полгода нужно было пережить, а потом… потом он просто перестал видеть ее. Она не ходила к нему на пары и как будто вовсе сторонилась любых мест, где они могли пересекаться, он хотел зайти в кафе, где она работает, но лишь завидев его из окна кофейни, она тут же пропала где-то в помещении для работников, и простояв еще минут десять под окнами кафе, Лео просто ушел, понимая этот жест единственным возможным образом. Он сам был виноват. Это из-за него они расстались, и тут уже ничего не поменяешь, не сделаешь, не изменишь. Так получилось и с этим придется мириться, хочется того или нет. В любом из случаев, Лео очень сильно ощущал давление своего профессора, который как будто специально наблюдал за тем, как ведет себя Леонард, общается ли он со своей бывшей подружкой и куда смотрят его интересы теперь. Его интересы смотрели на стену с желанием разбить об нее голову, не иначе.

[indent] Потом Бруклин закончила университет, он видел, как она выпускалась, стоял в тени, аккуратно подглядывая за мероприятием, стараясь не показать себя, не раскрыть того, как трепетно он следит за ней и теперь, когда они уже более восьми месяцев не вместе. Это было самое сложное лето, лето в котором он осознавал, что между ними больше нет университетских стен, но есть другая стена, стена куда более толстая и разрывающая его на части. Он сглупил, да? Она бы не была столь нелюдима и столь агрессивно молчалива с ним, не чувствуй она того же, что чувствовал он. Теперь он понимал, что она страдала от этой любви не меньше его, а те слова, что он прочитал как безразличие были лишь собранностью и готовностью к любым совместным действиям. Теперь он понимал это, но было слишком поздно – Минди давно дала понять Рафаэлю, что встречи парами точно никто не одобрит, и что сама Брук даже на секунду не хочет присутствовать в том же месте, в каком был Лео. Кажется, это не было сказано напрямую, но это точно можно было прочитать между строк.

[indent] Леонард какое-то время даже не ходил к Рафу в бар, пока друг не понял особого положения и сам не позвал его. Он объяснил, что с момента их разрыва Бруклин ни разу не заходила в этот бар, и вероятнее всего она оставила эту территорию и самого Рафаэля здесь – Леонарду. Это было приятно, потому что бар значил для Лео много. Так и случилось это разделение, которое отныне стало иметь для Леонарда такую значимую роль. Уже полгода бар был закрыт на перестройку. Леонард закончил аспирантуру полгода назад и уже полгода работает в университете по полной ставке, не ученической. Он зарабатывает в разы больше, правда, теперь приходится снимать квартиру, ведь ученическое жилье больше не предоставляется. А еще на курсах он познакомился с Солвейг, у нее северные корни и она на пару лет старше него, но это ничего не значит, потому что она невероятно интересная женщина. Леонард никогда не обманывался и понимал, что это не такая любовь всей жизни, какой он представляет для себя Бруклин, но все же, Солдвейг могла его отвлечь, могла увлечь беседой, могла сделать счастливее. Он забывал с ней обо всем, ведь они говорили о мифологии, живописи, искусстве в целом, они говорили обо всем и ни о чем в общем. Они нашли друг друга на выставке совершенно случайно и именно она помогла ему понять, что он не хочет вкладывать сейчас деньги в искусство, но хочет вложить их в бар Рафаэля. К слову, Рафу Солдвейг сразу понравилась, он тут же сказал другу, что они отличная пара и выглядят очень презентабельно. Странный статус для молодых людей двадцати трех- двадцати пяти лет.

[indent] И все же, Лео принял и это, и то, что он выглядит теперь взрослее с отращённой бородой. Он хотел казаться презентабельнее на парах, и в самом деле выглядел на все двадцать восемь – тридцать, взрослый мужчина, не иначе. Вместе с Рафаэлем они смогли выкупить у его родителей ту самую половину, которую родственники решили оставить себе, и после получения прав 50/50 на все, с радостью затеяли ремонт и переделки. Это заняло целых полгода, и Минди все время ворчала, потому что Лео и Раф без остановки проводили время в баре, но вопреки всему, к Рождеству все было готово к самой крупной вечеринке в этом баре.

З А   М О И   Ж Е Л А Н И Я   М Е Н Я   Ж Д Ё Т   О Г О Н Ь
Ч Т О   Б Ы   Я   Н И   Д Е Л А Л   —   О Т   Н И Х   Н Е   У Й Т И

25.12.2017

http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/3/371869.gif

[indent] Солдвейг проснулась раньше, три дня в неделю она оставалась у него с ночевкой, еще четыре спала у себя, это было их правило для того, чтобы у каждого в достатке было личного пространства и пространство для второго партнера. Они старались выстроить эти отношения на максимуме уважения друг к другу, и у них это получалось. Солдвейг никогда не была в подобных отношениях, так как ей всегда нравились сорванцы, и она с удивлением и восторгом принимала все, что он для нее делал, не слишком-то веря своей радости и тому, что она в самом деле смогла отхватить такого парня. Ее можно понять, не только она едва ли верила в эти отношения, но и Рафаэль, который хоть и поддерживал их, все равно считал, что стоит Леонарду только услышать название одного американского города, как его крыша начинала активно подтекать, а глаза дергаться. Любая замена Брук по мнению Рафаэля была лишь заменой, но неоспоримый оригинал слишком далеко въелся в подкорку мозга друга, так что даже прошедшего времени было бы слишком мало для того, чтобы забыть о том, какой была та самая сильная любовь.

[indent] Леонард с утра собирается в университет, он отдается последним пред рождественским заданиям, перед каникулами с головой, Солвейг отправляется в галерею, где она и работает. Они собираются встретиться вечером в баре на большой вечеринке, куда позвали буквально всех. Эта вечеринка должна ознаменовать новую эру этого бара, а еще открытие означает то, что Леонард теперь время от времени будет стоять за стойкой, разливая напитки для гостей, ругать персонал и даже убирать лишние тарелки, помогая персоналу. В общем, они с Рафом разделят не только финансы, но и обязанности, и нет ничего более прекрасного, чем настоящий верный друг, который готов разделить с тобой все, всю свою жизнь. К этому моменту Калеб, с которым Лео до сих пор поддерживал контакты сильно похудел, стал выглядеть намного лучше и даже дорос до среднего менеджера в одной айти компании, зарабатывая приличные деньги. Он пришел с двумя близняшками, чем удивил вообще всех, особенно Рафа, который в последний раз видел его курсе на втором и единственное, что тогда было у Калеба, это живот. Артур отрастил смешные усы и пришел с гитарой, чтобы порадовать всех гостей рождественскими песнями, хотя с его нынешней внешностью ему следовало бы петь песню Джокера, и все же, они пришли потому, что никак не могли не прийти, и это лишь грело сердце Леонарду, что смотрел на людей вокруг, улыбался, и почти был счастлив, пока его взгляд не зацепился за невероятно знакомые очертания. Она стояла к нему спиной, но это точно была она, с другой прической, в новом платье, она улыбалась? Нет? Ее лица было не видно, но он ждал, затаив дыхание, когда она повернется к нему, когда заметит его. Это случилось уже через минуту, и как только из взгляды встретились, весь мир исчез, все пропало, потому что они так и смотрели друг на друга. Час, два или пару секунд? Сколько прошло времени? Он не скажет точно, ведь из транса его вытащит Содвейг, что уцепится в его шею и тут же поцелует в щеку. Она уже увидела Бруклин, уже увидела Минди рядом с ней, а с Минди она все же была знакома, уже увидела Синтию, которую тоже теперь знала, и понимая кого же она теперь встретила на своем пути, лишь с интересом разглядывала Брук, улыбаясь ей совсем не зло, обнимая того, кто хотел бы, чтобы она больше никогда не обнимала его так, как сейчас.

друзья

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мир, которого нет[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

3

[indent] На улице ужасно холодно. Нью-Йорк последнее время не радует погодой, оставляя после себя принеприятнейшее чувство декабрьской холодины, от которой не получается скрыться, даже укутавшись в пальто. Хотя дело не в холоде. Точнее не в декабрьской холодине родного города, который давно уже нарядился в новогоднюю одёжку, радуя каждого блеском гирлянд и огромной елкой на центральной улице.

[indent] На душе ужасно холодно, если так вообще можно говорить. Нет ни радости, ни счастья, ни окрыленного душевного равновесия, которое в своей жизни должен познать каждый человек на планете. Нет ничего. Только холод, заставляющий укутаться в пальто еще больше и перекрывающий все возможные эмоции. Только холод, который мешает ей перебороть себя и открыть дверь в бар, в который она не планировала никогда больше заходить. В Нью-Йорке тысяча баров куда можно зайти без зазрения совести, она ничего не теряла, обходя данное заведение стороной. Скорее охраняла свое тщетно найденное когда-то душевное равновесия, но все было напрасно, раз наплевав на свои же правила, она стоит перед дверью в бар и планирует зайти.

[indent] Планирует зайти уже больше десяти минут, уговаривая себя сделать шаг и открыть дверь. Самое сложное уговорить себя, приведя достаточно аргументов, которых нет и не будет, потому что не нужно было соглашаться с самого начала.

[indent] Не нужно было соглашаться с самого начала, самая правильная мысль, которая должна была прийти в голову намного раньше. Намного. Раф не особо бы расстроился, узнав об ее отсутствии, а с Минди она бы смогла договориться, предъявив разумные аргументы против собственного нахождения в баре, который делили между собой Рафаэль и Леонард. Нужно было настоять на своем и сослаться на дела, чтобы просто не встречаться с ними или с ним, ведь она так долго избегала его. Прятаться от него стало какой-то навязчивой идеей, которую она довела до совершенства.

[indent] Да, нужно было не соглашаться. Проявить характер, а не безвольно и не обдумано отвечать согласием на предложение Минди отметить такое знаменательное событие. Мин считала, что будет весело. Главное пережить неловкие минуты, которые первое время будут напрягать всех в радиусе сантиметра от Брук и Лео, но потом будет весело. Обязательно. Брук бы с ней поспорила, если бы смогла отказать. Хотя она действительно пыталась.

[indent] Самое сложное было в том, чтобы заставить себя зайти в бар. Она пережила учебу, получила диплом, выстроила четкий план по жизни и шла с высоко поднятой головой, но самое сложное было заставить себя зайти в бар. Открыть дверь, улыбнуться знакомым лицам, поцеловать воздух около щеки Минди, заказать у бармена пина коладу с мятой и спрятаться в тени стоящих рядом людей. Такой был план, пока мысли предательски не закружили вокруг одного из виновников торжества. Она не должна была сюда приходить, как и не должна была с максимальной ожесточенностью выбирать лучшее платье в магазине, которое смогла найти. Зачем? Сложно сказать. Но мозг отчетливо отдавал команду, что платье должно быть самым лучшим, чтобы весь вечер он не мог оторвать от нее взгляд. Хотя можно подумать, что он вообще будет на нее смотреть.

[indent] Смешно, что по прошествии времени она все также вспоминала мужчину, который перевернул ее жизнь на сто восемьдесят градусов и в конце их пути станцевал на обугленных угольках их отношений. Хотя она тоже когда-то танцевала над их отношениями.

[indent] 1:1

[indent] Ей казалось, что она смогла отгородиться от него. Выставить непробиваемую стену, которую никто бы не смог пробить, и идти дальше не оглядываясь, но платье на ней говорило об обратном. Она вообще могла не приходить. Никто особо не расстроился, если бы она не приехала. В последнее время дел навалилось столько, что разгребать приходилось до глубокой ночи. Друзья в какой-то момент ее потеряли, сделав вид, что так и должно быть. Закончив одну учебную ступень, она принялась за другую. Занимая все свое свободное время учебой, работой, статьями она словно пыталась вычленить из своей жизни не только мысли о нем, но и его самого. Первое время было сложно, но Брук никогда не искала легких путей, потому спустя время втянулась в жесткий график своей теперешней жизни. Она смогла от него отгородиться, хотя и не только от него.

[indent] Прошло достаточно много времени, чтобы посмотреть на кого-то другого, но исключив из жизни одного мужчину, она исключила и других. Больше ее никто не привлекал. Ей хотелось спокойствия, а спокойствие было не синонимом «мужчина», в ее понимании уж точно. Спокойствие она нашла в учебе, в работе, в одиночестве, которое каким-то странным образом отгородило ее от мира, залечив сердце, которое было когда-то разбито. Стало легко и просто смотреть на жизнь, отгородившись стопками газет, писем, журналов, которые каждодневно бросались ей в глаза на рабочем месте.

[indent] После практики в редакции, начальники решили протолкнуть ее чуть дальше, чем жухлая газетенка, которую читали только ее родственники. Пообщавшись и сведя ее с нужными людьми, она переместилась с развалившегося кресла на более надежный стул в журнал, который читали чуть больше народу, чем родители и братья. Теперь она вела колонку экологического просвещения и застрагивала темы, которые никого в наше время не беспокоили, а если и беспокоили, то не сильно. В перерывах между работой, она училась в магистратуре и также помогала матери в кафе, делая все возможное, чтобы больше никогда даже не вспоминать о нем. И в целом ее жизнь стала походить на жизнь нормальной двадцати трехлетней девушки, за исключением личной жизни, которой больше не существовала.

[indent] Она нахлебалась любови сполна, и больше не собиралась входить в эту реку…третий раз, считая предыдущие разы достаточным пробником на счастливую жизнь. Рейес была счастлива, не обращая внимания на попытки Минди выдернуть ее из затянувшегося воздержания. К тому же Брук была уверена в том, что стоит только дать слабину как все покатится, увеличиваясь в размерах как шар, летящий на нее с бешеной скорости.

[indent] Кстати, о шаре…Минди находит ее на улице и силой заталкивает в бар, не слыша при этом никаких возражений. Обнимает подругу, отдает пальто куда-то в сторону гардероба и заталкивает номерок от вешалки в собственную сумочку, на случай если Брук не выдержит и слиняет в самый важный момент, как любит делать Рейес в последнее время.

[indent] На Минди роскошное платье зеленого цвета и такие же роскошные высокие сапоги. Она божественна, в прочем, как и всегда, другого ожидать от любительницы покрасоваться и не стоит. Да и сама Брук разоделась, хотя не должна была этого делать. Красоваться ведь не перед кем, правда?

[float=left]https://i.imgur.com/xMegqZG.gif[/float][indent] Она замечает его сразу, стоит ей обернуться на барную стойку, и в попытках найти облегчение в бармене, она встречается с ним взглядом. Как в фильмах, в замедленной съемке, их взгляды встречаются и в этот момент она испытывает одновременно приподнятое и подавленное настроение. Приподнятое, оттого какой он красивый и родной. Подавленное от рядом стоящей девушки и ее поцелуя в когда-то родную для нее щеку. Щеку Лео Нолана. Ее Лео.

[indent] Но никакого «ее» больше нет. Прошло достаточно времени, чтобы найти в себе силы и перестать горевать по парню, который сам с ней расстался. Именно так она себя утешала оставшееся время между перерывами на слезы по отношениям, которые должны были закончится немного по-другому. Вместо свадебного марша её вывернули на изнанку и забыли вернуть обратно, оставив довольствоваться разбитыми надеждами на счастливое будущее.

[indent] — Эй, все окей? Ты ведь не собираешься сбегать? Ничего не произойдет если вы окажитесь в одном здании, — тихо шепчет ей в ухо Минди, умоляюще смотря после. Она не видит проблемы в том, что два когда-то бывших человека могут находиться в одном помещении и общаться. Она сторонник здоровых и здравых расставаний, если первая бросила она. Она не считает, что Брук должна ставить на себе крест, только потому что Лео первым занял их когда-то так полюбившийся бар. Да и к тому же Минди просто с ума сходит и скучает по двойным свиданиям, которые так ей когда-то нравились, даже если одна из парочек рассталась.

[indent] — Все нормально. Дай мне пять минут, и я буду как новенькая. Веселая Бруклин Рейес. Как в старые добрые времена, — на самом деле нет никаких старых добрых времен. Есть ощущение, что она сидит в атомном реакторе и не понимает, что делать дальше. Внутри что-то происходит, но вступать в тесный контакт с неизвестным она не планирует ни за что на свете. Она продолжает смотреть на девушку, на месте которой когда-то была она, и силой заставляет себя оторвать взгляд от счастливой парочки. Они тоже когда-то были счастливой парочкой.

[indent] Когда-то были.

[indent] Вот он, шар, который сшибает ее со страшной силой, выбивая почву из-под ног. Она летит в пропасть без возможности ухватиться за шаткое едва ощутимое спокойствие, которое хранила и вынашивала в себе все то время, когда они расстались. Но еще сильнее она теряет рассудок, когда рядом стоящая Синтия, подошедшая так внезапно, или она всегда стояла с ними рядом? предлагает подойти к барной стойке и заказать для разогрева несколько коктейлей. Сейчас ей кажется, что она горит и падает одновременно, но сбегать, когда девушка Лео внимательно ее рассматривает, означает полное поражение, а как известно Брук Рейес никогда не ищет легкий путей. К тому же она так устала делать вид, что его не существует, но в тоже время искать по городу то самое платье, чтобы он не отрывал от нее взгляд. Все просто теряет смысл, когда его шею обхватывают руки другой девушки.

[indent] Все уже давно потеряло смысл.

[indent] — Думаю один коктейль не помешает. Я слишком долго простояла на морозе и хочу согреться. Как думаешь, нам положены бесплатные коктейли раз Минди встречается с Рафом? — последнее она говорит уже у барной стойки, смотря на вышедшего из подсобки Рафаэля, который первые несколько секунд опасливо обводит взглядом не только Брук, но и Лео, словно слабо веря в сказку Минди о том, что бывшие могут существовать на одной территории.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.ibb.co/XyrWxdz/ana-de-armas-control.png[/icon][status]испанка, 23[/status]

0

4

[indent] Волнение, что накрывает с головой и мысли, которые невозможно прогнать, лишь это и более ничего вокруг теперь мог осознавать, чувствовать и принимать Лео, лишь этим кормился его разум, лишь за это хваталась надежда. Он смотрел на то, как она красива, как изящен ее силуэт, как гладки ее волосы, как мягка ее кожа, как прекрасно смотрится на ней это чертовски идущее ей платье. Она казалась королевой бала, не иначе, и в ней было все, о чем только мог когда-либо мечтать Леонард. Он смотрел на нее с вожделением и шоком, смотрел на нее с горечью утраты и радостью встречи, он смотрел как на начало и на конец, на солнце и бездну, как на единственное, что имеет значение. Конечно, этот взгляд не был недооценен Сольвейг, женщиной умной, верной себе и крайне понимающей. Она почувствовала неладное с первого же взгляда, но знала теперь, кто стоит перед ней, и с интересом рассматривала метаморфозы, которые случились с Лео. Как глупая, наивная и доверчивая, она могла бы оправдать их встречей с человеком, которого он совсем не ожидал увидеть, растерянностью или еще черт знает чем, но она была взрослой и довольно осознанной женщиной, у нее за спиной были разные отношения, и счастливые и несчастные и к своим двадцати семи она хорошо понимала, чего хочет сама и что в отношениях простить может. Может ли она простить любовь к другой женщине? Пожалуй, только если эта любовь безответна. 

[indent] Наверное какая-то часть Лео хотела бы иметь возможность игнорировать Брук, но основная его часть на это была неспособна, он смотрел лишь на нее, даже в те моменты, когда Сольвейг все же отвлекла его от постоянного лицезрения его бывшей, он все равно регулярно оглядывался на нее, все равно смотрел в упор, натыкался на ее взгляд и лишь смотрел за тем, как она поспешно отводила свой, не желая долго существовать в состоянии зрительного контакта. Он не понимал, что она чувствует прямо сейчас, но по всем тем поступкам, которые она совершала, по всем тем попыткам избежать встречи с ним, по всем тем жестам беглянки он мог сделать вывод, что ошибся тогда, что она любила его также сильно, и что теперь, даже если она не любит его теперь, в ее сердце еще осталась обида к нему, иначе, отчего она так упрямо прячет глаза? Хотя, с другой стороны, она все же пришла сюда. Значит ли это, что теперь ей все равно, и теперь она способна находиться во всех тех же местах, где есть Лео и ей не будет сложно находиться в них, не будет хотеться подойти, сшибая всех людей вокруг себя, опрокидывая бокалы и наплевав на окружающих обнять его? Только этого он хотел сейчас сам по отношению к ней, и ему было так интересно хочет ли она того же. Конечно же нет. Разумеется. Он закрывает глаза, не в силах больш думать об этом, и открывая замечает встревоженный взгляд Рафаэля. Лео остается лишь кивнуть другу, показывая, что тот в порядке, несмотря на то, что это вовсе не так. Что, собственно важно? Важно ли быть в порядке, когда человек, которого ты не сумел разлюбить за полтора года вновь находится в непосредственной близости от тебя?

МОЕЙ РУКЕ НЕ ХВАТАЕТ ТВОЕЙ РУКИ,
ОДИНОКОМУ АЛЬПИНИСТУ ПО НОЧАМ СНЯТСЯ ВЕРШИНЫ,
ЛЮБОЙ ГОРОД БЕЗ ТЕБЯ ЛИШЬ АВТОМОБИЛЕЙ ГУДКИ
И ХЛЕСТАНЬЕ ДОЖДЯ ПО КРЫШЕ МАШИНЫ.

[indent] - Поговори с ней - этот голос кажется мистическим, каким-то совершенно волшебным, это его внутренний голос подсказывает ему, что ему делать женским голосом? Почему женским?
[indent] - Поговори с ней - приходя в себя, Лео осознает, что это вовсе не его внутренние голоса, это Сольвейг, которая не прекращала наблюдать за этими играми глазами, в которых Брук то поднимала глаза, то опускала, но регулярно натыкалась на Лео, а Лео и вовсе не сводил с нее глаз.
[indent] - почему... почему ты это говоришь - Лео смотрел на блондинку обескураженно. Конечно, он был в курсе, что встречается со взрослой и разумной женщиной, но... настолько? Он сам не уверен, что способен противостоять первому же слову Брук, да какое там не уверен, скорее он уверен, что готов променять эти его идеальные отношения на одно лишь свидание с Бруклин прямо сейчас. Потому что ничего из его нынешней жизни не может трогать его так сильно, как эта потрясающая шатенка, разместившаяся в своем до неприличия потрясающем платье за барной стойкой. Вся та жизнь, которую он пытался построить последние полтора года была лишь притворством, попыткой существовать правильно, найти девушку и быть хорошим счастливым парнем, но не выходило ни того, ни другого, ни третьего, ничего не выходило, все было пустотой, в которую ты ныряешь, а вынырнуть уже не можешь и никогда не сможешь, и Лео отлично знал, но нырял, потому что не видел другого решения, потому что сломался. А теперь шестеренки работают. Работают вновь, и он лишь неуверенно смотрит на ту, кто никогда не признавалась ему в любви, кто никогда не просила от него этих слов. Воспринимала ли Сольвейг его всерьез? Думала ли она, что однажды момент настанет и он все же вернет себе ту самую бывшую или просто встретит ее и сломается? Он не знал, но то, что она сказала ему ставило что-то внутри него по местам. Он никого не предаст, если пойдет к своему счастью, потому что та, что была рядом последнее время знает что для него счастье и отпустит его.

[indent] Пожалуй, Лео всегда везло с женщинами, которые не были Бруклин. Агата принимала его, прикрывая собственную ориентацию, а Сольвейг словно и сама зализывала раны, находясь в отношениях с ним. Была ли она откровенна, сказала ли все? Он не знал, но то, что он может подойти к Бруклин и его никто не осудит дало ему внутренних сил, и он направился к этой совершенно обескураживающей девушке для того, чтобы поздороваться. Он кивнул блондинке, что отпустила его от себя с тревогой всматриваясь в девушку, к которой направился ее ненаглядный. Она решила пустить все так, как оно пойдет, не держа мужчину, что, возможно так и не сможет полюбить ее, если сейчас не попытается вернуть то, что когда-то утратил. Сольвейг как будто давно была готова к тому, что однажды эта встреча произойдет и травма вернется на место, и Лео опять будет ходить как пес около кормушки, в которую уже полтора года не сыпят корм. Она понимала психологию этого мужчины и единственное, на что надеялась, так на то, что эта женщина прогонит его прочь так же жестко, как это требуется для его устранения из ее жизни и попыток им прекратить думать о ней.

НАБЕРЕЖНАЯ - ВЫСТАВКА ГЛАЗ,
СОЛНЦЕ ТЕЧЕТ НА НЕЁ СОКОМ ГРАНАТА,
Я ДУМАЛ О ТЕБЕ ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ РАЗ,
А СЕЙЧАС ТОЛЬКО ЧАС ДЕСЯТЫЙ

- привет - Бруклин сидела спиной к Лео, так что не видела, как он подошел. Она удивленно развернулась, явно не ожидая увидеть его так близко, явно не ожидая, что он вообще способен подойти в тот момент, когда рядом, где-то в этом же помещении есть его девушка. Чтож, он способен. Сюрприз.
- привет, поздравляю, босс новенького бара, это место преобразилось после ремонта - кажется, Лео забыл на мгновение, как дышать, когда понял, что она не просто не отвернулась от него, не просто не послала куда подальше, она в самом деле ответила ему, и даже слегка улыбнулась.
- Спасибо, это все Раф, я просто не знал, куда потратить деньги - он неловко пожмет плечами, не зная, что сказать, но Брук вновь спасет ситуацию, кажется, она не зря училась на журналиста, да?
- я думаю ты справишься. Будешь хорошим начальником - она вновь, кажется, улыбается, и ему вновь кажется, что это мистика
- скорее хорошим барменом, я теперь зачастую буду подрабатывать тут, на баре. Представляешь меня барменом? - Лео засмеется, немного неловко, мило и просто
- О, тогда сделаешь для меня коктейль? Обещаю сказать правду если коктейль будет не очень, - а Брук впервые улыбнется во все очарование своей возможной улыбке, подойдя уже чуток ближе к барной стойке, поближе к Лео.
- уно моменто - Лео не хотел бы, но все же отошел от Брук, переходя за стойку и принимая несколько бутылей в руки для изготовления того самого коктейля. Бруклин внимательно смотрела за процессом, и когда Лео закончил, он пододвинул к ней бокал, говоря
- за счет заведения. Как твои дела, что ты... делаешь в жизни? - ему все еще было неловко, особенно вести не просто какую-то беседу, но подобную, личную.
- Учусь в магистратуре, работаю, помогаю в кафе. В общем ничего интересного -  девушка сделала глоток коктейля, кивнула с улыбкой и добавила

НОВОГО ДНЯ, КОТОРЫЙ Я ВСТРЕТИЛ ПРОЗРАЧНЫМ ЧАЕМ
СО ВКУСОМ РАЗБИТЫХ СЕРДЕЦ
Я ПО ТЕБЕ ОЧЕНЬ СКУЧАЮ,
СКУЧАЮ ЧТО ПРОСТО ПИЗДЕЦ.

- для профессор не плохо. Кстати я слышала ты теперь официально преподаёшь? - Этот разговор становился все более личным, и не зная, имеет ли он право на данный вопрос, он все же задал его
- преподаю, а откуда ты слышала, если не секрет? - на его лице появиться легкое смущение, но, кажется, Брук этого не заметила, или сделала вид, что не заметила
- Я не слежу за тобой. Не странная бывшая которая…-тут она немного замолчит, улыбнётся, потому что ситуация немного неловкая, - минди. Все рассказала Минди- с этого, к сожалению, совсем нельзя не рассмеяться, но быстро придя в себя, Лео решается на отважную тему
- я и не думал, что ты следишь, если честно, я думал, ты не станешь со мной разговаривать, и я рад, что это не так... пару раз я был около вашего кафе, но... мне кажется, ты не слишком хотела видеть меня... если сейчас ты здесь, значит...  - в этот-то момент он и поймет, что сильно и активно уплыл из адекватного разговора и пошел куда-то в нытье, и добавит
- значит я могу угощать тебя коктейлями и мне никто не помешает, я же босс - кажется, прокатило? К его радости, она улыбается и говорит
- теперь понятно кто из нас странный бывший -  вновь делает глоток и продолжает улыбаться
Эта фраза заставляет Лео и вовсе расслабиться, он уже хотел было сказать что-то еще, но его позвал Раф - пришли его родители, хотели посмотреть как ребята тут все устроили и поздравить, так что Лео нужно уходить от Брук, как бы он ни хотел остаться
- Извини, мне нужно идти, но если ты захочешь бесплатно выпить или поболтать с человеком, который всегда будет рад с тобой поболтать, я дежурю тут по вечерам в четные дни месяца -
- четные дни. Я запомнила. Ничего не обещаю, но может быть зайду, ведь не часто у меня бесплатный абонемент на коктейльную карту в баре - они улыбнутся друг другу вновь, и он побежит к родителям Рафа, еще раз обернувшись, он заметит ее взгляд на себе, и улыбнется ей вновь, получая ответную улыбку. Все это точно сломает ему режим сна. Он больше вообще никогда не сможет спать. Никогда.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мир, которого нет[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

5

[indent] Так странно слышать и слушать его голос. Странно ощущать вибрацию по всему телу, ловить его неловкий взгляд по ее лицу и просто наслаждаться его обществом. Как давно это было? Как давно они просто могли разговаривать обо всем и ни о чем на свете? Как давно она поклялась больше с ним никогда не говорить и не видеться? Почему теперь она растекается лужицей счастья и тонет в его глазах, теряя все свое напускное спокойствие?

[indent] Спокойствия нет. Нет ничего вокруг. Только она и он. Такие родные, но в тоже время совершенно чужие люди. Хотя почему чужие? Сейчас смотря на него, она испытывает радость. Очередное странное чувство, словно находясь в глубоком сне, она открывает глаза по велению его голоса. Такого тихого, спокойного и в тоже время волнительного. Она сама ужасно волнуется, нервничает, но продолжает отвечать на его вопросы, параллельно задавая свои. Она и так про него все знает, сарафанное радио Минди Хайзер работает без перебоя, докладывая ей о Лео мельчайшие подробности, которые можно выведать у Рафа и не получить при этом по голове за сильный интерес к персоне Нолана. Она сама себя изводит, делает вид что не проявляет интереса, но расспрашивает у Минди как складывается жизнь Лео, без участия в ней Бруклин Рейес. Очень хочется знать, что ему также плохо, как и ей, но на деле все оказывается немного по-другому.

[indent] Он определенно ее волнует. Сложно врать самой себе, когда твое тело выкрикивает в сладостной агонии имя «Лео» и просит делать с ним, с телом, все что угодно. Сложно делать вид, что тебе все ровно, когда он уходит, оставляя после себя приятное чувство о будущей встречи. Они еще обязательно встретятся. Глазами, разговорами, движениями. Она верит в то, что есть пары, которые созданы на небесах. Она верит в то, что есть люди, мосты которых хоть и расходятся, но обязательно сходятся вновь. Она верит, как бы абсурдно все это не звучало, но головой понимает, что не планирует, в очередной раз, «входить в реку» их отношений. В их реке нет дна, а отношения глубже Мариинской впадины. В их отношениях нет смысла, но за любовь отвечает немного другой орган.

[indent] Минди появляется сразу же, стоит Лео покинуть общество Брук. Стоит ему оставить ее одну, как мир теряет свои краски, становясь серым и блеклым, словно она смотрит на всех сквозь запотевшие очки, в которых ничего не видно и протереть их не получается. Единственный источник, который она может перед собой рассмотреть – Лео. Она смотрит, как Лео приветствует родителей Рафаэля. Как улыбается, кивает и затем вновь неловко улыбается. Наверняка о чем-то спрашивает, что-то предлагает, за что-то благодарит. Наверное, она могла бы смотреть на него вечно, но у нее нет столько времени.

[indent] Уже нет.

[indent] Мин ласково прикасается к ее локтю и присаживается рядом на стоящий барный стул, в надежде выслушать, помочь, залечить раны. Мин ждет сенсации, но вместо этого получает только легкую улыбку от подруги. Подруга выводит брюнетку из «ноланского транса» и предлагает еще выпить и пойти потанцевать, в надежде, что алкоголь и громкая музыка, смогут вылечить все раны подруги.

[indent] — Все прошло намного лучше, чем я планировала, — произносит Брук, делая очередной глоток из высокого стакана. Она готова поспорить, что стакан все еще хранит тепло от его прикосновения. Прикосновение мужчины, который делал ее жизнь ярче. Получается можно смело заявить, что она касается Лео? Хотя, наверное, это уже клиника. Клиника отрицать чувства и эмоции к человеку, ведь они уже проходили этот этап отношений. Она вновь себя одёргивает, напоминая о том, что «их отношений» больше нет. Ее место заняла другая. Высокая и красивая блондинка, чуть старше Лео, скорее всего. И если особо не вредничать, они даже неплохо смотрятся вместе. Гармонично. Слишком гармонично, чтобы позволить себе мысль о том, что в их пару может втиснуться Бруклин Рейес.

[indent] — Это ведь замечательно! Ни хочу ничего наговаривать, но Содвейг неплохая. Ты конечно лучше, но давай по правде, вы уже не вместе. Может хватит горевать и стоит посмотреть вокруг? Открою тебе секрет, в мире больше одного мужчины, — позиция подруги на счет здоровых расставаний всегда поражала Брук. Мин никогда не придерживалась позиции «и умерли они в один день и любили они друг друга долго и счастливо». Она любила каждого своего мужчину, и в той же степени горевала по каждому одинаково. Затем опять влюблялась в нового избранника, и вновь горевала по отношениям, если ничего не сложилось на «долго и счастливо». Подруга живет моментом, раздражая Брук еще больше. «Отпусти и забудь», — говорит каждый раз Хайзер, но если с отпустить Брук еще может справиться, то забыть на отрез отказывается.

[indent] Брук хочется быть такой же, как вечный двигатель Минди Хайзер. Жить моментом. Влюбляться, горевать, а затем вновь влюбляться, прогоняя себя по кругу, который не сможет доставить ей неприятных ощущений. Но как много из того, что мы хотим, осуществляется в жизни? Ирония жизни заключается в том, что она вновь возвращается к Лео. Смешно от мысли что, убегая, она вновь прибегает к нему. Вновь влюбляется в него, затем оплакивает несбывшиеся надежды, а затем вновь находит его силуэт в толпе. Свободный или занятой, но все же силуэт из миллиона людей вокруг. Она просто не может, или не хочет, представить себя с другим мужчиной. Попытка на счастливую жизнь «не с Лео» закончилась не очень удачно, когда, встречаясь с Рафаэлем, для поцелуя она искала губы Нолана.

[indent] Класс.

[indent] — Может ты и права, но… — сложно признаться самой себе в том, что созданный для тебя мужчина стоит с другой девушкой, слушает ее голос, вдыхает ее аромат. Сложно представить себя, созданной для него, с другим мужчиной, который говорит не так, пахнет по-другому и делает вещи, которые не сделал бы «твой мужчина».

[indent] — Забей. Отпусти и забудь, помнишь? Мне уже стыдно, что я вообще заставила тебя прийти в бар, но…о боже, наша песня! — они синхронно с Минди улыбаются, понимая друг друга с одного радостного восклицания. Любимая песня, которая шла с ними рука об руку, утирая слезы в моменты любовной лихорадки. Брук знает, что дальше планирует сделать подруга. Знает, что будет дальше и вновь плывет по течению, делая вид что действительно отпускает и забывает. Но так ли это на самом деле? Имитация счастья. Имитация вечного двигателя Минди Хайзер. Или коктейль крепче, чем ей казалось изначально?

[indent] — Классно, когда твой парень заправляет баром. Я могу выбрать музыку, чтобы порадовать подругу! Всего одна песня. Давай!

[float=left]https://i.imgur.com/Cza6aaM.gif[/float]Подруга подскакивает с места, отодвигает в сторону недопитый коктейль Бруклин и тащит ее в центр импровизированной танцевальной площадки. Она притягивает девушку к себе, напевая на ухо слова из песни P!nk. «So What» обволакивает брюнетку, в попытках зализать любовные раны, давшие о себе знать так не вовремя. «I've got a brand new attitude» поет женский голос любимой P!nk, заставляющий Рейес провести руками по телу и поднять их вверх, отдаваясь на растерзание мелодичному звонкому голосу из музыкального автомата. «And guess what. I'm havin more fun» говорит голос P!nk не только ей, но и людям вокруг, которые танцуют рядом с девушкой. Но ей хочется верить, что послание только для нее одной. Голос поет, и она поет вмести с ним.

[indent] Ей хорошо, как хорошо после поцелуя любимого мужчины, который где-то в толпе, обнимает другую девушку. Ей хорошо, как хорошо после объятий любимого мужчины, которого сейчас обнимает другая девушка. Ей хорошо…нет, брюнетки и близко не хорошо, но сейчас она имитация другой Бруклин. Счастливой, свободной, веселой Бруклин Рейес, которая приобнимает подругу, поддержка которой сейчас как лекарство от всех невзгод. Лекарство от… «Все хорошее когда-нибудь заканчивается» — , девиз Бруклин Рейес. Музыка сменяется на другую, оставляя после себя легкий шлейф возмущений вокруг. На смену лечебной P!nk приходит что-то спокойное, парное, любовное, не подходящее для новой Бруклин Рейес.


Oh, what about us?
What about all the plans that ended in disaster?
Oh, what about l o v e ? What about t r u s t ?
W h a t   a b o u t   u s ?

[indent] [float=right]https://i.imgur.com/SWbfEBR.gif[/float]— Можно я украду ее у тебя? — голос Рафаэля прорывается меж какофонию других голосов, доходя до брюнетки не сразу, словно отторгая мысль о том, что ей придется остаться в баре полным людей одной и одинокой. Она не хочет отдавать ему свой спасательный круг, в виде Минди Хайдер, но руки Рафа обнимают девушку, и она полностью теряет интерес и к Брук, и к ее проблемам, утыкаясь губами в губы своего идеального мужчины. Брук не может винить за это подругу, поэтому только смотрит как та уходит в объятья медленного танца, забывая о Рейес, которая «плюс один» на этой вечеринке. Ей остается найти на праздничном вечере Синтию, второй, ненадежный, но спасательный круг. Но находя ее в толпе становится немного грустно, ведь даже Синтия кружит в танце тестостерона, обвивая за шею верзилу, в два раза больше, чем она сама.

[indent] У новой Бруклин нет пары на этот танец. Она, не спеша, прорывается между влюбленными парочками, вновь усаживается на высокий барный стул, делает очередной глоток коктейля и радуется только тому, что за барной стойкой сидит она не одна. Компанию ей составляют такие же неудачники, которые не терпят медленных танцев, а предпочитают запивать горе более действенными лекарствами. Они ждут окончания медленного танца, чтобы площадку покинули влюбленные парочки, давая шанс одиночкам, таким как Бруклин, вновь отдаться во власть льющейся музыки со сцены или из музыкального автомата. Только алкоголь и танцы спасут этот вечер, ведь превращаться в унылую субстанцию не самое мудрое решение в начале вечера. Остается только улыбаться и ждать, что будет дальше, надеясь на то, что она все же обратит на кого-нибудь внимание, кроме Леонарда Нолана.

[indent] Отпусти и забудь, верно, Минди?

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.ibb.co/XyrWxdz/ana-de-armas-control.png[/icon][status]испанка, 23[/status]

0

6

[indent] Порой люди встают перед такими моментами, когда просто жизненно необходимо сделать выбор, но у тебя внутри совершенно нет вариантов, какой выбор сделать, как именно сделать его, никого не обидев, а главное, как внутри себя согласиться с этим выбором, как подойти к этому по-человечески, честно и оставаться при этом верным самому себе? Леонард отошел от Бруклин, но его сердце осталось где-то около нее, и он не мог более отвести с нее взгляда на долго, он не мог думать ни о чем другом, не мог вновь вернуться к самому себе, снова предаться мечтаниям о ней, но и перестать думать о ней тоже.

https://i.imgur.com/ofyoyqi.jpg

Он стоял где-то посередине огромного деревянного подвесного моста, веревки-укрепления которого с разных сторон резали две красивые женщины. С одной – его нынешняя спутница, платиновая блондинка с идеальной фигурой, умная, спокойная, холодная женщина старше него с северными корнями, что умела держать себя в руках и резала эту веревку скорее с интересом, с другой стороны его прошлое – разбивающее его на части, красавица, каких он еще не встречал, и конечно, достойная лучшего, трепетная, яростная, эмоциональная и безумная, но все же при всем при этом «его». Его Бруклин. Она, разумеется, представлялась в его голове, крайне взбудораженной сейчас, она резала эти веревки от злости и обиды на него, и эти эмоции были полностью оправданы и верны, он считал это своим наказанием, но самое ужасное – он не мог сдвинуться с места, пока девушки резали, потому что не мог выбрать. Не мог понять, куда ему двигаться, хоть сердце и велело ему идти к Брук, разум говорил о том, что его огромное уважение к Сольвейг в самом деле нерушимо. Он уважал ее как женщину, как человека, как ученого искусств, она была невероятной, и он искренне восхищался ею в разных стезях, и конечно, взрослая и обстоятельная, она могла бы понять его, будь у него возможность сейчас ей все спокойно объяснить, но она резала веревку также быстро, и теперь нет возможности объясниться с одной и бежать стремглав к другой, лишь одна дорога пред Лео – лишь к одной. Он сделал шаг, и мост стал ужасно раскачиваться, отчего его уверенность также покачнулась. Он вновь посмотрел на них, на обеих – Бруклин сидела за барной стойкой, такая одинокая во время этого безжалостного медляка, Сольвейг стояла рядом с ним, наблюдая за движениями его взгляда, за тем, что он собирается делать. Она приглашала его потанцевать, и Лео покрывался холодным потом от одной только мысли, что ему нужно будет танцевать с блондинкой на глазах у Брук. Это разбивало ему сердце, хоть такого и не должно было быть, Лео давно был потерян для самого себя, после того как расстался с Бруклин, когда, усомнился в ее любви, а потом опомнился слишком поздно.
Его взгляд скользнул по залу, где беззаботно танцевали влюбленные парочки, в том числе Минди и Раф, и в этот самый момент Леонард осознал, что прямо на нем сейчас есть спасательный жилет. Рафаэль, ох уж этот Рафаэль, он оставил ему жилет, подумать только! И тогда Лео, не дожидаясь, когда же все дамы смогут дорезать злосчастные веревки, бросился наотмашь вниз, надеясь скорее начать лавировать меж деревьев и посадить свое тело на безопасном расстоянии от любых романтических проблем.

[indent] - черт, Сольвейг, прости, но Раф оставил бар без присмотра, мне нужно его подменить – он увидел, но решил не обращать внимания на ее грустную усмешку, конечно, она понимала, что он не позовет на танец никого из них, но при этом он шел туда, к Брук, и нашел такую приличную отмазку, что даже и сказать нечего. Все-таки во всем этом было нечто совершенно безупречное, но при этом безумное. Она смотрела на него с грустью, думая о том, что ей следует делать дальше, куда ей двигаться. Есть ли для нее смысл бороться за мужчину, который сейчас всеми глазами смотрит на другую, но лишь вчера был полностью с ней и для нее? Конечно, она понимала, что Брук – не просто «кто-то» и эта проблема не пройдет сама по себе, но по этой же причине она не слишком-то и злилась, словно принимая то, что она всегда знала об этой истории, принимая его искренность, принимая реальность. Но готова ли она сдастся и отдать его этой девушке, что без конца продолжала время от времени аккуратно коситься на него. Конечно, она делала это «случайно», но на деле ее взгляд каждый раз замирал, когда глаза оказывались на Лео, и зоркий глаз Сольвейг замечал это движение, а тревога от этого лишь росла. То, что было ее может перестать быть ее, и это казалось болезненным и нечестным.

[indent] Лео подошел к Брук где-то на середине песни. Он зашел за барную стойку, помогая единственному бармену, сразу принимая заказы. Брук заметила его быстро, и он лишь пожал плечами, продолжая наливать пиво какому-то парню.
[indent] - эй, хочешь мне помочь? – он легко улыбнулся Брук, указывая на пивной кран и нескольких ребят в очереди, которые ждали свои напитки.
[indent] - если ты умеешь разливать пиво, я мог бы взяться за коктейли, и честное слово, сделаю тебе парочку, тем более я же и так обещал тебе бесплатный алкоголь, считаю, что его нужно заслужить – от Брук едва не прилетела фраза о том, что она и без того уже заслужила алкоголь, но эта пошлая шуточка так и не вылетела изо рта полностью, ведь она вспомнила, что это не слишком правильно говорить теперь, и лишь улыбнувшись, добавила
[indent] - вообще-то я сегодня леди - она специально поправила красиво уложенные волосы при этой фразе и указала на платье
[indent] - ой, леди, вы что же даже откажитесь от бесплатного пива в следующий раз? – Брук захихикала, ведь она часто пила пиво с братьями и этот напиток все еще котировался у нее, правда, не в таком платье. Все же она приняла его правила игры получения бесплатного алкоголя и начала ему помогать. Она радушно взяла заказы у пары посетителей у стойки и передала их бармену и Лео, чтобы те сориентировали ее, что делать дальше. Лео указал на место, где хранятся чистые пивные бокалы, и показал, какой кран от того пива, что заказали, а сам и вправду принялся делать шоты и коктейль для Бруклин. Они смеялись о том, что Лео теперь точно не расплатится, и что его долг будет несоизмерим с тем количеством алкоголя, которое сегодня ей удастся раздать, когда романтическая песня закончилась и к бару подошли довольные Раф и Минди. Ребята смотрели на бывшую парочку с живым интересом, не слишком-то доверяя своим глазам, и Бруклин уже было собиралась убежать с барной стойки, уступив место Рафаэлю, когда Лео заметил, что Сольвейг нет на своем месте. Он прошелся глазами по всему помещению, но так и не увидел ее, и лишь тогда Рафаэль тихо сказал ему

[indent] - я видел ее, она ушла – на душе у Лео неожиданно стало очень тяжело. Он никогда не чувствовал, что на самом деле ценит эти отношения, но Сольвейг стала его другом, и теперь он чувствовал, что предал не только девушку, но и своего друга, и это вызывало в нем много болезненного. Лицо Бруклин тоже стало выражать тревогу, и это огорчило Лео еще больше, он не хотел, чтобы она винила себя, не хотел, чтобы она переживала из-за этого и решала больше не появляться в его судьбе из-за этого, так что Нолан лишь сделал самое расслабленное выражение лица, на которое был способен в этой ситуации и спокойно сказал, гладя на Бруклин.

- это не важно. – он соврал. Это было важно не из-за романтических чувств, но из-за человеческих, и все же… он слишком сильно тревожился за чувства Брук, кажется, он все-таки сделал выбор, несмотря на этот чертов мост, что давно обрушился где-то у него за спиной.

[indent] - ну что, продолжим? – Рафаэль усмехнулся, совершенно шокированный поведением друга, хоть он и понимал причину его эмоционального отрицания, Раф никак не мог ожидать, что Нолан справится с эмоциями и сделает все так, как он сделал. Нет, это был уже совсем другой Лео, который готов был на слишком многое для того, чтобы угодить Бруклин и защитить ее. Готовый на все, что угодно для того, чтобы она просто осталась рядом, не уходила и пришла вновь.
[indent] - а разве… она же… - неуверенно промямлила Минди, на что Лео лишь качнул головой
[indent] - нет, мы последнее время много ругаемся. Видимо, это конец, ничего страшного. Все к этому шло, не волнуйся – он постарался улыбнуться Минди, и она лишь удивленно кивнула, так как если бы все это было правдой, она бы знала это от Рафаэля.
[indent] - ну что, девочки, что будете пить? – чуть веселее уточнил Лео. В его душе скребли кошки, но рядом с ним была Брук, а значит, никакие кошки уже не имеют значения.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мир, которого нет[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Leo & Brooklyn » s.4 don' t say goodbye.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно