У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

urie!twentyonewentz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Leo & Brooklyn » s.4 don' t say goodbye.


s.4 don' t say goodbye.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

зима 2017 - 2018 года

БРУК И ЛЕО

https://i.imgur.com/Qy8c5WE.gif
https://i.imgur.com/GOVcPai.gif

Когда-нибудь это должно было случиться.
В городе всего 8 миллионов жителей, невозможно не наткнуться на свою собственную бывшую

0

2

В С Е ,   Ч Т О   С Т Р А Ш Н О   П О Т Е Р Я Т Ь
Н А Д О   П О Т Е Р Я ТЬ

[indent]  Ты можешь жить целую вечность и никогда не узнать о любви, находя лишь иллюзию тому вечному и глубокому, что трепещет внутри тебя тогда, когда ты встречаешь по-настоящему правильного человека. Так уж бывает, что твоя любовь ломается на осколки, а потом собирается кем-то еще, а еще бывает так, что ты мечтаешь об одном, но встречая другого понимаешь, что все это время ты думал совсем не о том. Да, бывает по-разному, и Лео, кажется, изучил все аспекты возможного. Он рассмотрел жизнь под всеми возможными углами, убрал ненужное и то, что было нужно больше всего, тоже убрал. Он уже не знал, где правда, а где ложь внутри самого себя, но точно знал, что некоторые события обязаны случаться именно так, как случились. И если вся жизнь – шутка, то у Лео стендап концерт. И все же, он долго еще мучался из-за Бруклин. Видеть ее на парах эти полгода было невероятно болезненно, и хочется сказать ей спасибо за то, что она так часто и отчаянно прогуливала его пары, а он лишь закрывал глаза, даже не проставляя ей отсутствие, считая, что ее неявка это скорее подарок, чем проступок с ее стороны. Он старался не следить за ней, не ходить за ней, не делать ничего из того, о чем он позднее пожалеет - у него в голове был четкий план действий, и лишь единожды этот план действительно пошатнулся. В тот вечер, он как сейчас помнит, сидел в комнате, которую ему выделил университет и думал о том, как бы взяться за письменную работу, когда в дверь постучали. Это был брат Бруклин, рослый и не слишком довольный. Его приход был очевидным, понятным, но не совсем ожидаемым. Да, конечно, Лео предполагал, что теперь он враг номер один в этой семье, что теперь ему точно там будут не рады, и зная, как сильно его раньше любила ее мама, Лео был бы не удивлен услышать то, что и их бедной дочери попало за то, что она потеряла такого примерного жениха. И все же, брат пришел поговорить для того, чтобы уговорить его вернуться, одуматься, и ушел с историей любви этих двоих и историей расставания, историей, которая сочилась болью, сомнениями в партнере и попытке спасти время той, кого он ценил намного сильнее своего собственного. Ее брат слушал с поникшим видом, потому что не ожидал услышать историю, подобную этой. Он ждал страстей с изменами, извинений и жалких взглядов, а встретился с грустным и почти серым лицом обезвоженного без своей святой Бруклин мужчиной. Да, уже не мальчика, потому что лишь у умудренного жизнью мужчины могут быть такие глубокие и грустные глаза.

[indent] Жалел ли он, что поступил именно так? Конечно. Хотел ли он все исправить? Разумеется, но он не имел права делать этого ранее, чем через полгода, первые полгода нужно было пережить, а потом… потом он просто перестал видеть ее. Она не ходила к нему на пары и как будто вовсе сторонилась любых мест, где они могли пересекаться, он хотел зайти в кафе, где она работает, но лишь завидев его из окна кофейни, она тут же пропала где-то в помещении для работников, и простояв еще минут десять под окнами кафе, Лео просто ушел, понимая этот жест единственным возможным образом. Он сам был виноват. Это из-за него они расстались, и тут уже ничего не поменяешь, не сделаешь, не изменишь. Так получилось и с этим придется мириться, хочется того или нет. В любом из случаев, Лео очень сильно ощущал давление своего профессора, который как будто специально наблюдал за тем, как ведет себя Леонард, общается ли он со своей бывшей подружкой и куда смотрят его интересы теперь. Его интересы смотрели на стену с желанием разбить об нее голову, не иначе.

[indent] Потом Бруклин закончила университет, он видел, как она выпускалась, стоял в тени, аккуратно подглядывая за мероприятием, стараясь не показать себя, не раскрыть того, как трепетно он следит за ней и теперь, когда они уже более восьми месяцев не вместе. Это было самое сложное лето, лето в котором он осознавал, что между ними больше нет университетских стен, но есть другая стена, стена куда более толстая и разрывающая его на части. Он сглупил, да? Она бы не была столь нелюдима и столь агрессивно молчалива с ним, не чувствуй она того же, что чувствовал он. Теперь он понимал, что она страдала от этой любви не меньше его, а те слова, что он прочитал как безразличие были лишь собранностью и готовностью к любым совместным действиям. Теперь он понимал это, но было слишком поздно – Минди давно дала понять Рафаэлю, что встречи парами точно никто не одобрит, и что сама Брук даже на секунду не хочет присутствовать в том же месте, в каком был Лео. Кажется, это не было сказано напрямую, но это точно можно было прочитать между строк.

[indent] Леонард какое-то время даже не ходил к Рафу в бар, пока друг не понял особого положения и сам не позвал его. Он объяснил, что с момента их разрыва Бруклин ни разу не заходила в этот бар, и вероятнее всего она оставила эту территорию и самого Рафаэля здесь – Леонарду. Это было приятно, потому что бар значил для Лео много. Так и случилось это разделение, которое отныне стало иметь для Леонарда такую значимую роль. Уже полгода бар был закрыт на перестройку. Леонард закончил аспирантуру полгода назад и уже полгода работает в университете по полной ставке, не ученической. Он зарабатывает в разы больше, правда, теперь приходится снимать квартиру, ведь ученическое жилье больше не предоставляется. А еще на курсах он познакомился с Солвейг, у нее северные корни и она на пару лет старше него, но это ничего не значит, потому что она невероятно интересная женщина. Леонард никогда не обманывался и понимал, что это не такая любовь всей жизни, какой он представляет для себя Бруклин, но все же, Солдвейг могла его отвлечь, могла увлечь беседой, могла сделать счастливее. Он забывал с ней обо всем, ведь они говорили о мифологии, живописи, искусстве в целом, они говорили обо всем и ни о чем в общем. Они нашли друг друга на выставке совершенно случайно и именно она помогла ему понять, что он не хочет вкладывать сейчас деньги в искусство, но хочет вложить их в бар Рафаэля. К слову, Рафу Солдвейг сразу понравилась, он тут же сказал другу, что они отличная пара и выглядят очень презентабельно. Странный статус для молодых людей двадцати трех- двадцати пяти лет.

[indent] И все же, Лео принял и это, и то, что он выглядит теперь взрослее с отращённой бородой. Он хотел казаться презентабельнее на парах, и в самом деле выглядел на все двадцать восемь – тридцать, взрослый мужчина, не иначе. Вместе с Рафаэлем они смогли выкупить у его родителей ту самую половину, которую родственники решили оставить себе, и после получения прав 50/50 на все, с радостью затеяли ремонт и переделки. Это заняло целых полгода, и Минди все время ворчала, потому что Лео и Раф без остановки проводили время в баре, но вопреки всему, к Рождеству все было готово к самой крупной вечеринке в этом баре.

З А   М О И   Ж Е Л А Н И Я   М Е Н Я   Ж Д Ё Т   О Г О Н Ь
Ч Т О   Б Ы   Я   Н И   Д Е Л А Л   —   О Т   Н И Х   Н Е   У Й Т И

25.12.2017

http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/3/371869.gif

[indent] Солдвейг проснулась раньше, три дня в неделю она оставалась у него с ночевкой, еще четыре спала у себя, это было их правило для того, чтобы у каждого в достатке было личного пространства и пространство для второго партнера. Они старались выстроить эти отношения на максимуме уважения друг к другу, и у них это получалось. Солдвейг никогда не была в подобных отношениях, так как ей всегда нравились сорванцы, и она с удивлением и восторгом принимала все, что он для нее делал, не слишком-то веря своей радости и тому, что она в самом деле смогла отхватить такого парня. Ее можно понять, не только она едва ли верила в эти отношения, но и Рафаэль, который хоть и поддерживал их, все равно считал, что стоит Леонарду только услышать название одного американского города, как его крыша начинала активно подтекать, а глаза дергаться. Любая замена Брук по мнению Рафаэля была лишь заменой, но неоспоримый оригинал слишком далеко въелся в подкорку мозга друга, так что даже прошедшего времени было бы слишком мало для того, чтобы забыть о том, какой была та самая сильная любовь.

[indent] Леонард с утра собирается в университет, он отдается последним пред рождественским заданиям, перед каникулами с головой, Солвейг отправляется в галерею, где она и работает. Они собираются встретиться вечером в баре на большой вечеринке, куда позвали буквально всех. Эта вечеринка должна ознаменовать новую эру этого бара, а еще открытие означает то, что Леонард теперь время от времени будет стоять за стойкой, разливая напитки для гостей, ругать персонал и даже убирать лишние тарелки, помогая персоналу. В общем, они с Рафом разделят не только финансы, но и обязанности, и нет ничего более прекрасного, чем настоящий верный друг, который готов разделить с тобой все, всю свою жизнь. К этому моменту Калеб, с которым Лео до сих пор поддерживал контакты сильно похудел, стал выглядеть намного лучше и даже дорос до среднего менеджера в одной айти компании, зарабатывая приличные деньги. Он пришел с двумя близняшками, чем удивил вообще всех, особенно Рафа, который в последний раз видел его курсе на втором и единственное, что тогда было у Калеба, это живот. Артур отрастил смешные усы и пришел с гитарой, чтобы порадовать всех гостей рождественскими песнями, хотя с его нынешней внешностью ему следовало бы петь песню Джокера, и все же, они пришли потому, что никак не могли не прийти, и это лишь грело сердце Леонарду, что смотрел на людей вокруг, улыбался, и почти был счастлив, пока его взгляд не зацепился за невероятно знакомые очертания. Она стояла к нему спиной, но это точно была она, с другой прической, в новом платье, она улыбалась? Нет? Ее лица было не видно, но он ждал, затаив дыхание, когда она повернется к нему, когда заметит его. Это случилось уже через минуту, и как только из взгляды встретились, весь мир исчез, все пропало, потому что они так и смотрели друг на друга. Час, два или пару секунд? Сколько прошло времени? Он не скажет точно, ведь из транса его вытащит Содвейг, что уцепится в его шею и тут же поцелует в щеку. Она уже увидела Бруклин, уже увидела Минди рядом с ней, а с Минди она все же была знакома, уже увидела Синтию, которую тоже теперь знала, и понимая кого же она теперь встретила на своем пути, лишь с интересом разглядывала Брук, улыбаясь ей совсем не зло, обнимая того, кто хотел бы, чтобы она больше никогда не обнимала его так, как сейчас.

друзья

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мир, которого нет[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

3

[indent] На улице ужасно холодно. Нью-Йорк последнее время не радует погодой, оставляя после себя принеприятнейшее чувство декабрьской холодины, от которой не получается скрыться, даже укутавшись в пальто. Хотя дело не в холоде. Точнее не в декабрьской холодине родного города, который давно уже нарядился в новогоднюю одёжку, радуя каждого блеском гирлянд и огромной елкой на центральной улице.

[indent] На душе ужасно холодно, если так вообще можно говорить. Нет ни радости, ни счастья, ни окрыленного душевного равновесия, которое в своей жизни должен познать каждый человек на планете. Нет ничего. Только холод, заставляющий укутаться в пальто еще больше и перекрывающий все возможные эмоции. Только холод, который мешает ей перебороть себя и открыть дверь в бар, в который она не планировала никогда больше заходить. В Нью-Йорке тысяча баров куда можно зайти без зазрения совести, она ничего не теряла, обходя данное заведение стороной. Скорее охраняла свое тщетно найденное когда-то душевное равновесия, но все было напрасно, раз наплевав на свои же правила, она стоит перед дверью в бар и планирует зайти.

[indent] Планирует зайти уже больше десяти минут, уговаривая себя сделать шаг и открыть дверь. Самое сложное уговорить себя, приведя достаточно аргументов, которых нет и не будет, потому что не нужно было соглашаться с самого начала.

[indent] Не нужно было соглашаться с самого начала, самая правильная мысль, которая должна была прийти в голову намного раньше. Намного. Раф не особо бы расстроился, узнав об ее отсутствии, а с Минди она бы смогла договориться, предъявив разумные аргументы против собственного нахождения в баре, который делили между собой Рафаэль и Леонард. Нужно было настоять на своем и сослаться на дела, чтобы просто не встречаться с ними или с ним, ведь она так долго избегала его. Прятаться от него стало какой-то навязчивой идеей, которую она довела до совершенства.

[indent] Да, нужно было не соглашаться. Проявить характер, а не безвольно и не обдумано отвечать согласием на предложение Минди отметить такое знаменательное событие. Мин считала, что будет весело. Главное пережить неловкие минуты, которые первое время будут напрягать всех в радиусе сантиметра от Брук и Лео, но потом будет весело. Обязательно. Брук бы с ней поспорила, если бы смогла отказать. Хотя она действительно пыталась.

[indent] Самое сложное было в том, чтобы заставить себя зайти в бар. Она пережила учебу, получила диплом, выстроила четкий план по жизни и шла с высоко поднятой головой, но самое сложное было заставить себя зайти в бар. Открыть дверь, улыбнуться знакомым лицам, поцеловать воздух около щеки Минди, заказать у бармена пина коладу с мятой и спрятаться в тени стоящих рядом людей. Такой был план, пока мысли предательски не закружили вокруг одного из виновников торжества. Она не должна была сюда приходить, как и не должна была с максимальной ожесточенностью выбирать лучшее платье в магазине, которое смогла найти. Зачем? Сложно сказать. Но мозг отчетливо отдавал команду, что платье должно быть самым лучшим, чтобы весь вечер он не мог оторвать от нее взгляд. Хотя можно подумать, что он вообще будет на нее смотреть.

[indent] Смешно, что по прошествии времени она все также вспоминала мужчину, который перевернул ее жизнь на сто восемьдесят градусов и в конце их пути станцевал на обугленных угольках их отношений. Хотя она тоже когда-то танцевала над их отношениями.

[indent] 1:1

[indent] Ей казалось, что она смогла отгородиться от него. Выставить непробиваемую стену, которую никто бы не смог пробить, и идти дальше не оглядываясь, но платье на ней говорило об обратном. Она вообще могла не приходить. Никто особо не расстроился, если бы она не приехала. В последнее время дел навалилось столько, что разгребать приходилось до глубокой ночи. Друзья в какой-то момент ее потеряли, сделав вид, что так и должно быть. Закончив одну учебную ступень, она принялась за другую. Занимая все свое свободное время учебой, работой, статьями она словно пыталась вычленить из своей жизни не только мысли о нем, но и его самого. Первое время было сложно, но Брук никогда не искала легких путей, потому спустя время втянулась в жесткий график своей теперешней жизни. Она смогла от него отгородиться, хотя и не только от него.

[indent] Прошло достаточно много времени, чтобы посмотреть на кого-то другого, но исключив из жизни одного мужчину, она исключила и других. Больше ее никто не привлекал. Ей хотелось спокойствия, а спокойствие было не синонимом «мужчина», в ее понимании уж точно. Спокойствие она нашла в учебе, в работе, в одиночестве, которое каким-то странным образом отгородило ее от мира, залечив сердце, которое было когда-то разбито. Стало легко и просто смотреть на жизнь, отгородившись стопками газет, писем, журналов, которые каждодневно бросались ей в глаза на рабочем месте.

[indent] После практики в редакции, начальники решили протолкнуть ее чуть дальше, чем жухлая газетенка, которую читали только ее родственники. Пообщавшись и сведя ее с нужными людьми, она переместилась с развалившегося кресла на более надежный стул в журнал, который читали чуть больше народу, чем родители и братья. Теперь она вела колонку экологического просвещения и застрагивала темы, которые никого в наше время не беспокоили, а если и беспокоили, то не сильно. В перерывах между работой, она училась в магистратуре и также помогала матери в кафе, делая все возможное, чтобы больше никогда даже не вспоминать о нем. И в целом ее жизнь стала походить на жизнь нормальной двадцати трехлетней девушки, за исключением личной жизни, которой больше не существовала.

[indent] Она нахлебалась любови сполна, и больше не собиралась входить в эту реку…третий раз, считая предыдущие разы достаточным пробником на счастливую жизнь. Рейес была счастлива, не обращая внимания на попытки Минди выдернуть ее из затянувшегося воздержания. К тому же Брук была уверена в том, что стоит только дать слабину как все покатится, увеличиваясь в размерах как шар, летящий на нее с бешеной скорости.

[indent] Кстати, о шаре…Минди находит ее на улице и силой заталкивает в бар, не слыша при этом никаких возражений. Обнимает подругу, отдает пальто куда-то в сторону гардероба и заталкивает номерок от вешалки в собственную сумочку, на случай если Брук не выдержит и слиняет в самый важный момент, как любит делать Рейес в последнее время.

[indent] На Минди роскошное платье зеленого цвета и такие же роскошные высокие сапоги. Она божественна, в прочем, как и всегда, другого ожидать от любительницы покрасоваться и не стоит. Да и сама Брук разоделась, хотя не должна была этого делать. Красоваться ведь не перед кем, правда?

[float=left]https://i.imgur.com/xMegqZG.gif[/float][indent] Она замечает его сразу, стоит ей обернуться на барную стойку, и в попытках найти облегчение в бармене, она встречается с ним взглядом. Как в фильмах, в замедленной съемке, их взгляды встречаются и в этот момент она испытывает одновременно приподнятое и подавленное настроение. Приподнятое, оттого какой он красивый и родной. Подавленное от рядом стоящей девушки и ее поцелуя в когда-то родную для нее щеку. Щеку Лео Нолана. Ее Лео.

[indent] Но никакого «ее» больше нет. Прошло достаточно времени, чтобы найти в себе силы и перестать горевать по парню, который сам с ней расстался. Именно так она себя утешала оставшееся время между перерывами на слезы по отношениям, которые должны были закончится немного по-другому. Вместо свадебного марша её вывернули на изнанку и забыли вернуть обратно, оставив довольствоваться разбитыми надеждами на счастливое будущее.

[indent] — Эй, все окей? Ты ведь не собираешься сбегать? Ничего не произойдет если вы окажитесь в одном здании, — тихо шепчет ей в ухо Минди, умоляюще смотря после. Она не видит проблемы в том, что два когда-то бывших человека могут находиться в одном помещении и общаться. Она сторонник здоровых и здравых расставаний, если первая бросила она. Она не считает, что Брук должна ставить на себе крест, только потому что Лео первым занял их когда-то так полюбившийся бар. Да и к тому же Минди просто с ума сходит и скучает по двойным свиданиям, которые так ей когда-то нравились, даже если одна из парочек рассталась.

[indent] — Все нормально. Дай мне пять минут, и я буду как новенькая. Веселая Бруклин Рейес. Как в старые добрые времена, — на самом деле нет никаких старых добрых времен. Есть ощущение, что она сидит в атомном реакторе и не понимает, что делать дальше. Внутри что-то происходит, но вступать в тесный контакт с неизвестным она не планирует ни за что на свете. Она продолжает смотреть на девушку, на месте которой когда-то была она, и силой заставляет себя оторвать взгляд от счастливой парочки. Они тоже когда-то были счастливой парочкой.

[indent] Когда-то были.

[indent] Вот он, шар, который сшибает ее со страшной силой, выбивая почву из-под ног. Она летит в пропасть без возможности ухватиться за шаткое едва ощутимое спокойствие, которое хранила и вынашивала в себе все то время, когда они расстались. Но еще сильнее она теряет рассудок, когда рядом стоящая Синтия, подошедшая так внезапно, или она всегда стояла с ними рядом? предлагает подойти к барной стойке и заказать для разогрева несколько коктейлей. Сейчас ей кажется, что она горит и падает одновременно, но сбегать, когда девушка Лео внимательно ее рассматривает, означает полное поражение, а как известно Брук Рейес никогда не ищет легкий путей. К тому же она так устала делать вид, что его не существует, но в тоже время искать по городу то самое платье, чтобы он не отрывал от нее взгляд. Все просто теряет смысл, когда его шею обхватывают руки другой девушки.

[indent] Все уже давно потеряло смысл.

[indent] — Думаю один коктейль не помешает. Я слишком долго простояла на морозе и хочу согреться. Как думаешь, нам положены бесплатные коктейли раз Минди встречается с Рафом? — последнее она говорит уже у барной стойки, смотря на вышедшего из подсобки Рафаэля, который первые несколько секунд опасливо обводит взглядом не только Брук, но и Лео, словно слабо веря в сказку Минди о том, что бывшие могут существовать на одной территории.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.ibb.co/XyrWxdz/ana-de-armas-control.png[/icon][status]испанка, 23[/status]

0

4

[indent] Волнение, что накрывает с головой и мысли, которые невозможно прогнать, лишь это и более ничего вокруг теперь мог осознавать, чувствовать и принимать Лео, лишь этим кормился его разум, лишь за это хваталась надежда. Он смотрел на то, как она красива, как изящен ее силуэт, как гладки ее волосы, как мягка ее кожа, как прекрасно смотрится на ней это чертовски идущее ей платье. Она казалась королевой бала, не иначе, и в ней было все, о чем только мог когда-либо мечтать Леонард. Он смотрел на нее с вожделением и шоком, смотрел на нее с горечью утраты и радостью встречи, он смотрел как на начало и на конец, на солнце и бездну, как на единственное, что имеет значение. Конечно, этот взгляд не был недооценен Сольвейг, женщиной умной, верной себе и крайне понимающей. Она почувствовала неладное с первого же взгляда, но знала теперь, кто стоит перед ней, и с интересом рассматривала метаморфозы, которые случились с Лео. Как глупая, наивная и доверчивая, она могла бы оправдать их встречей с человеком, которого он совсем не ожидал увидеть, растерянностью или еще черт знает чем, но она была взрослой и довольно осознанной женщиной, у нее за спиной были разные отношения, и счастливые и несчастные и к своим двадцати семи она хорошо понимала, чего хочет сама и что в отношениях простить может. Может ли она простить любовь к другой женщине? Пожалуй, только если эта любовь безответна. 

[indent] Наверное какая-то часть Лео хотела бы иметь возможность игнорировать Брук, но основная его часть на это была неспособна, он смотрел лишь на нее, даже в те моменты, когда Сольвейг все же отвлекла его от постоянного лицезрения его бывшей, он все равно регулярно оглядывался на нее, все равно смотрел в упор, натыкался на ее взгляд и лишь смотрел за тем, как она поспешно отводила свой, не желая долго существовать в состоянии зрительного контакта. Он не понимал, что она чувствует прямо сейчас, но по всем тем поступкам, которые она совершала, по всем тем попыткам избежать встречи с ним, по всем тем жестам беглянки он мог сделать вывод, что ошибся тогда, что она любила его также сильно, и что теперь, даже если она не любит его теперь, в ее сердце еще осталась обида к нему, иначе, отчего она так упрямо прячет глаза? Хотя, с другой стороны, она все же пришла сюда. Значит ли это, что теперь ей все равно, и теперь она способна находиться во всех тех же местах, где есть Лео и ей не будет сложно находиться в них, не будет хотеться подойти, сшибая всех людей вокруг себя, опрокидывая бокалы и наплевав на окружающих обнять его? Только этого он хотел сейчас сам по отношению к ней, и ему было так интересно хочет ли она того же. Конечно же нет. Разумеется. Он закрывает глаза, не в силах больш думать об этом, и открывая замечает встревоженный взгляд Рафаэля. Лео остается лишь кивнуть другу, показывая, что тот в порядке, несмотря на то, что это вовсе не так. Что, собственно важно? Важно ли быть в порядке, когда человек, которого ты не сумел разлюбить за полтора года вновь находится в непосредственной близости от тебя?

МОЕЙ РУКЕ НЕ ХВАТАЕТ ТВОЕЙ РУКИ,
ОДИНОКОМУ АЛЬПИНИСТУ ПО НОЧАМ СНЯТСЯ ВЕРШИНЫ,
ЛЮБОЙ ГОРОД БЕЗ ТЕБЯ ЛИШЬ АВТОМОБИЛЕЙ ГУДКИ
И ХЛЕСТАНЬЕ ДОЖДЯ ПО КРЫШЕ МАШИНЫ.

[indent] - Поговори с ней - этот голос кажется мистическим, каким-то совершенно волшебным, это его внутренний голос подсказывает ему, что ему делать женским голосом? Почему женским?
[indent] - Поговори с ней - приходя в себя, Лео осознает, что это вовсе не его внутренние голоса, это Сольвейг, которая не прекращала наблюдать за этими играми глазами, в которых Брук то поднимала глаза, то опускала, но регулярно натыкалась на Лео, а Лео и вовсе не сводил с нее глаз.
[indent] - почему... почему ты это говоришь - Лео смотрел на блондинку обескураженно. Конечно, он был в курсе, что встречается со взрослой и разумной женщиной, но... настолько? Он сам не уверен, что способен противостоять первому же слову Брук, да какое там не уверен, скорее он уверен, что готов променять эти его идеальные отношения на одно лишь свидание с Бруклин прямо сейчас. Потому что ничего из его нынешней жизни не может трогать его так сильно, как эта потрясающая шатенка, разместившаяся в своем до неприличия потрясающем платье за барной стойкой. Вся та жизнь, которую он пытался построить последние полтора года была лишь притворством, попыткой существовать правильно, найти девушку и быть хорошим счастливым парнем, но не выходило ни того, ни другого, ни третьего, ничего не выходило, все было пустотой, в которую ты ныряешь, а вынырнуть уже не можешь и никогда не сможешь, и Лео отлично знал, но нырял, потому что не видел другого решения, потому что сломался. А теперь шестеренки работают. Работают вновь, и он лишь неуверенно смотрит на ту, кто никогда не признавалась ему в любви, кто никогда не просила от него этих слов. Воспринимала ли Сольвейг его всерьез? Думала ли она, что однажды момент настанет и он все же вернет себе ту самую бывшую или просто встретит ее и сломается? Он не знал, но то, что она сказала ему ставило что-то внутри него по местам. Он никого не предаст, если пойдет к своему счастью, потому что та, что была рядом последнее время знает что для него счастье и отпустит его.

[indent] Пожалуй, Лео всегда везло с женщинами, которые не были Бруклин. Агата принимала его, прикрывая собственную ориентацию, а Сольвейг словно и сама зализывала раны, находясь в отношениях с ним. Была ли она откровенна, сказала ли все? Он не знал, но то, что он может подойти к Бруклин и его никто не осудит дало ему внутренних сил, и он направился к этой совершенно обескураживающей девушке для того, чтобы поздороваться. Он кивнул блондинке, что отпустила его от себя с тревогой всматриваясь в девушку, к которой направился ее ненаглядный. Она решила пустить все так, как оно пойдет, не держа мужчину, что, возможно так и не сможет полюбить ее, если сейчас не попытается вернуть то, что когда-то утратил. Сольвейг как будто давно была готова к тому, что однажды эта встреча произойдет и травма вернется на место, и Лео опять будет ходить как пес около кормушки, в которую уже полтора года не сыпят корм. Она понимала психологию этого мужчины и единственное, на что надеялась, так на то, что эта женщина прогонит его прочь так же жестко, как это требуется для его устранения из ее жизни и попыток им прекратить думать о ней.

НАБЕРЕЖНАЯ - ВЫСТАВКА ГЛАЗ,
СОЛНЦЕ ТЕЧЕТ НА НЕЁ СОКОМ ГРАНАТА,
Я ДУМАЛ О ТЕБЕ ТРИДЦАТЬ ПЯТЬ РАЗ,
А СЕЙЧАС ТОЛЬКО ЧАС ДЕСЯТЫЙ

- привет - Бруклин сидела спиной к Лео, так что не видела, как он подошел. Она удивленно развернулась, явно не ожидая увидеть его так близко, явно не ожидая, что он вообще способен подойти в тот момент, когда рядом, где-то в этом же помещении есть его девушка. Чтож, он способен. Сюрприз.
- привет, поздравляю, босс новенького бара, это место преобразилось после ремонта - кажется, Лео забыл на мгновение, как дышать, когда понял, что она не просто не отвернулась от него, не просто не послала куда подальше, она в самом деле ответила ему, и даже слегка улыбнулась.
- Спасибо, это все Раф, я просто не знал, куда потратить деньги - он неловко пожмет плечами, не зная, что сказать, но Брук вновь спасет ситуацию, кажется, она не зря училась на журналиста, да?
- я думаю ты справишься. Будешь хорошим начальником - она вновь, кажется, улыбается, и ему вновь кажется, что это мистика
- скорее хорошим барменом, я теперь зачастую буду подрабатывать тут, на баре. Представляешь меня барменом? - Лео засмеется, немного неловко, мило и просто
- О, тогда сделаешь для меня коктейль? Обещаю сказать правду если коктейль будет не очень, - а Брук впервые улыбнется во все очарование своей возможной улыбке, подойдя уже чуток ближе к барной стойке, поближе к Лео.
- уно моменто - Лео не хотел бы, но все же отошел от Брук, переходя за стойку и принимая несколько бутылей в руки для изготовления того самого коктейля. Бруклин внимательно смотрела за процессом, и когда Лео закончил, он пододвинул к ней бокал, говоря
- за счет заведения. Как твои дела, что ты... делаешь в жизни? - ему все еще было неловко, особенно вести не просто какую-то беседу, но подобную, личную.
- Учусь в магистратуре, работаю, помогаю в кафе. В общем ничего интересного -  девушка сделала глоток коктейля, кивнула с улыбкой и добавила

НОВОГО ДНЯ, КОТОРЫЙ Я ВСТРЕТИЛ ПРОЗРАЧНЫМ ЧАЕМ
СО ВКУСОМ РАЗБИТЫХ СЕРДЕЦ
Я ПО ТЕБЕ ОЧЕНЬ СКУЧАЮ,
СКУЧАЮ ЧТО ПРОСТО ПИЗДЕЦ.

- для профессор не плохо. Кстати я слышала ты теперь официально преподаёшь? - Этот разговор становился все более личным, и не зная, имеет ли он право на данный вопрос, он все же задал его
- преподаю, а откуда ты слышала, если не секрет? - на его лице появиться легкое смущение, но, кажется, Брук этого не заметила, или сделала вид, что не заметила
- Я не слежу за тобой. Не странная бывшая которая…-тут она немного замолчит, улыбнётся, потому что ситуация немного неловкая, - минди. Все рассказала Минди- с этого, к сожалению, совсем нельзя не рассмеяться, но быстро придя в себя, Лео решается на отважную тему
- я и не думал, что ты следишь, если честно, я думал, ты не станешь со мной разговаривать, и я рад, что это не так... пару раз я был около вашего кафе, но... мне кажется, ты не слишком хотела видеть меня... если сейчас ты здесь, значит...  - в этот-то момент он и поймет, что сильно и активно уплыл из адекватного разговора и пошел куда-то в нытье, и добавит
- значит я могу угощать тебя коктейлями и мне никто не помешает, я же босс - кажется, прокатило? К его радости, она улыбается и говорит
- теперь понятно кто из нас странный бывший -  вновь делает глоток и продолжает улыбаться
Эта фраза заставляет Лео и вовсе расслабиться, он уже хотел было сказать что-то еще, но его позвал Раф - пришли его родители, хотели посмотреть как ребята тут все устроили и поздравить, так что Лео нужно уходить от Брук, как бы он ни хотел остаться
- Извини, мне нужно идти, но если ты захочешь бесплатно выпить или поболтать с человеком, который всегда будет рад с тобой поболтать, я дежурю тут по вечерам в четные дни месяца -
- четные дни. Я запомнила. Ничего не обещаю, но может быть зайду, ведь не часто у меня бесплатный абонемент на коктейльную карту в баре - они улыбнутся друг другу вновь, и он побежит к родителям Рафа, еще раз обернувшись, он заметит ее взгляд на себе, и улыбнется ей вновь, получая ответную улыбку. Все это точно сломает ему режим сна. Он больше вообще никогда не сможет спать. Никогда.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мир, которого нет[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

5

[indent] Так странно слышать и слушать его голос. Странно ощущать вибрацию по всему телу, ловить его неловкий взгляд по ее лицу и просто наслаждаться его обществом. Как давно это было? Как давно они просто могли разговаривать обо всем и ни о чем на свете? Как давно она поклялась больше с ним никогда не говорить и не видеться? Почему теперь она растекается лужицей счастья и тонет в его глазах, теряя все свое напускное спокойствие?

[indent] Спокойствия нет. Нет ничего вокруг. Только она и он. Такие родные, но в тоже время совершенно чужие люди. Хотя почему чужие? Сейчас смотря на него, она испытывает радость. Очередное странное чувство, словно находясь в глубоком сне, она открывает глаза по велению его голоса. Такого тихого, спокойного и в тоже время волнительного. Она сама ужасно волнуется, нервничает, но продолжает отвечать на его вопросы, параллельно задавая свои. Она и так про него все знает, сарафанное радио Минди Хайзер работает без перебоя, докладывая ей о Лео мельчайшие подробности, которые можно выведать у Рафа и не получить при этом по голове за сильный интерес к персоне Нолана. Она сама себя изводит, делает вид что не проявляет интереса, но расспрашивает у Минди как складывается жизнь Лео, без участия в ней Бруклин Рейес. Очень хочется знать, что ему также плохо, как и ей, но на деле все оказывается немного по-другому.

[indent] Он определенно ее волнует. Сложно врать самой себе, когда твое тело выкрикивает в сладостной агонии имя «Лео» и просит делать с ним, с телом, все что угодно. Сложно делать вид, что тебе все ровно, когда он уходит, оставляя после себя приятное чувство о будущей встречи. Они еще обязательно встретятся. Глазами, разговорами, движениями. Она верит в то, что есть пары, которые созданы на небесах. Она верит в то, что есть люди, мосты которых хоть и расходятся, но обязательно сходятся вновь. Она верит, как бы абсурдно все это не звучало, но головой понимает, что не планирует, в очередной раз, «входить в реку» их отношений. В их реке нет дна, а отношения глубже Мариинской впадины. В их отношениях нет смысла, но за любовь отвечает немного другой орган.

[indent] Минди появляется сразу же, стоит Лео покинуть общество Брук. Стоит ему оставить ее одну, как мир теряет свои краски, становясь серым и блеклым, словно она смотрит на всех сквозь запотевшие очки, в которых ничего не видно и протереть их не получается. Единственный источник, который она может перед собой рассмотреть – Лео. Она смотрит, как Лео приветствует родителей Рафаэля. Как улыбается, кивает и затем вновь неловко улыбается. Наверняка о чем-то спрашивает, что-то предлагает, за что-то благодарит. Наверное, она могла бы смотреть на него вечно, но у нее нет столько времени.

[indent] Уже нет.

[indent] Мин ласково прикасается к ее локтю и присаживается рядом на стоящий барный стул, в надежде выслушать, помочь, залечить раны. Мин ждет сенсации, но вместо этого получает только легкую улыбку от подруги. Подруга выводит брюнетку из «ноланского транса» и предлагает еще выпить и пойти потанцевать, в надежде, что алкоголь и громкая музыка, смогут вылечить все раны подруги.

[indent] — Все прошло намного лучше, чем я планировала, — произносит Брук, делая очередной глоток из высокого стакана. Она готова поспорить, что стакан все еще хранит тепло от его прикосновения. Прикосновение мужчины, который делал ее жизнь ярче. Получается можно смело заявить, что она касается Лео? Хотя, наверное, это уже клиника. Клиника отрицать чувства и эмоции к человеку, ведь они уже проходили этот этап отношений. Она вновь себя одёргивает, напоминая о том, что «их отношений» больше нет. Ее место заняла другая. Высокая и красивая блондинка, чуть старше Лео, скорее всего. И если особо не вредничать, они даже неплохо смотрятся вместе. Гармонично. Слишком гармонично, чтобы позволить себе мысль о том, что в их пару может втиснуться Бруклин Рейес.

[indent] — Это ведь замечательно! Ни хочу ничего наговаривать, но Содвейг неплохая. Ты конечно лучше, но давай по правде, вы уже не вместе. Может хватит горевать и стоит посмотреть вокруг? Открою тебе секрет, в мире больше одного мужчины, — позиция подруги на счет здоровых расставаний всегда поражала Брук. Мин никогда не придерживалась позиции «и умерли они в один день и любили они друг друга долго и счастливо». Она любила каждого своего мужчину, и в той же степени горевала по каждому одинаково. Затем опять влюблялась в нового избранника, и вновь горевала по отношениям, если ничего не сложилось на «долго и счастливо». Подруга живет моментом, раздражая Брук еще больше. «Отпусти и забудь», — говорит каждый раз Хайзер, но если с отпустить Брук еще может справиться, то забыть на отрез отказывается.

[indent] Брук хочется быть такой же, как вечный двигатель Минди Хайзер. Жить моментом. Влюбляться, горевать, а затем вновь влюбляться, прогоняя себя по кругу, который не сможет доставить ей неприятных ощущений. Но как много из того, что мы хотим, осуществляется в жизни? Ирония жизни заключается в том, что она вновь возвращается к Лео. Смешно от мысли что, убегая, она вновь прибегает к нему. Вновь влюбляется в него, затем оплакивает несбывшиеся надежды, а затем вновь находит его силуэт в толпе. Свободный или занятой, но все же силуэт из миллиона людей вокруг. Она просто не может, или не хочет, представить себя с другим мужчиной. Попытка на счастливую жизнь «не с Лео» закончилась не очень удачно, когда, встречаясь с Рафаэлем, для поцелуя она искала губы Нолана.

[indent] Класс.

[indent] — Может ты и права, но… — сложно признаться самой себе в том, что созданный для тебя мужчина стоит с другой девушкой, слушает ее голос, вдыхает ее аромат. Сложно представить себя, созданной для него, с другим мужчиной, который говорит не так, пахнет по-другому и делает вещи, которые не сделал бы «твой мужчина».

[indent] — Забей. Отпусти и забудь, помнишь? Мне уже стыдно, что я вообще заставила тебя прийти в бар, но…о боже, наша песня! — они синхронно с Минди улыбаются, понимая друг друга с одного радостного восклицания. Любимая песня, которая шла с ними рука об руку, утирая слезы в моменты любовной лихорадки. Брук знает, что дальше планирует сделать подруга. Знает, что будет дальше и вновь плывет по течению, делая вид что действительно отпускает и забывает. Но так ли это на самом деле? Имитация счастья. Имитация вечного двигателя Минди Хайзер. Или коктейль крепче, чем ей казалось изначально?

[indent] — Классно, когда твой парень заправляет баром. Я могу выбрать музыку, чтобы порадовать подругу! Всего одна песня. Давай!

[float=left]https://i.imgur.com/Cza6aaM.gif[/float]Подруга подскакивает с места, отодвигает в сторону недопитый коктейль Бруклин и тащит ее в центр импровизированной танцевальной площадки. Она притягивает девушку к себе, напевая на ухо слова из песни P!nk. «So What» обволакивает брюнетку, в попытках зализать любовные раны, давшие о себе знать так не вовремя. «I've got a brand new attitude» поет женский голос любимой P!nk, заставляющий Рейес провести руками по телу и поднять их вверх, отдаваясь на растерзание мелодичному звонкому голосу из музыкального автомата. «And guess what. I'm havin more fun» говорит голос P!nk не только ей, но и людям вокруг, которые танцуют рядом с девушкой. Но ей хочется верить, что послание только для нее одной. Голос поет, и она поет вмести с ним.

[indent] Ей хорошо, как хорошо после поцелуя любимого мужчины, который где-то в толпе, обнимает другую девушку. Ей хорошо, как хорошо после объятий любимого мужчины, которого сейчас обнимает другая девушка. Ей хорошо…нет, брюнетки и близко не хорошо, но сейчас она имитация другой Бруклин. Счастливой, свободной, веселой Бруклин Рейес, которая приобнимает подругу, поддержка которой сейчас как лекарство от всех невзгод. Лекарство от… «Все хорошее когда-нибудь заканчивается» — , девиз Бруклин Рейес. Музыка сменяется на другую, оставляя после себя легкий шлейф возмущений вокруг. На смену лечебной P!nk приходит что-то спокойное, парное, любовное, не подходящее для новой Бруклин Рейес.


Oh, what about us?
What about all the plans that ended in disaster?
Oh, what about l o v e ? What about t r u s t ?
W h a t   a b o u t   u s ?

[indent] [float=right]https://i.imgur.com/SWbfEBR.gif[/float]— Можно я украду ее у тебя? — голос Рафаэля прорывается меж какофонию других голосов, доходя до брюнетки не сразу, словно отторгая мысль о том, что ей придется остаться в баре полным людей одной и одинокой. Она не хочет отдавать ему свой спасательный круг, в виде Минди Хайдер, но руки Рафа обнимают девушку, и она полностью теряет интерес и к Брук, и к ее проблемам, утыкаясь губами в губы своего идеального мужчины. Брук не может винить за это подругу, поэтому только смотрит как та уходит в объятья медленного танца, забывая о Рейес, которая «плюс один» на этой вечеринке. Ей остается найти на праздничном вечере Синтию, второй, ненадежный, но спасательный круг. Но находя ее в толпе становится немного грустно, ведь даже Синтия кружит в танце тестостерона, обвивая за шею верзилу, в два раза больше, чем она сама.

[indent] У новой Бруклин нет пары на этот танец. Она, не спеша, прорывается между влюбленными парочками, вновь усаживается на высокий барный стул, делает очередной глоток коктейля и радуется только тому, что за барной стойкой сидит она не одна. Компанию ей составляют такие же неудачники, которые не терпят медленных танцев, а предпочитают запивать горе более действенными лекарствами. Они ждут окончания медленного танца, чтобы площадку покинули влюбленные парочки, давая шанс одиночкам, таким как Бруклин, вновь отдаться во власть льющейся музыки со сцены или из музыкального автомата. Только алкоголь и танцы спасут этот вечер, ведь превращаться в унылую субстанцию не самое мудрое решение в начале вечера. Остается только улыбаться и ждать, что будет дальше, надеясь на то, что она все же обратит на кого-нибудь внимание, кроме Леонарда Нолана.

[indent] Отпусти и забудь, верно, Минди?

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.ibb.co/XyrWxdz/ana-de-armas-control.png[/icon][status]испанка, 23[/status]

0

6

[indent] Порой люди встают перед такими моментами, когда просто жизненно необходимо сделать выбор, но у тебя внутри совершенно нет вариантов, какой выбор сделать, как именно сделать его, никого не обидев, а главное, как внутри себя согласиться с этим выбором, как подойти к этому по-человечески, честно и оставаться при этом верным самому себе? Леонард отошел от Бруклин, но его сердце осталось где-то около нее, и он не мог более отвести с нее взгляда на долго, он не мог думать ни о чем другом, не мог вновь вернуться к самому себе, снова предаться мечтаниям о ней, но и перестать думать о ней тоже.

https://i.imgur.com/ofyoyqi.jpg

Он стоял где-то посередине огромного деревянного подвесного моста, веревки-укрепления которого с разных сторон резали две красивые женщины. С одной – его нынешняя спутница, платиновая блондинка с идеальной фигурой, умная, спокойная, холодная женщина старше него с северными корнями, что умела держать себя в руках и резала эту веревку скорее с интересом, с другой стороны его прошлое – разбивающее его на части, красавица, каких он еще не встречал, и конечно, достойная лучшего, трепетная, яростная, эмоциональная и безумная, но все же при всем при этом «его». Его Бруклин. Она, разумеется, представлялась в его голове, крайне взбудораженной сейчас, она резала эти веревки от злости и обиды на него, и эти эмоции были полностью оправданы и верны, он считал это своим наказанием, но самое ужасное – он не мог сдвинуться с места, пока девушки резали, потому что не мог выбрать. Не мог понять, куда ему двигаться, хоть сердце и велело ему идти к Брук, разум говорил о том, что его огромное уважение к Сольвейг в самом деле нерушимо. Он уважал ее как женщину, как человека, как ученого искусств, она была невероятной, и он искренне восхищался ею в разных стезях, и конечно, взрослая и обстоятельная, она могла бы понять его, будь у него возможность сейчас ей все спокойно объяснить, но она резала веревку также быстро, и теперь нет возможности объясниться с одной и бежать стремглав к другой, лишь одна дорога пред Лео – лишь к одной. Он сделал шаг, и мост стал ужасно раскачиваться, отчего его уверенность также покачнулась. Он вновь посмотрел на них, на обеих – Бруклин сидела за барной стойкой, такая одинокая во время этого безжалостного медляка, Сольвейг стояла рядом с ним, наблюдая за движениями его взгляда, за тем, что он собирается делать. Она приглашала его потанцевать, и Лео покрывался холодным потом от одной только мысли, что ему нужно будет танцевать с блондинкой на глазах у Брук. Это разбивало ему сердце, хоть такого и не должно было быть, Лео давно был потерян для самого себя, после того как расстался с Бруклин, когда, усомнился в ее любви, а потом опомнился слишком поздно.
Его взгляд скользнул по залу, где беззаботно танцевали влюбленные парочки, в том числе Минди и Раф, и в этот самый момент Леонард осознал, что прямо на нем сейчас есть спасательный жилет. Рафаэль, ох уж этот Рафаэль, он оставил ему жилет, подумать только! И тогда Лео, не дожидаясь, когда же все дамы смогут дорезать злосчастные веревки, бросился наотмашь вниз, надеясь скорее начать лавировать меж деревьев и посадить свое тело на безопасном расстоянии от любых романтических проблем.

[indent] - черт, Сольвейг, прости, но Раф оставил бар без присмотра, мне нужно его подменить – он увидел, но решил не обращать внимания на ее грустную усмешку, конечно, она понимала, что он не позовет на танец никого из них, но при этом он шел туда, к Брук, и нашел такую приличную отмазку, что даже и сказать нечего. Все-таки во всем этом было нечто совершенно безупречное, но при этом безумное. Она смотрела на него с грустью, думая о том, что ей следует делать дальше, куда ей двигаться. Есть ли для нее смысл бороться за мужчину, который сейчас всеми глазами смотрит на другую, но лишь вчера был полностью с ней и для нее? Конечно, она понимала, что Брук – не просто «кто-то» и эта проблема не пройдет сама по себе, но по этой же причине она не слишком-то и злилась, словно принимая то, что она всегда знала об этой истории, принимая его искренность, принимая реальность. Но готова ли она сдастся и отдать его этой девушке, что без конца продолжала время от времени аккуратно коситься на него. Конечно, она делала это «случайно», но на деле ее взгляд каждый раз замирал, когда глаза оказывались на Лео, и зоркий глаз Сольвейг замечал это движение, а тревога от этого лишь росла. То, что было ее может перестать быть ее, и это казалось болезненным и нечестным.

[indent] Лео подошел к Брук где-то на середине песни. Он зашел за барную стойку, помогая единственному бармену, сразу принимая заказы. Брук заметила его быстро, и он лишь пожал плечами, продолжая наливать пиво какому-то парню.
[indent] - эй, хочешь мне помочь? – он легко улыбнулся Брук, указывая на пивной кран и нескольких ребят в очереди, которые ждали свои напитки.
[indent] - если ты умеешь разливать пиво, я мог бы взяться за коктейли, и честное слово, сделаю тебе парочку, тем более я же и так обещал тебе бесплатный алкоголь, считаю, что его нужно заслужить – от Брук едва не прилетела фраза о том, что она и без того уже заслужила алкоголь, но эта пошлая шуточка так и не вылетела изо рта полностью, ведь она вспомнила, что это не слишком правильно говорить теперь, и лишь улыбнувшись, добавила
[indent] - вообще-то я сегодня леди - она специально поправила красиво уложенные волосы при этой фразе и указала на платье
[indent] - ой, леди, вы что же даже откажитесь от бесплатного пива в следующий раз? – Брук захихикала, ведь она часто пила пиво с братьями и этот напиток все еще котировался у нее, правда, не в таком платье. Все же она приняла его правила игры получения бесплатного алкоголя и начала ему помогать. Она радушно взяла заказы у пары посетителей у стойки и передала их бармену и Лео, чтобы те сориентировали ее, что делать дальше. Лео указал на место, где хранятся чистые пивные бокалы, и показал, какой кран от того пива, что заказали, а сам и вправду принялся делать шоты и коктейль для Бруклин. Они смеялись о том, что Лео теперь точно не расплатится, и что его долг будет несоизмерим с тем количеством алкоголя, которое сегодня ей удастся раздать, когда романтическая песня закончилась и к бару подошли довольные Раф и Минди. Ребята смотрели на бывшую парочку с живым интересом, не слишком-то доверяя своим глазам, и Бруклин уже было собиралась убежать с барной стойки, уступив место Рафаэлю, когда Лео заметил, что Сольвейг нет на своем месте. Он прошелся глазами по всему помещению, но так и не увидел ее, и лишь тогда Рафаэль тихо сказал ему

[indent] - я видел ее, она ушла – на душе у Лео неожиданно стало очень тяжело. Он никогда не чувствовал, что на самом деле ценит эти отношения, но Сольвейг стала его другом, и теперь он чувствовал, что предал не только девушку, но и своего друга, и это вызывало в нем много болезненного. Лицо Бруклин тоже стало выражать тревогу, и это огорчило Лео еще больше, он не хотел, чтобы она винила себя, не хотел, чтобы она переживала из-за этого и решала больше не появляться в его судьбе из-за этого, так что Нолан лишь сделал самое расслабленное выражение лица, на которое был способен в этой ситуации и спокойно сказал, гладя на Бруклин.

- это не важно. – он соврал. Это было важно не из-за романтических чувств, но из-за человеческих, и все же… он слишком сильно тревожился за чувства Брук, кажется, он все-таки сделал выбор, несмотря на этот чертов мост, что давно обрушился где-то у него за спиной.

[indent] - ну что, продолжим? – Рафаэль усмехнулся, совершенно шокированный поведением друга, хоть он и понимал причину его эмоционального отрицания, Раф никак не мог ожидать, что Нолан справится с эмоциями и сделает все так, как он сделал. Нет, это был уже совсем другой Лео, который готов был на слишком многое для того, чтобы угодить Бруклин и защитить ее. Готовый на все, что угодно для того, чтобы она просто осталась рядом, не уходила и пришла вновь.
[indent] - а разве… она же… - неуверенно промямлила Минди, на что Лео лишь качнул головой
[indent] - нет, мы последнее время много ругаемся. Видимо, это конец, ничего страшного. Все к этому шло, не волнуйся – он постарался улыбнуться Минди, и она лишь удивленно кивнула, так как если бы все это было правдой, она бы знала это от Рафаэля.
[indent] - ну что, девочки, что будете пить? – чуть веселее уточнил Лео. В его душе скребли кошки, но рядом с ним была Брук, а значит, никакие кошки уже не имеют значения.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мир, которого нет[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

7

[indent] Впервые за этот вечер она почувствовала облегчение. Не такое, когда они с Лео вновь заговорили в самом начале. И не такое, когда она мысленно смирилась с существованием другой женщины и других мужчин рядом. И совершенно не такое, когда они смогли шутить и веселиться под рокот музыки, струящейся из колонок на сцене.

[indent] Чувство было другим. Злобным. Насмехающимся. Неправильным. Но женская доля проста. Радуйся поражению соперницы и наслаждайся облегчением оттого, что она больше не стоит рядом с твоим мужчиной и не сверлит тебя глазами, решив отчего-то что ее холодный взгляд сможет кого-то испугать.

[indent] Плохое чувство.

[indent] И Брук прекрасно это понимала, но ничего поделать с этим не могла. Сил хватило чтобы придать своему лицу грустное выражение, ознаменовав сожаление, что история Лео и Сольвейг закончилась именно так, на виду у всех в разгар праздника.

[indent] Все купились, поэтому в целом она была довольна происходящим, стараясь не замечать в груди шевеление. Гадкий червяк, что бывший выбрал тебя, а не нынешнюю. Червяк планировал рости и рости, но был раздавлен моментально, потому что Брук, как и Лео, вечно выбирала его, будь он бывшим, настоящим или будущим. Он всегда был в сердце, в голове, в теле, как бы странно это не звучало. Хотелось раствориться в этом мужчине и ничего больше не чувствовать, оставив мир за пределами сознания. Странно ощущать, что всего один человек смог стать каким-то центром вселенной, за пределами которой не существовало кислорода, и другие планеты были не видны.

[indent] Диагноз: безумная любовь.

[indent]— Пожалуй всем нам нужно выпить по коктейлю! Немедленно! — в нависшую грозовую тишину, не смотря на громкую музыку вокруг, врывается звонкий голос Минди Хайзер, которая не просит, а ставит всех перед фактом. Собравшимся у барной стойки действительно нужны коктейли в неограниченном количестве, и самое лучшее что сейчас можно было сделать это согласиться.

[indent] — Я все еще леди, поэтому, бармен, леди требует коктейля, пока будет раздавать пиво за стойкой, — кажется странным продолжать с ним шутить на фоне его внезапного разрыва с другой женщиной, но никто старался не обращать на это внимание. Все одновременно забыли про Сольвейг, словно ее никогда не существовало. Словно не было никакого разрыва, и вселенная затянула блондинку в бездну, где ей было и место.

[indent] Все идеально. Без стеснений и недомолвок. Без напряжения и косых взглядов, потому что теперь они могли смотреть друг на друга ежесекундно. Могли случайно касаться руками друг друга, делая вид что так и нужно, потому что пространство за барной стойкой было микроскопическим. Брук так и осталась стоять за баром, не решаясь уступить Рафаэлю место рядом с Лео. Ей самой хотелось быть рядом с ним. Хотелось случайно чувствовать, как его рука тянется за высоким стаканом, стоящим где-то рядом с ней, и касается ее пальцами. Чисто случайно. Хотелось чувствовать, как он проходит рядышком, и поглядывает через ее плечо, вторгаясь в личное пространство, чтобы поглазеть все ли у нее хорошо.

[indent] Ей и самой хотелось так делать. Подходить чуть ближе, а не кричать через весь бар, как пробить очередной стакан пива на кассе, не смотря на то, что девочка она была умная и сразу смогла сообразить что к чему. Хотелось передавать ему бутылку содовой для мохито лично, а не оставлять на баре и продолжать делать свою работу. Хотелось наслаждаться его обществом, чувствуя приближение визуального наслаждения смотря на рядом стоящего мужчину, который собрав всю волю в кулак решает поправить ей волосы, потому что руки заняты, а стакан пива сам себя не наберет и не расплатится на кассе.

[indent] И вновь ее пробирает чувство, которое она уже и не планировала испытать. Ощущение, когда его теплые пальцы касаются осторожно ее щеки, а после заправляю выбившуюся прядь за ухо, не сравнимо не с чем. Ей так хочется почувствовать его пальцы на собственной коже вновь, но ее мечтания прерывает немного подвыпившая Минди, язык которой становится развязнее, чем был до этого.

[indent] — Ты «это» делаешь. Флиртуешь с ним, — шепотом говорит ей подруга, кивая в сторону занятого Лео, который увлеченно мастерит коктейли для подошедшей компании молодых девчонок.

[indent] — Опять за старое, Бруки? — продолжает шептать пьяная подруга, которая для нетрезвого человека слишком проницательна. Брукс действительно опять «это» делает. Так сложно устоять перед соблазном, да и совершенно не хочется. Вокруг все идеально. Музыка, приглушенный свет, одинокий Лео и свободная Бруклин. Коктейль готов, его осталось только перемешать, чтобы все заиграло новыми красками.

[indent] — Перестань, ты перепила и тебе кажется всякое, — но Минди не проведешь. Детектор лжи, вставленный в подругу при рождении, выдает красный свет, говорящий о том, что Брук лжет. И Минди это прекрасно известно, как и то, что она всегда была за счастье подруги, и если та вновь собирается окунуться в реку под названием «Леонард Нолан», то Минди просто придется тяжело вздохнуть и помочь, потому что видит бог, без помощи эти две несчастные души не справятся.

[indent] Подруга отходит от бара, планируя найти Рафаэля, но тот сразу оказывается тут как тут, поддерживая за талию подвыпившую девушку, которая подтверждает его мысли о том, что ей просто напросто запрещено пить в таком количестве.

[indent] — Кажется, я действительно немного пьяная, и меня нужно отвезти домой, — констатирует Хайзер, смущенно закрывая губы ладошкой, в попытках скрыть от всех неожиданно возникшую икоту. Раф только улыбается, притягивая к себе Минди, давая ей понять, что веселье на сегодня закончено. Она возмущенно топает ногой, но смиренно виснет на плече молодого человека, вновь икая. Возможно маленький план подруги сработал, но Брук от этого не весело. Возможность оказаться с Лео наедине пугает, но в тоже время будоражит, словно их когда-то потухший огонь начинает вновь искрить, заставляя ее нервно переступить с ноги на ногу. Но вместо того чтобы предложить самой отвезти Минди домой, она молчит, давая шанс Рафаэлю сделать это первым. И все срабатывает идеально, потому что Минди издает какой-то восторженный звук, похожий на победный клич, уткнувшись в плечо Рафа.

[indent] — Я отвезу Мин и вернусь, окей? Всего на пять минут. Обещаю, — но его голос становится не таким уверенным, как был в начале. Он все еще не особо уверен, что вообще стоит оставлять друга одного в компании бывшей, но Лео молча кивает, давая негласное согласие Рафу, что все с баром будет хорошо. Про собственное сердце друг умалчивает, но Рафаэль и так знает, как тяжело ему сейчас, но, увы, ничего не может с этим поделать.

[indent] Блондин уверен на сто процентов, что у женщин есть магическая способность привязывать к себе мужчину до гробовой доски, как это сделала Брук с Лео, забрав его сердце и положив в маленькую коробочку у себя в избушке. Ему казалось, что по ночам она колдует над сердечком друга, все больше затягивая гайки Нолана, без возможности выкарабкаться из пучины, в которую когда-то по случайности вступила нога товарища. И, казалось бы, Сольвейг практически вытащила Лео из болота, но вместо того чтобы покрепче схватиться за блондинку, он отпустил руку и продолжил тонуть с еще большей скоростью, пуская слюни на брюнетку, по которой и сам Раф когда-то пускал скупую мужскую слезу, когда вместо него предпочли Лео. Однозначно Брук была ведьмой и просто в этом не признавалось, иначе как еще можно было все это объяснить. Ведьма из Бруклина.

[indent] Но ведьма из Бруклина только молча провожает подругу до двери, пытаясь понять, что делать дальше. Они выходят на улицу под звонкую музыку, но даже морозная свежесть ночного Нью-Йорка не помогает ей понять, как быть дальше. Она целует Минди в раскрасневшуюся от мороза щеку и обнимает Рафа на прощание, потому что отчего-то уверена, что по истечению пяти минут он так и не вернется. Сам Раф обнимает Лео, вновь напоминая ему о том, что он обязательно вернется, но уже не уточняя про время, словно и он понимает замысел Минди Хайзер. Да и сам Лео кажется тоже все понимает, поэтому с улицы до барной стойки они идут молча, собираясь с мыслями, прикидывая как быть дальше.

[indent] — Ты ведь не против, что я осталась? Я могу уйти, если...знаешь, если неловко, — из-за музыки ей приходится говорить чуть громче, но Брук уверена, что Лео и так прекрасно ее слышит. Как расслышит и следующую фразу, которую она произнесет уже за стойкой бара.

[indent] — Я хочу остаться, — чуть тише произносит она, нерешительно заходя за барную стойку, становясь напротив Лео. Да, она хочет остаться. Хочет ему помочь и хочет начать все вновь.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.ibb.co/XyrWxdz/ana-de-armas-control.png[/icon][status]испанка, 23[/status]

0

8

[indent]  Кто только и делает, что поет о любви – болван, ведь настоящий романтик - тот, кто о ней молчит. Лео всегда молчал о любви, не в силах произнести всего того, что думал, что чувствовал полной грудью. Хоть что делай, а она та, кто забирает все его естество, заставляет мурашки на его руках вновь плясать дикие танцы, и никто никогда больше не мог вызвать в нем таких эмоций, никто никогда не был для него настолько важен, настолько категорически нужен. И если кто-то захочет сказать Лео о том, что эта любовь была болезненной и неправильной, он лишь посмеется этому человеку в лицо, потому что кто-кто, а Леонард лучше всех других людей в мире знает, что это все очень и очень неправильно, болезненно и опасно. Такая любовь – не иначе, как отрава, которая травит снова и снова, не давая продыхать во время расставаний. Кажется, он только что видел свет в этом тоннеле в Сольвейг, милой, добродушной девушке, но нет же, спустя всего несколько минут рядом с Бруклин он снова тонет в ее зеленых глазах. Если это не наваждение и не болезнь, то что же тогда, скажите на милость? Нет, ответов ни у кого нет, но все, что он может, пока они находятся рядом, это стоять, посматривая друг на друга, и сочиться желанием находиться рядом. Заметил ли он это желание с ее стороны? Да! Но смог ли он в него поверить? О нет, его мозг отказывался даже воспринимать надежду на это, так рад был Лео, когда видел, что она не отлетает от него, когда он случайно касался ее рукой, когда проходил мимо и касался бедрами ее бедра. Ничто это не вызывало в ней ничего, кроме румянца и слабой улыбки, она не отбегала на другую улицу, и единственное, о чем он мог молиться богу, так это тому, чтобы ее поведение не было связано с полнейшей бесстрастностью по отношению к нему. Меньше всего ему хотелось бы думать о том, что она может быть безразличной. Конечно, она могла бы, конечно, в этом всем есть смысл, и все же, изредка, когда они встречались глазами, она казалась совершенно очаровательной. В ее виде не было ничего отталкивающего, она улыбалась ему, она смотрела на него со слабой нежностью, которую, кажется, скрывала, и это можно было принять за что угодно позитивное. Хотел бы он сам знать, что там в ее голове, хотел бы он сам быть тем человеком, который может просто схватить ее через плечо и утащить прочь от всех этих треволнений, но он был совсем другим парнем, хорошим парнем. Таким, который не утаскивает девушек, а если и утаскивает, то только не Бруклин. Она должна всегда иметь возможность встать и уйти, он всегда считал, что она номер один в их отношениях, хоть всегда и оберегал ее от всего в этом мире. Может кто-то и сказал бы, что Лео – идеальный парень, но он был таким только с одной женщиной во всем свете, и, кажется, каждой, кто сталкивался с Ноланом после Брук заведомо не везло, ведь он всегда выбирал ее. Так и теперь, он смотрел на нее, словно завороженный, совершенно растерянный от ее простой фразы про то, что она хочет остаться рядом. Это казалось сном, о котором он мог только мечтать, но она в самом деле произнесла это, и его мозг так сильно радовался и ликовал внутри него, что он просто застыл, наблюдая за этим моментом словно со стороны. Он смотрел на то, как невероятно она красива, как она смотрит на него, как все это в этом моменте потрясающе и как он хотел бы остановить этот момент для того, чтобы его сердце не лопнуло от счастья, чтобы смогло биться дальше под этими ритмами отныне его любимой песни, что сейчас играла в баре. Он сам и не заметил, как в его руках случайным образом разбился бокал. Это был тонкий бокал для шампанского, что со звяканьем упал на пол, приводя Лео в себя. Он отсутствовал всего пару секунд, хоть ему и показалось, что время залипания длилось часами. Он тут же спохватился, быстрее собирая осколки по полу, и Брук моментально подскочила помогать ему. Ее потрясающее платье тронуло пол и парень поморщился.

[indent] - нет, я не поранился, но твое платье. Не стоит подметать таким материалом пол, все в порядке, я все соберу – но девушка и слышать не хотела, и тут же отправилась на поиски совка и метелки. Лео собирал крупные куски в руку, и, конечно же, поранил палец, что тут же начал активно кровоточить, а Брук лишь начала хлопотать еще больше, наставляя его немедленно выкинуть осколки и показать, где у них аптечка. Все это было так естественно, словно между ними и не было никогда этих полутора лет тишины, словно они все еще вместе и планируют переезд в новую квартиру. Брук взяла его раненную ладонь в свои ладошки, промывая его палец под холодной водой, и от ее такого прикосновения Лео мог лишь замерев всем телом наблюдать за ней. Такая маленькая смелая девочка эта его Бруклин. Хотя уже и не его, но все же, она всегда вызывала в нем только трепет и только благоговение.

[indent] - спасибо – он наблюдал за тем, как она аккуратно перевязывала его палец, и заметив, как одна из прядей ее прически выбилась из общей картины, легко поправил ее второй, свободной рукой. Бруклин посмотрела на него и у этого взгляда не было никакой расшифровки, потому что этот взгляд ничего не говорил, и говорил все. Лео еще не успел отвести своей руки прочь от ее лица и теперь был не уверен, что сможет сделать это. Ее взгляд как будто бы был не против его руки о ее лица, как будто все, что было когда-то раньше больше не имеет смысла, потому что отныне есть только этот момент и только этот момент в самом деле имеет какое-то значение. Лео не знал, стоит ли решаться на то действие, на которое он решился, но, если уж решился, значит так тому и быть.

ОКЕЙ, МЫ ПРОСТО ИГРАЕМ В ЖИЗНЬ
ЧАСТО НЕ ПОНИМАЯ РОЛЬ
НАШИ СЮЖЕТЫ — ЭТО БЕЛЫЙ ЛИСТ
ГДЕ МЫ ВМЕСТЕ НАПИШЕМ СВОЙ

[indent] Он приблизился к ее лицу быстро, потому что единственное, что он мог сейчас сделать – это воспользоваться моментом неожиданности. Что лучше покажет его искренние чувства к ней, если не это? Нужны ли слова, если единственное, что он сейчас может – это смотреть на нее без конца и желать целовать ее губы? Она может обругать его, если захочет, может сбежать прочь, если надумает, но все это будет после того, как он поцелует ее, и не важно, что будет после, ведь она наверняка сможет простить его за то, что он все еще любит ее, ведь прекратить это не так-то просто, верно? Он наскоро наклонился к ней, легко касаясь своими губами ее губ, где-то внутри все перевернулось от осознания этого знакомого запаха так рядом, так близко, и его рука, что все еще была рядом с ее лицом наконец притянула ее к себе, эту маленькую голову, столько знакомую его рукам, его щекам, его губам и его глазам. Он не мог прекратить целовать ее, потому что этот поцелуй был как невероятный десерт после полуторагодовалой диеты. Все его естество было рождено для того, чтобы целовать ее, и ее губы столь мягкие и теплые отвечали ему взаимностью в эту секунду, может от удивления, а может от того, что она и сама этого хотела.

[indent] Следующим утром Леонард проснулся рано. Он не хотел проспать момент, когда Бруклин уйдет на работу, потому что больше всего на свете он хотел снова поговорить с ней. Он даже отменил пару пар, понимая, что не успеет все и сразу. Конечно, он думал, что ему нужно успеть поговорить с Сольвейг в ближайшее время, извиниться и расстаться с ней, как положено, но, чтобы там ни сказала Брук сегодня утром, нельзя мучать женщину, которую ты не любишь, потому что нет ничего более очевидного, чем любовь Лео к Бруклин. Он прибежал к ее дому за пятнадцать минут до ее выхода с ее любимым кофе в руках и страхом, что она просто не захочет разговаривать с ним после вчерашнего. Кто знает, может эта сказка для Золушки была только вчера и уже сегодня она скажет, что все это была страшная ошибка и ему больше не следует к ней подходить?

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мир, которого нет[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

9

[indent] Холден Колфилд как-то сказал, что девчонки дуры и сразу начинают терять голову, когда их начинаешь целовать. Чертов семнадцатилетний мальчишка прознал истину еще тогда, когда Сэлинджер решил сделать его главным героем «Над пропастью во ржи». И самое печальное было в том, что он был прав, опуская, пожалуй, единственный факт о том, что девчонки теряют голову, когда их целует «нужный человек». По-другому магия поцелуя не работает, каким бы страстным не был поцелуй. Поэтому отчасти Колфилд был не прав, да и Сэлинджер едва ли смог догадаться о тонкой женской натуре, когда как Бруклин Рейес прекрасно понимала плачевность своего положения. Как сказал бы один товарищ по имени Д. «все пошло по пизде, когда они встретились» и поэтому поставленный диагноз был даже хуже теории Колфилда, и звучал до безобразия прост и понятен всем, кто когда-либо испытывал что-то подобное. Она любила Леонарда Нолана и считала его действительно нужным, а самое главное своим, человеком.

[indent] И, пожалуй, есть что-то колдовское, когда нужный человек находится рядом. Ты наслаждаешься им в полной мере, получая максимальное удовольствие от его запаха, движения, тепла, голоса. Ты растворяешься в нем и теряешь себя, потому что цельных вас больше нет. Вы единая личность, единый организм, который моментально реагирует и подстраивается под состояние «нужного человека» рядом.

[indent] И вот когда ты понимаешь, что финито ля комедия состоялась и теперь ты ощущаешь на себе его запах, его тепло, его присутствие рядом, ты пропала. Ты становишься дурой, которая теряет голову всего лишь от одного невинного поцелуя. Ты – дура. Влюбленная дура.

[indent] Она не двигается, словно привыкает к ощущениям вокруг, но привыкать не нужно, ведь она и не отвыкала. Сейчас их расставание кажется несуществующим, сказочным, обманчивым. Его не было, как и не было слез, переживаний, обиды, злости.

[indent] Сейчас ничего не имеет значения, за исключением его теплых губ, касающихся ее. Она словно слишком давно ждала этого момента, поэтому с обожанием принимает его поцелуй как обряд посвящения, как что-то священное и божественное, потому что Лео – бог. У себя в голове она давно уже возвела ему памятник, потому что только у него есть шанс пробить крепость, которую она мастерски вокруг себя возвела. И хоть его движения неспешны, словно дающие возможность остановить его в любой момент, она не собирается останавливаться. Тело реагирует моментально, когда сильные руки притягивают к себе еще ближе, опускаясь на талию, где им и место.

o n l y   y o u     a r e   n e e d e d   f o r   h a p p i n e s s
♦     kiss
y o u   a n d   y o u r   l i p s

[indent] — «Всего лишь один поцелуй», — проносится мысль в голове, успокаивая возбужденные гормоны, но она врет сама себе, делая свое положение еще хуже. Ни один поцелуй не сможет унять трепещущие девичье сердечко, особенно когда поцелуй желанный. Ни один мужчина рядом не сможет зажечь ее от одного поцелуя, если его не зовут «Леонард Нолан». Только он.

[indent] От нежности его прикосновений слезы появляются сами собой, заставляя ее мысленно плакать от счастья. И сейчас ее единственная задача постараться держаться из последних сил, чтобы не разреветься у него на глазах. Она так не хочет, чтобы он видел ее слезы, ведь она сильная девчонка, которая ревет по ночам в одиночестве, уткнувшись в подушку, но слезы, скопившиеся в уголках глаз, говорят ей об обратном. Брук чувствует, как крупная слеза катится по щеке, не предвещая ничего хорошего, но люди у бара привлекают к себе внимание целующейся парочки, прерывая их внезапный поцелуй. Она дает ему возможность ненадолго покинуть ее общество, чтобы предательски вытереть слезы, приказывая себе прийти в норму и перестать растекаться лужицей по бару. Но если бы это было так легко.

[indent] С ним вообще всегда сложно. Не потому что их отношения эмоциональные качели, нет. Он просто слишком хороший, а она бессильна перед ним, сколько бы не строила взрослую и сильную девчонку. И вновь на нее накатывают эмоции, ведь сглотнув, на языке чувствуется соленый вкус, а глаза начинают слезиться от счастья.

[indent] — Эй, один Манхэттен, плиз, — ее окликает девчонка лет двадцати, перекрикивая громкую музыку в желании выпить официально последний коктейль за этот вечер. И вот оно спасение от слез и соленного вкуса на языке. Брук готова сделать ей хоть десятки манхэттенов, если это поможет ей унять дрожь в теле и прийти в себя после внезапной нежности. Правда Рейес не имеет ни малейшего понятия как собрать для двадцатилетней девчонки манхэттен, ведь работает барменом всего несколько часов. Но мысли о работе приводят ее в себя, помогают ей вдохнуть сжатого воздуха в помещении бара и попросить парня о помощи, окликнув Лео, который сразу же оказывается рядом, вновь заставляя ее сердечко биться чаще.

[indent] За остаток вечера, плавно перетекающий в ночь, Лео еще десятки раз оказывается рядом, заставляя Брук нежно трепетать и надеяться на новый поцелуй. Но вместо поцелуя наступает новый день, который влечет за собой ощущение, что по-старому больше никогда не будет. Они опять переступили черту, за которой есть только один вариант – встречаться. По меркам Бруклин Рейес уж точно.


[indent] Первой, кто узнает о поцелуе Лео и Брук, была Минди, которая после собственного пробуждения, а отходит от попоек она тяжело и болезненно, сразу же позвонила подруге и своим троекратным «ура» в трубку телефона выразила, пожалуй, эмоции каждого человека, который когда-либо знал Брук и Лео и был удивлен их внезапным разрывом полгода назад.

[indent] — Я так и знала! Невероятно! Просто взял и поцеловал?! Это так не похоже на Лео. Ну знаешь, это ведь Лео. Нежный и хороший мальчик Лео. Он целует руки, ухаживает и читает стихи, а не лезет под юбку посмотреть какое на тебе белье, — Мин хихикает в трубку, все еще пребывая под впечатлением, что пропустила «так-о-о-о-ое» шоу. Да и сама Брук тоже все еще под впечатлением.

[indent] Остаток ночи она придумывала в голове как классно будет если они сойдутся, но сейчас, обдумав все более детально, словила себя на мысли, не была ли вчерашняя сказка перемешана алкоголем. Она точно была немного веселая, а что Лео? Был опьянен любовью или атмосферой вокруг? Или его разрыв с Сольвейг помог ему набраться смелости и в один день разорвать отношения с одной девушкой и поцеловать другую? В голове было слишком много вопросов, которые она пока не планировала озвучивать, потому что нет ничего страшнее, когда сказка заканчивается и принцесса просыпается не на пуховой перине, а на холодном асфальте, где с двух сторон мчатся машины под названием «реальность» и «несбывшиеся мечты». Ей ужасно сильно хотелось проснуться на перине, а не быть зажатой двумя фурами, которые мчавшись на большой скорости, приближались к ней все быстрее и быстрее. Она готова поспорить что уже слышит раздражающий звук машинного гудка, говорящий ей о приближении смерти. Но все исчезает, стоит ей только выйти на улицу и увидеть знакомый взгляд парня, который явно давал ей понять, что влюблен так же, как и она. Приятно знать, что в своих чувствах она была не одинока.

[indent] — О-о-о, привет, — удивление сменяется радостью в голосе, а протянутый стаканчик кофе и вовсе заставляет ее улыбнуться. Он все еще помнит, что она повернута на кокосе и просто сходит с ума от кокосового латте. Помнит, что Брук обожает по утрам, особенно перед парами и работой, заскочить в кафешку около дома и купить любимый напиток. И в груди вновь разливается теплота, стоит взять из его рук стаканчик, немного соприкоснувшись своими теплыми пальцами с его холодными.

[indent] — Не знала, что у профессуры есть свободное время по утрам. Как же утренние пары, вечная проверка домашних работ и отчитка сонных студентов на задних партах? — она должна была спросить про поцелуй. Должна была потребовать объяснений. Должна была сказать ему, что он обязан на ней жениться, если планирует еще раз ее поцеловать. Должна была…но ей нужно время чтобы задать самый главный вопрос, который тревожит ее с утра. Она тянет время, испытывая максимальную неловкость от происходящего. Через пятнадцать минут ей нужно сидеть в неудобном рабочем кресле и делать вид, что работать за гроши в непопулярной газетенке было приделом ее мечтаний, но вместо этого она отпивает теплый латте и смотрит на Лео, который стоит на несколько ступенек ниже самой Брук, позволяя ее лицу быть на одном с ним уровне. Она не торопится спуститься ниже и пойти в сторону работы, хотя знает, что, если опоздает в очередной раз, начальник устроит ей головомойку. Но к черту начальника. К черту работу. К черту тревожность, которая охватывает ее стоит ему оказаться рядом. К черту все вокруг, когда любовь витает в воздухе.

t e l l   m e   y o u   s t i l l    l o v e   m e
♦     love
i   a m   s t i l l   w a i t i n g   f o r   y o u r   l o v e

[indent] — Брук.

[indent] — Лео, — они начинают одновременно, но замолкают, уставившись друг на друга. Он молчит, поправляя пальто, а она начинает раздражаться от собственной беспомощности, отпивая вновь латте.

[indent] — Мы должны обсудить то, что было вчера. Если, проснувшись сегодня утром рядом с Сольвейг, ты понял, что любишь ее больше жизни, то окей. Не окей конечно, но мы взрослые люди, и я все понимаю. Просто я должна знать, будет ли еще поцелуй, или просто скажи извини и прощай, — вместе со словами в грудь вонзили отравленный нож, но она уже это проходила, поэтому боль чисто механическая, позволяющая ей держать себя в руках и не расклеиться раньше времени.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.ibb.co/XyrWxdz/ana-de-armas-control.png[/icon][status]испанка, 23[/status]

0

10

[indent] Как забавны волнения влюбленных в миг перед воссоединением, как чудесны мимолетные моменты до нового поцелуя, как редко и необходимы эти моменты нежности, покоряющие своей искренностью и чувствительностью. Все, что оставалось сейчас для Лео – посмеяться над репликой Брук, которая лишь еще с большим волнением взирала на его усмешку, не понимая толком, к чему относится эта усмешка. Конечно, ему было невероятно приятно от мысли, что Брук может думать, будто бы он решил от нее отказаться. Это до того невероятная мысль, и до того она резкая, до того взволнованная, что его сердце лишь начало трепетать сильнее. Как же милы ее волнения и неуверенность в себе, как очевидны ее ответные чувства и как прекрасно это ощущение, когда ты понимаешь, что человек, которого ты любишь невероятно тоже надеется на то, что вы снова будете вместе. Ему хочется сказать ей так много, но у него нет достаточного количества слов. Он был уверен, что за эти полтора года она остынет к нему, что за полгода, когда они совсем не виделись, она научится жить, не думая о его наличии в собственной жизни хотя бы в качестве преподавателя, но ему несказанно повезло, ведь, очевидно, она тоже не научилась жить без него и это самое прекрасное, что мог услышать Лео теперь. С усмешкой он ответил ей

[indent] - кажется, я стал забывать, какая ты бываешь нетерпеливая. – он поправил выбившуюся прядь волос у нее перед глазами, легко касаясь ее теплого пальто на уровне ремня, приобнимая ее за талию и подходя чуть ближе.

[indent]  - на самом деле я хотел поговорить с тобой сегодня вечером, хотел позвать тебя выпить пива в баре, и просто обсудить то, что вчера было и что я не смогу больше встречаться ни с кем в целом мире, если рядом есть Бруклин Рейес, но, кажется, ты не собираешься ждать вечера, верно? – ее глаза блестели на ветру, и что-то в ней дернулось в момент, когда он говорил свои откровенные слова. Он всегда был щедр на слова для нее, на те, в которых она является самой неземной и самой важной женщиной его мира, и вот, спустя такие долгие полтора года он вновь может осыпать ее этими словами, вновь имеет право касаться ее и не быть отвергнутым. Она разрешает ему подойти ближе, размещая свои руки вокруг его шеи, так удобно размещенной прямо на уровне ее плеч.

[indent] - сначала я хотел забыть тебя, решил, что так тебе будет лучше, без меня совсем. Потом я понял, что не могу забыть тебя, не могу разлюбить и единственное, что мне остается, это жить с этим чувством, понимая, что ты не захочешь больше видеть меня, Сольвейг знала, насколько ты важная для меня, я не скрывал этого, потому что это бессмысленно. Я бы никогда не смог полюбить ее так, как люблю тебя, и я не стал дурачить ей голову, потому что я всегда надеялся, что однажды ты сможешь встретиться со мной. И вот – он взял ее руку в свою, аккуратно целуя ее ладонь

[indent] - я всегда был твоим и хотел бы иметь возможность быть рядом с тобой, Бруклин – что может быть приятнее, касаться человека, которого любишь сильнее самого себя, что может быть лучше запаха любимого так близко к собственному носу, и ощущение, что ты можешь буквально уткнуться в объект любви, прижаться всем телом и ощущать жизнь этой своей любви так близко, буквально разливающейся по твоим рукам. Бруклин не отошла от него, разрешая обнять ее сильнее, разрешая аккуратно приблизившись, поцеловать себя и просто останавливая весь этот момент, разделяя его на до и после, вновь возвращала ему память о том, как здорово было, когда они были вместе, дарила надежду на то, что это вновь может быть восстановлено и возвращено.

  ОНА ТАКАЯ, ЧТО НЕ ХВАТИТ СЛОВ –
ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ, КАК МНЕ ПОВЕЗЛО ХОЛОДАМ НАЗЛО
БУДТО БЫ КТО-ТО ОТОДВИНУЛ ЗАСЛОН
И КАК ЖЕ ДАЛЕКО МЕНЯ УНЕСЛО

[indent] Когда Лео шел от работы Бруклин, он размышлял о том, как много всего он хотел бы сделать для нее, сколько всего они не успели сделать, сколько всего у них должно быть впереди. Его нынешние дела больше не имели никакого значения, ведь отныне и впредь он с уверенностью сможет назвать себя самым счастливым человеком в этой вселенной, ведь та, что являлась его самой большой любовью, вновь разрешает себя целовать, вновь отвечая на его проявления любви. Конечно, в первую же очередь было необходимо поговорить с Сольвейг, ведь Лео не собирался ругаться с ней, не собирался расставаться врагами. Он безмерно уважал ее, но ни одно уважение не может быть сильнее любви и чувств к человеку, а именно это чувствовал Лео к Брук и не чувствовал к Сольвейг. И, конечно, не стоит обманываться, даже если нынешняя девушка решит расстаться со скандалом, это бы не остановило Нолана, что точно был уверен в своих нынешних действиях. В его голове уже рисовались картинки того, как они с Брук съезжаются, как восстанавливаются все те планы, которые они так и не смогли осуществить из-за университета, как все становится таким потрясающим и волшебным, что остается только наблюдать и радоваться этим переменам.

[indent]  Разговор с бывшей, который она, к собственному сожалению, совсем не планировала, случился в кафе около работы Сольвейг. Она выглядела очень холодной, очень расстроенной и совершенно не улыбалась. Все в ней было жестко, по-скандинавски холодно, хотя ее внешность из-за матушки-американки была довольно американизирована, если не считать светлые глаза и волосы. И все же, сейчас ее сердце было черным и непроницаемым, она смотрела на Лео с ухмылкой, порой с горькой усмешкой и в целом выражала свое разочарование в нем. Она говорила о том, что он тряпка, что он не мужчина, но ни одно из ее едких слов не могло уколоть его достаточно, ведь он знал наперед, что она никогда не думала так всерьез, и в ней говорит лишь женская обида. А его выражение лица, что должно было бы выражать боль и раскаяние на самом деле излучало счастье, которое невозможно было скрыть, и, конечно, Сольвейг тоже видела это, и это бесило ее лишь сильнее.
[indent] - она вернулась к тебе? – девушка смотрела пристально, нагло, желая знать все в подробностях
[indent] - нет, пока нет. Может она и вовсе не вернется, я не знаю, но я не могу продолжать отношения с тобой, потому что эти чувства… я больше не могу их контролировать, когда она рядом, все рушится. Мне жаль, что я тебя подвел, жаль, что тратил твое время, я идиот, кретин и черт знает кто еще, но я не могу пойти против своих чувств к ней. Я был виноват в нашем расставании, и я никогда не переставал любить ее, мне кажется, ты всегда это понимала. – он замолчал, утыкаясь взглядом в кружку кофе на столе, а глаза Сольвейг из жгучих стали пепельными. Ее злость понемногу рассеивалась, потому что она в самом деле знала, что он все еще неравнодушен к ней, но, конечно, она не могла оценивать его чувств, не могла знать, что его любовь так глубоко скрыта, но вся цела и вся готова из него выливаться при одном только появлении Брук. Блондинка высказала пожелание о том, чтобы собрать свои вещи вечером, но заметила, как Лео отводит глаза

[indent] - вечером ты будешь занят, да – ее слова снова стали тверже, и единственное, что она бросила ему напоследок – просьба отправить все курьером. После этого она вышла из этого кафе, и после он не видел Сольвейг целых три месяца. Где она скрывалась, пряталась ли от него или случайно
не попадались на глаза друг другу несмотря на то, что она работала в его любимом музее? Сложно сказать, но можно точно сказать, что Лео был очень занят.

[indent]  Тем же вечером он проводил свою смену в баре, и после работы к нему зашла Брук. Теперь она пришла не для того, чтобы помогать ему выполнять работу бармена, а для того, чтобы пообщаться с ним, узнать о нем больше из того, что случилось за последние полтора года и рассказать о собственной жизни. Пожалуй, можно не упоминать то, что она искренне гордилась им за его повышение, за то, что он стал настоящим профессором в университете, что он даже пишет докторскую, что в целом – очень большая и очень важная работа, на которую, порой, тратятся годы внеурочной работы. Она искренне была рада тому, что он столько времени посвящает науке, искусству, и что за это время он вырос как преподаватель, нарабатывает стаж и его зарплата потихоньку увеличивается. Она радовалась его маленьким победам и даже тому, что он все же расстался с Сольвейг – это просто не удалось скрыть в ее искренней улыбке, да и не понятно, хотела ли она на самом деле скрывать это. Лео смотрел на нее совершенно влюбленными глазами, а она словно расцветала под этими взглядами, потому что никто кроме Лео никогда не смотрел на нее так, этот уровень преданности был какого-то совершенно другого формата, такого, какого не встретишь в новом парне и новых отношениях. У него же также было море вопросов, встречалась ли она с кем-то за эти полтора года, как она нашла работу и долго ли устраивалась, нравится ли ей там, какие у нее коллеги и отношения с ними, что входит в ее работу, и все прочее про ее личную жизнь. Успевает ли она вообще дружить с кем-то и почему до сих пор живет у родителей, не хотела ли переехать. У него было столько вопросов, что они засиделись еще на полчаса после закрытия бара и совсем позабыли о том, что завтра им обоим на работу, но ему было совершенно все равно. Да и важно ли это, когда ваши отношения взрастают, словно цветок и распускаются заново.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]и снова зацветут магнолии[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

11

[indent] Про любовь и отношения никто из них не говорил. Но что-то определенно было и витало в воздухе, знаменовав воссоединение душ, которые всегда стремились быть ближе к друг другу, как мотыльки на свет. Может поэтому на встречу сегодня вечером она принарядилась, завила волосы и подкрасила губы, чтобы как мотылек прилипнуть к свету, который истощал Леонард Нолан. Не то чтобы в приглушенном свете бара ее старания будут заметны, но ей казалось, что Лео заметит все. Даже если в комнате будет выключен свет и глаза будут закрыты. Он все ровно «увидит» в чем она будет одета и чем будет пахнуть. Он все поймет. Потому что они существовали на каком-то ином уровне. Они. Брук и Лео. Они были другими. Миллион историй про истинную любовь не зря существовали на земле. И ей хотелось верить, впрочем, она была в этом абсолютно уверена, что их любовь была именно истинной.

[indent] От кончиков пальцев до макушки она была пропитанной нолановской любовью и ни жалела об этом нисколечко. Особенно сейчас, когда их разделяет целая барная стойка, а мужчина, которого она любит больше всего на свете делает ей дайкири и спрашивает, как у нее дела. Он ставит холодный алкогольный напиток на стойку и принимается за свой коктейль, пока она раздумывает с чего начать. Он задает вопросы, интересуется про ее жизнь, но ей хочется начать с того, как сильно она его любит. Вновь напомнить, что она никогда не переставала его любить, поэтому ни у кого не было не единого шанса.

[indent] — Наверное ни у кого нет шанса, кроме тебя, — она была уверена, что их первая встреча на озере Эри была судьбоносной и носила исключительно магический характер. Воды озера были поистине колдовскими, и люди в лагере не сказали им о том, что, искупавшись с кем-то, влюбляешься в него беспамятство. И ей это нравилось, ведь Лео любил ее без всяких условий. Принимал как божий дар и в какой-то мере поклонялся ей. Она пришла к нему молодой, бойкой девчонкой и была счастлива, что он принял ее энергию, не пытаясь подавить.

[indent] — Я ходила на пару свиданий, но в основном дальше «на этом все» никуда не заходило, — и это было сущей правдой. Все «они», другие мужчины, были совершенно не такие, как он. Не такие романтичные. Не такие красивые. Не такие умные. И еще десятки «не», которые она определяла в голове приходя на свидание.

[indent] Она только делает глоток холодного напитка, оставляя на стакане отпечаток алой помады. Смотрит на него, как он наливает в высокий стакан со льдом белый ром, содовую, смешивая игристую жидкость с сахарным сиропом. Берет лайм, разделяя фрукт пополам, добавляет дольки в стакан, затем мяту, завершая тем самым приготовление напитка. Делает все в тишине, лишь также поглядывая на сидящую напротив него Бруклин. И только музыка на фоне играет что-то медленное, неспешное, волнительное, будто Элвис со своей любовью.

[indent] Кажется, Минди как-то обмолвилась, что Раф, помешанный на музыке, решил проводить в баре музыкальные вечера. Сегодня четверг, а значит на сцену выходил Элвис, Луи Армстронг, Фрэнк Синатра и Элтон Джон. Сама суть музыкальной недели была конечно странновата, с учетом специфических вкусов на музыку у одного из владельцев бара, но кажется Лео не возражал, лишь молчаливо переносил учесть работы по четвергам, да и публика наслаждалась, купаясь в неспешных голосах, выбранных музыкальных исполнителей.

[indent] — Решила, что отношения не для меня и поддалась в учебу и работу. Я кстати в магистратуре на журналистике, а научный руководитель помог устроиться в газету «ВБ» попрактиковаться. Пишу про всякое, пока нормальные истории уходят в другие руки, — учеба в магистратуре давалась легко, чего не скажешь о работе. Пока популярные издания хватали сенсацию за хвост, «Воскресный Бруклин», выходящий почему-то не только в воскресенье, ползал где-то далеко от сенсационных новостей. К тому же начальник редакции, по совместительству хороший друг ее университетского руководителя, был не таким уж и хорошим, но для практики молодой журналисте с амбициями вполне подходил, опустив ту с первых минут работы с небес на землю. Брук представляла начальника своего рода Джей Джона Джеймсоном, поэтому вспышки «сумасшедшего» шефа переносила спокойно, в каком-то отношении даже ценно, понимая, что любые трудности — это жизненные уроки, которые нужно проходить высоко, задрав голову.

[indent] И вот один из ее жизненных уроков смотрел прямо на нее, улыбаясь всеми частичками своего внутреннего «я», казалось он даже светился, включив на всю мощность свою внутреннюю лампочку. Да и сама Брук была такой же. Выключив свет и оставшись во мраке, они смогли бы осветить большую часть улицы в городе, потому что любовь сама по себе была источником света, особенно когда она была взаимной.

[indent] Девушка улыбается, вновь делая глоток, оставляя часть помады на стенках высокого бокала. Парень улыбается в ответ. И хоть они замолкают всего на минуту, слова их тел не перестают вести свои диалоги, заскучав на полгода без общества друг друга. На фоне молчаливой парочки вновь начинает играть Элвис со своей «Не могу не любить тебя», призывая их немедленно станцевать, соприкоснувшись телами, прижавшись к друг другу. И Брук уверена, что это нужно им двоим. Она, как и Лео, должна почувствовать его дыхание у себя на шее, прижаться к нему и вдохнуть его невероятный запах, которых так и не смог выветрится с вещей, сколько бы раз она не пыталась выстирать собственные вещи. Хоть возможно запах был не на вещах, он въелся под кожу, и она пахла Лео, одурманивая себя без возможности выйти из состояния Лео Нолана.

[indent] — Потанцуем? Кажется, ты должен мне танец, — только тихо говорит брюнетка, протягивая ему руку, в знак своей полной капитуляции. Элвис поет «Возьми мою руку, возьми и всю мою жизнь» и Брук ждет. Ждет, когда он возьмет ее жизнь. В протянутой руке она вкладывает свое сердце, надеясь лишь на то, что Лео никогда его больше не разобьет. И он осторожно, бережно, вкладывает ее ладонь в свою, вновь забирая ее сердце, выбивая воздух из легких. Это было все ровно что подняться на Эверест без запасного кислородного баллона. Смертельно опасно, но в тоже время прекрасно.

[indent] И они вдвоем это понимали.

[indent] Он выходит из-за стойки, сжимая ее руку сильнее, не планируя никогда больше отпускать. Проводит в центр зала, останавливаясь напротив девушки, медленно проводя взглядом по красивому лицу брюнетки. Она восхитительна, а в приглушенном свете танцпола просто божественна. Хотя не в свете софитов дело. Дело в том, что он просто не может не любить ее. Он проводит рукой по ее щеке, затем заправляет волос за ухо и вновь смотрит на нее, словно в голове рисует очередной ее портрет. А она молчит, только тяжело вздыхает и румянец вспыхивает на щеках от нежности, которую он готов ей дарить.

[indent] — «Я так люблю его. Так люблю», — кричит она внутри себя, смотря на кудрявого парня, который готов положить к ее ногам все звездное небо. Но ей не нужно все небо, его звезда уже в ее руках, как и ее сердце в его. И вновь трепет в душе заставляет глаза Брук наполнится слезами, и чтобы справиться с нахлынувшей на нее радостью, она обвивает его шею руками, прижимаясь к нему всем телом. Ее голова утыкается в его шею, его руки у нее на талии и их сердца стучат в такт друг другу, пока они медленно покачиваются в такт песни. Элвис словно поет про них, описывая их любовь как грех, как не возможность не любить, как запасной кислородный баллон, которого ей так не хватало.

[indent] — Я люблю тебя, Лео, — и дело не в выпитом дайкири или голосе Элвиса на заднем плане. Дело в том, что она должна ему об этом сказать, не думая о том насколько уместно или нет звучат ее слова. Он должен услышать в слух слова любви, даже если и так прекрасно понимает, что она к нему испытывает.

[indent] — Я так тебя люблю, — шепчет в его шею сломленным от слез голосом, и, пожалуй, впервые за полгода пустоты и густого тумана она испытывает легкость и чувствует, что мгла вокруг отступила.

[indent] Лучшее чувство на свете.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.ibb.co/XyrWxdz/ana-de-armas-control.png[/icon][status]испанка, 23[/status]

0

12

[indent] Некоторые вещи кажутся самыми правильными в мире. Порой бывает неловко от того, насколько уверенно ты причиняешь кому-то боль, кого-то огорчаешь, оставляешь с разбитым сердцем. Это жестокость, граничащая с безумством, и все же, именно это делал Лео, и чувствовал себя невероятно счастливым в этот момент. Удивительно, как можно оставлять одну женщину ради другой и совершенно не мучаться порывами совести. Кажется, только они и должны были бы его мучать, однако, он шел напрямик к своей мечте и цели, и почему-то был совершенно не уверен в том, что в конце пути его ждет что-то хорошее. Как же вышло, что он, не зная ответа Брук бросал все, что у него было до ее нового появления так, словно у него никогда ничего и не было? Да потому что на самом деле у него никогда ничего и не было до нее, и отрицать это было бы невероятной глупостью и скупостью души. И все же, вечером увидев ее, он забыл обо всем, что сковывало его душу, он вновь расцвел на глазах, глядя на свою единственную боль и отраду, девушку, которая оказалась столь примечательной для него когда-то, что он рисовал ее, сидя в кафе ее семьи и совершенно не мог поверить в то, что такая девушка станет принадлежать ему. Конечно, годы сменились, Лео возмужал и вырос, но рядом с ней он все равно оставался мягким, покладистым, уютным, творческим и любящим, человеком, что не умеет отказывать своей возлюбленной, что не может сказать «постой», и приостановить бег. Нет, он будет продолжать бежать за ней, как когда-то давно, и это казалось ему единственной мантрой, единственной логичной вещью в его жизни. Бег за женщиной, которую он любит до беспамятства, без за женщиной, которая стала ему важнее его самого, а самое главное, что чаще всего, это бег не только за женщиной, но с ней. Он смотрел в ее глаза, полные интереса и чувствовал, что она и сама хочет этого примирения, что она сама ждала, когда судьба снова сведет их, а это, очевидно, должно было произойти, разве могло быть иначе, когда их судьбы сплетены так сильно? Некоторые люди никогда не смогут любить так, как любили Лео и Брук, некоторые люди никогда не смогут осознавать собственной важности так, как это делали эти двое. Они всегда ставили друг друга на первое место, по крайней мере, он точно всегда боялся за нее сильнее, чем за себя. Ее судьба стала его оплотом, и он был готов сражаться с любыми веяниями жизни, лишь бы у нее все было хорошо. Так и было, когда он понял, что она дает ему второй шанс, так и было, когда она сказала, что ни у кого другого этого шанса не было. Сложно оставаться здравомыслящим здоровым человеком, когда твоя любовь стоит рядом с тобой, когда она сама говорит о любви к тебе, а ты только молишься на нее и радуешься тому, что вы снова будете вместе, что она дала тебе эту возможность, что простила за эту паузу в отношениях, и вновь вернулась также, словно ничего никогда и не было. Если эта любовь, вырывающая все остальные чувства не является абсолютной, то покажите другую такую же, потому что это и есть самое сильное, на что был способен в ту минуту Леонард Нолан. Он сжимал ее руку в своих руках и на свете не было человека счастливее.

[indent]  - я люблю тебя сильнее – отвечал ей он.

22 Марта 2018

[indent]  Когда все песни «С Днем Рождения тебяя» отгремели, а все гости разошлись по домам, в зале остались лишь они – Минди, Лео, Раф и Брук. Минди расселась с бокалом, а Раф по-домашнему нацепил фартук и помогал перемыть посуду в баре. Конечно, они разрешили отметить день рождения в баре, тем более, что парень именинницы был совладельцем. Всего месяц назад они отмечали здесь его двадцать шестой день рождения, и Брук сокрушалась, что не была с ним в его годовщину год назад, но ее наличие сейчас рядом покрывало все периоды отсутствия.

[indent] - Брук, у меня к тебе есть дело – неожиданно заговорил Лео, подойдя к девушке, прислоняясь к ней так близко, будто хочет обнять, а не просто что-то предложить. Он наклонился над ее ухом, ожидая своей участи и его пальцы легко дрожали от волнения. Все, кроме Брук в этот момент знали, что будет дальше, но волновались абсолютно все, кажется, даже Брук. Не будет же он предлагать ей выйти за него замуж спустя два месяца после восстановления отношений, спросите вы? Что ж

[indent]  - давай жить вместе? – тихо говорит Лео, приобнимая девушку за талию. Он знает, что она не хочет торопиться, но если бы кто-нибудь в этом огромном мире только бы ему позволил, он с большим удовольствием сказал бы «давай заводить детей, нет, сразу внуков, я хочу прожить с тобой всю жизнь», но, разумеется, ему не следовало говорить такого, чтобы не напугать его любимую излишней сентиментальностью. Он желал момента, когда они съедутся с самого начала, он планировал это еще тогда, полтора года назад, когда они еще не расставались, но теперь это становится реальностью – она больше не его студентка, он больше не ее преподаватель, а еще у него есть съемное жилье, и он всерьез планирует взять в ипотеку домик. Пока не знает точно какой, но рано или поздно он выберет что-то идеальное, нет, они выберут.

[indent]  Процесс занял целых два месяца, они переделали в его съемной квартирке все – от цвета стен до изголовья кровати и ковриков, от освещения до уточки в ванной. Она внесла краски, испанский пожар и горячность во все, чего касалась, а он даже ничего не делал ранее, не думал о дизайне, не думал о себе без нее, ни о чем не думал. Раньше его жилье просто напоминало холостятскую берлогу, теперь же оно стало настоящим жильем настоящей пары. Лео был несказанно счастлив, соглашаясь на все, что она предлагала, усмехаясь тому, как она дует губы из-за того, что он все муки выбора оставляет ей и совсем не участвует, и все же, он был готов на любые свершения, лишь бы ей было хорошо. Он приносил ей пончики и круассаны на завтрак, готовил лучшую яичницу и тосты с беконом, он делал все для того, чтобы они не ругались, и чтобы между ними ничего не вставало, и порой, кажется, он не всегда ощущал себя счастливым из-за усталости, но всегда счастливым из-за того, что она была рядом. Теперь, когда в его жизнь вновь появилась «она», он закинул свои мысли про докторскую, которая назревала в его уме, и окунулся в мир, в котором посмотреть сериальчик с девушкой намного важнее, чем пойти в новый музей в городе. Кажется, раньше бы он так не сделал, кажется, да, но что-то в нем так сильно изменилось после феноменального возвращения Брук, что даже Раф едва ли узнавал старого друга, до того он стал податливым и обезличенным отныне. Этот период Лео, Раф называет периодом «сумасшедшего влюбленного» и этот период длился несколько долгих месяцев.

[indent]  В августе 19 года, спустя чуть более года как ребята съехались, Лео и Раф задумали поездку в тот самый лагерь для взрослых. Они решили, что будет здорово покупаться в озере, как в юности, поесть у костра, потанцевать, и просто побыть в какой-то прикольном месте, когда тебе уже 25-27 лет. Сам же Лео искренне подумывал о том, что к двадцати семи годам ему стоит задуматься о более серьезном этапе их отношений с Бруклин. Он думал о том, что ей уже двадцать пять, и, наверняка, как и многие девушки, она подумывает о свадьбе. По крайней мере, Раф всерьез вознамерился сделать Минди предложение в этом месте, и ребята решили, что будет намного круче, если они отведут девушек, сделают предложения, а после сведут их вместе, объявляя радостное событие – двойную свадьбу. Разве это не круто? Ребята решили, что круче быть просто не может, особенно учитывая любовь Минди и Брук, так что компания собрала вещички и отправилась в путешествие в лагерь.

[indent]  Теплый августовский вечер обволакивал, они слушали музыку по пути, Брук клала ноги на переднюю часть, смеялась, задвигала на Лео шляпу, и, кажется, была действительно счастлива от того, что они едут в такую милую поездку. Ребята травились едок из закусочных, заливая все это колой, а Лео даже рисовал ее, именно там, где рисовал в прошлый раз, это было очаровательно. Когда ребята приехали на место, они разместились в двух разных домиках, решая, что не стоит мешать друг другу, даже если они и в правду хорошие друзья.
[indent] - Минди, пойдем жарить сосиски на костре –
[indent] - но я хочу погулять –
[indent]  - ты еще успеешь, малышка, но я голоден
[indent]  -лааадно, пошли –
[indent]  Лео точно знал, что это значит, а потому окликнул Брук, которая было задумала идти с ребятами разводить костер
[indent]  - эй, давай оставим их вдвоем, в конце концов, мы приехали парочками, верно? Не хочешь поплавать в нашем озере? – Брук согласилась, взял паузу на переодевания в купальник, после чего ребята за руки спустились с холма до речки, где по-прежнему красовался пирс и небольшой пляжик. Кажется, все было как в прошлый раз, но чуть светлее, еще не стемнело так сильно. Вокруг были слышны звуки цикад и потрескивание какой-то птицы, тишина природы разливалась по всему пляжу, а пара аккуратно, устраивая небольшие всплески, входила в воду. Леонард смотрел на ее тело, что двигалось так уверенно, и радовался красоте этой женщины, а Брук мягко поплыла вдаль от берега, неторопливо, но получая невероятное удовольствие от процесса. Лео поплыл за ней, и лишь когда они воссоединились в мокром поцелуе, который когда-то начал их отношения, он произнес
[indent]  - ты выйдешь за меня? - 

[icon]https://i.imgur.com/uZ1oB7j.png[/icon][nick]Leonard Nolan[/nick][status]у всего есть конец и начало[/status][lzm]<div class="lz"><b>ЛЕО НОЛАН</b>, 27<br>профессор мечты</div>[/lzm][plh]<div class="plashka" style="background-color: #e59954;"><one>владела сердцем</one> <two>но выбросила</two></div>[/plh]

0

13

[indent] За дипломом по журналистике и магистерской диссертации последовала взрослая жизнь, подступив внезапно и совершенно незаметно к Бруклин. Взрослая жизнь потянула за собой работу, дом, отношения, друзей и вновь работу. Круговорот взросления периодически обновлял свои производные, но в целом все крутилось вокруг работы и отношений, которые по истечению н-количества времени, казались не такими волшебными какими планировались изначально. Неизменим, пожалуй, был только Лео и это для Брук стало проблематичным. Внезапно.

[indent] Пару месяцев назад она поняла, что ей стало скучно. Одолевавшая ее скука была не смертельна, но ощутима. Появилось стойкое ощущение что так продолжаться больше не может, но, как и в любых отношениях, продолжалось, потому что выхода из сложившейся ситуации девушка не видела. Чтобы изгнать скуку из отношений нужно было поменять не только свои взгляды на ситуацию, но и самого Лео, который отчасти и был источником скуки. Вечная романтическая натура Лео в какой-то момент приелась, насытив Бруклин дополна и чаша, переполненная терпением, лопнула так не вовремя.

[indent] НЕТ

[indent] НЕТ

[indent] НЕТ

[indent] Где-то вдалеке стрекочут цикады, шевелится листва от легкого ветерка, небольшие песчинки поднимаются ввысь, а пауза между ними немного затянулась. Бруклин слышит, как бьется волнительно его сердце. Видит, как его глаза высматривают на ее лице что-то важное. Чувствует, как вода теперь уже не согревает, хотя обстановка вокруг начинает накаляться.

[indent] Девушка молчит, не зная, что ответить, ведь замуж она пока не собирается. Не то, чтобы Лео не тот мужчина, который ей нужен, с учетом их вечных воссоединений, но в последнее время жизнь с ним стало пресной. Она перенасытилась им и стала ловить себя на мысли, что ей не хватает чистого воздуха. Батарейка с вечной влюбленностью разрядилась и Брук стало скучно. Она молчит, виновато опускает глаза и не знает, как начать. Разве есть слова, которые могут сгладить нерешительность в вопросе замужества?

[indent] — Лео, ты серьезно? — спрашивает Бруклин, надеясь, что ее голос звучит спокойно, но нет. Вопрос получается нервным, натянутым, голос предательски ломается под натиском обстоятельств. Плохих обстоятельств. Купаться ей уже не хочется. Холодная вода кажется лавой и плавит кожу, что хочется немедленно вернуться на берег и укутаться в теплый плед. Нервно и дергано выходит из воды, собирая по песку разбитое «счастливое будущее», заставляя Лео идти за ней к расстеленному полотенцу.

[indent] «Свадьба» - вот это да! Когда-то давно девчонки мечтали устроить двойную свадьбу. Они смотрели «Войну невест» и мечтали выйти замуж в одном месте и в одно время, одновременно подкидывая букеты невест подружкам, которым еще не посчастливилось найти свое счастье. Брук мечтала о платье-рыбки, Минди о пышном королевском. Договаривались что на свадьбе обязательно будет что-то старое, новое, взятое взаймы и голубое…боги, они штудировали свадебные журналы, изучали традиции и прикидывали сколько будет гостей, а теперь она опускает взгляд вниз не решаясь ответить на его вопрос, ведь отвечать «да» в сложившейся ситуации будет неправильно.

[indent] — Мне нужно подумать, — она так не хочет говорить категоричное «нет» или противное «мы еще не готовы», потому что любой ее ответ будет сквозить малодушием и глупостью, чего Лео конечно же не заслуживает. Но с ним так душно в последнее время. Если бы не ее учеба, работа, «взрослая жизнь», то им пришлось бы проводить вместе двадцать четыре на семь, чего Брук просто не могла вынести. Он был слишком милым, ставший в какой-то момент синонимом слова «слишком».

[indent] Все его существование сводилось к Бруклин. Иной раз брюнетке казалось, что Лео, настолько поглощённый Брук, забывал о существовании своей жизни. И если раньше романтика занимала в их отношениях главенствующее место и была основополагающей в отношениях, то сейчас хотелось другого, именуемого в простонародье «свобода». Она уже жаловалась подруге, что живет в романтичной патоке, но Минди ее не понимала, что удивительно, зная Брук практически с пеленок. Подруга считала, что Брук зря парит горячку, и в любовных вопросах та ничего не смыслит. «Это ведь круто, когда вы что-то делаете вместе, когда наслаждаетесь друг другом, когда поглощены настолько, что ничего не замечаете», но Брук была с ней не согласна. Она не чувствовала Лео. Все их романтические шлейфы наскучили ей настолько, что хотелось вздёрнуться, но сказать об этом вслух девушка не решалось, хотя ее категоричное «нет» облегчило бы жизнь Лео и самой Брук, огородив сейчас обоих от возникшей неловкости.

[indent] Но она не могла. Они так много прошли вместе и отказ из ее уст звучал предательством, заставляющим ее молчать, как молчал и Лео, осознавая плачевность нынешнего положения. Лучше бы он вообще это не говорил, читалось на его лице, как и на лице Бруклин, но сделать вид, что она не расслышала его предложения было невозможно. Теперь его «ты выйдешь за меня?» будет приходить ей в кошмарах. Его предложение и ее отказ.

[indent] — Может пойдем к ребятам? Они наверняка там заскучали, — чувство, что поездка обернулась полным провалом не покидает ее, сгущаясь вокруг бедняжки все больше и больше. Надеяться, что друзья, костер и романтическая обстановка облегчат ситуацию не приходится. Да и Лео героически молчит, то ли принимая ее предложение подумать, то ли пытаясь понять, что делать дальше.

[indent] А дальше становится только хуже. Они находят ребят у костра. Минди, укутанная во фланелевую рубашку Рафа, освещает августовскую ночь своими яркими глазами. Сам Рафаэль не отстает от девушки и приветствует своей белоснежной улыбкой подошедших Лео и Брук. А обмениваясь очередными приветствиями с Лео подмигивает другу, словно то, о чем они тайно договорились, идёт по плану.

[indent] Но ни плана, ни хорошего настроения нет, когда тебе отказывают. Ребята, улыбаясь через силу, присаживаются на лавку, окунаясь в романтическую идиллию Минди и Рафаэля, с трудом подавляя истерику, которую все сложнее сдерживать.

[indent] — Чего такая радостная? — произносит Брук, стараясь отогнать от себя напряженную неловкость, которой она никогда не обладала. Подруга загадочно смотрит на Рафа словно спрашивая разрешения, а получив одобрительный кивок, торжественно показывает ладонь с невероятно красивым колечком на безымянном пальце. Небольшой бриллиант вбирал к себя красно-оранжевые отблески костра и сверкал даже в закатном небе, предательски подмигивая Брук своими бликами.

[indent] НЕТ

[indent] НЕТ

[indent] НЕТ

[indent] Конечно, она понимала, что с ней такое. Причиной был Лео. Он смотрел на мир влюбленными и нежными глазами, которые категорически отказывались видеть дальше Бруклин Рейес. Ее по объективным и субъективным причинам не устраивало положение дел, к которым со временем они пришли. 

[indent] — Раф сделал тебе предложение, — на ее лице отразилось удивление, вызванное не сделанным предложением Рафаэля, а собственным отказом, болезненно отдающим в груди.

[indent] — И она конечно же согласилась. Круто! — на фоне радостной Минди «скачет» радостный Раф, когда сам Лео, чернея тучи. А самой Брук только и остается покрутить ладонь подруги в своих руках, чтобы еще больше осознать к своему большему стыду, как ее отказ смотрится на фоне радостного лица Рафа и Минди.

[indent] Он смотрится как точка в их отношениях, после которой воссоединиться вновь будет невозможным.

[nick]Brooklyn Reyes[/nick][icon]https://i.ibb.co/XyrWxdz/ana-de-armas-control.png[/icon][status]испанка, 25[/status][plh]<div class="plashka" style="background-color: #146363;"><one>сбегаю со свадьбы</one><two>бесплатно и без регистрации </two></div>[/plh][lzm]<div class="lz"><b>БРУКЛИН РЕЙЕС</b>, 25<br> сбежавшая <b>невеста</b></div>[/lzm]

0

14

[indent] Момент, который должен был быть переполнен счастья, восторг, которого так ждал Леонард упал, разбиваясь вдребезги. Ее лицо было удивленным, но она не казалась радостной, не казалась довольной, нет, это удивление было испугом, огорчением и осознанием трудностей. Кажется, в первую же секунду на лице Бруклин отразились все те чувства, про которые она не хотела говорить, и пораженный Лео отпрянул от нее, так и не дождавшись никакого толкового ответа. Этот ее холодный вопрос, серьезно ли он, заставил его задуматься, он напрягся, пытаясь понять, что же сделал не так, но в голове была пустота. Все было хорошо, все было идеально. Неужели он чем-то обидел ее по пути в лагерь, неужели сделал что-то не так, из-за чего на данный момент она огорчена или обижена? В его голове бежали шестеренки, но ни одна из них не могла прибежать к правде, совершенно запутанный и расстроенный, он пытался понять, в чем провинился, но ничего не лезло в голову. Конечно, она не отказала до конца, она просто сказала, что ей нужно подумать, и это вовсе не значило ничего такого, ничего, что заставило бы его решить, что между ними все кончено, хотя огонек сомнения уже начинал разгораться в его глазах. Он смотрел на возлюбленную голодными глазами и пытался прочитать в ее лице ответы, но ответов не было, то она аккуратно опускала голову, отводя глаза, то отворачивалась от него, как бы невзначай, стараясь не пересекаться с парнем взглядом. Леонард знал, какими новостями встретят их друзья, но все равно кивнул, когда она предложила пойти к ним. Он все думал, пытался понять, может ему нужно за что-то извиниться? Может, он сделал что-то не так? Но в голове не было ни одного ответа, а торопить девушку ему не хотелось. Все это казалось каким-то страшным сном, ведь он был уверен, что их отношения – идеал, к которому только и можно стремиться, что их отношения – реальная сказка, о которой мечтает каждая девушка. Что ж, вероятно, так оно и было, но только Бруклин – не каждая девушка. Конечно, он всегда знал это, но лишь сейчас едкое осознание ударило его под дых этим фактом – она могла быть с ним не счастлива, ее могло что-то не устраивать, она могла молчать. Но что? Он вновь посмотрел на нее, отчужденную, мокрую, грустную, и прямо сейчас она показалась ему чужой. Она не была теплой, как обычно, не была рада ему, нет, это была другая девушка, девушка, которая не была рада Леонарду Нолану, потому что стала к нему холодна. Мог ли он пропустить этот устрашающий момент в их отношениях или это лишь ее реакция на столь неожиданное предложение? Пожалуй, у него не было ответа, но усевшись на крупное бревно около костра и начав греться, Лео слушал счастливое щебетание Минди и Рафаэля, который хоть и понял, что у Лео все не так гладко, при всем желании не мог скрывать радости. Лео его понимал, если бы он был на месте Рафаэля, ему бы тоже с трудом давалось горделивое молчание. И все же, он не на месте Рафаэля, пара Минди и Рафа оказалась крепче их собственной, хотя когда-то раньше они с Брук совсем в них не верили. Минди не была создана для серьезных отношений, а Раф легко влюблялся и отпускал девушек. Но все это не в этот раз. В этот раз они решили пожениться и можно только удивиться тому, какой путь проложили эти двое к своему домашнему очагу. Да, чего греха таить, Лео завидовал, но не мог всерьез по-черному завидовать друзьям. Спустя пять минут не слишком дружественной тишины со стороны Лео и одаривания ребят тихим

[indent] - вау, поздравляю – он еще некоторое время сидел сам в себе, пока не пришел в себя и не понял, что ведет себя не красиво. Он тут скинул с себя печаль, улыбнулся и удивленно спросил
[indent]  - что-то так голова болела, что я упустил… что вы тут говорили? Да нет, мне показалось, не могла же ты согласиться выйти за этого дурачка? – намеренно театрально спросил он, на что Минди весело ответила
[indent]  - точно так и сделала
[indent]  - да нет, это невозможно, вы шутите да, как же он заполучил такую девушку, с ума сойти, Рафаэль, расскажите ваш секрет – Лео поднес к Рафу невидимый микрофон, а тот начал тут же ему подыгрывать
[indent]  - знаете, я думаю, дело в моем обаянии – при этом он скрючил ужасную физиономию, говоря этот текст, так что все засмеялись.
[indent]  - чтож, тогда мы просто обязаны найти гитару и спеть вашу песню, чтобы вы танцевали под нее, а мы радовались этому – заявил Лео, внутри которого не было ни на каплю сил, которые он отыгрывал, и все же он был обязан показать, что все хорошо. Рафаэль сходил за гитарой, и уже очень скоро они пели и танцевали на песке, на пляже, где когда-то между Брук и Лео случились первые искры, где когда-то они искали кота, пытались не влюбиться друг в друга и старательно запоминали каждую минуту времени рядом. Теперь все было иначе, теперь другая пара в этом же месте, на том же пляже старательно запоминали те самые моменты совместного времяпровождения, ценя каждую новую секунду в объятиях друг друга. Конечно, Раф и Мин никогда не были такими же романтичными, как Брук и Лео, но именно сегодня эти двое точно переплюнули всех на пляже. Их влюбленность освещала ночь, и Лео с горечью в глазах и радостью в сердце смотрел на них, ощущая пустоту, боль и любовь сразу.

[indent]  Этой ночью он не задал ей больше никаких вопросов, но между ними повисла неловкость, которая бывает от невыясненных вопросов. Он не лез к ней, не понимая, можно ли уже задавать вопросы, она не лезла к нему, видимо, боясь этих вопросов. Их присутствие рядом друг с другом создавало неловкость, скованность и желание поскорее разбавить общество кем-то еще, и так было до самого момент отъезда. Теперь Лео и Раф сидели спереди, время от времени сменяя друг друга на водительском, и не было больше романтических моментов, не было песен в машине, и лишь два человека были действительно счастливы, но еще двое могли лишь осторожно поглядывать друг на друга, каждый думая о своем и переживая о том, что же будет завтра. А на завтра Бруклин решила остаться у родителей. Это было ожидаемое решение, и Лео не удерживал ее, разглядывая ее тень из окна их съемной квартиры, он думал о том, как долго это будет продолжаться. Она не ответит ему да, это было видно по всему ее поведению, по всему, что она делала, но при этом она и не отвечала нет. Ничего не делала. Он ждал полторы недели, десять дней, каждый день ожидая хоть каких-то новостей, но новостей не было, и тогда было решено поговорить с ней напрямую. Они условились встретиться за кофе в одной из крошечных кофеен, где их не увидят общие друзья и не прервут, так что теперь, сидя с кружкой двойного эспрессо, Лео внимательно наблюдал за поведением Брук, что была, пожалуй, слишком взволнована.
[indent]  - ты меня больше не любишь? – без прелюдий начал Леонард, и, кажется, в груди у девушки забилось что-то огромное, что причиняло ей невероятную боль. Она аккуратно почала головой, подбирая слова, и, наконец, сказала
[indent]  - люблю, очень люблю, но я не… - она не успела договорить, но его выставленная вперед ладонь показала ей, что ей нужно остановиться.
[indent]  - ты хочешь продолжать наши отношения? – он смотрел на нее напрямик, и, хотя лицо его практически ничего не выражало, внутри него бился океан, и бил он невероятно яростно. Она опустила глаза, ее лицо силилось определить эмоцию, подобрать слова под ситуацию, и все было тщетно.
[indent]  - я.. я, да, но, ты… - она все искала слова, когда ее перебил тяжелый вздох Лео.
[indent]  - я сделал что-то не так? –
[indent]  - нет, напротив – слишком быстро проговорила девушка, и тут же осознав, что сказала лишнего замолчала, но ее лицо снова показало все ее эмоции.
[indent]  - напротив? Я делаю все слишком так? – а вот и он, тот самый вопрос на миллион, которого мы все так ждали. Вопрос, который все это время не доходил до Лео, ответ, который повергнет его в настоящий шок. Девушка, слегка разгоряченная первой случайной правдой, решается играть ва-банк и рассказать то, что ее тревожило эти годы
[indent]  - да! Ты вообще ничего не делаешь так, как хочешь, ты все делаешь, как хочу я, у нас все отношения построены по моему, твоей личности тут нет, это невозможно дальше продолжать – она снова сказала слишком много, кажется, эта новая фраза ее напугала, лицо стало вытянутым, глаза огромными, словно она ожидала, что же теперь будет дальше, что же он скажет на это. Лео пытался угадать в ее поведении ее собственные желания, но осекся, осознав, что он делает это снова.
[indent]  - мне нужно подумать – только и сказал он, после чего начал вставать
[indent]  - мне правда нужно подумать о том, что я делаю – остановил он ее, когда девушка попыталась его остановить. Кажется, сейчас это не совсем очевидно, но лишь отлучение от церкви сможет заставить человека увидеть другие религии, людей и дела. И Леонард не хотел отлучаться от своей церкви, но его вера больше не работала и не помогала. Говоря откровенно, это она все закончила в тот самый момент, когда не ответила «да», но закончилось все по-настоящему лишь через месяц, когда Леонард и Брук вывезли последние личные вещи из их прежней общей съемной квартиры, сдали ключи владельцу и разъехались в разные стороны.  Кто в самом деле был в этом виноват? Чье это на самом деле было решение? Теперь уже этого не скажешь, эта история закончилась? Возможно. По крайней мере, они ставят точку на отношениях друг с другом уже третий раз, а три точки, как вы знаете...

[icon]https://i.imgur.com/uZ1oB7j.png[/icon][nick]Leonard Nolan[/nick][status]у всего есть конец и начало[/status][lzm]<div class="lz"><b>ЛЕО НОЛАН</b>, 27<br>профессор мечты</div>[/lzm][plh]<div class="plashka" style="background-color: #e59954;"><one>сквозь тернии</one> <two>через пустоту</two></div>[/plh]

0


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Leo & Brooklyn » s.4 don' t say goodbye.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно