Сейчас она смотрит на него счастливыми глазами и не планирует думать о репутации и деньгах в ближайшее время.
его просто кинут в психушку, идеальное окончание службы.
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

urie!twentyonewentz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » urie!twentyonewentz » alternative » devil in me


devil in me

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

Код:
<!--HTML-->

<link href='http://fonts.googleapis.com/css?family=Lobster' rel='stylesheet' type='text/css'> 
<style type="text/css">
 @-webkit-keyframes scarlettimg { 0% {background-color: #A50D0F;} 15% {background-color: #A50D95;} 30% {background-color: #200DA5;} 45% {background-color: #0DA0A5;} 60% {background-color: #30A50D;} 75% {background-color: #A5950D;} 95% {background-color: #A5480D;} } 
@-moz-keyframes scarlettimg {  0% {background-color: #A50D0F;} 15% {background-color: #A50D95;} 30% {background-color: #200DA5;} 45% {background-color: #0DA0A5;} 60% {background-color: #30A50D;} 75% {background-color: #A5950D;} 95% {background-color: #A5480D;} } 
@keyframes scarlettimg {  0% {background-color: #A50D0F;} 15% {background-color: #A50D95;} 30% {background-color: #200DA5;} 45% {background-color: #0DA0A5;} 60% {background-color: #30A50D;} 75% {background-color: #A5950D;} 95% {background-color: #A5480D;} } 


 @-webkit-keyframes scarlettimg1  { 30% {background-color: #A50D0F;} 45% {background-color: #A50D95;} 60% {background-color: #200DA5;} 75% {background-color: #0DA0A5;} 95% {background-color: #30A50D;} 5% {background-color: #A5950D;} 15% {background-color: #A5480D;} } 
@-moz-keyframes scarlettimg1 { 30% {background-color: #A50D0F;} 45% {background-color: #A50D95;} 60% {background-color: #200DA5;} 75% {background-color: #0DA0A5;} 95% {background-color: #30A50D;} 5% {background-color: #A5950D;} 15% {background-color: #A5480D;} } 
@keyframes scarlettimg1 { 30% {background-color: #A50D0F;} 45% {background-color: #A50D95;} 60% {background-color: #200DA5;} 75% {background-color: #0DA0A5;} 95% {background-color: #30A50D;} 5% {background-color: #A5950D;} 15% {background-color: #A5480D;} } 


 @-webkit-keyframes scarlettimg2  { 60% {background-color: #A50D0F;} 75% {background-color: #A50D95;} 95% {background-color: #200DA5;} 5% {background-color: #0DA0A5;} 15% {background-color: #30A50D;} 30% {background-color: #A5950D;} 45% {background-color: #A5480D;} } 
@-moz-keyframes scarlettimg2 { 60% {background-color: #A50D0F;} 75% {background-color: #A50D95;} 95% {background-color: #200DA5;} 5% {background-color: #0DA0A5;} 15% {background-color: #30A50D;} 30% {background-color: #A5950D;} 45% {background-color: #A5480D;} } 
@keyframes scarlettimg2 { 60% {background-color: #A50D0F;} 75% {background-color: #A50D95;} 95% {background-color: #200DA5;} 5% {background-color: #0DA0A5;} 15% {background-color: #30A50D;} 30% {background-color: #A5950D;} 45% {background-color: #A5480D;} } 


 @-webkit-keyframes scarlettimg3 { 95% {background-color: #A50D0F;} 5% {background-color: #A50D95;} 15% {background-color: #200DA5;} 30% {background-color: #0DA0A5;} 45% {background-color: #30A50D;} 60% {background-color: #A5950D;} 75% {background-color: #A5480D;} } 
@-moz-keyframes scarlettimg3   { 95% {background-color: #A50D0F;} 5% {background-color: #A50D95;} 15% {background-color: #200DA5;} 30% {background-color: #0DA0A5;} 45% {background-color: #30A50D;} 60% {background-color: #A5950D;} 75% {background-color: #A5480D;} } 
@keyframes scarlettimg3 { 95% {background-color: #A50D0F;} 5% {background-color: #A50D95;} 15% {background-color: #200DA5;} 30% {background-color: #0DA0A5;} 45% {background-color: #30A50D;} 60% {background-color: #A5950D;} 75% {background-color: #A5480D;} } 


 @-webkit-keyframes scarlettimg4 { 0% {background-color: #882424;}  15% {background-color: #c53131;}    30% {background-color: #a51010;} 45% {background-color: #e81b1b;} 60% {background-color: #f72b2b;}    75% {background-color: #c53131;}  90% {background-color: #882424;} } 
@-moz-keyframes scarlettimg4  { 0% {background-color: #882424;}  15% {background-color: #c53131;}    30% {background-color: #a51010;} 45% {background-color: #e81b1b;} 60% {background-color: #f72b2b;}    75% {background-color: #c53131;}  90% {background-color: #882424;} } 
@keyframes scarlettimg4 { 0% {background-color: #882424;}  15% {background-color: #c53131;}    30% {background-color: #a51010;} 45% {background-color: #e81b1b;} 60% {background-color: #f72b2b;}    75% {background-color: #c53131;}  90% {background-color: #882424;} } 


#scarlettbase {height: 145px; width: 250px; margin: 0 auto; position: relative; background-position: top center; background-blend-mode: multiply; background-color: #FFE289; -webkit-animation-name: scarlettimg; -webkit-animation-duration: 15s; -webkit-animation-iteration-count: infinite; -moz-animation-name: scarlettimg; -moz-animation-duration: 15s; -moz-animation-iteration-count: infinite; animation-name: scarlettimg; animation-duration: 15s; animation-iteration-count: infinite;}

#scarlettbase1 {height: 145px; width: 250px; margin: 0 auto; position: relative; background-position: top center; background-blend-mode: multiply; background-color: #FFE289; -webkit-animation-name: scarlettimg1; -webkit-animation-duration: 15s; -webkit-animation-iteration-count: infinite; -moz-animation-name: scarlettimg1; -moz-animation-duration: 15s; -moz-animation-iteration-count: infinite; animation-name: scarlettimg1; animation-duration: 15s; animation-iteration-count: infinite;}

#scarlettbase2 {height: 145px; width: 250px; margin: 0 auto; position: relative; background-position: top center; background-blend-mode: multiply; background-color: #FFE289; -webkit-animation-name: scarlettimg2; -webkit-animation-duration: 15s; -webkit-animation-iteration-count: infinite; -moz-animation-name: scarlettimg2; -moz-animation-duration: 15s; -moz-animation-iteration-count: infinite; animation-name: scarlettimg2; animation-duration: 15s; animation-iteration-count: infinite;}

#scarlettbase3 {height: 145px; width: 250px; margin: 0 auto; position: relative; background-position: top center; background-blend-mode: multiply; background-color: #FFE289; -webkit-animation-name: scarlettimg3; -webkit-animation-duration: 15s; -webkit-animation-iteration-count: infinite; -moz-animation-name: scarlettimg3; -moz-animation-duration: 15s; -moz-animation-iteration-count: infinite; animation-name: scarlettimg3; animation-duration: 15s; animation-iteration-count: infinite;}

#scarlettbase4 {height: 145px; width: 250px; margin: 0 auto; position: relative; background-position: top center; background-blend-mode: multiply; background-color: #FFE289; -webkit-animation-name: scarlettimg4; -webkit-animation-duration: 15s; -webkit-animation-iteration-count: infinite; -moz-animation-name: scarlettimg4; -moz-animation-duration: 15s; -moz-animation-iteration-count: infinite; animation-name: scarlettimg4; animation-duration: 15s; animation-iteration-count: infinite;}


 .porgyandbess {opacity: 1; font-family: lobster; font-size: 34px; color: #fff; line-height: 70%; text-align: center; transition:all 0.8s ease in-out; -o-transition:all 0.8s ease-in-out; -moz-transition:all 0.8s ease-in-out; -webkit-transition:all 0.8s ease-in-out; -ms-transition:all 0.8s ease-in-out;}

 #scarlettbase:hover .porgyandbess,  #scarlettbase1:hover .porgyandbess,  #scarlettbase2:hover .porgyandbess,  #scarlettbase3:hover .porgyandbess, #scarlettbase4:hover .porgyandbess {opacity: 0; transition:all 0.8s ease in-out 0.8s; -o-transition:all 0.8s ease-in-out 0.8s; -moz-transition:all 0.8s ease-in-out 0.8s; -webkit-transition:all 0.8s ease-in-out 0.8s; -ms-transition:all 0.8s ease-in-out 0.8s;} 
 

.yourdaddysrich {opacity: 0; width: 200px; height: 30px; margin-left: 25px; margin-top: -50px; background-color: rgba(255,255,255,0.85); transition:all 0.8s ease in-out; -o-transition:all 0.8s ease-in-out; -moz-transition:all 0.8s ease-in-out; -webkit-transition:all 0.8s ease-in-out; -ms-transition:all 0.8s ease-in-out;} 

#scarlettbase:hover .yourdaddysrich, #scarlettbase1:hover .yourdaddysrich, #scarlettbase2:hover .yourdaddysrich, #scarlettbase3:hover .yourdaddysrich, #scarlettbase4:hover .yourdaddysrich {opacity: 1; transition:all 0.8s ease in-out 1.8s; -o-transition:all 0.8s ease-in-out 1.8s; -moz-transition:all 0.8s ease-in-out 1.8s; -webkit-transition:all 0.8s ease-in-out 1.8s; -ms-transition:all 0.8s ease-in-out 1.8s;}
 
 </style> 


<table style=" width: 85%;margin-left: 50px;"><tbody>
<tr>

<td><div id="scarlettbase4" style="background-image:url(https://i.imgur.com/atVVfDN.gif);"><div class="porgyandbess"><br><div style="font-family: bebasneueregular; letter-spacing: -1px; margin-top: 25px; ">I don't wanna wake it up </div>the devil in me</div><div class="yourdaddysrich"><div style="width: 200px; height: 1px;  position: relative;  top: 10px; text-align: center;">
 <div style="height: 20px; font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c79; text-transform: uppercase; line-height: 100%; margin: 5px;"><a style="font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c69; text-transform: uppercase; text-align: center; line-height: 100%; font-weight: bold; margin: 5px;">Tyler Whitmore, 31 || wizard</a></div></div></div></div></td>

<td><div id="scarlettbase2" style="background-image:url(https://i.imgur.com/scRxXFJ.gif);"><div class="porgyandbess"><br><div style="font-family: bebasneueregular; letter-spacing: -1px;  margin-top: 25px;">You said I should</div>eat my feelings</div><div class="yourdaddysrich"><div style="width: 200px; height: 1px;  position: relative;  top: 10px; text-align: center;"> <div style="height: 20px; font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c79; text-transform: uppercase; line-height: 100%; margin: 5px;"><a style="font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c69; text-transform: uppercase; text-align: center; line-height: 100%; font-weight: bold; margin: 5px;">Edliv "Liv" Parker, 22  || young witch, student</a></div></div></div></div></td>
 

</tr><tr>



<td><div id="scarlettbase3" style="background-image:url(https://i.imgur.com/6hgcSN4.gif);"><div class="porgyandbess"><br><div style="font-family: bebasneueregular; letter-spacing: -1px;  margin-top: 25px;">But I scream too loud if</div>i speak my mind</div><div class="yourdaddysrich"><div style="width: 200px; height: 1px;  position: relative;  top: 10px; text-align: center;">
<div style="height: 20px; font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c79; text-transform: uppercase; line-height: 100%; margin: 5px;"<a style="font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c69; text-transform: uppercase; text-align: center; line-height: 100%; font-weight: bold; margin: 5px;">Hannah "Mo" Montgomery, 18, student</a></div></div></div></div></td>

 <td><div id="scarlettbase1" style="background-image:url(https://i.imgur.com/A7Ni5GX.gif);"><div class="porgyandbess"><br>
<div style="font-family: bebasneueregular; letter-spacing: 2px;  margin-top: 25px;">shine too bright</div> i burnt the candle</div><div class="yourdaddysrich"><div style="width: 200px; height: 1px;  position: relative;  top: 10px; text-align: center;"> <div style="height: 20px; font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c79; text-transform: uppercase; line-height: 100%; margin: 5px;"><a style="font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c69; text-transform: uppercase; text-align: center; line-height: 100%; font-weight: bold; margin: 5px;">Arthur Parker, 19 || young wizard, student</a></div></div></div></div></td>




</tr><tr>

<td> <div id="scarlettbase" style="background-image:url(https://i.imgur.com/gIfURWV.gif);"><div class="porgyandbess"><br>
<div style="font-family: bebasneueregular; letter-spacing:2px;  margin-top: 25px;">Gotta wake up</div>come back to life</div><div class="yourdaddysrich"><div style="width: 200px; height: 1px;  position: relative;  top: 10px; text-align: center;"> <div style="height: 20px; font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c79; text-transform: uppercase; line-height: 100%; margin: 5px;"><a  style="font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c69; text-transform: uppercase; text-align: center; line-height: 100%; font-weight: bold; margin: 5px;">Theodore "Theo" King, 22 || student</a></div></div></div></div></td> 


<td> <div id="scarlettbase4" style="background-image:url(https://i.imgur.com/zFAdsmx.gif);">
<div class="porgyandbess"><br><div style="font-family: bebasneueregular; letter-spacing:-1px; margin-top: 25px;"> Now I gotta wake it up </div>the devil in me</div><div class="yourdaddysrich"><div style="width: 200px; height: 1px;  position: relative;  top: 10px; text-align: center;"> <div style="height: 20px; font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c79; text-transform: uppercase; line-height: 100%; margin: 5px;"><a  style="font-family: calibri; font-size: 9px; color: #7a6c69; text-transform: uppercase; text-align: center; line-height: 100%; font-weight: bold; margin: 5px;">Emerode De'Rouge, 26 || witch<br>Cassandra Jenkin (real age 43)
 </a></div></div></div></div></td>



</tr>
</tbody></table>
+

в круг впускаются семьи не менее 2 человек от 25 лет.
в круге должно быть не менее 10 семей, иначе оставшимся семьям нужно уехать с артефактами в город с большим населением
к семье могут присоединиться друзья или прочие родственники семьи

Виктор Кинг - мэр
София Кинг - бывшая жена мэра, повар
Джеф Хоппер - старый шериф, подозревается в убийстве

Тейлоры - семейство колдунов, ушедшее из круга
Гарет Тейлор - старший брат Линдси, таксист
Линдси Тейлор - умерла
Гордон и Джоанна Тейлор - клерк в банке и архитектор в частной кампании

Монтгомери - смертные
Вильма Монтгомери - устраивает благотворительные ужины и вкачивает деньги в себя
Том Монтгомери - владеет лесопилкой и снабжает лесом нуждающихся

Паркеры - колдуны, хранители круга
Гарри Паркер - пускай адвокат, заниматься для вида тоже нужно чем-то
Тереза Паркер - домохозяйка

Вашингтон - колдуны, хранители круга
Милли Вашингтон - полицейский

Хантер и Боуман - семьи круга

Когда-то бабушка Паркеров была одной из главных фигур в сотворении предметов и ларца, в котором хранятся эти предметы. Многоступенчатая, сложная задачка. Круг создал лабиринт, и в лабиринте том было 10 входов и лишь один выход. Каждый из входов, по легенде, должна охранять семья. Скорее всего, уже что-то поменялось, и наверняка фамилии тех семей могли перемешаться от браков, либо же разделиться, но 10 волшебников – минимум, который охраняет тайник. Круг не может иметь в себе менее 10 человек, иначе они собирают вещи и переезжают в другой город, где их смогут поддержать. Пока такого не бывало, хотя из памяти Линдси о истории этого города, я узнала, что когда их семья отреклась, другой семье, которая ранее была дружественной с ними, пришлось взять весь огонь на себя. Сложность победы над семьями состояла в том, что семьей считалось не два человека на те времена, когда тайник был создан, тогда семьями могли быть десять или даже пятнадцать человек из друзей и знакомых, сестер и братьев уже зрелых волшебников с их отпрысками. Эти семьи было действительно сложно победить, потому что раньше они все там размножались как кролики. В ведьмовских семьях и сейчас принято иметь не менее двух детей, но все это уже канет в лету. Кто-то сам отказывается от сидения в маленьком городке, кто-то отказывается вести обычный образ жизни и стареть, выбирая вечную молодость и постоянные путешествия, кто-то в браке людей и магов рождается человеком и не может продолжать магический род. Так и случалось все эти годы, пока круг становился все слабее и слабее. Семьи стали меньше, теперь победить кого-то из них станет легче, мне просто нужно оценить обстановку и понять, какая семья слабее всех. Но это лишь начало – после лабиринта и поединка с семьей меня ждет 10 могил, мне нужно будет найти, в какой из них спрятан сундук с артефактами до того, как явятся все остальные семьи и общей силой уничтожат меня. И лишь после этого, когда я смогу найти сундук, я смогу открыть его и получить артефакты. Насколько мне известно, и открыть сундук и сломать артефакты почти невозможно. Нужно узнать больше. Понять бы еще, что к чему.

0

2

Кто-то скажет, что тьма ложилась на город сегодня вечером, кто-то – что это просто вечер, такой же, как обычно, возможно, даже лучше других. Простой, тихий, спокойный. Я знаю, что на самом деле происходило, но не вижу смысла рассказывать об этом хоть кому-то, ведь нет никакого толку. Я приехала в этот город с конкретной целью, и этот город падет перед моей силой и моими ногами. Такова цель и смысл, такова моя власть и возможности. Все так, потому что так и должно быть.
Я стояла на огромном балконе главного театра города, глядела на окрестности и улочки, рассматривала проходящих людей и удивлялась тому, как скоро все это станет просто моими владениями, как быстро я смогу подмять все под себя. Я чувствовала всем телом силу, которую таит этот город, тьму, которую он пытается скрыть за зелеными тропинками и нежными цветами. Я знаю то, что здесь спрятано и знаю тех, кто спрятал нужное мне. На мне было красивое платье, что привлекало взгляды людей, но никто из них не сможет запомнить моего лица сегодня.
История этого места стала для меня откровением, когда-то именно здесь был погребен мужчина, являющийся моим началом, он нашел здесь окончание своей жизни, но часть силы, которую он успел передать мне, сделало меня той, кем я являюсь, и теперь для меня важно и практически обязательно нужно приехать сюда и почтить память некогда любимого, вдохнуть воздух, которым он дышал и, наконец, получить оставшиеся его силы в свои руки. А кроме самого него, и других, сильных, мощных, волшебных. Эти колдуны были особенными, каждый из них, всегда. Они были ценной частью механизма мира, и теперь мне следует порадовать их своим почтением.
Я любила его как волшебника, как источник силы и мощи, мудрости, вечности. Он не был мне любимым мужчиной в привычном смысле слова, хотя я нравилась ему лишь как женщина. Это было сложно и долго, но он научил меня всему, он дал мне мир и отнял мое дитя, убив его ради очередного заклинания. Наша история была больной, но я заслужила получить все, что от него осталось.
Я знала, кто мне нужен. Виктор Кинг, он же мэр этого города. Человек, которому доступны все дороги открыты все двери, человек, которого ценят, мнение которого уважают. Кто, если не он станет для меня первым ключом на встречу к тому, чтобы получить все, о чем я мечтаю? Виктор был женат на момент нашей первой встречи. Я обратилась к нему как иногородняя художница, что искала пристанища в новом городе, что искала город, который поймет мой талант. Несколько капель любовного зелья сделали свое дело быстро – он забыл о жене так скоро, как только мог, а уже через несколько дней окончательно решил, что ему требуется развод. Все это время я не выходила на свет камер и не вступала в разговоры с репортерами. Никто не знал о том, что мэр уходит к другой, честный, красивый и добрый мужчина просто не мог так поступить. Нет, он уходил от жены потому, что более ее не любил, и хотя, наверняка его душа страдала от тех страданий, которые он причинил своей бывшей женушке, его тело не могло сопротивляться моим едким чарам. Все получилось.
Официально я появилась в городе лишь через месяц после их громкого развода. Все гадали, что же произошло, как это вышло и что могло пойти не так. Его сын даже однажды застукал меня, так что мне пришлось убрать ему часть памяти, мальчишка не должен был знать слишком много. Лето двигалось к своему апогею, и в середине июля, я, наконец, приехала в город с выставкой. О, какая честь, мою выставку посетил сам мэр, оценил по достоинству мои таланты и сказал о том, что я совершенно обворожительная девушка. Да, кажется, именно тогда среди газет появилась полоска о том, что наш свободный мэр решил пойти во все тяжкие и уже делает комплименты приезжим артистам.
Это могло бы подпортить его репутацию, делай он это несколько раз с несколькими милыми леди, но в его сердце был только я, а значит, спустя месяц ухаживаний и ресторанов, мы наконец начали появляться вместе на светских приемах, а мои картины перекочевали в дом мэра. Все казалось таким спонтанным и невероятным, что многие удивлялись, но никто не сомневался в том, что мэр просто влюбился, глупо, смешно и совершенно безумно.
Тайлер приехал в конце августа. Он ждал, когда я хорошенько закреплюсь внутри города, стану его частью, чтобы приехать уже к доверенному, властному лицу. Я тут же познакомила его с Виктором, заверяя чарами о том, что этому человеку можно доверить не только жизнь, но и весь город, и Виктор по удивительному стечению обстоятельств со мной согласился. Было решено, что Тайлер будет помощником шерифа. Мы заранее знали, что с нашим старым добрым шерифом точно случится что-то неладное сразу, как только к Тайлеру привыкнут люди и начнут ему доверять. Нужно было лишь немного подождать, и все будет у нас в кармане. Ну а пока, в город неторопливо входила осень, такая еще зеленая и крайне теплая. Сентябрь стоял на пороге, и я уже чувствовала череду счастливых детей, вернувшихся в школу или университет.
Почему-то осенью я чувствовала новое начало, когда вся природа готова была умереть перед зимой, спрятаться, скинуть листву и всю жизнь с себя, умереть, чтобы выжить. В этот период я и сама чувствовала себя природой, была сильнее. Кажется, самое время начинать поиски. Тем более, у меня есть лучшее средство для поиска – во мне часть силы одного из магов. Скажем честно, куда же проще?

[NIC]Emerode De'Rouge[/NIC]
[STA]devil inside[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/31eza.png[/AVA]
[SGN]https://funkyimg.com/i/31ezg.gif[/SGN]

0

3

Какой сейчас год? Эта мысль настолько ярко посещала его последние лет двадцать, что каждый раз отдавала сильной болью в районе груди. И это болело совсем не сердце, просто боль от прошлых ран и сделанных дел трепетом отдавала в район сердечных мышц. Сколько он уже тут тухнет? Кажется, эти стены стали для него уже роднее всего на свете. Ведь дома у него никогда не было и не будет. Он не грустит. Грусть — это плохое чувство, и Аттикус уже давно переборол в себе эту черту, когда он любил погрустить на день грядущий, перелистывая листы грустного романа. Вся его грусть, навеянная из прошлого, давно канула в пропасть, потому что эти стены стали такими родными и любимыми, что уходить в ближайшее будущее он не планировал. Сколько ему дали? Пятьдесят лет? Сто? Сколько он уже выдержал? Где-то половину срока, половину неизбежно вынесенного для него приговора. Он не грустит. Он в принципе вполне доволен своим нынешнем состоянием. Он ужасно любит это место. Тут нет понятия времени, понятия жизни, понятия старости. Тут нет ровным счетом ничего такого за что можно было бы зацепиться и начать хандрить и пытаться сбежать. Собственно, в каком-то понимании он дома. Эти серые стены, недостроенная веранда и цветы у крыльца скрашивали его одиночество ровно двадцать лет до настоящих событий.
Как он сюда попал и что это за место? Если у него спросят, что именно нужно сделать чтобы попасть в «пространство». Будем называть это так. В место, где нет ни времени, ни жизни. Место, где нет ровным счетом ничего, и в тоже время всего достаточно. Достаточно произнести такое ненужное и опасное заклинание в центре города и вспыхнуть в толпе ярким пламенем, пожирая народ вокруг. Достаточно устроить «захват центральной площади» и убить около двадцать невинных жертв, хоть кто есть невинная жертва? Может Аттикус, у которого забрали магию и приговорили к пожизненному нахождению в «пространстве», без возможности вернуться в реальное время? Так кто есть невинная жертва?
Он каждый раз просыпается и выискивает хоть какую-то лазейку из этой пленной «реальности», потому что силы начинают его покидать. Ведь несмотря на то, что тут нет времени и жизни, смерть всегда является неотъемлемой хозяйкой этого места. Она является к нему каждую ночь в виде младшей сестры, которую он яростно убивал в этом доме на чердаке, забирая не только жизнь, но и силу. Он любит с ней разговаривать, но каждый раз она с искренним желанием ждет, когда теперь уже она сможет забрать его жизнь, в обмен на освобождение себя и своего духа. Но сегодня она этого не получит. Сегодня особенная ночь, особая полная луна, которая появляется раз в сто лет, открывая цикл великой магии всем мирам одновременно. Пелена снимается со всех миров и в какие-то считанные секунды может произойти не именуемые вещи, как например его спасение. Может он и не самый сильный и  могущественный колдун во вселенной, но его самая главная сила в знаниях и книгах, а за двадцать лет прожитых в «пространстве» он перелопатил немало информации касательно «круга» и «магического купола», чтобы понять что полнолуние это одно из важных фактом для его спасения.
Вот и сейчас сестрица появляется ровно так же, как и вчера. Каждый день прожитый двадцать лет подряд. Она не изменяет своим правилам и привычкам и как в прошлой жизни донимала Аттикуса, так и в этой всегда любит достать брата ровно по расписанию. Он встречает её всегда с улыбкой на лице, стараясь изобразить радость увиденного, но его южного оскала хватает разве что на легкое «привет, дорогая», заставляя её каждый раз передергиваться от его «любезности».
- Сегодня хорошая ночь, ты чувствуешь? – и она действительно это ощущает. Где-то там, на середине всех миров открывается небольшая завеса, а ему то и надо только щелочки, чтобы протиснуться в реальное время, подальше от «пространства» на встречу приключениям. Засиделся, ты Витмор, засиделся. Легкий ветерочек проходит сквозь пальцы рук, путается в его коротких и жесткий волосах и возвращается обратно, шевеля не только его, но и листву в кронах деревьев.
- Начинается, - она старается держать нейтральное лицо, но от него ничего не скроется. Не скроется ни одна её морщинка, ни один её мускул, который предательски дергается около верхней губы. Ничего не скроется. Она напряжена как струна, Аттикус тоже выглядит ужасно взволнованным, ведь если все действительно получится, то он сможет вступить уже на реальную землю, пощупав под ботинками скрежет асфальта и дуновение реального ветра, а не идеально сделанной имитации воздуха. Хорошая ночь.
- Ночь магии, сестрица, - и это действительно так. Силы юных волшебников начинают пробуждаться, ведьмочки, молоденькие ведьмочки, начинают колдовать пуще прежнего ведь в эту ночь их сила усиливается в двое и все любовные зелья и заклинания обязательно сбудутся. Ничего интересного. Во времена казней и инквизиции было намного лучше, начиная от магии и заканчивая заклинаниями. Сейчас единственное что беспокоит юных волшебников как бы приворожить парня, причем как и ведьм, так и колдунов, и как бы наколдовать хорошее будущее. Скука.
Сестра начинает волноваться пуще прежнего, потому что руки Аттикуса начинают бледнеть, а потом и вовсе становятся едва уловимыми в ярком свете луны, забирая скитальца в образовавшуюся нить между мирами. Так это и случилось.
Он вернулся.
На дворе, кажется, двух тысячи двадцатый год, люди одеваются в хипповые расписные вещи. Вудбридж. Небольшой городок, где знают каждую мимо пробегающую собаку, а уж приезжую художницу, которую он ищет узнают и подавно. Он ищет определенную женщину, точнее девушку, с которой у них слишком долгая история, берущая начало еще в период его свободы и магической власти.  Кассандра Дженкинс. Женщина, крайней запоминающаяся не только из-за огромной любви к магии, но и в целом. Может именно по такой женщине он скучал, пока находился в заточении из-за собственной глупости, но ей об этом лучше не говорить.
Они встретились практически сражу же после его появления в городе. Он вновь вернулся в родной дом, но уже такой реальный без мертвой сестрицы, хотя её он вполне мог бы наколдовать. Пришлось убедить какую-то дальнюю родственницу, чтобы она его впустила, и он смог нормально представиться.
Теперь он Тайлер Витмор. Аттикус остался в «пространстве» без силы и возможности выбраться. Теперь он Тайлер, вернувшийся в родные края после долгого отсутствия, неожиданно быстро ставший шерифом любимого города. Теперь он тоже власть, закрывающая глаза, когда детей похищают в темную ночь.
Он вернулся, хотя вернулся не только он, но и магия, которая огромным куполом всегда накрывала Вудбридж с его страшной историей про шабаши и тайные круги, где заклинали предметы и прятали силы.
Я вернулся.

[NIC]Tyler Whitmore[/NIC]
[STA]devil in me[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/0019/9e/ef/1788/t38419.gif[/AVA]

0

4

Всепоглощающая, смутная толпа студентов торопилась успеть на торжественную встречу. Дети, смотрящие с надеждой в завтрашний день, дети, что видели свою жизнь особенной, важной, невероятной. Каждый из этих молодых людей – уникален, каждый из этих ребят в чем-то талантлив. Я знаю потому, что знаком с многими из них. В таких городах, как у нас дети просто так не заканчивают школу с хорошими оценками, если они бестолковые и ни к чему не стремятся. Нет, может в больших городах такое и бывает, потому что кто-то что-то кому-то доплатил, но в школе миссис Уорхол не слушала даже того, что мой отец мэр города. Ей важны были мои знания, и в этом городе все уважали ее позицию. Да и теперь это так, хотя она та еще сука, говоря откровенно. Сегодняшний день кажется каким-то особенным, но я сижу в тачке и совсем никуда не тороплюсь. Внутри какой-то огромный ком, который никак не рассосется. Сегодня родители будут заниматься разделом имущества. Мама совсем ничего не хочет, почти не ест и плохо спит. Я никогда не видел ее в таком состоянии, и это просто разбивает мне сердце. Отец выглядит… нормально. Как будто ничего не произошло. Как будто все нормально и нет никакой проблемы в том, что после двадцати пяти лет совместной жизни он неожиданно решил развестись. Ничего особенного, так же бывает у всех, чьи отношения в порядке, верно? Спойлер: нет. Что-то происходит, и я чувствую, что обязательно должен в этом разобраться, но отец никогда ничего не скажет, поэтому мне приходится следить за ним и этой его Эмерод для того, чтобы точно знать, что все это происходит взаправду, это не какой-то временный план или, может, гипноз? Раньше я в такое не верил, но теперь готов поверить во все, что угодно.

Линдси как всегда опаздывает, и это начинает иногда раздражать меня, но я стараюсь относиться к этому философски – она леди, я парень, который ее любит, конечно, я должен бы быть спокойнее и терпеливо ждать ее, ведь так и делают хорошие парни? Что ж, подождем еще. Мы с Линдс встречаемся уже пять лет, и учитывая, что сейчас я на четвертом курсе, не нужно быть гением, чтобы понять, что мы встречаемся с самой школы. Вместе поступали и продолжаем учиться вместе. Она лучшая девчонка в университете, совершенно точно. Пожалуй, поэтому ей можно простить то, что она так долго собирается.
Сегодня после всех общественных мероприятий мы собираемся ехать к галерее. Мы подозреваем, что Эмерод будет встречаться с отцом, возможно, они будут о чем-то разговаривать, и мы сможем что-то понять. В любом случае, я очень рад, что она помогает мне с этим, потому что… это было слишком резко. Я не понял, не успел сообразить, когда все случилось, не успел правильно отреагировать даже. Только удивлялся тому, насколько срочно отцу нужен был развод. В общем, даже если мы ничего не найдем, даже если ничего не выйдет, это все не важно, потому что… потому что я хотя бы попытаюсь. В таких ситуациях, пожалуй, самое важное – пытаться.

Вечер наступил городу на пятки лишь ближе к восьми часам, но я следил за передвижениями отца при помощи знакомого в доме мэрии. Он отписал мне, когда отец выехал, и мы тут же выехали на параллельную дорогу, стараясь не стать замеченными так глупо.
Конечно, я знал, что он приедет сюда. Галерея, в которой работает Эмерод стала для него буквально магнитом. Это сложно объяснить, потому что раньше он вообще не любил и не понимал много искусство, пожалуй, кроме романтизма и реализма. Ее же импрессионизм мог нравиться ему с натяжкой, хотя я и считаю картины действительно талантливыми. Но мне нравится этот стиль, а папе – девушка. Кроме всего прочего меня коробит то, что она едва ли старше меня, быть может на пару лет, я и сам мог бы за ней приударить, но нет, он уходит из-за этой пигалицы от мамы. Это же не нормально, правда? Мы с Линдс прячемся около окна в ее кабинет, ожидая, когда она пойдет встречать гостя, а мы сможем устроиться поудобнее, чтобы расслышать что-то большее, а может и вовсе залезть в окно, чтобы пройти внутрь. Нам нужно было вести себя максимально тихо, снаружи не было ни звука, но почему-то и внутри ничего слышно не было.
- привет – Позади нас оказалась Лив, которая с нескрываемым любопытством смотрела на нас. Мы тут же подпрыгнули на местах, чуть ли не вскрикнув от испуга, так как совсем не ожидали слежки за нами самими.
- фуууух, твою мать, у меня сердце чуть не остановилось. Какого хрена ты тут делаешь? – Лив лишь поднимает вверх будущий конспект, и мне остается закатить глаза – сегодня же первое число, какие нахрен конспекты. Однокурсница вежливо интересуется, правильно ли она понимает, что мы следим за ее отцом, и мне ничего не остается, как подтвердить этот факт, на что Лив лишь продолжает хитро улыбаться. Она сообщает нам о том, что у нее есть проходка в закрытые залы галереи для того, чтобы делать свой конспект, и она могла бы пропустить нас туда, где будет намного лучше слышно все, что происходит внутри. Но для этого, конечно, ей придется пойти с нами. Наша таинственная операция становилась все менее и менее таинственной, но вариант зайти внутрь и услышать все, увидеть все и удостовериться однажды и навсегда было сильнее.
- окей, погнали – я киваю, хотя внутри совсем недоволен тому, что происходит. Лив лишь улыбается, ведь место здесь оказалось не случайным, она шла как раз тогда, когда была нужна нам. Мы спокойно проходим внутрь, она прикладывает свой пропуск первый раз – прохожу я, второй раз – проходит Линдс, и третий раз – наша героиня пропустила нас внутрь в нерабочее время. Неплохо. Самое время осмотреться. Лив действительно неплохо ориентируется здесь, она крадется тихо, совсем не слышно, нам с Линдс стоило бы поучиться ее идеальным шагам. Теперь я понимаю, почему она подошла ко мне настолько тихо, что мы просто ее не услышали. В какой-то момент Лив остановилась и показала нам жестом, чтобы мы тоже встали. Она невероятно тихо подошла к картине, которая висела в небольшом холле, взялась за нее и беззвучно подняла. Это было будто бы в немом кино, словно кто-то забыл, что нужно добавить в фильм звуковую дорожку. Я даже перестал дышать – на месте картины красовалась маленькая дыра в стене, благодаря которой можно было хотя бы одним глазком поглядеть, что происходит в кабинете, а следовательно – даже услышать. Мы тут же приложились к дырке в стене. Это стало для меня откровением – мы мало общались с Лив, но, кажется, она та еще бунтарка, если даже в таком консервативном месте нашла дыру для прослушки.
- слушай, ты же знаешь, что Джеф уже старик. Ему давно пора на пенсию, с ним в любой момент может что-то случиться, и что тогда? Как ты будешь смотреть в глаза его семье, ведь он подарил этому городу столько лет. Я тебе говорю, этому городу нужен новый шериф. Точно так же, как тебе нужна новая любовь, дорогой. Ты же и сам это знаешь – смотреть за тем, что Эмерод делала с моим отцом было сложно. Благо, глазом был один, и мы все время менялись, для того, чтобы каждому из нас было видно все, что происходит. Все-таки, мы же команда. В какой-то момент, когда Линдс смотрела в глазок, она неожиданно резко отпрянула от него, будучи невероятно напуганной. Она быстро глянула на картину, которая некогда прикрывала дырку, и мы поняли, что случилось что-то страшное. Лив немедленно вернула картину на место, и мы немедленно решили убегать прочь. Кажется, самым страшным было проходить через перила по пропуску Лив, это было так долго, так громко бренчала железная маленькая затворка. И все же, из кабинета никто не вышел. Мы вернулись к машине жутко перепуганные и запыханные. Лив была с нами.
- что случилось, Линдси? Как тебя могли заметить, дырка же маленькая? Мы же не издавали звуков. Что случилось? – Линдси казалась невероятно напуганной. Кажется, ей было физически плохо, и Лив видела в этом что-то, чего не видел я, между девушками почему-то возникла такая связь, которой я никак не мог понять. Линдси теперь говорила конкретно Лив, а Лив будто понимала что-то большее.
- она не просто меня увидела. Она посмотрела четко мне в глаз. Она посмотрела в него, и так страшно улыбнулась, вы просто не представляете. Она все знает, все видит. Она меня найдет. – ее всю трясло, она начинала плакать, это было действительно странно.
- не говори глупостей, Линдси, все нормально, она не может распознать тебя только по глазу, ты же это понимаешь, да? Все будет в порядке, детка, не переживай – мне остается только обнять ее, но она вся дрожит, еще немного и она разразится рыданиями, и я чувствовал то, что чего-то не понимаю. От чего Лив стала такой серьезной, почему Линдси настолько сильно переживает то, что теоретически Эмерод видела ее глаз? Странно.

Линдси не выходит на связь уже три дня. Я звонил ей, но она не берет трубку, я приходил к ним, но ее мама говорит, что ей плохо и она сильно заболела. Я спрашивал, чем она заболела, но мама лишь качала головой, говоря, что ей лучше побыть одной. Так и было, пока седьмого сентября она не обратилась в полицию. Их дочь не выходила на улицу уже неделю, но вчера ночью она пропала. Пропала прямо из дома, из заботливых лап родителей, и те уверены, что она не могла сбежать. Полиция смотрела на это с недоумением: вы держали девочку под домашним арестом? Она же должна была ходить в университет, может, просто сбежала со своим пареньком?

Да, именно так я и узнал о том, что Линдси пропала. Она пропала резко, а я так и не смог с ней поговорить, но у меня на душе все еще скребут кошки. Все не может быть так просто, не может быть так. Кажется, Лив знала больше меня. Может, она мне что-нибудь и расскажет?

[NIC]Teo King[/NIC]
[STA]devil is around[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/31hj3.jpg[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2BXni.gifhttp://funkyimg.com/i/2BXn9.gif[/SGN]

0

5

За окном листва поднимается вверх, обгоняя друг дружку, и приземляется к ним на крыльцо. На дворе десятое сентября, раннее утро, когда полдома еще переворачивается в своих кроватях, мягко укрываясь в одеяла от холода. Она с удовольствием стоит у окна на кухне первого этаже и смотрит на улицу, где такая же тишина обволакивает не только их дом, но и все дома в округе. Все спокойно, тихо, размеренно. Через пару часов отец спустится на первый этаж, чтобы выпустить Чиззи, вечно не угомонную собаку, на улицу справить естественную нужду. Еще через полчаса уже мама легким и практически не весомым шагом спустится вниз, на кухню, чтобы поставить чайник и сделать завтрак. И только когда все уже съедят по второму бутерброду, спустится Арчи, на ходу потягиваясь и в очередной раз жалуясь, что он слишком рано просыпается из-за этой учебы. Хотя отец, как обычно это бывает, просто поинтересуется у мелкого во сколько тот лег спать, замечая, что около полуночи слышал, как Чиззи шумел на первом этаже, хотя обычно он спит мертвее мертвого.
Все идеально. Мама только подольет отцу еще порцию кофе, и уже после спокойно сядет за стол, в очередной раз попросив сына не испытывать терпение отца и перестать заколдовывать собаку, чтобы он не приносил ему бутерброды с соседнего места, потому что Арчи вполне сможет дотянуться и сам. Идеально. Сколько они так живут в тишине и спокойствии? Не применяя магию по пустякам, не считая Арчи, который при любой возможности использует свое «маленькое» преимущество в отличии от некоторых.
Отец раскрывает газету ровно по середине, проглядывая колонки «знакомств» и «медицины» утыкаясь ровно в новостную строку. Лив, уже давно там все прочитала и точно знает, что да как написано. Такое не случалось уже очень давно. Обычно люди не пропадают, а тут еще и молодая девчонка, которую Лив видела сама лично на днях, пытаясь помочь Кингу выяснить резкую причину развода его родителей. Она тогда здорово сглупила, что предложила им помочь пройти в галерею поближе к источнику нужного шума. Она тогда здорово сглупила, что позволила Линдси заглянуть за картину и еще больше сглупила, когда девица испуганно стала верещать про то, что её обязательно найдут даже по случайному взгляду через потайной глазок в картине. И теперь Лив все отчетливей не покидала мысль, что те, кто находился по ту сторону картины прекрасно понимали, что их подслушивают.  Но это было тогда, а сейчас девчонка пропала и Лив начинает здорово волноваться уже не только за себя, но и за Кинга, хотя совершенно не должна этого делать. Просто из всех, кто находился тогда в помещении только Лив могла бы о себе позаботиться, а уж точно не Кинг с его пропавшей девчонкой.
- Эдлив, милая, - мама вытягивает её из задумчивости и напоминает, что ей необходимо не только успеть добраться до университета, но и подбросить брата на занятия, даже несмотря на то, что все это находится в одном месте. Проследить, чтобы Арчи в очередной раз не утянул  себя в неприятности как это бывает постоянно, и проконтролировать, чтобы день на занятиях прошел хорошо и продуктивно, без применения магии и колдовства. Лив только положительно качает головой, напоминая, чтобы Арчи перестал закидывать в рот уже пятый бутерброд, а начал одеваться, потому что ждать она его не собирается.
Конечно, она подождала, пару раз крикнула в его сторону, чтобы он поторопился, потом пригрозила, что, если он не спустится через десять минут, она наколдует ему хвост к заднице. Хорошая сестра. Мать запрещает им колдовать в пределах университета, запрещает колдовать так, чтобы их обнаружили, запрещает колдовать так, чтобы страдали люди, но ни Артура, ни Лив это никогда не останавливало, может поэтому она в превеликим удовольствием сможет приколдовать ему хвост в нужное место, если этот гаденыш не спуститься сию же минуту. И он спускается, резко, тяжело оказывается прямо в машине брюнетки на переднем сидении, перекидывая рюкзак назад.
- Тяжеловато, но думаю через несколько уроков сможешь это делать также великолепно как я, - она только одаривает его важной улыбкой, заводя машину и выруливая на ходу в сторону университета, совсем не реагируя на гримасы младшего брата, который вечно играет с ней «кто круче колдует».
Она прощается с братом в главном корпусе университета, напоминая тому, чтобы они обязательно встретились в холле на большой перемене, вместе с Мо, у которой наверняка есть что рассказать им за прошедшие выходные. Он только молча соглашается и как-то автоматически пропадает из виду, пока Лив пытается сообразить в какой кабинет ей необходимо попасть в первую очередь. Так, органическая химия. Она точно знает, что кабинет мистера Хански находится где-то в левом крыле огромного здания, поэтому не спеша направляется прям к нужному месту, пока по правую сторону от нее не попадается сын мэра и просто красавчик университета. Класс.
Они очень редко разговаривают, кажется, за четыре курса обучения они стали чаще общаться только благодаря совместным занятиям на уроках мистера Хански, когда он давал парные упражнения. В основном их пути мало пересекались, а единственной возможной причиной заговорить служило списывание конспектов по «органической химии», когда он не успевал подготовится к занятиям, а у неё все всегда было готова.  Сегодня Кинг ужасно потерянный и раздраженный, обычно его раздражение заметно только Лив, но сегодня от него отворачиваются даже его «друзья» стараясь лишний раз не доставать парня по пустякам, вот и Лив не планировала, пока их взгляды не пересеклись и ей пришлось подойти к Кингу.
- Привет, - она поправляет сумку на плече, стараясь лишний раз не смотреть в сторону Кинга и не залазить в его голову, чтобы понять, что на этот раз его беспокоит. – Линдси так и не нашлась? Сочувствую, - и ей действительно жалко, потому что хоть она и была не сильно знакома с его подружкой, знакомые девчонки рассказывали, что они давно встречались и были одной из примерных пар в университете, - есть предположения что с ней могло бы случится? – у Лив есть, но озвучивать в слух свои зацепки она не собирается, потому что на часах ровно половина одиннадцатого, то время когда двери в кабинет мистера Хански «официально» закрываются, и попасть на урок можно только на следующей паре. Вот черт. Кажется, она немного опоздала.
[NIC]Edliv Parker[/NIC]
[STA]devil in me[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/oj1ZP84.jpg[/AVA]

0

6

Первый день в университете должен был принести что угодно, но только не уныние. Нет, серьезно, я ожидал чего-то безумного, какой-то невероятной пьянки хотя бы. Конечно, мен тяжело напоить из-за магических способностей, но давайте не сдаваться, окей? Нельзя же просто забить на попытки напиться на первое сентября? Короче, я недоволен. Лиф вечно ворчит. То я свечи зажгу, то слишком громко играю с Рексом, моим фамильяром. Он, конечно, может гулять сам как умный пес, но ему же нужно внимание, в конце-то концов! Родители считают, что я слишком много времени трачу на свои глупые хобби и игры, что я весь такой избалованный, но мне кажется, что они просто слишком много времени тратят на то, чтобы нудеть.

Завтра вечером мы пойдем в дом к Ким, она устраивает вечеринку и там точно будет трава. В отличие от алкоголя трава хоть немного меня шторит, это будет охренительно.

Сегодня ночью мне приснился очень странный сон. Это была девушка из старших курсов, она была совсем одна где-то в лесу, постоянно плакала, искала кого-то, звала, но я не помню кого. Было очень темно, ее лицо даже плохо было видно, но я точно знал, что это она. Ее плеча коснулась рука, но я не видел того, чьей была эта рука, я могу лишь сказать то, что рука принадлежала женщине. Эта рука тянула ее, и девица все плакала, рыдала, но шла туда, куда вела ее рука. Это все. Я проснулся резко, в окне – полная луна. Хорошее время для оборотней. Рекс лежал рядом и внимательно на меня смотрел, кажется, пес переживает. Я лишь погладил его за ушком. Ведь все хорошо, друг. Что может быть не так? Плохие сны снятся.

Второго числа мне ничего не приснилось, но третьего я вновь видел девицу. Она снова повторила свой забег по лесу, ее снова коснулась рука, но на этот раз девица начала сопротивляться сильнее, и рука пустила в нее пульсирующую волну, которая заставила девицу потерять сознание и тихонько опуститься своим бездыханным телом на мокрую землю. Хотя, возможно, она осталась жива.
С этого дня девица снилась мне каждый день и лишь десятого числа я увидел то, чего видеть был не готов – эта девица не просто умерла от руки волшебницы. У нее появилась ведьмовская метка на руке, после чего те самые руки, что ни на есть голыми руками схватили девушку за лицо и вырвали ее правый глаз прямо из глазницы. На этом я снова проснулся, и теперь уже решил, что засыпать становится опасным, ведь сны становятся слишком реалистичными, пока не пришел в университет и не узнал, что та девица пропала.
Как объяснить знакомым и друзьям, почему ты подавлен из-за того, что пропала незнакомая тебе девица? Это сложно объяснить. Еще сложнее объяснить тот факт, что я видел во сне – она была из смертных, но тогда почему у меня во сне у нее на руке появилась метка? Это же не нормально. Как такое может быть? я был запаренным целый день, и если у этой девицы на самом деле вырвали глаз и убили, то, скорее всего, я больше ничего не увижу во сне, либо же я смогу сказать, где ее тело после сегодняшней ночи. У меня есть все возможности, чтобы это проверить, но сначала… я кое-что придумал.

Дождавшись, когда закончатся все лекции, я перенесся из туалета в архив, быстро нашел папку с ее именем, слава богу, что теперь весь универ говорил про ее пропажу, а там и ее адрес. Мне точно нужно поговорить с ее родителями. Уж не знаю, кто они такие, но если они маги… то, вообще-то, я должен знать их. Мне казалось, что я знаю все магические семьи в городе, даже тех, кто живет с магглами в браке и отказался от круга. Мне казалось…

Легким движением рук я оказываюсь у них во дворе.
- Линдси-Линдси-Линдси, что же ты скрываешь… - я подошел к двери, когда ее резко отворил довольно крепкий парень лет двадцати восьми.
- привет, я знакомый Линдси…
- нет
- прости?
- ты Арчи Паркер, мелкий из семейства Паркеров, семейства, давшего обет круга магов. Я тебя знаю, и ты не знал Линдси. Мы сторонились магов и волшебниц, но если ты пришел сюда – значит у тебя что-то есть. Выкладывай – парень открыл дверь нараспашку, впуская меня, совершенно, честно говоря, охреневшего.

Конечно, я вошел в дом. Во-первых, я не чувствовал от него магической энергии, а значит и потенциальной опасности. Кроме того, ему интересно, что случилось с его сестрой, а я могу ему помочь.
- ваша семья – маги? Я никогда про вас не слышал.
- да, но мы отказались от магии и ушли от всего волшебного. Еще в глубоком детстве пророчеством предсказали Линдси смерть от магических сил. Мы думали даже переехать, но решили, что магия везде найдет волшебников. Глупо, что мы отказались от всего, ничего не учили, не развивали навыки, и теперь она умерла от того, что не могла защититься. Мы отказались от всего, чтобы ее спасти, а в итоге этим же и погубили.
- подожди, почему ты так уверен, что она мертва?
- я ее не чувствую. Она была дома эти дни, тряслась, что мышь, знала, что умрет. Мама попросила знакомую наложить чары близости. Я знаю, когда чары пропали. Тогда она умерла. Мне нужно понять, кто это сделал, мне нужно… мне нужно научиться всему, что я упустил, чтобы отомстить. И если ты сам пришел ко мне в дом – нет более удачного гостя, чем ты, Арчи. Кстати, зачем ты пришел? –
Я рассказал ему про свои сны, и он долго кивал, поддакивал, даже охал, пока в какой-то момент не прищурил глаза и не плюхнулся на диван. Я действительно редко видел их семью, и не припоминаю, чтобы кто-то из волшебников близко общался с ними. Они пытались уберечь ее всю ее жизнь, не давая развивать силы. Она не знала никаких зелий и заклятий, она не могла почистить грязную одежду двумя словами и идеально подделать оценку, ее детство было искажено, хотя внутри копилось столько силы. Это настоящее воровство. От этих мыслей очень захотелось покурить, и выпить. И еще покурить.

[NIC]Archie Parker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/31nXf.gif[/AVA] [STA]брат, держи себя в руках[/STA]
[STA]брат, держи себя в руках[/STA] [SGN]https://funkyimg.com/i/31nXe.gif[/SGN]

0

7

- Ханна Кассандра Монтгомери! – где-то внизу повелительно потеряла меня ухоженная шатенка с волосами, собранными в модный высокий хвост. Потом еще раз через минут двадцать она вновь повторила свою просьбу спуститься внизу к завтраку и только через каких-то полчаса модная женщина, владеющая половиной акций благотворительного фонда семейства Монтгомери, раздраженно открыла мою дверь без стука и стеснения. Женщина только оценивающе оглядела комнату на фрагмент занятости «дочери», скорее просто классной мордашки для фотосессий посвященной очередному случаю для сбора денег на благотворительный фонд, и нашла меня на кровати, перелистывая книгу, которую по случаю дня рождения пару дней назад вручила мне девушка, чье имя и фамилия крайне редко произносились в стенах нашего роскошного дома, потому что семейство Паркер каким-то странным образом всегда ассоциировалось у матери с чем-то странным и раздражающим.
Вильма только вновь повторила свою фразу спуститься на первый этаж, уже более властно и уверенно, делая нажим на «немедленно спуститься» опуская каким-то неведанным образом слово «пожалуйста» вниз. Хотя, наверное, мать просто не особо знала таких слов как «пожалуйста и спасибо». Вообще не представляю как отец с ней живет, она словно только выполняет функцию хранительницы очага, а на самом то деле призвана дьяволом высасывать деньги из кармана Ричарда Монтгомери. Иногда у меня прокрадывается сомнения на пригодность матери к материнству, но это только иногда. Ведь в основном она слишком часто повторяет то, как она мучилась, рожая меня, а что делаю я в ответ? Н-и-ч-е-г-о. Ничего, вновь проносится в моей голове, когда я скидываю ноги с кровати и официально с нее поднимаюсь, после нескольких минут яростного чтения ужасно интересной книги посвященной столетнему шабашу для защиты нашего города местными ведьмами. Люблю за это Лив, потому что она частенько дарит мне всякие магические штуки, обереги и просто интересные книжки.
- Я иду, - пробубнила вслед удаляющейся женщине, не уверена что она меня услышала, но кажется плечи и голова Вильмы немного опустились от облегчения, потому что еще минута и мать  бы просто взорвалась от того, что её дочь, умница и отличница университета Вилбрук, не хочет делать так, как хочет этого Вильма Монтгомери. Я спускаюсь еще через минуты пять заставая отца, сидящим за утреней газетой. Целую его в макушку уже немного заметного ореола седых волос и улыбаюсь, когда он по-отечески хлопает меня по плечу и предлагает отобедать бутербродами собственного приготовления. Каждый раз я удивляюсь как отец мог влюбиться в мать, потому что они совершенно разные. Отец, будучи владельцем второй половину акций благотворительного фонда семейства Монтгомери, никогда не влезал в дела семейными и отдал матери полностью борозды правления фондом. Отец, чья основная обязанность в доме появляться в мэрии и периодически налаживать связи для собственной лесопилке на окраине города, снабжал большую часть города древесиной, вырубая пол леса Вилбрука на благо мэра Кинга. Он никогда не мешал матери сходить с ума и тратить деньги на вечера посвященные тому или иному празднику, выкачивая деньги из местных, а может и не очень местных добродетелей. Я никогда не лезла ни в одни дела, ни в другие. Я была только обложкой для фотосессий, которые то отец, то мать устраивали для рекламы собственных компаний. Мы как картинка идеальной семьи, на самом деле далеко не являющейся таковыми. В этом и фишка, как любит говорить Лив Паркер.
Мать выводит меня из транса, вновь переходя на ворчание, типичное её состояние. Она что-то говорит про Паркеров, которые крайне отрицательно на меня влияют. По какой причине она не любит родителей Лив и Арчи, мне не понятно, но что-то мне подсказывает, что кошка, пробежавшая между ними, до сих пор периодически пробегает, чтобы вновь напомнить о себе. Странно. Отец просит Вильму успокоиться и просто позавтракать перед тем, как он отвезет меня в университет, на что мать только возмущена, что её перебили, но все же присаживается за семейным стол, который частенько накрывается полностью, когда в доме собираются пожертвенники нашего благотворительного фонда.
- Сегодня званный ужин, помнишь? – никогда не забывая про работу, напоминает мне в сотый раз мать, отправляя в свой ярко накрашенный рот алой помадой бутерброд с семгой, приготовленный отцом по его какому-то своему рецепту.
[float=left]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t22333.gif[/float]
- Вечер? Я помню. В честь нового шерифа города...да помню, - явка обязательно и это даже не обсуждается. Мать, чья основная обязанность демонстрировать не только сделанное лицо на деньги отца, но и эталон семейного благополучия не пережила бы если бы я не явилась на пиршества. Малышка Ханна. Ангел семейства Монтгомери. Моя явка на все возможные мероприятия расписана на годы вперед.
- Напомни мне почему шерифа Хоппера поменяли на мужчину «с обложки GQ»? - мне правда интересно, потому что кажется весь город был крайне удивлен сменной власти, да даже мэр, который и подтвердил отставку Джефа Хоппера, с которым они частенько рыбачила у озера на западе Вилбрука. Мать только пожимает плечами, явно намекая, чтобы я не лезла своим маленьким носом в дела, которые меня не касаются. Люблю, когда она закрывает тему, не объяснив причину моего любопытства, еще больше подогревая интерес. Нужно запомнить. Шериф «с обложки GQ».
- Можно я приглашу с собой Арчи? – мать только передергивается от одного упоминания семейства Паркер, но нехотя соглашается, прекрасно понимая, что без кого-то из Паркеров я точно не пойду улыбаться фотографам и репортерам в честь нового шерифа.
Поэтому спустя каких-то полчаса я уже сижу в машине отца, который плавно тормозит на университетской парковке, в очередной раз напоминая мне, чтобы я не опаздывала и успела привести себя в подобающий вид, перед пиршеством.
- Да пап, я все помню и успею, - напоследок целую его в щеку и поправив сумку, направляюсь на поиски Паркеров и нужного кабинета математики.
[NIC]Hanna Montgomery[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/ZoNvuXP.png[/AVA] [STA]devil in me[/STA][SGN]blurry[/SGN]

0

8

Мой ворон докладывает новости о каждом живущем в этом городе маге, о каждом человеке, что может нести опасность и суету. Мне сразу доложили о мальчишке Кинге, но избавляться от него было слишком рано – случись с ним что, Виктор просто сойдет с ума. Сначала я лишила его жены, теперь сына – и все, сознание человека поплывет к чертям. Сейчас его сын – единственный оплот надежды того самого Виктора, который когда-то был в этом теле, и этот оплот мне лучше поддерживать. По крайней мере, если Кинг сойдет с ума, никто не подумает голосовать за меня на новых выборах мэра. Очевидно, рановато, хотя, если подождать достаточно, это вполне рабочая идея.

Несмотря на то, что мальчишка мешается и я совсем ничего не могу с этим сделать, у меня есть вариант получше – я заметила его девушку, юную колдунью с очень слабым ореолом магии. Даже забавно, кажется, она почти ничего не умеет. Когда я околдовала ее, она почти не сопротивлялась, ее состояние было таким слабым, что в намеченную ночь она спокойно пришла ко мне сама, и я вырвала ее глаз, которым она пыталась за мной присматривать. В какой-то момент я даже подумала, что можно было бы устроить обмен глазами, и дальше следить за всем, что с ней происходит из ее глаза, но решила, что девочка не сможет ничем мне помочь. Живой. А вот полуживой – совсем другой разговор. Из крови юной волшебницы я смогу наварить целую тонну молодильных зелий, которые смогу разослать всем знакомым и подругам. Уверена, многие будут очень довольны дарами, и когда мне что-то потребуется – я смогу к ним обратиться. Тем более, зелья из крови человека могут храниться лишь месяц, позже они портятся, и пить их не рекомендуют, а вот из крови юной ведьмы они могут храниться сколько угодно. В тоже время, не все готовы опустошать ведьму, но меня это совсем не тревожит. Почему бы и нет, если она совсем ничего не может, да еще и лезет куда не надо? Я отдала ее тело псам шерифа, а после скинула в лес.

- Ты слышала? – Мистер Паркер взволнованно перелистывал страницы местной газеты.
- Эту девочку-волшебницу убили. По официальным данным – собаки загрызли в лесу. Какой-то ужас. Если бы их семья не отреклась бы от магии, она смогла бы себя защитить. Наши дети должны выучить еще пару защитных заклинаний
- они знают достаточно, дорогой. Лив уже через три года сможет войти в круг и занять свое место в нем. Еще шесть лет, и место получит и Артур. У них много времени для того, чтобы набраться сил и опыта, не переживай-
- а куда делся Арчи?
- Он пошел с Мо на какую-то… что-то там опять от родителей Мо. Не помню. Либо презентация, либо… а, вроде обмывают нового шерифа. 
- тебе не кажется, что Мо проводит слишком много времени с нашими детьми? В конце концов, она смертная.
- они дружили с детства, хотя ее родители, конечно… дети ни в чем не виноваты и могут общаться.
- да, но они с Арчи одного возраста, а ты знаешь, какой наш Арчи ловелас. Я боюсь, как бы она не влюбилась в него, и не заметила бы его силы, он же такой неуклюжий.
- у тебя есть какая-то идея? Запретишь ему колдовать?-
- да нет, может, чуточку побаловаться с приворотным зельем…-
- Что? Дорогой, ты с ума сошел, это всегда откликается плохо. Тем более… с кем ты задумал ее связать? –

Шериф оказался временно отстранен от работы из-за своих псов. Они вернулись домой с пастями в крови, с лапами в крови, они улеглись к нему в кровать, хотя раньше он никогда им такого не разрешат, а мне было так смешно, так весело смотреть за тем, как он просыпается, а он осознает, что вся его кровать в крови, что он весь в красной мессе, что все это от его любимых псов, которых, конечно, потребуют убить, а главное – он совсем не понимает, что же они сделали, что натворили эти песики. Он не понимает, но мой дорогой друг Тайлер отлично понимает, в чем дело. Он стучит к нему в дверь, потому что это дело не может ждать, потому что в лесу уже нашли тело, потому что шерифу пора вставать и разбираться с тем, что происходит в городе. Он должен решить все эти вопросы, конечно, он же отвечает за нашу безопасность. Шериф так долго не открывает, что Тайлер уже начинает нервно бить костяшками по двери. Он знает наш план, знает, что я выкачала девчонку почти под ноль, оставив собакам капли крови и все мясо – приятного аппетита, ребята. Собаки, обычно сытые, конечно же, тоже были под действием магии – они были настолько безобидными и добрыми, что запросто подошли ко мне, хотя не знали, начали ластится. Что ж, у нашего нового шерифа собаки точно не будут доверять людям так просто.

Дальнейшими стараниями Тайлера, шерифа временно отстранили, и на это время сделали Тайлера новым шерифом. Многим местным понравилась эта идея, так как для того, чтобы судить кого-то и разбираться в деле, желательно не быть другом подсудимого, а друзей у местного шерифа было слишком много. К счастью, Тайлер к ним не относился. Как удачно.
Мероприятие собрало только лучших, по крайней мере, так должно было быть, пока я не увидела Артура Паркера. Их семья не была богата и влиятельна среди смертных, они имели вес только как маги, и эта магическая семья действительно была важна. Когда-то его бабушка была одной из главных фигур в сотворении предметов и ларца, в котором хранятся эти предметы. Многоступенчатая, сложная задачка. Круг создал лабиринт, и в лабиринте том было 10 входов и лишь один выход. Каждый из входов, по легенде, должна охранять семья. Скорее всего, уже что-то поменялось, и наверняка фамилии тех семей могли перемешаться от браков, либо же разделиться, но 10 волшебников – минимум, который охраняет тайник. Круг не может иметь в себе менее 10 человек, иначе они собирают вещи и переезжают в другой город, где их смогут поддержать. Пока такого не бывало, хотя из памяти Линдси о истории этого города, я узнала, что когда их семья отреклась, другой семье, которая ранее была дружественной с ними, пришлось взять весь огонь на себя. Сложность победы над семьями состояла в том, что семьей считалось не два человека на те времена, когда тайник был создан, тогда семьями могли быть десять или даже пятнадцать человек из друзей и знакомых, сестер и братьев уже зрелых волшебников с их отпрысками. Эти семьи было действительно сложно победить, потому что раньше они все там размножались как кролики. В ведьмовских семьях и сейчас принято иметь не менее двух детей, но все это уже канет в лету. Кто-то сам отказывается от сидения в маленьком городке, кто-то отказывается вести обычный образ жизни и стареть, выбирая вечную молодость и постоянные путешествия, кто-то в браке людей и магов рождается человеком и не может продолжать магический род. Так и случалось все эти годы, пока круг становился все слабее и слабее. Семьи стали меньше, теперь победить кого-то из них станет легче, мне просто нужно оценить обстановку и понять, какая семья слабее всех. Но это лишь начало – после лабиринта и поединка с семьей меня ждет 10 могил, мне нужно будет найти, в какой из них спрятан сундук с артефактами до того, как явятся все остальные семьи и общей силой уничтожат меня. И лишь после этого, когда я смогу найти сундук, я смогу открыть его и получить артефакты. Насколько мне известно, и открыть сундук и сломать артефакты почти невозможно. Нужно узнать больше. Понять бы еще, что к чему.

Мистер Паркер стоял около Тео. Он ловким движением руки сорвал с головы молодого человека волос, тут же извиняясь за тревогу – мол у парня на спине было какое-то пятно, которое мужчина слишком уж некультурно решил очистить. Тео лишь качает головой – все окей, ничего страшного, всякое бывает. Мужчина улыбается ему в ответ, но быстро пропадает из виду.
Он появляется возле Ханны так быстро, словно он телепортировался, жаль, что это невозможно. Он мигом подходит к ней, играючи спрашивая, на каком глазу ресничка, и Ханна даже не понимает, что когда мужчина подносил руку с ее ресницам, он не просто хватает уже отскочившую, а легким движением хватает новенькую. Он показывает ее девушке с улыбкой – угадала. Загадала желание? Он дает ей бокал шампанского, предлагая выпить за то, чтобы новый шериф был лучше старого, и чтобы больше ничего страшного в городе не происходило, а после испаряется, вновь появляясь около Тео. Нет, конечно, он не пропадает и появляется, но ему удается уходить от разговора и убегать с удивительной простотой. Наконец, подходя ближе к Кингу, хлопая его по плечу и тут же давая ему бокал шампанского, он обращается со словами:
- я слышал, что случилось с твоей подругой. Это катастрофа. Мне очень жаль. Мне казалось, что Ханна Монтгомери с ней общалась. Хотя, конечно, я могу путать, но лучше уточни поточнее, хорошо? Я стал старый и глупый – он вновь хлопает его по плечу, направляясь куда-то в новое место. Миссис Паркер после долгих дум все же согласилась на это – людям лучше держаться подальше от магов, а уж доверии Монтгомери – так точно. Не дай бог, с ней бы что-то случилось. Конечно, смерть девочки от собак нельзя назвать мистической, но все волшебники и каждый маг в городе знали, что она должна была умереть от магии. Эти собаки ни кому не показались нормальным, особенно учитывая то, что все знали собак шерифа, и они никогда ни на кого даже не гавкали.

[NIC]Emerode De'Rouge[/NIC]
[STA]devil inside[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/BPAzON9.png[/AVA]
[SGN]https://funkyimg.com/i/31ezg.gif[/SGN]

0

9

[NIC]Tyler Whitmore[/NIC]
[STA]devil in me[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/0019/9e/ef/1788/t38419.gif[/AVA]
Когда в последний раз он надевал костюм? Когда в последний раз он выпивал в компании больше, чем одного человека? Мёртвую сестру, которая лишь ждала его смерти, он никогда не брал во внимание. Когда в последний раз он был важной персоной и поводом собрать в одном доме слишком много народу? В последний раз они собирались всей семьей Витмор в этом доме, на первом этаже. Тогда они пировали. Отец заставил произнести клятвы на «вечном огне» выжигая посвященным в магию на запястье фамильный герб их семьи. Да, было время…
Он поправляет галстук и вновь заправляет рубашку в брюки. Сколько раз он за сегодня это делал? Один? Два? Три? Селеста просит его надеть пиджак к костюму. Селеста просит его не расстёгивать верхнюю пуговицу на рубашке, потому что она будет мешать галстуку. Селеста нынешняя владелица и последняя носительница фамилии дома Витмор, с удовольствием, а может и не очень, открыла дверь когда-то живущему в этом доме Тайлеру. Хотела удивиться, когда он представился, но не успела, потому что была заколдована заклятьем подчинения, не оставляющего ей шанса для сопротивления. Ей пришлось только покорно отступить на два шага назад, чтобы законный представительно фамилии Витмор смог осмотреть собственные владения, которые оставил много лет назад. Ничего не изменилось. Его комната осталась без изменений, он только позже перетащил большой стол из кабинета поставив его ровно по середине комнаты для лучшего чтения книг по магии и заклинаниям, которые было добавлены уже после его заточения.
Он вновь поправляет галстук, увлеченно рассматривая «новое» отражение в большом зеркале, стоящим в углу большой спальни. Селеста вновь протягивает пиджак и на дрожащих ногах отходит от колдуна на несколько шагов назад, она покорно следит за тем, как он властно берет пиджак и закидывает его на плечи, не прекращая контакт с зеркалом. Сегодня все должно получится. Луна в нужном положении. Кассандра в нужном платье. Даже люди, такие нужные люди, которые собираются вместе в крайне редких случаях. Он их редкий случай. Он поможет Кассандре, она поможет ему, и они в расчёте, хотя пока никто никому ничего не должен.
Он резко кивает Селесте в знак одобрения на счет пиджака и только ободряюще произносит слова «спасибо, милая», заставляя женщину, испытывающую неподдельный страх перед мужчиной улыбнуться на столько, на сколько это возможно в её положении. Селеста хороша, когда молчит, и Тайлер уверен, что, если с ней не будет проблем позже, можно будет устроить ей легкую смерть, а не мучить день другой в подвале родимого дома. Тайлер уверен, что её пропажи никто не заметит, потому что единственный кто тут теперь может устраивать обыски и расследования — это новый шериф этого маленького городка, и совершенно по странной случайности этим шерифом является мистер Витмор. Он только еле заметно улыбается собственным мыслям, в очередной раз подмечая как все удачно складывается. Хороший план отдать все в руки стервозной женщины, и просто наблюдать со стороны за ходом действий этого спектакля, а в нужный момент просто выйти из тени. Хороший план.
Он встречается с Вильмой Монтгомери ровно в восемь, как и задумано. Женщина, увлеченно болтающая с местными кошелками, подлетает к нему, крайне заинтересованная и взволнованная одновременно. Приобнимает его за плечи вдыхая мужской парфюм, настоятельная рекомендация Селесты. Она представляется как организатором сегодняшнего пиршества, поясняя что мэр и его новая «пассия» скоро прибудут. Рассказывает кто есть кто, проводя рукой по людям вокруг. Он старается не запоминать ровным счетом ничего важного из уст Вильмы, которая порхает вокруг него словно бабочка. Он просто наблюдает со стороны, пытаясь понять кто будет представлять угрозу. Вот мужчина в темной костюме, выкуривающий сигарету за сигаретой, волнительно переходя с ноги на ногу каждый раз, когда дело заходит за назначение новой должности. Вот еще одна парочка, тихо перешептывающаяся о нем и о неожиданной отставке Хоппера. Вот девчонка, окутанная какой-то непонятной для него аурой «не магии», а вот еще какие-то подростки, наблюдающие со стороны за происходящим.
Он только все запоминает, зарисовывает картинку в голове, чтобы после посидеть и подумать кого нужно будет убрать в начале их грандиозного плана. Немного поправляет галстук, пока не замечает пополнения в зале огромного дома в лице Кассандры и мэра. Мужчина держит её уверенно, не скрывая воодушевления каждый раз смотря на женщину рядом, совершенно не скрывая своих желаний и чувств, нежданно возникших у него. Кажется, в этом и есть основная магия женщины рядом. Даже не колдуя, она заставляет, не отрываясь смотреть на красотку, позабыв про свои мысли и действия. Вот и Тайлер только осушает бокал, делая несколько шагов в сторону Кассандры и Виктора, отдавая на ходу пустой бокал рядом проходящему официанту.
- Мисс Де'Руж, - он ловко берет её руку в свои и легким касанием соприкасается с холодной кожей ведьмы, не скрывая явной улыбки, заставляя Виктора раздраженно кашлянуть, обращая внимание в свою сторону, - мэр Кинг, - не обделяя вниманием и мэра, он только легко кивает, протягивая мужчине руку для крепкого рукопожатия.
- Я вас не подведу. Жители Вудбриджа могут спать спокойно, - о да, он сдерживает ухмылку, лишний раз не раздражая мэра своим присутствием рядом с Кассандрой, предлагая мужчине выпить и оставить женщину, чтобы поговорить о делах несущих.

0

10

День медленно подходил к концу, когда мама наконец отпустила меня. Я не хотел оставлять её сегодня хотя потому, что это было первое крупное городское мероприятие, где её не было, куда ее не позвали. Раньше она всегда была с отцом, была его опорой и поддержкой, была первой леди города, которую все любили, без которой не случалось ни одного важного дела. И вот, мама дома, сидит в печали и одиночестве, теперь она никому не нужна, а если кому-то и нужна, то точно не отцу. А ей самой больше никто и не нужен, к сожалению, и от этого на душе становится лишь тяжелее. Она ведь совсем не виновата в том, что что-то в его жизни поменялось, что он почувствовал что-то новое к кому-то другому. Хотя я точно знаю, что все это не просто так. Не просто так Эмерод только на днях говорила о том, как нашему городу нужен новый шериф, как старого накрывают с убийством посредством собак. У меня пустота в душе похлеще чем мамы, ведь отец может жить, может быть здоров и передумать, а у Линдси была целая жизнь, но она остановилась, и самое страшное, о чем совсем никто не говорит – она была без глаза. Без того самого глаза. Мне ужасно хотелось поговорить с Лив, потому что я чувствовал, какая тяжесть наплывает на мои плечи, и только она одна слышала все бредни Линдс, которые в конечном счёте привели её к смерти. Я правда начинаю верить в то, что это Эмерод виновата, я правда начинаю думать, что все это было сделано специально, спланировано и подстроено. Линдси умерла не просто так, я знаю это, хотя, честно говоря, совсем не хотел бы знать.

Мама теперь ужасно много готовит. Когда-то она действительно неплохо умела хлопотать на кухне, но это стало совсем не нужно из-за прислуги в доме. Теперь она оказалась одна, и постоянные уборки и готовки на десять человек словно ее успокаивают, она пыталась заниматься хоть чем-то, так что довольно долго делала для меня обед, а после ужин, совсем меня не отпуская. Не могу сказать, что я был против – мне тоже была нужна компания для того, чтобы забыть обо всем, что происходит сейчас в моей жизни, хотя бы на какое-то время. Быть может, на один день.

Я должен был приехать на вечер, так как отец тащил туда Эмерод, а я хотел присматривать за ней. Не то, чтобы мне было интересно какие дела она ведёт, скорее, я пытался понять, кто с ней на одной стороне, кто сделает для неё грязную работу, кто поможет притащить кого-то следующего после Линдси в лес и найдёт новых собак и жертву в лице хозяина этих собак. Чисто физически один Тайлер бы не справился, а значит у них есть помощник. Человек, который вытянул девчонку из дома, привёз её в нелюдимое место. Кто-то, кому она доверяла.

От этого на душе стало ещё тяжелее. Она бы не отправилась за кем-то, кому не верила, ведь она точно знала, что с ней должно было что-то случиться. И все же, она вышла и пошла, все же направилась за этим человеком и угодила в ловушку. Остается только гадать, кто мог на такое пойти, как такое вообще могло случиться в нашем спокойном городке.
Говоря честно, я терпеть не могу торжественные мероприятия, проводимые моим отцом. Мне все это ужасно не интересно, даже больше скажу – скучно, но сегодня я вызвался сам, ведь у меня была причина. Кажется, у каждого человека были причины приходить на большие городские мероприятия, и наконец-то я оказался среди них. Что ж, даже приятно. Я довольно быстро заметил Арчи, снующего между столом с закусками, и семенящую за ним Мо. Увидел мистера Паркера, который быстро подошел поздороваться и так же быстро улетел по своим делам, а также увидел Эмерод. Конечно, нужно быть слепым, чтобы не заметить ее привлекательность и красоту, но при этом в ней было и что-то отрицательное, отталкивающее, чего я объяснить не мог. Кажется, это какая-то особенная аура. Около нее толпились мужчины, разговаривающие на свои скучные темы, и только я успел взять бокальчик шампанского и принять правильное положение для слежки, как около меня снова возник мистер Паркер, неожиданный, шустрый и веселый. Он так скоро пролетел мимо меня, одарив парой слов, которые почему-то действительно заели в моей голове.

Девчонка Мо действительно могла что-то знать, если была знакома с Линдси, если ей что-то известно, кто знает, с кем могла поделиться девушка в последние дни своей жизни. С кем она могла общаться.
Пожалуй, именно по этой причине я решился подойти к ней. Кажется, я никогда не обращал внимания на ее миловидное, симпатичное лицо, кажется, это никогда не волновало меня, но прямо сейчас я отчего это заметил, хотя, быть может, это от действия шампанского? Что ж, не стоит забывать о том, зачем я здесь. Я должен был спросить ее про знакомство с Линдси, узнать о том, что она знала и знала ли хоть что-то.

Не могу сказать почему, но мне было даже как-то неловко в тот момент, когда я предстал перед ней. Она выглядела потерянной из-за того, что ее друг Арчи куда-то подевался, и активно смотрела по сторонам.
- привет. Извини, что тревожу тебя, просто, я слышал, что ты знала Линдси – девушка лишь качает головой, легко мне улыбаясь. Она почти никогда с ней не общалась, быть может, пару раз перекидывались фразами, но не более. Они никогда не были подругами, и теперь я не могу вспомнить, с чего я вообще решил, что они были знакомы. Кажется, мне кто-то об этом говорил? Не могу вспомнить точно.

[NIC]Teo King[/NIC]
[STA]devil is around[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/JcW6C.jpg[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2BXni.gifhttp://funkyimg.com/i/2BXn9.gif[/SGN]

0

11

Я смотрю по сторонам и пытаюсь найти в этой безымянной толпе знакомые лица. Вот мистер Хантер с женой и своим младшим сыном Джеймсом, готовы пожать руку новому шерифу города и поприветствовать «новую жену» мэра Кинга. Вот еще одно семейство Боуман, проходящие мимо мэра, отсалютовав деловым кивком моему отцу и мило улыбнувшись мимо пробегающей матери. Вот еще кто-то, чья фамилия наверняка знакома всем еще с «динозавровых» времен Вилбрука. Мама бы не стала приглашать поди кого, поэтому о пригодности только что вошедших мужчин и женщин к «элите города» возмущаться не приходится. Даже мистер и миссис Паркер тут как тут. Не смотря на всю возню наших семейств, они всегда были приглашенными гостями на тот или иной вечер, не в зависимости от настроения матери. Они всегда были зваными гостями, даже не смотря навечно пробегающую кошку между ними.
Где-то на фоне бегающих официантов я выискиваю знакомые лица и попадаюсь на Арчи, улыбаясь ему во все тридцать два зуба я готова кинуться к нему в объятья, но, увы и ах, эта любовь давно перестала быть ответной, и, наверное, даже не была, да Арчи? Мы дружим, наверное, уже тысячу лет, и только сейчас я неожиданно для себя поняла, что для меня это была не просто дружба между парнем и девушкой. Как-то неожиданно он вымахал за лето, стал выше и, кажется еще красивее, поэтому пробиться сквозь толпу девиц, окружающих его, стало немыслимо сложно и даже не проходимо. Кто же знал, что к девятнадцати годам он станет настоящим красавчиком и вместо рассказов про лето, меня будет интересовать вопрос «появилась ли у него девушка?» и «есть ли у меня шанс?».
Мы обмениваемся радостными улыбками, и он по-дружески приобнимет меня, искрении счастлив, что заметил в толпе званных и помпезных гостей знакомую мордашку. Я тоже счастлива, и по-особенному рада, что сейчас его рука обнимает меня за плечо, а мимо пробегающий фотограф просит, чтобы мы встали чуть плотнее и улыбнулись на камеру. Но просить нас об этом не нужно, Арчи ловко справляется с заданием, и вот я уже слышу, как он шепчет мне на ухо, что Эдлив сегодня немного приболела, изображая хриплый и вечно ворчащий тон сестры. Поясняя, что мать приняла решение оставить старшую дочь дома на хозяйстве, ухаживать за собакой и следить за порядком. Он произносит это с такой милой и ужасно смазливой интонацией, что я волей неволей начинаю хихикать как умалишенная, считая все это крайне забавным и милым. Или милым только его? Не знаю. Но знаю, что его рука молниеносно убирается с моего плеча и он просит меня, чтобы я подождала его тут и никуда не убегала, пока он бегает на разведку в поисках бокалов с шампанским. Я молча повинуюсь, отсалютовав ему полным подчинением и готовностью ждать его не только с бокалами, но и с войны. Готова.
Вспышки фотоаппаратов вновь проносятся перед глазами. Вот подбегает отец и мать, чтобы обнять меня по очереди и за фотографировать эту идиллию в местную газету. Вильма просит, чтобы её снимали снизу, чтобы сделанный подбородок выглядел дорого и красиво, а еще новая грудь подчеркивала платье, а не наоборот. Отец просит щелкнуть быстро, чтобы продолжить разговор с мэром и новым шерифом, пока те не потеряли нить разговора. На что фотограф выполняет все требования и прежде чем уйти, показывает Вильме снимок на одобрение. Я только закатываю глаза вверх, немного отходя от родителей, готовая сбежать в любой момент, правда Арчи так и не вернулся с разведки. Мать одаривает меня оценивающим взглядом, уточняя, почему я надела не то платье, которое она положила мне на кровать. Вильма только возмущенно поправляет рукав «не выбранного наряда» и просит не делать глупостей и не светиться на камерах в этом «недоразумении». Окей, босс, думаю, с этой миссией я справлюсь идеально.
Оставив меня в гордом одиночестве, выискивая парня мечты, я вновь оказываюсь в чьей-то компании. Мистер Паркер как-то неожиданно появляется за спиной и, делая какие-то манипуляции, передает мне бокал шампанского, высказывая тост за нового шерифа. Что ж думаю, от одного бокала не будет проблем, и я только хочу ответить ему на этот тост, как замечаю, что мужчины уже и след простыл. Он уже стоит около Тео Кинга и что-то говорит парню, который неожиданно как-то резко встречается со мной взглядом. И я готова поспорить, что шампанское немного ударило мне в голову, непонятно почему пододвинув мысли об Арчи и втулив туда еще и старшекурсника Кинга, который всегда был красивым и привлекательным парнем, пользовавшимся популярностью у всех девчонок, а уж после смерти своей подружки стал еще более загадочным и лаковым кусочком.
Вот же дура, Ханна…что за мысли, - я произношу это в слух, чтобы отогнать пелену неожиданно возникшего перед глазами Кинга, скидывая все на шампанское и на неумение пить. Я вновь поднимаю голову, чтобы найти Арчи, который почему-то так пока и не вернулся спасать меня от одиночества, бросив на растерзание фотографов и матери.
Спустя минут десять, когда первые тосты были озвучены, а новый шериф предстал перед всеми, представившись Тайлером Витмором, и я готова поспорить, что как только он произнес свою фамилию в доме прошел гул шепотов и воспоминаний о семействе Витмор, я все еще надеялась и ждала Арчи. Вильма в очередной раз пришла на помощь, посоветовав людям вокруг поднять бокалы за новую ветку истории города. И никто не стал с ней спорить, а, только подняв бокалы и зааплодировав, люди вокруг просили, чтобы мэр и его новая пассия поднялись на сцену. Все что происходило дальше в центре огромной гостиной меня не касается. Вся эта бюрократическая игра перестала меня волновать, когда передо мной возник Тео Кинг во всей красе, вновь представляя в моих мыслях, как он заслоняет «любовь» к Арчи и отодвигает чувства Паркера на второй план. Ох уж это шампанское. Нужно запомнить «больше не пить». Он что-то спрашивает про свою мёртвую подружку, а я только качаю головой и легко улыбаюсь, потому что все внимание обращено к его губам, которые двигаются в такт его словам. Словам? Он что-то говорил? Я только кручу головой и прокашливаюсь, приходя в себя и находя в себе силы выкинуть Тео Кинга из своей головы, словно полену перед глазами.
Линдси? Ах, Линдси…прости, мы не особо были знакомы, - единственный раз, когда мы перекинулись парой фраз, был прошлым летом, когда она перепутала меня со своей подружкой, называя меня Кортни, но вовремя одумалась и, извинившись, кинулась обнимать неожиданно возникшую брюнетку у меня за спиной. Не думаю, что после этого мы перешли в статус «знакомые». И не думаю, что Кингу это будет интересно.
Я бы хотела тебе помочь, но нет…прости… - меня прерывает очередная вспышка камер прям перед носом. Более резвый фотограф не дает нам одуматься и просто пододвигает меня к Тео в плотную, заставляя чуть ли не в печататься в его «могучую» грудь. Он просит, чтобы мы улыбнулись, но единственное на что меня хватает робко посмотреть на Кинга и мысленно перестать смотреть на его губы, которые изображают полное недоразумение и непонимание, почему он вообще подошел и завязал этот нелепый разговор. Фотограф не отстает, заставляя Тео положить руку мне на талию и добившись нужного результата, начинает щёлкать фотоаппаратом. А в голове у меня уже проносятся завтрашние заголовки газет «Новая любовь сына мэра» или как вариант «будущая миссис Ханна Кинг».
Прости, мне срочно нужно найти Арчи, кажется, я видела, как он выходил на улицу, - сама мысль о Тео заставляет меня бежать, и как только камеры перестают нас снимать я бросаюсь на утек, подальше от шампанского и парней в голове. На ходу врезаясь в новую пассию мэра, встречаясь с ней взглядом, я ускоряю еще больше шаг и мчу как ужаленная на свежий воздух от проблем, оставляя за спиной Тео Кинга и Артура Паркера.
[NIC]Hanna Montgomery[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/ZoNvuXP.png[/AVA] [STA]devil in me[/STA][SGN]blurry[/SGN]

0

12

Мне нужно было сделать всего пару движений для того, чтобы быстро смотаться за шампанским и вернуться к подруге, но у меня не получилось и этого. Я заметил, как моя мама шепталась с миссис Монтгомери, и этот разговор точно нельзя было назвать дружелюбным. Кажется, еще немного, и они перейдут на крик. Я притаился, пытаясь подслушать, о чем же говорят взрослые, пытаясь напрячь слух настолько, насколько это было возможно, но около меня все время кто-то болтался и мешал моим потугам, так что через несколько минут, когда матушки разошлись в разные стороны помещения, я смог лишь с печалью заметить, что ничегошеньки не услышал. Вся эта ситуация с Линдси кажется мне если не странной, то точно какой-то таинственной. Не может быть все так просто, не может быть все так легко. Раз – два и вот, смотрите, она умерла, ведьма, которая не умела пользоваться силами умирает при странных обстоятельствах. Я знаю, что это отличный повод всему нашему ковену очень долго болтать о том, что же все-таки на самом деле происходит, кто виноват и можно ли обвинять старину Хоппера на самом деле. В этот момент моего плеча кто-то дотронулся, и, обернувшись, я заметил Гарета. Парень казался несколько растерянным и точно ужасно расстроенным. Он смотрел на меня довольно поникшими глазами, совершенно неуверенный в себе и в том, что будет дальше. Все тут торжественно праздновали нового шерифа, но причина, по которой он понадобился как - будто никого не волновала.
- привет, чувак, ты как?
- не очень. Они тут все такие деловые и счастливые, как будто в нашем городе постоянно умирают студентки. – я мог понять и городских и его, и конечно, ему сейчас было тяжело, а понимать что-либо и пытаться кого-то оправдать он вовсе был не обязан. Я знаю это, но легче ни ему, ни мне от этого не станет. Теперь я стал каким-то оплотом волшебства для него, единственным человеком, который не против показать ему все то, что умеет.
- у тебя не будет времени меня потренировать сегодня?
- да, знаешь, мы наверное можем свалить отсюда прямо сейчас, тут все равно ужасно уныло. Ты расскажешь мне историю вашей семьи, пока мы будем идти ко мне? Как вообще все так получилось, почему, кто что говорил?
- да, конечно, я по гроб буду тебе обязан за то, что ты сейчас делаешь для меня, оплата историями – самая дешевая цена.

И мы пошли в сторону моего дома. Я искренне забыл думать о том, зачем вообще приходил на мероприятие, и о том, что где-то Мо ждала меня, теперь Гарет рассказывал о том, как их семья пошла против ковена, отказавшись от магии, как их близкие друзья заняли их место – мистер и миссис Квиттерс не могли иметь детей, и точно знали, что их место в круге лишь временная мера, но выбора не было, тогда они жили в браке около десяти лет, и мистер Квиттерс был ведьмовским отцом Гарета. Однако, после, когда Тейлоры ушли из круга, и Квиттерсам пришлось занять их место, семьи отдалились, а когда Гордон сказал старому другу, что его дети и он сам никогда больше не будут колдовать, Квиттерсы посчитали это безумием. Они всегда говорили, что каждый волшебник должен уметь обороняться. Тогда-то они и разругались окончательно, но Гарет знает, что его ведьмовской отец приходил к нему во снах, пытаясь рассказать о том, что тот особенный и у него есть силы. Максимум, на что хватило Гарета самого по себе – это телекинез. Очень простой – они с Линдси часто болтали про себя. К сожалению, они больше ничему не научились.
- Агата не могла иметь детей, что делало их род мертвым, поэтому в какой-то момент Теренс начал ходить налево. Никто об этом не знал, я даже не уверен, что дело было именно в круге, потому что… его старшие дети, насколько я знаю, почти мои ровесники. В любом случае, он очень сильно наплодился, и среди своих отпрысков от разных женщин искал волшебных детей. Он забрал троих – Соня, Волтер и Джинджер. Соне двадцать четыре. Она моложе меня всего на два с половиной года. И она точно была зачата еще до того, как Квиттерсы заняли место у круга. Когда Агата узнала об этом, она хотела уйти от него, но теперь их связывает круг – они представляют одну семью, и пока не найдется другого «второго» человека от семьи, ей придется выступать с ним от одного имени. Собственно, поэтому они все еще не разошлись. Агата ждет год, после Соня займет ее место. Волтеру сейчас 17, он заканчивает школу, Джинджер только 11, а еще есть малыш Колин. Пока что Теренс не забрал его у матери, но скоро его магические способности станут ее тяготить, так же, как и всем остальным мамочкам. Удивительно, насколько редко получаются магические дети. Теренс говорит, что среди обычных людей его детей просто бесчисленное количество, к счастью большая часть воспитывается в полных семьях. – Гарет раскинул руками и улыбнулся. Очевидно, похождения Теренса вызывали в нем какую-то гордость. А я лишь подумал о том, что большая часть этих женщин наверняка даже не помнит, что у них была интрижка с этим парнем, возможно, те, кто родил волшебников могут даже не знать того, где их дети на самом деле. Кажется, это ужасно – использовать простых смертных как сосуды, но никто не говорил, что так делать нельзя. Увы. Кто-то выбирает себе волшебника под стать себе и рожает кучу детишек, а кто-то просто создает кучу полукровок. Ну и дела. Не знаю, осуждаю ли я его? Кажется, нет. У всех свой путь.

У меня во дворе мы сразу приступили к призывающим предметы и передвигающим заклинаниям. Пока что было рановато кидать друг в друга огненные шары, но возможность быстро и эффективно швырнуть в нападающего что-то, что попадется под руку или даже призвать что-то, что придет в голову – отличная возможность. Кроме того нам надо было бы пройти левитацию и копирование и имитацию предмета для скрытия в опасной ситуации. В общем, у нас было очень много вариантов, но не все и сразу. В какой-то момент Гарет решил призвать нож, он хотел, чтобы клинок лежал у него в ладони в момент, когда на него будут нападать.
- слушай, а может не в ладонь, а хотя бы просто пока что на пол? Ну знаешь, мы не знаем, в каком формате ты получишь клинок – Гарет кивнул, посмотрел на землю перед собой, сосредоточился и призвал клинок. И клинок появился, но в этот же момент наш двор поразил оглушительный крик, из-за которого птицы на большом дереве тут же разлетелись. Клинок не лег на землю, как хотел Гатер, он ударился о камень на земле и перевернувшись глубоко зашел посреди ступни.
- твою мать – только и успел я прошипеть, когда из дома явилась моя сестра. Она смотрела на нас с тревогой и злобой – меня не должно было быть дома, я привел какого-то чувака и он орет. Кажется, полный джек-пот, только собирай монетки.
- только не ори. Сейчас я буду вытаскивать клинок, а ты заживи рану, только побыстрее, пока он не потерял кровь, я все объясню позже. – кажется, я уже обратил внимание на выражение «а если бы меня тут не было, чтобы ты делал?». Между прочим, довольно едкое для любящей сестры, ну да мне не привыкать. Сестра начала читать заклинание, и как только я уловил, что она договаривала последнюю строчку – я вытянул клинок резко вверх и рана заросла, а клинок плавно подплыл ко мне.
- фууух, обошлось без крови. Иначе тут вся лужайка была бы – и в самом деле, крови было достаточно мало, и она благополучно утекла обратно под действием заклинанием. Но будь ее больше – все было бы сложнее. Я знал, что Лив будет требовать объяснений, и в принципе был уже готов все ей рассказать. Главное, чтобы Гарет не был против. Кажется, он точно переживал за ногу больше, чем за лужайку, хотя мы-то знаем, что с ней ничего бы не случилось. Только не в мою смену.

[NIC]Archie Parker[/NIC][AVA]https://i.ibb.co/jMhxDtc/1.png[/AVA] [STA]брат, держи себя в руках[/STA]
[STA]брат, держи себя в руках[/STA] [SGN]https://funkyimg.com/i/31nXe.gif[/SGN]

0

13

[NIC]Edliv Parker[/NIC]
[STA]devil in me[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/oj1ZP84.jpg[/AVA]
Это случилось за пару дней до запланированного торжества по случаю «знакомства с новым шерифом города». Она тогда слишком много просидела за книгой с заклинаниями, упрашивая мать показать ей парочку интересных приемов по магии. Но мать наотрез отказалась что-либо демонстрировать дочери, а строго попросила ту немедленно подняться в свою комнату и закрыть за собой дверь. Попросила оставить книгу в гостиной, чтобы у старшей Паркер не было сомнений потренироваться в магии за закрытой дверью в собственной спальне. Она слишком хорошо знала своих детей. Слишком хорошо, чтобы не понять, что Лив еще минут двадцать будет сидеть в гостиной, делая вид, что совершенно не расслышала просьбу матери и пытаться поиграть в юную волшебницу.
Так, минут через двадцать, когда миссис Паркер пришлось вновь в очередной раз попросить дочь перестать пытаться спалить их дом дотла и пойти спать, Лив все же удостоила мать пожеланием спокойной ночи и немедленно поднялась в собственную комнату.  По пути она заглянула в комнату к брату, посчитав своим долгом проявить сверхзаботу и милосердие к мелкому негодяю. Немного открыв дверь пропуская перед собой маленький лучик света от лампочки, которую отец так и не поменял, она, убедившись, что Арчи на месте, осторожно закрыла за собой дверь, не прерывая сна младшего брата и официально зашла в свою комнату, закрывая за собой дверь.
Звуки с первого этаже едва доносились до открытого окна в комнате брюнетки. Вот мать просит отца не сидеть допоздна, закрывая запасную дверь на кухне на два замка. Она просит его, чтобы он проверил гараж, выпустил Чиззи на улицу и впустил обратно домой до того, как пойдет спать. Она просит его проявить максимальное внимание, когда он будет выгуливать собаку и лишний раз не задерживаться, поясняя что у неё плохое предчувствие на эту ночь. Очень плохое. Хотя этого ощущала не только Тереза. Лив готова была поклясться, что слышала, как отец отмахнулся от жены и попросил не придумывать сказки, хотя по интонации отца было совершенно понятно, что он полностью согласен с женой.
Ночь была не спокойной. Луна вошла в нужное положение, наполняя всю улицу ярким светом, заставляя того, чего нет оживать и бродить по городку, заглядывая в открытые окна и заползая в слабых духом. Так случилось и с Лив.
Где-то к середине ночи, когда занавеска на окне стала колыхаться от ветра которого нет, а «магическая мухоловка» неожиданно заверещала от вторжения, девушка резко открыла глаза. В полной темноте ей пришлось подмять под себя одеяло и немного привстать с кровати, чтобы привыкнуть к темноте, царившей в комнате, а едва уловимый лунный свет доходил ровно до середины комнаты, не давая рассмотреть тайные углы на предмет неожиданного гостя. Но Лив готова была поклясться, что тайный гость даже не пытался скрываться, а только все ближе подходил к кровати, заставляя девушку мысленно молиться о самой легкой смерти на свете.
- Я не боюсь, - она старалась придать голосу твёрдость, которая с каждым шорохом, с каждым вздохом в темном углу исчезала и становилась все боязливее и тише. А на фоне черного пятна в самом темном углу её комнаты прозвучали какие-то непонятные вздохи, заставляя Лив повторить свою фразу чуть громче и четче, чем того требовала ситуация. – Ты всего лишь тень, просто тень! – и ей действительно хотелось в это верить. Хотелось не замечать, как «темный незнакомец» немного наклонился, выставляя на показ лунному свету часть своего обглоданного лица. Ей хотелось в это верить, даже когда тень стала насмешливо издавать тихие раздражающее звуки, больше похожие на чавканье и причмокивание, чем на смех и веселье. В какой-то момент Лив только хрипло вскрикнула, прикрывая рот вспотевшей ладошкой, когда «незнакомец» вновь сделал шаг в лунный свет, выходя на центр комнаты.  «Магическая мухоловка» забилась в конвульсиях, выстукивая защищающие заклинания, а на фоне «незнакомца» и вовсе стала выдавать из себя яркие языки пламени освещая комнату своим ярким светом, заглядывая даже в самые темные уголки юной волшебницы. В этот момент она официально смогла увидеть лицо незнакомца, зашедшего к ней на огонек. Его лицо, обрамленное сухой улыбкой, изгибалось полумесяцем выставляя на показ ряд гниющих и не ровных зубов, больше похожих на клыки, чем на зубы «нормального человека». В нем не было ничего нормального. Одной рукой он показывал на Лив, бормоча что-то не понятное и не разборчивое, а второй пытался разобраться с «магической мухоловкой», терпеливо пересиливая боль от огненного предмета, не обращая внимания на пылающую руку мертвой хваткой затянутую в «венерину мухоловку».
Первым в комнату, кажется, попал отец, резко открывая дверь он молниеносно выставил вперед защитные чары, отводя незнакомца подальше от дочери, которая только молча пыталась издать хотя бы подобие звука, пока «тень» одной рукой держала Лив за запястье, оставляя темные следы от пальцев, таких же темных как душа незнакомца. Второй в комнату ворвалась мать, включая свет в комнате дочери, она, не раздумывая приблизилась к окну, закрывая ставни на замок, намертво проверяя прочно ли закрыто окно.
Но что-то оборвалось в голове, когда тень растворилась в ярком свете лампы. И единственное, что Лив могла сделать, так это упасть в обморок. Осторожно закрыть глаза и провалиться в беспамятство, надеясь, что и тень, и следы на запястье пройдут на утро как страшный сон, который снится ей уже вторые сутки после смерти Линдси.  Но как-же она ошибалась.
http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/97499.gif
След на запястье, кажется, стал больше обычного. Худые пальцы, схватившие её за руку, остались с ней и на следующее утро после произошедшего и кажется стали подниматься чуть выше, но это только кажется. Мать запретила ей выходить на улицу. Запретила идти на мероприятие, и пригрозила отобрать у нее силы, если она не скажет, чем таким занималась последние недели, что привлекло «тень». Мать запретила говорить что-либо Арчи, чтобы не пугать парня еще больше. Пояснив, что ему достаточно было и того, как сестра на следующее утро не спустилась к завтраку, пролежав в комнате полдня, списывая все на болезнь и усталость. Тереза противилась самой идти на вечер, но Лив смогла уговорить мать и заверила ту, что ей становиться лучше. Лучше за исключением «темного следа», который так и не исчез после двух ночей, проведенных в комнате под защитными заклинаниями. Не исчез.
Чиззи уже больше десяти минут скулила в заднюю дверь на кухне, заставляя Лив выпустить собаку на улицу, словно учуяв кого-то или что-то на заднем дворе семейства Паркеров. Чиззи собака не глупая и с первого раза поняла, что хозяйка не настроена играться и выводить её на свежий воздух. Лив, потребовалось больше двадцати минут, чтобы привести Чиззи в чувства разъясняя собаке, что выходить на улицу нельзя. На второй день «болезни» она так и не смогла заставить себя не то, чтобы посмотреть в окно, но и выйти на улицу. Сил хватило, чтобы завернуться в теплое одеяло и разгуливать по дому в пижаме, завернутой в кокон теплого пуха. Но Чиззи не унималась, потому что как только с заднего двора донеслись отчетливые крики Лив пришлось собрать все силы в кулак и с максимальной осторожностью открыть дверь на улицу, выпуская собаку вперед.
Слабое дуновение ветерка, калитка открылась и закрылась от ветра, а в остальном ничего не обычного за исключением двух парней на заднем газоне их дома. Её взгляд натыкается на собственного младшего брата, опуская внимания с незнакомца на клинок в ноге. И за какие-то считанные минуты она, закутанная в одеяло читает заклинание заживления, буравя взглядом совершенно бесстрашное лицо брата. Все в порядке вещей, да Арчи?
- Артур Гарри Паркер, какого хрена тут творится? – она только поднимается с земли, отряхивая грязные коленки и смотрит на брата, который в непонимании пожимает плечами, заставляя её беситься еще больше. – Ты что в школе волшебников? – иногда она похожа на собственную мать, такую же нервно заботившуюся об Арчи, какой бывает Тереза, когда он её доводит.
- Миллион раз тебе говорилось, что нельзя обучать магии кого…- «нибудь» повисает не высказанным в воздухе, потому что она поворачивает голову и утыкается взглядом в высокого брюнета ужасно похожего на старшего брата Линдси Тейлор. Девицы, которую убили всего лишь несколько дней назад.
- Гарет Тейлор?! Арчи...– они все знаю историю Тейлоров, знают и просят всех волшебников так не делать и стараться максимально отречься от любой помощи данному семейству. Негласное правило гласит «отрекся от ковена, забудь дорогу обратно».
- Немедленно в дом. Оба. – она не требует объяснений, не просит противиться, потому что уверена, что брат подчинится. Ведь он знает, что, если Лив начинает нервничать лучше сделать так как она просит, не заставляя ведьму лишний раз заводиться и превращаться в сгусток отрицательной энергии.

0

14

С момента смерти Линдс все поменялось. Конечно, это был удар под дых для меня, конечно, я лишился земли под ногами, но самое страшное, самое больное для меня – не только ее смерть, но предательством родителей. Они столько лет скрывали от нас правду, и когда Теренс рассказал мне, я был в шоке, но так и не выдал того, что мне известно, а теперь, они даже и не думают, что смерть могла быть связана с мистикой, они говорят о каких-то собаках, как будто проблема в них. Но это же бред, и я и они знаем это, но отчего-то для них тайна важнее собственной дочери. Никогда еще я не был так зол на них. Людей, которые предали не только самих себя, но и своих детей, которые заставили забыть меня обо всем, что я знал про магию, обо всем, что когда-то мне нравилось. Они заставили меня избавиться от своего фамильяра, и теперь я даже не помню его имени и формы, знаю лишь, что ему пришлось от меня уйти, и это бьет едко в сердце, и кажется, что нет ничего правильного во всем, что было в жизни. Как мои родители могли так поступить? Как могли пытаться идти против судьбы тогда, когда сами знают - их действия лишь приведут к ее свершению. Как они могли быть настолько глупы?

Кажется, я теперь сам не знаю, кто я такой. Я человек, которому дано чуть больше, чем могут все остальные, либо же я колдун, который совсем ничего не умеет? Единственное, что я точно знаю, что я больше не сын своего отца, больше не сын своей матери, ну уж нет, эти двое – истинные убийцы Линдс, я знаю это точно, я верю в этом всеми силами своей души.

Теперь моим ближайшим другом должен был быть Теренс, однако он постоянно был слишком занят, я понимал, что он не может проводить со мной много времени – у него дети, дела, жена, которая его ненавидит. В общем – жизнь. А я один. Теперь один. Кажется, все мои друзья – люди просто идиоты, они никогда не смогут понять меня, моей боли, моих переживаний. Такой, как я не должен жить среди людей, меня должны окружать такие же маги, они должны делать различные штуки, должны быть магическими, необычными, волшебными, одним словом. Должны, но нет. Никто, кроме Арчи. Кажется, только он готов мне помочь, поговорить по душам, узнать о болей боли и принять ее, как свою. Я знаю об этом мальчишке довольно мало, но точно не знал того, что он может так близко к сердцу принять чужую проблему и сразу ринуться пытаться помочь с ее разрешением. Будь он постарше, и я с большой честью назвал бы его своим другом, однако, к сожалению, он вряд ли сможет полностью понять такого старика, как я. Хах, старика. А ведь мне всего двадцать шесть. Казалось бы, я только год как должен был быть в круге, юнец.

Кажется, все мои мысли – это концентрация боли. Я зачастую просыпаюсь посреди ночи, слышу голос Линдси, и каждый раз она кричит, кричит, что эта девушка скоро ее догонит, кричит, что «она» ее видела, но я никак не могу понять, кого она имеет в виду. Со своего первого истеричного дня, как только она вернулась, она так ни разу и не объяснила, кого она так боялась. А ведь она боялась не зря. Если бы только родители не были такими идиотами…
Однажды я перестану постоянно думать об этом и винить их. Однажды.

Пару дней назад я увидел во сне не только Линдси. Она предстала передо мной почти живая, но какая-то очень грустная, пустая внутри. Во сне все кажется бардовым, словно бы багровым от крови. Она идет медленно, протягивает мне руку и очень долго ждет. Ждет до тех пор, пока я не возьму ее за эту руку. И как только я беру ее за руку, все вокруг меняется, я словно бы оказываюсь к чьей-то спальне и смотрю на какую-то девушку, так сильно похожую на Линдси, так сильно. Она лежит на кровати и улыбается, и я начинаю улыбаться ей в ответ, но в этот же момент я чувствую, что моя рука будто бы горит – будто бы прямо сейчас она попала в какую-то жаровню, и при взгляде одном на эту руку, я вижу, что она вся светится, что с другой стороны ее держит моя Линдси, она тоже светится и улыбается, кивает мне головой, будто бы все так, как надо, и я пытаюсь угомонить себя, ободрить, сказать, что все так, как надо, что рука должна гореть. А потом я беру за руку девушку на кровати. Она все еще улыбается и совсем не отнимает руки, она, кажется, рада тому, что я здесь, рада мне. Что же это? Линдси привела меня к кому-то в этом мире, кто мне рад? Больше похоже на фантастику, хотя в магическом мире и не в такое поверишь. Я лишь хочу подойти к ней ближе, но Линдси держит меня за руку, что продолжает гореть, не пуская вперед, не давая сдвинуться с места. Я не мог, кажется, ни отступить, ни сделать шаг вперед. Ни того, ни того. Я пытаюсь сдвинуться хоть немного, кажется, у меня начинает получаться, когда дверь в комнате открывается, и я резко просыпаюсь у себя в кровати. Я просыпаюсь весь мокрый от пота, и, глядя на свою руку, которая минуту назад горела всеми огнями, теперь вижу просто руку. Ничего. Ничегошеньки. Я запомнил этот сон из-за его реалистичности, но пока что больше мне ничего подобного не снилось.

Арчи был рад со мной позаниматься. Кажется, ему действительно не все равно на мою судьбу, и в такие моменты где-то внутри меня живет маленький мальчик, который верит в магию. Он первый человек из всех моих знакомых, что решился мне помочь, и не отказал в обучении. Странно, конечно, учиться у парня несколькими годами моложе меня, но лишь моя жизнь виновата в том, что я теперь должен его об этом просить. Мы пришли к нему на задний двор, и начали разбирать все, что он мне говорил. Я старался не влезать в обучение со своими пожеланиями – тот, кто будет терпелив и получит всю ерунду, которая тебе не слишком-то и нужна, в итоге получит все. Главное – терпение и силы. К счастью, сейчас они у меня были. На заднем дворе у Паркеров, рядом с верным псом Арчи, я почему-то всегда чувствовал себя в безопасности.

Неверное движение, пара неправильно произнесенных слов заклинания, и крик. Я знаю, что кричу я, но пока не могу ничего понять, глухой и слепой от боли,  я лишь смотрю на свою ногу, в которой неожиданно возник кинжал. Прямо посреди ступни, такой боли я никогда еще не чувствовал, не готовый к ней, я мол лишь смотреть на Паркеров, быстро сгруппировавшихся и приводящих меня в порядок. Как я стоят перед ними с мощнейшим шоком на лице, так и стоял и после чуда, когда боль скорыми волнами отошла и простилась со мной.
- спасибо – только и успел сказать я, перед тем, как почувствовал на себе праведный гнев девицы, резво загоняющей нас в дом.
- эй, это я виноват. Я просил Арчи помочь мне, потому что… потому что, это черт возьми не мой выбор. Мой выбор – магия. И выбор Линдси был – магия. Нас этого лишили, и теперь она мертва, смекаешь? – не знаю, почему я разозлился. Кажется, от одной мысли о том, что Арчи может получить за меня, мне стало так плохо, что какая-то внутренняя агрессия выбилась наружу.
- извини – я понял, что перебрал сразу же, как только это все вырвалось из меня, но Эдлив смотрела на меня несколько тормознуто. Кажется, ей даже в голову не могло прийти то, что я могу что-то чувствовать и злиться и бояться. Кажется, она так много слышала про меня, тут же называя по имени, что скорее слышала слухи, чем правду.
- я не хотел грубить. И не хотел подставлять Арчи, и все свои ошибки в тренировках готов брать на себя, все на моей ответственности. Я не хочу и не буду жить без магии, и если Артур не станет меня учить, я буду учиться сам, но это обойдется мне куда большими проблемами и синяками. И если ты против – я приму это, а если можешь помочь и поделишься чем-то, что поможет мне спастись в это время чертовой охоты на ведьм – было бы еще лучше, потому что я не хочу умирать. – я заметил, как она украдкой схватилась за руку, потирая запястье одной руки другой. У нее уже был ответ, и я чувствовал, что она колеблется.

[NIC]Gareth Taylor[/NIC]
[STA]devil for you[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/31X56.gif[/AVA]
[SGN]https://funkyimg.com/i/31X55.gif[/SGN]

0

15

[NIC]Edliv Parker[/NIC]
[STA]devil in me[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/oj1ZP84.jpg[/AVA]
Часы на стене ужасно мешают сосредоточиться. Лив знает, что они показывают. Знает, как предательская минутная стрелка не собирается играть по их правилам, а только увереннее и увереннее пододвигает момент, когда родители вернутся с благотворительного вечера. Мо уже несколько раз скидывала ей сообщения, что её все бросили, оставив на произвол неожиданно возникшего на постоянку вечера сына мэра. Мо сбесится, когда узнает, что Арчи променял её на Гарета Тейлора. Мо сбесится еще больше, когда узнает, что они разговаривают с Тейлором, тем самым чья сестрица уже давно отдана на корм собакам шерифа Хоппера. А еще Лив точно знает, кто сбеситься намного больше, чем подруга. Родители. Арчи получит первым за свое малодушие и беззаботность, не соображая кому можно, а кому нельзя помогать. Лив получит второй. Но второй, не значит, что вся мощь обрушится на младшего брата. Напротив. Мать воспользуется моментом и отчитает старшую дочь как положено ковену. Мать не посмотрит, что дочь любимица отца и непременно покажет ей как нужно поступать с «не волшебниками», которых выгнали из круга. Мать поможет осознать Лив всю ответственность, которую Гарет хочет на них сложить. Но не помочь ему означает отказать колдуну, даже если он не в круге. А помочь было бы явной смертью и отречением от круга. Явной смертью, если об этом узнают. Арчи это не грозит, он младший в семье. А вот Лив. Лив обязана спасти брата, хоть тот и ничего не понимает и лезет со своим желанием поиграть в юного волшебника. 
- Хватит смертей, Гарет, - она только устало присаживается за стол, за который пригласила буквально пару минут назад младшего брата и едва знакомого человека. Хватит смертей, хочется вновь повторить брюнетки, но уж она то знает, что Линдси была далеко не первой и далеко не последней жертвой «собак шерифа». Она даже местами сочувствовала парню, но мать бы этого не одобрила. Никто бы не одобрил их желания помогать ему, в его неприкрытой миссии найти убийц его сестры. На это бы согласился только сумасшедший и совершенно безбашенный тип, такой как Арчи, например. Она только утыкается руками в собственное лицо, морщась словно об зубной боли. Их зубная боль была сейчас Гаретом. И он это прекрасно понимал.  Она трет ладонями глаза, пытаясь прийти к общему мнению на кухне, пока ребята переглядываются между собой, ожидая её ответа. Рукав пижамы сползает вниз, открывая на всеобщее обозрение след от вчерашнего незнакомца, который с появлением Гарета стал болеть еще больше обычного и, если бы не «заклинание боли», она едва ли могла сейчас с ними разговаривать.  Кажется, от увиденного Арчи странно моргает, словно присматривается не показалось ли ему то, что он видит. Молча прерывая контакт брата с «незнакомой ладонью» Лив резко поднимает обратно рукав, скрывая мужской отпечаток худых пальцев у себя на запястье.
- Неудачный сон приснился, - она только выдавливает из себя улыбку, а кошмарные воспоминания вновь охватывают её голову, заставляя вспомнить обглоданное лицо незнакомого ночного гостя. Воспоминания охватывают её горло словно руки проворного маньяка, намеривавшего сделать то, ради чего он появился в её комнате прошлось ночью. Кажется, ей стало даже не по себе и в горле запершило, перехватывая дыхание, не давая возможности сделать вздох. Горло саднило, рука тряслась и, если бы не чай, который она заблаговременно налила ребятам и себе, ей пришлось бы просить Арчи спасать её очередными магическими спасительными штучками.
- Все нормально…все нормально, - видя, как Арчи и Гарет начинают волноваться, она только виновато извиняется, призывая ребят вернуться к разговору, который был ровно до одного приступа назад.
- Мы тебе поможем, - в этом она была совершенно не уверена. Она сейчас вообще была не уверена во всем, только, пожалуй, в единственном, что если все это вскроется им придётся здорово получить от родителей, которые не переживут что их дети пошли против правил, возводимые десятками лет. Они не переживут.
- Но есть несколько правил. Мы не встречается у нас дома. Не общаемся на людях и не пытаемся помочь, даже если у кого не приятности. Никто не должен знать, что мы тебе помогаем. Понятно, Гарет? Арчи? – она только неуверенно касается его руки, заставляя Гарета посмотреть на неё, чтобы она поняла, что парень соображает про что она говорит. Их взгляды соприкасаются, врезаясь в друг друга, неведанной нитью обволакивая всех виновников сегодняшнего вечера. На минуту ей показалось, что Гарет ужасно похож на её ночного гостя, но эта мысль, появившаяся в голове, неожиданно и спонтанно пропала, заставляя Лив задушить в себе этот мысленный порыв воспоминаний о ночном происшествии.
- Мы встречаемся каждый день после занятий. Знаешь старую лесопилку Монтгомери? – он положительно качает головой, не перебивая Лив, заставляя её улыбнуться на долю секунды, а потом продолжить свои нравоучения. – От лесопилки есть небольшая дорога ведущая к заброшенному домику, мимо не пройдешь и думаю не потеряешься, - потеряться было просто невозможно. Они нашли этот домик пару лет назад, когда самостоятельно познавали азы волшебства. Дом действительно настолько не приметный, что если и не знать куда идешь, будет сложно его найти, но если знать на какую дорожку вступить, то открывается небольшая полянка, тайно скрытая деревьями от непрошенных гостей. Идеальное место. Они иногда там тренируются. Иногда просто отдыхают от родителей и всего ковена сразу. Иногда Лив зовет Мо, с которой они часами болтают про парней, совсем забывая про время. А как-то раз Лив приводила тут парня из футбольной команды, но это было так давно и совершенно не правда, что Лив больше таким не занимается.
- Завтра я или Арчи будем там, чтобы показать тебе пару уроков для начинающих, но никаких опозданий. Любое опоздание карается и никаких занятий больше не будет, понятно? – он все прекрасно понимал. Лив все прекрасно понимала. Да даже Арчи, который неожиданно притих после увиденного от запястья сестры тоже молча кивал, подтверждая каждое слово старшей Паркер, что было для него совершенно не свойственно. Они и так играли с огнем и любое изменение в их плане каралось неизбежностью быть рассекреченными, а этого они не могли себе позволить.
После небольшой паузы Лив планировала сказать что-то еще, но предательская стрелка на часах стала дотягиваться до одиннадцати. А свет фар от машины и шуршание гравия под колесами автомобиля родителей заставило подскочить из-за стола, кажется, всех подряд. Даже Чиззи и Рекс, до этого лежавшие у ног хозяев, неожиданно подскочили и помчались в сторону главной двери, на пути сбивая все подряд. Собаки лаяли и прыгали от счастья, пока Лив открывала входную дверь на кухне, выпроваживая Гарет за дверь. Лив держалась молодцом, и передавая «друга Гарета» в руки собственного брата, была уверена, что они успеют убежать незамеченными от взглядов родителей. Точно успеют…
- Арчи, проводи своего друга, пожалуйста, - она договаривает фразу по ходу дела подбегая к главной двери, встречая родителей, пока Арчи и Гарет скрываются на заднем дворе закрывая за собой дверь. По спине бежит лихорадочный озноб, а щеки пылают нездоровым румянцем встречая мать, которая первым делом осматривает дочь на предмет её самочувствия, даже не догадываясь что пару минут назад из её чайного сервиза пил чай Гарет Тейлор.
Они нас убьют.

0

16

Тео не мог объяснить неожиданно нахлынувшего воодушевления. Он отчего-то решил, что обязательно должен помочь Мо добраться до места, куда она собиралась. Ведь после того, что случилось с Линдс, кто вообще знает безопасно ли находиться на улице, или все это просто какой-то страшный заговор маньяка, который умело подстроил смерть его подружки. Ведь она точно знала, что с ней что-то должно случиться, хотя, конечно, Тео никак не хотел связывать случившееся с теми людьми, кого он видел в галерее в тот день.
Теодор Кинг вообще был очень приятным парнем. В отличие от привычных красавчиков из сериалов, которые принадлежали роли сыновей мэров или миллионеров, наш Тео не был шаблонный или сериальным мальчишкой. Конечно, он действительно был довольно слащавым и симпатичным парнем, конечно, он играл в бейсбольной команде, конечно, играл на гитаре, хотя пел средне. Конечно, он нравился девчонкам, однако, не было в нем какой-то безумной харизмы, какого-то привлечения внимания изнутри. Нет, он был достаточно простым парнем, отец всегда следил за тем, чтобы тот носил домой только хорошие оценки, из-за чего мальчишка в какой-то момент просто не смог стать действительно популярным – пока все завоевывали популярность, он делал домашнюю работу. Да, кажется, что в его жизни должно быть больше драйва, азарта и наглости? Возможно, но отец воспитывал его строго, он никогда не баловал его слишком сильно, даже тогда, когда у семьи вполне себе были на то финансовые возможности. Виктор всегда был строгим, но справедливым отцом, который воспитал действительно честного и доброго сына, борющегося за справедливость и веру. Возможно, именно поэтому резкий уход отца из семьи стал для парня настоящим шоком, и действительно знаковым событием, поверить в которое было очень сложно.

Теперь Тео собачкой увязался за Мо, совершенно не давая ей прохода. В момент, когда она попыталась улизнуть подальше от его внимания, занимаясь своими делами, он неожиданно понял, что искренне за нее переживает. Это было невероятно странно, он словно знал ее много-много лет, она как будто была ему близким другом, или хотя бы могла ею стать, если бы они сейчас пообщались. Он точно чувствовал это, никогда еще интуиция не была настолько сильна, никогда еще он до того отчетливо не разбирал душевный крик, говорящий о том, что самое время – начать общаться с этим человеком. Она ринулась к шампанскому, и он последовал за ней, пытаясь найти хоть какой-то неведомый ему еще пока что мотив для разговора. Она жалась и мило улыбалась, он делал тоже самое, словно первоклассники, игрушки которых друг другу понравились, они никак не могли понять, как начать общаться на полную, как перевести их диалог из нелепого в нормальный. Он мялся действительно долго, пока не понял, что пора:
- слушай, ты не против, если… ты не хочешь уйти от сюда? Со мной – она смотрела на него совсем испуганными глазами, или, быть может, они были растерянны, кажется, она уже хотела уйти оттуда без него, но он утесался следом, и она вернулась, лишь бы было больше людей вокруг. Теперь он, неведующий того, что происходит, бил ее под дых лишь сильнее своими предложениями. А тем временем гости медленно начинали расходиться.

___

После мероприятия Эмерод отправилась в свой домик. Она расположилась в милом домике на Вуд Стрит, с большим чердаком и вместительным подвалом. Одного этажа было для девушки вполне достаточно, так что ей понравился ее маленький домик. На чердаке она растила дикие растения для зелий, а в подвал поместила котел, книги и сами зелья. У нее было много всего полезного, что однажды могло пригодится, и все это она перевозила в бездонном чемоданчике – довольно редкий артефакт, меняющий размер реальности. Эмерод очень гордилась тем, что он ей принадлежал. Сегодня она была очень довольна тем, как все прошло. Ее старый друг отправился с ней для того, чтобы составить ей кампанию. Эмерод молча прошла на кухню, где с довольной ухмылкой указала рукой на автоматическую кофемашину.
- подарок Виктора. Такие обычно стоят в каких-то кофейнях, теперь еще и у меня дома – мужчина лишь покачал головой. Очевидно, маггловские штучки его подружки не слишком-то его интересовали. Эмерод показушно закатила глаза, нажала на кнопку и, подождав около тридцати секунд действительно получила порцию прекрасного эспрессо.
- ой, какой ты скучный. Ладно, пойдем – она выглядела и звучала довольно убедительно и важно, так что мужчина не долго думая, последовал за ней. Из одного из шкафчиков девица достала черную свечу, и словно бабочка пропорхала в подвал. Она залпом выпила кружку своего крепкого кофе, ужасающе улыбнулась и, глянув на друга, улыбнулась еще больше. Это уже скорее была зловещая ухмылка. Она достала все необходимое– белую свечку в маленьком стаканчике – стопке, склянку с кровью, пипетку, и ту самую черную свечу. Секунда – и при помощи щелчка пальцев она зажгла сразу обе свечи, и белую и черную. Еще щелчок, и верхняя поверхность воска примерно на полсантиметра стала жидкой и горячей. У обоих свечей. Эмерод глянула на друга, взяла склянку с кровью и пипетку, и, захватив буквально каплю, отправила ее в черную свечу. Свеча заискрила и зашипела, стала гореть ярче, и цвет стал будто бы красным.
- кровь за кровь, кровью ответишь, будешь ей ближе всех на планете, сном прикрывая правды порок, ты переходишь ведьмин порог. – Она нашептывала это, вливая черно-красный воск в белую свечу. Воска стало слишком много и огонь едва-едва держался на поверхности.
- нужно подождать, потом сможет перемешать. Когда воска станет меньше, и я смогу перемешать наполнение до серого цвета, он снова пойдет во сне к какой-нибудь волшебнице, надеюсь, уж ее он ко мне приведет. – Эмерод ухмыльнулась. Ее целью были молодые и не очень опытные члены круга. Конечно, она пока не знала всех, но внушить в голове Гарета вопрос – перечисли всех членов круга – сложно, нужно, чтобы свеча была темной по всей высоте стаканчика. Для этого придется подождать около недели. Конечно, у нее было это время. У нее было полно времени. 

___

- Все так сильно поменялось после того… после того, как отец ушел – Тео сидел на мосту, свесив ноги вниз. Рядом с ним, подложив ножки под себя разместилась Мо, которая, кажется, и сама не хотела, но все же очутилась с ним в этом месте.
- теперь еще эта смерть. Ты вообще веришь, что такое действительно могло произойти? Псы же были такими добрыми и ласковыми, даже если бы… - он неожиданно стал намного серьезнее, ее голос перестал быть таким ноющим, он стал тревожным и задумчивым.
- даже если бы Хоппер не кормил бы псов, их покормил бы кто-то в городе. Все знали и любили псов мэра, потому что они были добрыми и ласковыми. Они просто физически не могли бы быть голодными. Так как… - он тревожно посмотрел на новую подружку. Она казалась ему самим ангелом, милой, симпатичной и отзывчивой, и он никак не мог понять, как он мог так долго ходить мимо нее и совсем ее не замечать. Как? И второй, совсем не менее важный вопрос – зачем псам, которые физически не могут быть голодными, и еще и очень добрым по натуре сжирать человека заживо?

[NIC]Teo King[/NIC]
[STA]devil is around[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/JcW6C.jpg[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2BXni.gifhttp://funkyimg.com/i/2BXn9.gif[/SGN]

0

17

Как я до такого докатилась? Лив игнорирует мои сообщения, перекидывая меня на автоответчик, когда я уже в сотый раз набираю её номер наизусть. Арчи вообще перестал выходить на связь, магическим образом исчезнув с радаров еще в середине вечера. Я осталась одна. Волной меня вынесло на берег репортеров и матери, которая каждые пять минут напоминала мне не только о не правильном выборе платья, но и о не правильном выборе кавалера на вечер, который меня бросил, не давала забыть всю «важность» моего нахождения на этом вечере абсурда. И как по волшебному образу на помощь мне пришел такой же выброшенный в свободное плаванье парень как я, которому неожиданно перекрыли кислород события, в которые он был вовлечён. Случайно или нет, но вовлечен. Иногда, мне кажется, что Вилбрук – это один большой магический котел, в котором мы варимся, превращаясь в человеческий бульон. Ведьма переливает в свои волшебные склянки бульон, используя нас для более масштабных целей, о которых мы даже и представить не можем. Смешно, да? Особенно когда моя подруга ведьма, а парень, к которому я испытываю что-то с родни симпатии и щепотку влюбленности юный колдун. Я бы никогда в это не поверила, если бы Лив не поведала мне секрет. Если бы Лив не раскрыла карты, взяв с меня обещание никогда и никому об этом не говорить. Тогда мы стали поистине близки, она мне как сестра, которой у меня никогда не было. А сейчас эта сестра меня игнорирует, ведь мне есть, что ей рассказать.
Взять хотя бы Тео, который ходит за мной по пятам не давая перевести дух и смириться с никчёмностью не только своего платья, но и положения. Он не сводит взгляда, когда я скрываюсь за большим пальмовым деревом, который мать по молодости привезла из Азии, где была с благой миссией в поддержку детей и женщин. Он не выпускает меня из виду, когда я разговариваю с отцом, перекидываясь с ним парой фраз, пока Вильма порхает между столами, переходя от одной темы к другой. Я чувствую его взгляд, даже когда успеваю ускользнуть от многолюдной толпы и камер, вспышки которых всегда меня пугали и обескураживали. И вроде бы на свежем воздухе мои внепланово возникшие чувства к Кингу встают на месте, и вместо него в голове появляется Линдси, укоризненно цокая своим отмершим языком. И вроде бы вид мертвой подружки заставляет остудить мое желание пойти вновь с ним поболтать, но сам Кинг вновь заставляет меня напрячься от внезапного появления и его желания продолжить общение. Я, правда, пыталась сбежать. Прости меня, Арчи. Надеюсь, твоя любовь не станет еще меньше, чем есть на самом деле.
Мы сидим на мосту, думая каждый о своем. Пока молча, не прерывая нависшей тишины, только в очередной раз, ловя себя на мысли, что мы не должны быть тут вдвоем. Не должны. Хотя думаю, Вильма будет только рада, если мне компанию составит не Арчи, как хотела бы я, а сын мэра, как хотела бы Вильма. Я кидаю камушек в воду, разгоняя водную гладь и только в очередной раз вздыхаю, давая право начать беседу именно Тео, ведь он так хотел поболтать со мной обо всем на свете и даже больше. И вновь камень ударяется пару раз об воду, пробивая водную пленку, и исчезает в темноте.
Мы сидим на мосту Вилбрука, который в десяти минутах ходьбы от моего дома. В пятнадцати минутах от дома Паркеров и в двадцати минутах быстрого шага от дома Кинга. В летний период мост крайне популярное место, даже намного больше, чем стоянка у кинотеатра, куда приезжают парочки поцеловаться и спрятаться от пристального внимания своих родителей. Мост настолько полюбился молодожёнам, что парочки любят привязывать замочки на железные перила переправы на другой берег Вилбрука, навсегда узаконивая свою любовь на мосту. Ведь мост стоит уже миллион лет, что не скажешь о парочках, чьи замочки шумят и колышутся от сильного ветра.
Вот и мы сидим без цели и мыслей в голове. На мне его пиджак, на два размера больше, чем я сама. Тео пришлось немного раздеться, потому что платье без бретелек не лучший вариант одежды в темную осеннюю ночь после теплого помещения. Он сразу же расстался с верхней одеждой, решив проявить то ли благородство, то ли внимание. Но я уже мысленно поставила плюсик ему, убрав один плюс у Арчи за то, что бросил меня на середине вечера. Я укутываюсь в его пиджак, сделанный на заказ, вдыхаю его запах парфюма из коллекции отца и просто наслаждаюсь сложившейся ситуацией. Я даже если честно не особо слушаю, что он говорит, просто в какой-то момент, когда он замолкает я, правда не знаю, что за магия мной сейчас двигала, но я просто кладу свою маленькую ладошку поверх его руки, аккуратно поглаживая его пальцы. Мне хочется немного себя поругать за это действие, немного ущипнуть и привести себя в чувства, но вместо этого, я, кажется, двигаюсь чуть ближе, чем сидела изначально. Лив будет верещать от радости и попросит рассказать все в подробностях, поэтому мне нужны все детали этого вечера. Нужно запомнить все и даже больше.
- Тео, я уверена, что все будет нормально… - мне хочется его поддержать, но блин мне всего восемнадцать и в моей жизни никогда не было никакой драмы. У меня нормальная семья, относительно нормальная. У меня друзья. Я пользуюсь популярностью в университете. Я участвую во всех мероприятиях и всегда мило улыбаюсь. Я вообще не знаю, что сейчас испытывает Тео и как ему больно. Тут должна сидеть Лив со своими тараканами в голове, она бы точно нашла как его подбодрить и поднять ему настроение, а я могу только выпучив глаза смотреть как старшекурсник сидит рядом со мной, и иногда дышать от волнения. Хотя какое волнение, когда тело его подружки еще не успело остыть. Не успело ведь?
- Отец говорит, что Хоппера вообще не было в городе в этот момент…он словно и не помнит, что делал в тот вечер, когда Линдси… - я не могу продолжить фразу до конца, потому что не знаю, стоит ли вообще продолжать. Его рука под моей ладонью немного дергается, но он умело сковывает в замок наше переплетение рук, давая мне понять, что он готов услышать окончание фразы.
- …когда Линдси умерла. Он самый первый бросился её искать, пока не выяснили про собак. Все так не понятно, только Линдси смогла бы нам помочь…- я издаю нервный смешок и неожиданно замираю. Линдси могла бы помочь. Могла бы помочь. Точно.
Мир настолько сошел с ума, что о существовании рядом живущих ведьм и колдунов приходиться вспоминать в самый последний момент. Забываешь, что есть люди, которые могут перемещать предметы и видеть будущее. Могут варить зелья в котле, но в этом я не уверена. Могут разговаривать с мертвыми. Линдси. Я резко подскакиваю, разрывая возникшую между нами связь.
- У меня есть идея, Тео. Есть идея, - он смотрит на меня так словно я сошла с ума, но я не сошла с ума. Не в этот раз. Спиритический сеанс. Мы вызовем Линдси и спросим, что случилось. Эта идея кажется мне настолько идеальной, что нужно сейчас же поделиться возникшей мыслью с ведьмой, которая будет это делать. Поэтому я только быстро прощаюсь с парнем и, не давая шанса ему что-либо сказать, ускоряю шаг в сторону дома Паркеров, на ходу укутываясь в пиджак Тео еще сильнее, позабыв о том, что вещицу обязательно придётся отдать владельцу. Хотя от шанса в очередной раз его увидеть, мне становиться тепло и приятно, а влюбленная улыбочка из разряда «любовь в восемнадцать» сопровождает меня на протяжении всей дороги до колдовского дома.

[NIC]Hanna Montgomery[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/ZoNvuXP.png[/AVA] [STA]devil in me[/STA]
[SGN]blurry[/SGN]

0

18

Ощущения всегда важнее. Сегодня я как никогда чувствую то, что происходит что-то важное. Для Гарета или для меня самого, я не могу сказать, но отчего-то эта важность кажется невероятно сильно теперь. Где-то внутри меня есть энергетический компас, который точно говорит мне не ходить в этот магазинчик, ничего в нем не смотреть и не брать, но рядом стоящая Мо уверяет меня, что ничего не случится от того, что мы просто зайдем в магазин. Я даже не помню, что это было за место, лишь ощущения какие-то невероятно неприятные, я помню, что она привела меня в какое-то место, в которое, говоря честно, лучше бы не приводила. Не могу сказать точно отчего, но отчего-то я чувствовал величайшее напряжение. Она все тянет меня за руку, взбалмошная и смешливая, она смеется от того, что я боюсь пойти в какую-то лавку и посмотреть там что-то. Ей все это кажется смешным, и я лишь киваю, пожимая плечами – хорошо, подруга, если ты так уверена, что все будет отлично, давай попробуем. Мы открываем дверь, я слышу звук колокольчика – ничего не происходит. Никто ни откуда не выпрыгнул, никто никого не убил, все спокойно и мирно, все окей, несмотря ни на что. Поразительно, не правда ли? Кажется, я сам ожидал чего-то другого… чего-то мистического. Мне казалось, что эта лавка должна быть уставлена черепами, что повсюду должны быть атрибуты темной магии, но вместо этого я пришел в милый книжный магазин, в котором повсюду были милейшие маленькие котятки. Они все были одного цвета и размера, как будто их подбирали специально, но на тот момент я отчего-то не задумался об этом, слишком удивившись увиденному. Это точно было не то, чего я ожидал, и внутри меня как-то стало невероятно легко. Я словно ожил после долгой спячки и все стало спокойно. Мы немного погуляли вдоль полок, но Мо не нашла ничего из того, что искала, и мы отправились ко мне домой, встретиться с сестрой и пойти гулять куда-то еще.

Когда мы пришли домой, дверь была открыта. Я видел издалека, что на пороге валяются какие-то бумажки, видел, что ящики были выпотрошены, что все было перерыто и выкинуто на пол, а еще среди всего этого безумия я увидел котят. Тех самых котят из лавки, теперь они сновали везде вокруг, точнее не так – они спокойно валялись на подушках, диване или круглом ковре, в общем, вели себя как котятки, которых совсем ничего не удивляет и не интересует. Кажется, я не чувствовал от них реальной опасности, а потому сразу бросился искать кого-то из родственников или пса. Псу точно не должны понравиться демонические котятки в таких количествах. Это уж сто процентов.

Я нашел фамильяра быстро, он сидел на кухне, глядя на огромного темного кота, кот был толстый и лохматый, в отличие от всех тех котят, которых я видел в гостиной. Кот был настроен действительно агрессивно, шипел, выпускал когти и дико смотрел на меня и пса. Это казалось страшным сном, пока я не заметил человеческую тень где-то у себя за спиной. На секунду я обернулся, но когда вернул взгляд – передо мной не было ни пса, ни кота. Я бросился искать их, но в комнате были только котятки, не было даже беспорядка. Лишь теперь я вспомнил, что был с Мо, но ее тоже нигде не видел. Теперь я действительно испугался, и… проснулся. Я искренне испугался из-за этого сна, но еще больше я разозлился, потому что совсем ничего не понял, а сам толкую сны я на троечку. Кажется, коты были лишь зрителями, был действительный враг, но он похож на всех остальных зрителей… он маскируется под кого-то из обычных людей? Бред какой-то. Может, это был вовсе не волшебный сон, а самый простой, обычный? Пожалуй, мне для начала нужно рассмотреть этот вариант, потому что… потому что другие кажутся мне безумными сейчас. Нужно сосредоточиться на обучении Грега, а не думать про бредовые сны.

Баста, подумаю об этом в другой раз. Сегодня мы должны были проводить ему второй урок. Он почти не пользуется магией, потому что сестрица слишком переживает и заставляет его сначала учить заклинание наизусть, а потом, когда произношение и внутренняя энергия ее устраивают – ему разрешается делать дела. Это довольно глупо, но я не влезаю – чем у него меньше практики, тем в большей он безопасности.

Кинг уже третий день повсюду ходит за Мо, и это кажется странным. Раньше они никогда не общались, а теперь стали лучшими друзьями, она даже попросила сделать сеанс, чтобы связаться с его мертвой подружкой. Дело не в том, что он меня напрягает, нет, скорее… я знаю, что даже если мы сделаем ритуал, она не сможет ничего сказать Кингу, она не сможет никак его успокоить и все, что она будет делать – это только мучаться еще сильнее, теперь уже от того, что она не имеет права раскрыть чужие тайны и рассказать то, что произошло на самом деле. И нужна ли тогда эта правда, если все может обойтись лишь болью? Единственный человек, которому эта правда действительно может быть нужна – наш ученик, и вот тут я считаю, он точно должен знать, почему его сестра умерла, кто ее убил, убивал ли кто-то и что случилось на самом деле.

- она только умерла, у нее наверняка отличная связь с землей, быстренько ее обо всем спросим и вуа-ля, пусть гуляет себе по своему чистилищу, нам же не много нужно – Лив упиралась достаточно, чтобы я забил на эту идею, но, к счастью, с нами был Гарет, который смотрел на нее какими-то невероятно щенячьими глазами. Ему нужна была правда, а мы могли дать ему эту правду, и теперь единственное, что нам было нужно – это сделать все так, как в книжке написано, задать нужные вопросы, а потом, когда мы получим ответы на них, не растрепать их несчастной Мо, которая, очевидно, липнет к драме. Поразительно, раньше я никогда бы не сказал, что она относится к этим любительницам грустных парней. Чтож, новые русла открываются со временем.

- Ты все собрала? – после того, как Лив согласилась на призыв убитой души, она вся была на иголках. У нее постоянно было недовольное лицо, она смотрела на небо, потом на какое-то свое зеркальце, потом на себя в этом зеркальце, цокала языком и смотрела по сторонам так, словно ждала кого-то, кто может нас остановить. Было бы неплохо, если бы я занимался тем же самым, потому что таким образом мы смогли бы увидеть спрятавшуюся между деревьев Мо, которая, очевидно, догадалась, что мы не просто так выпроводили ее из нашего окружения на целый день. Еще хуже был другой факт, которого мы тоже не заметили – следом за Мо шел Кинг. Нет, они были не вместе, просто он так переживал за то, как она дойдет домой, что решил прогуляться следом за ней, и сильно удивился, когда девица свернула в лесу. Да уж, пожалуй, я точно должен был смотреть по сторонам, но говорить об этом поздно, потому что я не смотрел.

Мы расставили свечи, встали согласно книге, и начала читать заклинание вызова духа. Все так, как принято, все так, как надо. Гарет тоже читал, тоже вызывал, он был с нами, и, наверное, невероятно волновался от того факта, что мы все же решили сделать это для него – найти убийцу его сестры, понять, что же на самом деле случилось.

Ветер порывами начать дуть нам в лицо, мы почувствовали невероятный холод, и лишь сильнее сжали руки, надеясь, что этот холод скоро пройдет, а меж нами появится та самая Линдси. Я почувствовал невероятную энергию, что проходила будто бы сквозь меня. Все небо закрыло тучами и темнота стала буквально ослепляющей. Секунда-две-три, и Линдси действительно появилась. Она была прозрачной, в белом платье, и была невероятно странной. Она смотрела на брата долгим взглядом, как будто бы изучающим, после чего перешла на меня и на сестру. Ее вид был скорее озабоченный, чем злой или радостный. Она никого не была рада видеть, в ее глазах была мудрость, которую я никогда не смогу понять. Она знала что-то такое, к чему мне придется идти еще много лет. Лив вызвалась быть главной, и попыталась плавно начать с ней диалог, но этого сразу не вышло – Линдси показала на свой рот, после чего покачала головой.

- погоди, но ты же призрак, ты же все можешь – она лишь взглянула на меня, улыбнулась и покачала головой. Что случилось с ее душой, ведь я вижу отражение души, не иначе. Что же с ней сделали?

[NIC]Archie Parker[/NIC][AVA]https://i.ibb.co/jMhxDtc/1.png[/AVA] [STA]брат, держи себя в руках[/STA]
[STA]брат, держи себя в руках[/STA] [SGN]https://funkyimg.com/i/31nXe.gif[/SGN]

0

19

[NIC]Edliv Parker[/NIC]
[STA]devil in me[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/oj1ZP84.jpg[/AVA]
Нужно было отказать Ханне, как только её маленькие и худенькие ножки переступили порог их дома. Нужно было выставить подругу и провести с ней беседу, что можно делать, а что нельзя владеющим магией. Нужно было отказаться и пригрозить, если Мо разболтает все Кингу, то Лив наколдует ей свинячий хвост и уши, которые идеально впишутся в образ миловидной Ханны Монтгомери. Нужно было просто не открывать дверь, когда после третьего стука Мо начала барабанить по входной двери своими маленькими кулачками. Но Лив не смогла отказать подруге. Точнее не смогла отказаться от крутой идеи спиритического сеанса с девицей, смерть которой уже больше недели будоражит общественность, заставляя газетчиков печатать все новые и новые заголовки. Она согласилась по большему счету из-за любопытства, а не из-за желания помочь новому другу своей лучшей подруги. И вот два удивленных и требующих глаза ставят её перед фактом. Мо не требует отрицательного ответа, потому что ни черта не понимает во всей этой магической хрени. Лив для неё что-то среднее между «Сабрина маленькая ведьма» и «Бонни Беннет из дневников вампира». Мо даже в голову прийти не может, что вызывать духов это сложный процесс полный концентрации и сосредоточенности, и что, если что-то пойдёт не так ключевым звеном во всем будет Лив, а не кто-то другой. Мо даже и не догадывается, что соглашаясь на эту авантюру, Эдлив Паркер может подписать себе смертный приговор и вновь открыть охоту на салемских ведьм. Мать её убьет.
Они прощаются с Мо поздней ночью, когда уже мать, спустившись со второго этажа на шум и возню, разгоняет девчонок по домам, отправляя Мо в свою кровать, требуя чтобы та обязательно позвонила, когда доберётся до дома. Мать просит Лив подняться также в свою комнату, напоминая о том, что завтра у неё занятия, а приходить заспанной на пары не лучшая идея семейства Паркер. И Лив не противится. Уставшая за целый день, она молча поднимается в свою комнату, но останавливается практически перед дверью. Мать просит её не совершать глупостей, в очередной раз, давая понять дочери, что то, что умерло должно быть мертвым, а не выходить на контакт с живыми. «Есть правила, Лив», она не злится и не возмущается желанием дочери сделать благое дело для всех вокруг. Она просто требует, чтобы старшая Паркер поняла, во что они могут ввязаться, если будут лезть в кроличью нору. Никогда нельзя быть уверенным как пройдет сеанс. Никогда. И в этом мать чертовски права, потому что все, кажется, пошло не по плану с самого начала.
Утро не задалось. Они с Арчи опаздывали, делали вид, что пытаются успеть на занятия, выкрикивая бранную ругать по всему дому, пока бегали по комнатам в поисках вещей и тетрадей. Никто никуда, конечно же, не собирался, но нужно было усыпить бдительность родителей и дать понять, что полдня их дети проведут на занятиях по фундаментальным и прикладным аспектам функционирования и блаблабла, а не на уроке в школе магии. И вот где-то к полудню, отсидев действительно около двух занятий, Лив уже нервно расставляет по кругу высокие свечи, выкраденные с семейного чердака, где родители хранят вещи для магии. Листва тихо шуршит от легкого осеннего ветерка, заставляя каждый раз вздрагивать от шорохов и неопознанных, природных звуков, исходящий вокруг ребят по всему лесу. Место для ритуала пришло само собой, ведь выбирать было особо не из чего. Домик в лесу подошел идеально, а поляна за ним, окруженная массивными деверьями могла бы скрыть даже мертвого от невиданных и нежеланных взглядом. Могла, да только не скрыла…
Она просит Арчи встать слева и протянуть руку Гарету, который тоже испытывает некий дискомфорт от происходящего. Лив передает ему листок с заклинанием, чтобы он был готов произнести его без запинки, ведь оплошности в этом деле не должно быть. Парни повелительно её слушаются, стараясь с ней не спорить лишний раз, потому что волосы ведьмы начинают шевелиться от напряжения и опасности. Лив не особо боится сеанса и встречи с Линдси, ведьма скорее боится последствий. Она боится, что они действительно лезут не в свое дело и пытаются проникнуть в дверь, которая была до этого плотно закрыта. Заглядывая в щелку, как было перед смертью Линдси в галере у новой пассии мэра. Она передергивает плечами, отгоняя злые мысли и просит ребят встать на их места, которые она предварительно для них подготовила. Просит взяться за руки, образовав магический круг, чтобы Линдси не смогла выбраться «на волю». И еще она напоминает элементарные вещи, что если они разорвут круг то и Линдси пропадет, поэтому не при каких обстоятельствах не разжимать ладони, даже если сильно хочется. Она разъясняет им прописные истины, чтобы быть уверенной в рядом стоящих ребятах, что они в любой момент, если что-то пойдет не так, смогут вырвать её из капкана запретной ведьмовской магии. Арчи только молча кивает, снисходительно пережевывая нервозность и ворчливость сестры, потому что знает, что она беспокоится не только о себе, но и о нем, даже, наверное, и о Гарете, от которого так же требует кивка головой, чтобы быть уверенной, что и он все прекрасно понимает.
Ветер начинает усиливаться, разнося по округе зловещие звуки. Огонь от свеч начинает раздраженно шипеть и шевелиться, выплясывая демонические танцы, когда они встают в круг полные решимости вступить за мертвую черту. Они готовы. На секунду вокруг них образовывается гробовая тишина, лес не издает ни звука, словно сам подготавливается к приходу мертвой гостьи. И только где-то шевелятся кусты и деверья, за которыми прячется Мо, выжидая своего часа. Она тихонько все это время шла за ребятами, не глядя под ноги, поэтому несколько раз упала, запутавшись в корнях деревьев, но старалась успевать за волшебниками, пока те были заняты приготовлением к встрече с Линдси. Она, кажется, немного разодрала коленку на левой ноге, но даже небольшие капли крови не остановили решимость Мо ускорить шаг и быстрее поспешить за группой ребят. Может если бы Лив была более внимательной, она обязательно почувствовала присутствие подруги, но занятая своими переживаниями и волнением она напрочь забыла об одном из главных правил магического мира «Обезопасить себя и невинных людей от темной магии. Делать все скрытно и тайно от людского мира». Она просто забыла.
Линдси появилась только после третьего прочтения заклинания, сопровождая свое появление вспышками пламени и сильного ветра, ударяющего прямо в лицо юным волшебникам. Линдси появилась молча, озадаченно оглядывая присутствующих. Она готова была пойти на контакт, но рот, намертво сшитый нитками, не давал ей издать ни звуки, оставляя всякую возможность на диалог, ради которого они и собрались. Такого поворота Лив не ожидала. Она готова была увидеть все что угодно, но не бедную девчонку, навсегда лишившую себя возможности говорить. Кажется, не только Линдси в этот момент не могла произнести ни слова. Лив, настолько пораженная и удивленная увиденным ни могла заставить себя даже пошевелиться, не то, чтобы издать членораздельные звуки похожие на слова. Арчи опомнился первым. Юрко осмотрев мертвую гостью, он, не разнимая рук, озвучил ровно то, что витало в головах у всех собравшихся.
Линдси только отрицательно качает головой, полностью опровергая слова Арчи. Она вновь оглядывает всех, задерживая взгляд на родном брате, обреченно вздыхает, а потом неожиданно достает как на волшебству карманные часы, которые Лив пару раз видела у отца, который осторожно опускал их на мягкую подушечку, закрывая шкатулку с часами на магический замок, который Лив так и не смогла открыть, а попытки были и достаточно много.
А потом Линдси принимает враждебный вид, потому что шум за деревьями становить все больше и больше. Мертвая девчонка только показывает пальцем на деревья и злобно шипит, напрягая веревки на губах, которые от её желания произнести хоть слово начинают доставлять ей невероятную боль. Лив титаническими усилиями отводит взгляд от губ Линдси и внимательно смотрит на деревья. Первым делом она не замечает ничего необычно и уже практически возвращается к Линдси, как движения и шорохи на заднем фоне не замечать уже становиться просто не возможно.
Первая выкатывается Мо, запнувшись об корни дерева, она вновь падает, неуклюжа приземляется на всеобщее обозрение волшебникам. За ней запыхавшийся Кинг, не успевший словить свою «возлюбленную».  На Мо джинсовая юбка с котятками, которые на фоне сложившихся обстоятельств дьявольски скачут в разные стороны, высмеивая всех вокруг. Все три пары глаз устремлены на Мо и её нового парня, поэтому только спустя несколько минут Лив соображает, что они уже и не держатся за руки, а свечи расставленные по всему кругу потухли, унося с собой Линдси.
- Какого черта, Монтгомери? Кинг?– оценивая масштаб катастрофы, она только гневно тряхнула головой, молниеносно впечатывая свой взгляд на внезапно появившуюся подругу и парня, а потом только плюхается на холодную землю от накатившей усталости, решив отдать права разбираться со всеми неприятностями рядом стоящим парням. А вытирая рукавом кофты кровь из носа, она неожиданно задумалась «почему же Линдси разозлилась появлением Ханны и Тео», но пока не найдя нужного ответа просто стала молча таращиться на все происходящее, решив обязательно подумать об этом чуть позже.

0

20

Эмерод плавно передвигалась меж своим мольбертом для рисования и креслом, в которое как раз собиралась вальяжно усесться, держа в руке бокал красного вина. Сегодня у нее не было дел, и она думала порисовать что-нибудь для себя и своей галереи, все же необходимо было поддерживать иллюзию того, что она художница, которая приехала просвящать маленький городок, а не ведьма, решившая раздобыть силу своего бывшего, который совсем ничего ей не завещал, мерзавец. Кажется, все было бы проще, если бы он просто отсыпал ей немного из того, что было у него, однако мужчины, как всегда, оказываются слишком жадными и совсем не думают впрок. Чтож, теперь ей придется это расхлебывать, и делает она это невероятно мастерски, да еще и с творческим подходом. Всем бы так, но такая умница есть лишь одна, и имя ей – Эмерод. Одной рукой она повела к себе краски, что повисли в воздухе рядом с ней, а после таким же легким движением подтянула к себе кисти, которые так же невероятно быстро воспарили вокруг нее, чтобы ей было удобно взять именно ту, которая потребуется в моменте. У нее в голове были луга, поля и цветы, большое озеро, в котором все это будет невероятно красиво отражаться, и, конечно же, горы, наверняка это какая-то альпийская картинка, стандартная для тех мест, но такая прекрасная для старой доброй Америки.

Только успела Эмерод схватить нужную кисть и замахнуться ею в краску, как где-то внизу послышался треск. Девушка резко повернула голову, словно бы ожидая кого-то около двери или окон, кого-то кто создал бы этот треск намеренно, чтобы привлечь ее внимание, однако никого не было. Эмерод оставила свою кисть парить, после чего легко махнула рукой, и все принадлежности плавно опустились на большой комод. Девушка же, не прощаясь с вином, сделала несколько осторожных движений в сторону кухни, посмотрела по сторонам вновь, и вновь прислушалась. Подвал. Она точно услышала этот треск снова, и единственное, что могло там трещать совсем ее не радовало. Ее глаза неожиданно стали желтыми, словно у хищника, она всматривалась в стену, но на самом деле сейчас сильнее всего был развит именно слух. Ее слух словно бы блуждал по подвалу, она пыталась понять, есть ли там кто-то, и если есть – то каких оно размеров. Конечно, Эмерод была не из тех, кто испугается мышь, крысу или даже змею, о нет, она не боялась животных, никаких, пожалуй, кроме фамильяров, их мощь порой так велика, что слишком просто ее недооценить, незнание – одно из немногих вещей, которых ей приходилось бояться. Теперь же, когда она точно прислушалась и поняла, что в подвале либо никого нет, либо кто-то совсем уж хорошо притих, она решилась идти.

Мерно ступая по лестничке, она слышала каждый свой шаг слишком громким, и внутренне ругала себя за это, хотя ее шаги были практически бесшумны. Пожалуй, так она не отвлекла бы и мышку от поедания сыра, но ей точно казалось, что она топает словно слон. Девушка осветила помещение шаром, созданным из воздуха, осмотрелась, вновь прислушалась, и точно услышала этот трест опять. С размаху она открыла ящик и… и увидела склянку с кровью. Она оставила склянку с кровью Линдси для того, чтобы выявить волшебное воздействие на мертвую девчонку, одну склянку она не использовала в молодильные зелья, лишь одну предусмотрительную склянку, которая теперь елозила по полке так, словно была живой. Эмерод взяла ее в руки, и почувствовала ту самую вибрацию, которая заставляла склянку двигаться. Лишь одна склянка. Слишком мало. Сейчас Эмерод уже ругала себя за жадность, ведь можно было оставить куда больше, но к счастью, пока что хватит и этого.
Девица достала из шкафчика свой зеркальный шар, достала засушенный лист, пипетку и несколько порошков, смешала в ступке лист с порошками, добавила буквально одну каплю вибрирующей крови, и наконец, та смесь, что у нее получилась, была нанесена на волшебный шар. Девушка расположилась поудобнее на кресле, придерживая рукой склянку с кровью, чтобы та не разбилась в своей пляске, и наконец, пригляделась.

По началу шар был прозрачным, но постепенно он обволакивался дымком изнутри, становился больше, появлялись цвета. Вот, она уже видит листочки деревьев, ведь деревья все видят, они все знают, вот и Линдси, она тоже здесь, все еще с зашитым ртом, конечно же, Эмерод не стала зашивать рот на ее теле, это не красиво, даже зашить голос ее души – вот это настоящее искусство, чудеса поэзии. Эмерод гордилась этой идеей, а главное – тем, как она все это провернула. Она давно не делала ничего подобного, и оказалось – она была провидицей, если заранее подумала об этом. Не иначе.

Девушка вглядывалась в шар, а девушка из шара вглядывалась во все вокруг, в том числе – в шар. Линдси словно смотрела на нее в ответ, и это казалось чем-то зловещим. Эта мертвая девчонка наверняка ее видела, а призраки, которые появляются в реальном мире становятся злыми, кровожадными и действительно агрессивными. Становятся, если она будет долго присутствовать на подобных мероприятиях. Становятся, если ей откроют рот. Становятся, если у нее будет незаконченное дело. Но у девчонки не было незаконченного дела при жизни, она должна была провалиться сквозь землю, если ее призывать – она может найти новый смысл не уходить, и этим смыслом станет смерть самой Эмерод. Она глядела на Линдси, а Линдси глядела на всех вокруг, показывая на свой рот, и наконец, снова глядя прямо в глаза ведьме. И тогда ведьма разозлилась, она крутанула шар, но от этого лишь увидела тот самый обзор, которого ранее не было перед ней, тот, о котором никто не знал. Двое простых смертных наблюдали за обрядом, двое, что просто затаили дыхание и боялись сделать лишнее движение. Ведьма засмеялась, а Линдси обернулась к ней, слишком явно, зашипев, желая остановить ее. Но Эмерод не хотела убивать людей, нет, она просто хотела вывести их на чистую воду, сильно взмахнув рукой, она потратила много сил, но все же выпихнула их из прикрытия, вытаскивая ребят на поверхность, заставляя отряхиваться, краснеть и бояться. Да, через шар это было сделать не просто, но она никого не убила, а круг рассыпался, вместе с Линдси, что пропала из виду, и снова стала лишь облаком. 

Эмерод нервно выдохнула. Все случилось так быстро, что на душе скребли кошки, ведь душа Линдс могла зацепиться за все происходящее, как минимум – за брата, который тоже присутствовал на обряде. Это не давало ведьме покоя. Девушка глубоко вдохнула, и начала обдумывать – что же ей делать, если душа этой девицы все же достанет ее.

___
Гарет спал, когда неожиданно что-то заставило его проснуться. Он не чувствовал ничего особенного, но почему-то поднял глаза. Она смотрела на него. Смотрела так долго, что он потерял связь с миром. Это реальность? Это сон? Его сестра смотрела на него так странно, словно бы злобно. Но он не забывал про нее. Никогда не забывал.
- это родители виноваты. Будь ты ведьмой, ты же знаешь, да, все было бы иначе, ты же знаешь – он говорил это себе самому или ей? Нет, он не знает, он ничего из этого не знает, только то, что это все родители. Девушка кивнула. Это, кажется, совсем ничего не значило, она кивнула и пропала так, словно ее там и не было. Он выдохнул. Это ведь сон, да? Это все просто странный сон, ничего особенного. Точно сон. Все лишь сон.

Он проснулся от крика. Душераздирающего вопля, который ни с чем нельзя было сравнить. Это был крик его мамы. Крик такой, подобных которым он никогда не слышал, крик ужаса и отчаяния. Он проснулся сразу, он понял, что теперь – не сон, он мчится к ней по лестнице, спускается на кухню и видит. Отец. Кухонный нож. Кровь. Везде кровь. Он смотрит на маму испуганно. Он не хотел. Он же, он же ничего не сделал, глядит на свои руки, но руки его вовсе не в крови, они чистые, его тело тоже чистое. Ничего такого. Это сделал не Гарет, сколько бы он ни говорил о том, что это родители виноваты в смерти сестры, он никогда бы не пожелал такого, никогда бы такого не сделал. Это был не он. Но если не он… то кто?

[NIC]Emerode De'Rouge[/NIC]
[STA]devil inside[/STA]
[AVA]https://image.ibb.co/nvfMFH/3.png[/AVA]
[SGN]бланш
https://funkyimg.com/i/31ezg.gif
[/SGN]

0

21

Лив орет на меня уже около часа, даже больше. Минутная стрелка на моих часах как-то предательски переместилась на новый час, а Лив все также продолжает орать. Вообще сначала на меня орал Арчи, не то чтобы очень, просто немного нервно ходил из стороны в сторону, выискивая правильные слова. Его во всей этой ситуации больше бесило то, что Кинг продолжает все это слушать в попытках остановить кровь, льющуюся из моих коленок. Он пару раз даже предложил ему заткнуться, когда Тео стал защищать мою честь на выпады Арчи. Потом на меня стал орать Гарет, уже после получаса ора Лив я узнала, что Гарет был старшим братом мертвой подружки Тео и он тоже был не очень счастлив, что их «встречу» немного прервали. И вот потом на сцену вышла Лив.
Вообще все началось после того как я с грацией домашней коровы выпала из своего же укрытия. Даже сейчас после ора Лив, после прощения и попыток успокоиться, запивая свой гнев ромашковым чаем, я так и не могу понять, почему я неожиданно выпала из-за деревьев, ведь я так хорошо держалась за ствол и была уверена на сто процентов, что даже ураган Катрина не сможет сдвинуть меня с моего «места». И вот я приземлилась ровно на свои коленки, поднялась, отряхивая юбку и морщась от боли, встретила вместо радостного приветствия своих друзей ор и крики. Первую минуту они были крайне удивлены и озадачены тем, что же им делать, а я в свою очередь готова поспорить, что видела очертания мертвой подружки Тео в кругу ребят, решивших провести спиритический сеанс. Но за какие-то доли секунд очертания Линдси, ведь такого быть просто не может, пропали, сопровождаясь вспыхиванием свечек и сильным ветром, задувавшим между деревьями.
Вот тут то и началось шоу. Первым опомнился Арчи, потому что вслед за мной выпал из своего укрытия Тео, такой красный и запыхавшийся, но готовый в любую минуту подуть и промыть мне коленки, чтобы максимально исключить заражение и боль. Арчи начал раскидывать руками, переходя на тон пониже, приближаясь ко мне. В эту минуту я увидела, как Кинг заслонил меня своей «могучей» спиной, готовый в любую минуту кинуться на Арчи с кулаками, если тот не сбавит обороты и темп, от которого хотелось сбежать, но бежать было уже некуда.
И вот пережив натиск своего друга, я вновь попадаю под шквал напряжения, отбиваясь от словесного потока Гарета, который в отличие от Арчи решил не церемониться и быть более прямолинейным, так сказать стал рубить с горяча, не поскупившись на «комплементы». В этот момент мы с Тео отбивались как могли, пока Лив неожиданно не заорала. Да так, что кажется, вся живность в лесу спряталась в норы и не решалась выглянуть даже носу, чтобы посмотреть, что же катастрофического произошло на самом деле. А вообще я считаю, что они сами виноваты, ведь эта была моя идея. Я сама подсказала, как поговорить с Линдси, я сама подкинула им идею и должна была тоже держаться за руки в их магическом круге, а не играть в шпиона и тайком идти за ними. Я не считала себя виноватой. Ну, если немного, но и то не сильно. Лив была не права с первой минуты, пуская на меня всех собак, даже перестала со мной разговаривать, но об этом чуть позже. Она подходит ко мне в плотную, заставляя меня максимально сжать все свои мышцы в теле, вытянуться выше, чтобы казаться тоже грозной, потому что отступать я была не готова. Не после того как кажется все живое и неживое в этом лесу успело мне высказать какая дрянь. Не на ту напали. Ханна Монтгомери не из слабеньких, хотя в перепалке с Лив я точно проигрывала.
Она начинает медленно и спокойно, но я знаю, что она сейчас совершенно не спокойна. Она сейчас в гневе, даже не обращает внимания на кровь из носа, потому что в кровь она сейчас размажет меня. Она просит меня объясниться какого хрена я тут делаю, но, не давая даже шанса произнести и слова, продолжает спрашивать какого хрена я лезу не в свое дело. Потом она говорит, что это твою мать не безопасно, и я должна была засунуть свое любопытство в одно место, дословно перечисляя, куда его можно засунуть. Потом она, кажется, назвала меня дурой, что лезу не в свое дело, но как это не в свое?
- Я подсказала вам эту идею….а вы… - она вновь говорит, чтобы я на хрен заткнулась, потому что сейчас не об этом, но как это не об этом? Арчи и Гарет начинают кричать следом, заставляя Тео тоже начать кричать. Тео вообще не соображает в чем фишка, и просто орет, чтобы они заткнулись и перестали орать. И мы перестаем, давая Лив вновь назвать меня самой большой задницей на свете и дать понять, что из-за меня они ничего не успели выяснить.
- Может, нужно было включить меня в ваш план, а? – и тут я сделала то, чего не должна была делать. Само собой произошло. Правда. Сейчас обдумывая сделанное, я понимаю, что нужно было просто попросить прощения, а не после содеянного пытаться потушить пожар. Я её толкнула. Набрав в грудь побольше злости и гнева, а этого у меня было хоть отбавляй, я просто её толкнула, от чего она отступила на пару шагов, неуверенно удерживаясь на ногах, ведь толкать со спины было не самой лучшей идеей.
- Пошла в задницу, Паркер, - я вновь толкнула её еще раз, да так что она неожиданно «познакомила» свои коленки с холодной травою, пачкая джинсы. – Заткнись, поняла, Лив? Ты мне не мать, следи лучше за собой, - если бы не держащий меня Тео, я бы кинулась на Лив с кулаками, приготовленными для неё. Я отступаю назад, тяжело дыша, стараясь прийти в себя. Я настолько на взводе, что не похожа сама на себя. Волосы растрепанные, одежда грязная, а сама я злая до невозможности. Тео предлагает мне уйти пока вся эта перепалка не обернулась еще хуже, и мне действительно приходиться согласиться, потому что ребята, Арчи и Гарет немного притихли, вообще не понимая, что происходит. Они к нам не лезут, опасаясь попасть под горячую руку.
На тот момент я практически успокоилась, повернулась к выходу из леса, но в ту же секунду почувствовала толчок в спину. Отошедшая от внезапного падения Лив бешенной скорость приближалась ко мне с желанием показать, что не нужно делать вещи о которых потом я буду жалеть. Она даже не отряхивается, а только в ответ толкает меня, приземляясь сверху. Мы начинаем кубарем кататься по полю выкрикивая ругать и защищаться. Хотя в тот момент я даже немного потерялась от того, что не понимала от чего мне нужно защищаться. Она кричит, чтобы я извинилась. Я отправляю её к черту, чтобы сатана зажарил её в котле.
- Чтоб ты сгорела, ведьма, - вылетает из моих уст и я с силой пытаюсь скинуть её с себя, - пошла к черту, Паркер. ОТВАЛИ от меня, - и вот спустя каких-то пару минут нашего кувыркания её с меня снимают. Гарет крепко прижимает её к себе, чтобы обезумевшая Лив не кинулась выдирать мне волосы, - Ха, потом сама пойдешь извиняться, Лив! – вслед кричу я ей, понимая что и меня держит Тео, чтобы я не набросилась на безумную ведьму, которая вырывается из крепкий объятий Гарета. Помню, как Тео просит меня успокоиться, но успокаиваюсь я только дома, когда он устало присаживается на край моей кровати, пытаясь вообще понять, чем ребята там занимались. Все это походило больше на декорации к фильму ужасу, чем на посиделки друзей…
А потом мы узнали, что отец Гарета и Линдси умер. Новость настолько поразила Вильму, что она в середине ночи разбудила меня, рассказывая мне о том, чтобы я перестала даже водиться с Паркерами, но я заверила мать что после вчерашнего Лив навряд ли ко мне подойдет. Убийство вновь повергло всех в шок, ведь город был не готов в очередной раз задуматься о безопасности, да и кажется, что жители городка только успокоившись после смерти Линдси, были не готовы вновь встречаться на похоронах. Мы вообще, кажется, ко всему не были готовы. А все то, что происходило дальше, повергло в шок даже ярого скептика.

[NIC]Hanna Montgomery[/NIC][AVA]https://i.imgur.com/ZoNvuXP.png[/AVA] [STA]devil in me[/STA]
[SGN]blurry[/SGN]

0

22

[STA]devil, get a grip[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/31nXf.gif[/AVA]

Это все намного сложнее, чем может показаться со стороны. Никто и не думал, что мероприятие может быть настолько… таинственным, тяжелым и плохо заканчивающимся. Нет, серьезно. Мы думали, что все будет отлично, что сейчас мы немного поболтаем с Линдси, которая, разумеется, запросто нам все расскажет и мы будем самыми счастливыми владельцами информации в мире. Мы так думали. И все же, все пошло не так ровно с того момента, как я увидел ее. Я раньше никогда не вызывал призраков, но такого я точно никак не ожидал. Она была прозрачной, бледной, ее губы стягивала тугая нитка, которая не давала сказать ни слова. Это точно не было делом собак, и если бы мы были хоть немного умнее, догадались бы поиграть с ней в «да/нет» или предложить спиритический сеанс с доской с алфавитом. В общем, мы могли бы хоть что-то сделать, но были слишком удивлены и  заторможены, мы все всё испортили, но больше всех, конечно, была виновата Мо. Нет, серьезно. Кинг вылетел за ней, но он был всего лишь с ней. Его привела сюда Мо, а ее тут быть вообще не должно было.
- какого хрена, Мо? Почему тебе вообще все равно на то, что у других людей могут быть дела? К примеру, очень важные, которые не касаются тебя и твоей маггловской задницы. Какого хрена ты притащила Кинга, какого хрена раскрыла нас перед ним? Ты вообще нормальная? Явилась сюда? Не знала, что он следует за тобой? Умеешь оборачиваться вообще, нет? – я был ужасно зол и минут с пять говорил так же злобно и жестко. Да, я такой. А знаете почему? Потому что блин даже мне не приходило в голову притащить маггла на спиритический сеанс, о чем вообще думала Лив, не проверив все до конца. Но ладно Лив, как и все мы, она волновалась и не могла уследить за всех, но Мо??? Ох, как я зол, черт возьми. Не знаю, как реагировать на такие вещи. Кажется, я должен понять и простить, попытаться встать на ее место и как-то осознать, как это вообще все получилось, но мне даже в голову не может прийти, как можно быть такой глупой, чтобы даже не посмотреть не следят ли за тобой, если ты двигаешь на такое важное мероприятие.

Я тяжело вдыхаю и выдыхаю, оставляя ругань на плечи Лив, надеюсь, она выскажет все, что думает. Она, в общем-то, не подвела. Лив начала ругать Мо с еще большей силой, и я далеко не сразу осознал, что происходит. Я далеко не сразу поверил в то, что Мо толкнула Лив, далеко не сразу осознал, что та ответила, что началась настоящая девчачья драка, которые я настолько сильно ненавижу, насколько можно, потому что девчонки просто ужасно дерутся. Это всегда выглядит плохо, да и эмоциональность дамочек просто невероятно повышается. Мы с Гаретом с трудом отодрали Лив от упавшей на землю Мо, а ее дружок быстро поднял ее.
- давайте сваливайте отсюда по домам, маглы, вам здесь не рады – только и успеваю сказать я, качала головой. Лив готова в любой момент вырваться и превратить их в лягушек.

Когда она успокаивается, мы грустно переглядываемся. Это действительно было очень сложно и печально, и мы точно никак не ожидали, что все может так кончиться. Нам нужно было собрать свечи, затереть символ на земле ногами, затоптать его. Нужно было все убрать, чтобы ни дай бог кто-то что-то не заметил. Мы не хотели попадаться, тем более, не хотелось, чтобы узнал кто-то из родных. Гарет выглядел совсем потухшим, и я совсем не понимал, как бы его порадовать. Сам черт не знает, что сейчас в голове у этого парня. Впрочем, он первый подал голос:
- вы же видели веревки, которыми связаны ее губы. Может эти ребятки действительно все испортили, но из этого мероприятия я точно знаю одно – собаки такого сделать не могли. Это не шериф. – его слова словно материзовались и тяжелым облаком упали на плечи. Это не собаки, это не шериф. Тогда, кто же это? Что это? Зачем, кому? Мы с Лив украдкой посмотрели друг на друга. Это действительно пугало нас. А еще я боялся того, что тупая Мо и ее тупой Кинг могут пострадать. Они всего лишь магглы, как, собственно, и Линдси. Ее же растили без сил, она ничего не могла, как и они.
- я никогда про такое не слышал даже, разве можно затянуть веревками рот самой душе погибшего? –
- только если ты находишься с ним в тот момент, когда он умирает. Его свежевылетевшую из тела душу хватают, и совершают над ней некие изменения. Каждому свое, но это сложно, я только читала про это – конечно, даже Лив не видела этого, а только читала. Да и где бы ей такое увидеть, если у нас всегда все было спокойно. Это же наш милый город, в котором никогда ничего не происходит.
- Я… я должен переварить все это. Получается, ее убили. Невероятно… мне просто нужно домой, извините. Завтра ее похороны и мне… мне нужно… -
- вам выдали тело? –
- нет – он посмотрел себе под ноги, грустно, и даже отчаянно.
- мы хороним пустой гроб
- да уж, а чего тогда не кремация? – Лив толкает меня под руку, но я уже понимаю, что шутка глупая. Кремация пустого места с моментальным рассеиванием праха. Единственное, что пока что точно понятно, это то, что ее убили. Убил кто-то из волшебников.
- вам не кажется, что Кинг ведет себя странно. Ну, я видел его раньше, он… мне казалось, что он любил Линдси. Не слишком ли быстро он начал общаться с Мо? –
-  он в горе, мне кажется, это какая-то психологическая компенсация. Он потерял кого-то и ему так плохо, что нужно заменить кем-то еще… ну или они давно были знакомы и влюблены, но не могли этого понять из-за Линдси. Как в Твин-Пиксе.
- точно – Гарет грустно улыбнулся. Он уходил, а мы собирали вещи и молчали.
- ты же понимаешь, что это значит? Кто-то из круга убил девчонку. У нас больше нет сильных волшебников вне круга, все примкнули, и ты сама об этом знаешь. У одиночек не хватило бы сил. – день выдался тяжелым и долгим, и мы были искренне рады, что он, наконец-то, закончился. Теперь самое время было отправиться домой, чтобы выпить чаю, и поболтать о чем-то нормальном. Может, про какое-то ток-шоу? Хотелось просто забыть о том, что случилось, но черт возьми, если бы это было так просто.

Утро наступило слишком рано. Меня подняла встревоженная Лив, глаза которой горели всеми огнями.
- Гарет! –
- хорошо, Лив, ты помнишь как его зовут. Что случилось?
- его отец! –
- ладно, что с его отцом?
- его убили ночью!
- Что?? –
- Его убили ночью
- Гарет?
- не знаю, нет, не знаю.
Это утро наступило слишком рано, и точно слишком резко. Мы быстро телепортировались на кухню, где родители уже ели горячие тосты, запивая их кофе, а отец разговаривал по телефону из Милли из полиции. Милли Вашингтон – тоже волшебник из круга, а кроме того, он полицейский. Он говорил с отцом, а мама шикнула на нас за то, что мы телепортировались.
- что известно? –
- только то, что это не самоубийство. Все по началу так и думали, но как только полицейские переступили порог их дома осознали, что это все чьих-то рук дело. Очень вас прошу, не общайтесь с этой семейкой, пока не известно кто, но кто-то из них убийца. Это ужасно. Возможно, смерть Линдси тоже была не случайной. Не знаю… - мама замолчала, выглядя еще более таинственно и просветленно. Я не люблю, когда она пытается так выглядеть, потому что точно знаю, что она просто сплетница, которая будет болтать об этом по всему городу, всем на встрече напоминая, что лучше не общаться с Тейлорами. А где-то сейчас был Гарет, который совсем не был в том игривом настроении, в котором пребывала наша матушка.
[NIC]Archie Parker[/NIC]
[SGN]https://funkyimg.com/i/31nXe.gif[/SGN]

0

23

[NIC]Tyler Whitmore[/NIC]
[STA]devil in me[/STA]
[AVA]http://forumupload.ru/uploads/0019/9e/ef/1788/t38419.gif[/AVA]
Кажется, всего лишь каких-то две недели назад было все хорошо. Хотя кому хорошо? Ему и сейчас неплохо живется. Он свободен от вечного заточения за свои грехи и готов с чувством выполненного долга вновь наматываться на плохие дела ради благой цели. Ему не очень интересно, что переживают люди, которые теперь плотно закрывают шторы и двери на все засовы. Ему не особо интересно, что люди крайне серьезно восприняли смерть девчонки и отставку старого шерифа. Мне все ровно. Он дома и если говорить откровенно сейчас родной город нравится ему куда больше, чем было много лет назад.
Вудбридж имел крайне типичную привычку для маленьких городков. Он стоял на месте. Застой, который устраивал всех, был наилучшим решением в подобных городках, чье население можно было пересчитать по пальцам. Люди сменяли поколениями друг друга. Друзья друзей, знакомые знакомых и, конечно же, вечный круг и династии родственников, которые чувствовали себя как в своей тарелке, застраивая под себя маленькие клочки земли вокруг типичного Вудбриджа. Они обрастали корнями, захватывали территории, обменивались живительной силой и пытались охранять то, с чем никогда старались не связываться. Та сила, циркулирующая по венам в этих людях, заставляла идти бедных непутевых колдунов и волшебниц на рисковые вещи. Такие вещи, от которых кровь застывала, а лицо искривлялось в гримасе ужаса и страха.
После того как Линдси убили, в заполненном протоколе патрульного нашедшего тело он записал именно так, Хоппер кормил своих собак перед домом. Он самолично принимал участие в поисках и сам организовал группу для прочесывания леса, который был намного больше, чем сам Вудбридж. Он сам подписывал протоколы, сам опрашивал родителей и свидетелей, которые могли бы знать Линдси, но он даже и подумать не мог, что весь его альтруизм пойдет против него. По протоколу задержания, который сейчас «новый шериф» держал в руках, высиживая в старом кресле в уже своем кабинете, Хоппер спокойно пришел с рыбалки и сидя на крыльце также сохраняя абсолютное спокойствие, ждал чего-то плохого. За годы в полицейском участке он выработал свое предчувствие работать как часы и был, пожалуй, готов ко всему, даже к тому, что сам будет сидеть на допросе в качестве подозреваемого. Он был готов спокойно принять тот факт, что его альтруизм стал помехой для чего-то большего и необузданного и решил, что разберется с этим чуть позже, но не сейчас.
Сейчас, судя по протоколу, Милли Вашингтон первым делом попросил у него прощения, извиняясь за то, что он потребует сделать от шерифа спустя пару минут. Парнишка, проработавший с Хоппером рука об руку, был не готов к тому, что ему придётся заключать под стражу своего старого друга. Но ему пришлось. Он попросил Хоппера не сопротивляться, а дать сделать ему свою работу, поэтому спустя каких-то пару минут патрульная машина уже мчалась на пути к участку. И каждый из них молча обдумывал, что же будет дальше.
А дальше ему представили нового шерифа. Молодого мужчину, чья фамилия была ему ужасно знакома, но об этом он вспомнит чуть позже, когда смертей станет на одну больше, чем имеется сейчас. Они только перекинулись парой фраз, чтобы понять с кем каждый из них имеет дело, и разошлись в свои кабинеты, оставив за собой последнее слово.
В середине ночи прозвенел телефон. В первый раз сонный Милли не успел подбежать к телефону, но он был уверен, что звонивший позвонит вновь. И вот на второй раз он был более сговорчив и вовремя схватил трубку, вслушиваясь в голос на том проводе. Новый шериф звонил ему из дома Тейлоров, требуя немедленно поддать патрульную машину, а на вопрос Милли «зачем» не спеша, растягивая каждое слово, только пояснил, что на одного члена семьи стало вновь меньше. Витмору потребовалось минут десять, чтобы появиться на крыльце Джоанны, которая не могла произнести ни слова, утыкаясь в его плечо, делая мокрым от слез его дорогую куртки. Эмерод просила не использовать магию на Джоанне, но ему так хотелось, чтобы женщина перестала реветь и наконец-то смогла ответить хотя бы на пару его вопросов. Ему так хотелось, но переборов вязкое чувство он только прошел внутрь дома, встречаясь с тревожным взглядом старшего сына, ставшего единственным мужчиной в этом доме. Ему хотелось сказать мол «крепись парень», ведь он знал, что он сейчас чувствует, но единственное что ему было разрешено сделать, так это просто молча пройти на кухню, утопая в крови мертвого хозяина дома.
Экзекуция в ожидании патрульной машины, допрос жены и сына, вывоз тела заняли всю оставшуюся ночь. Он задавал Джоанне вопросы, делая вид, что ему действительно интересно, один раз он, правда, не выдержал и под общий шум кухни и встревоженные голоса тихо «убедил» её, что женщине нужно успокоиться. И она успокоилось. Сначала нехотя, но потом действительно перестала лить слезы через каждое слово и рассказала, что нашла мужа на кухне в собственной крови, демонстративно показывая эту кровь на себе.
Но вместо сидящей напротив Джо он отчетливо вспомнил Эмерод, мило сидящую на месте Джо, закинув ногу на ногу. Она посвящала его в дела крайней важности, подчеркивая то, что мертвая девчонка может доставить слишком много проблем не только для отряда юных волшебников-альтруистов, но и для них самих. Она рассказала ему про остатки крови, которые надежно спрятаны в подвале её дома, про защитные чары и, конечно же, про амулеты в случаи непрошенных гостей с другой стороны. От Тайлера она просила только «продуктов для ритуала», лукаво улыбаясь ему и подтверждая каждое свое слово легким кивком головы. Это точно поможет, говорила она, проводя своими тоненькими пальчиками по обивке кожаного дивана. Мы будем в безопасности, говорила она, меняя ногу на другую, ловко при этом поправляя красное платье. Всего лишь предмет, который она могла бы зачаровать и быть в полной уверенности, что Линдси к ней не придет. Всего лишь предмет, говорила она, умело шевеля красными губами, на которые Тайлер смотрел с легкой ухмылкой. Он кончено же представлял другие картинки в голове, но также искусно демонстрировал свою заинтересованность, как сейчас успокаивая Джоанну.
Перелопатив тонны информации о семействе Тейлоров, он решил, что кулон мертвой девчонки идеально подойдет для Эмерод в качестве сохранения собственной жизни. Для себя он приготовил перстень отца, который уже переживал пару защитных чар. Остальные по списку продукты он добыл с легкостью. Щепотку ахцелии он нашел в саду на заднем дворе собственного дома. Щепотку вахариса вырвал в саду у дома погибшей Линдси. Веточку калоцедруса обломал перед домом семейства Паркеров, а листья древогубца оторвал у дома Монтгомери, когда прогуливался с главой семейства до лесопилки. Он был просто травником, ведь самый главный ингредиент для их магического супа был у колдуньи, которая уверяла его, что даже капли на предмет будет достаточно. [float=right]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t73184.gif[/float]
А после допроса Джоанны и вывоза мертвого Гордона, он приказал Милли сделать всю работу за него, не давая парню даже времени протестовать и возмутиться. И вот он уже сидит в подвале у Эмерод, молча наблюдая за ведьмой, которая сосредоточенно кладет один [float=left]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40468.gif[/float]ингредиент за другим в котелок, который сам собой пыхтит и издает булькающие звуки. Она просит его передать ей предметы, и взять её за руку, чтобы повысить их шансы на удачу. Она просит его перестать каждый раз едко улыбаться и быть более серьезным, потому что дело требует решительных действий. Тайлер готов ей возразить, но молча проводить пальцем по губам, давая понять ей, что он могила. Он готов смотреть, что будет дальше. А дальше она берет его ладонь и проводит острым лезвием по мягкой ткани, заставляя каплям крови упасть в магический котел вслед за своей кровью. Она просит его произнести его имя и положить окровавленный перстень в котел, проделывая те же действия с кулоном мертвой девчонки. Ему не впервой видеть наложение защитных чар, ему не впервой участвовать в магических обрядах. Он знает, что будет дальше, а дальше она добавляет в котел несколько капель крови Линдси и произносит заклинание, заставляя Витмора повторить слова за ведьмой. Заставляя его почувствовать легкое покалывание в ладони, плавно переходящее до кончиков пальцев ног, когда он надевает перстень отца. Все получилось, и сомневаться в этом не приходиться.
- И что дальше? Наше дело сдвинулось с мертвой точки? Мэр уже влюбился в тебя по уши? А что на счет младшего Кинга? С ним будут проблемы? – он произносит это как бы между делом, поправляя вновь перстень и борясь с легким покалыванием. Теперь он может не переживать на счет мертвой безумной подружки младшего Кинга, таких подружек ему точно не надо.

0

24

Необъяснимо. Я не мог поверить своим глазам, не мог спокойно смотреть, сидеть на месте, осознавать все то, что происходило. Они колдовали, а я чувствовал лишь смешенное чувство волнения за Мо и какой-то невероятный страх перед этим новым, неизведанным волшебством, которое теперь открывалось предо мной. Они в самом деле вызвали Линдси, и тот момент, когда я глянул на нее… тот момент, когда она казалась такой прозрачной, но при этой действительно была там, я даже не знаю, как реагировать на это, потому что у меня совершенно точно нет никаких представлений о том, что я видел на самом деле. Мне хочется думать, что это просто какая иллюзия, хочется верить, что она не страдает. И сейчас, сидя дома и смотря на огромный портрет своего отца, мое сознание словно бы приходит в себя, мне словно становится лучше, понятнее, все кажется реальнее. Я не знаю, что с этим делать, не знаю, как реагировать, но как только Мо ушла домой, как только дверь за ней закрылась, и наши теплые объятия еще не успели выветриться на моем теле, в тот же миг мое сознание словно стало легче, я вновь подумал о том, как быстро променял Линдси на кого-то другого, и мне вновь стало невероятно не по себе от этого факта. Я не изменил ей, мы даже не целовались с Мо, но я чувствую, что между нами есть что-то и это что-то невероятно сильное, безумное даже, я не могу контролировать себя рядом с ней, мне хочется опекать ее, защищать, хочется стать ее ближайшим другом. Какой-нибудь психиатр скажет, что я пытаюсь просто восстановить баланс, ведь я потерял кого-то, кого не смог достаточно охранять, о ком нужно было заботиться, но я не сделал достаточно, и вот теперь, теперь-то я пытаюсь сделать хоть что-то подобное, но уже с другим человеком. Кто-то скажет, что еще рановато. О, как я соглашусь с этой мыслью. Даже теперь, когда я просто сижу в комнате и пытаюсь осознать все, что случилось, у меня в голове ужасная каша, но я не думаю про Мо постоянно. Нет, меня скорее удивляет то, как быстро все случилось в моем сознании. Как неожиданно.

Эмерод стучит в комнату аккуратно. Она выглядит как всегда потрясающе. Девица всего на несколько лет старше меня, и кажется, мы вполне могли бы стать парой, если бы ее не предпочел мой отец. Удивительная все-таки штука жизнь. Я даже забыл думать про Эм, когда все это начало происходить, она и ее обыденные дела кажутся мне теперь такой ерундой, да, вот, она появилась и мой отец ушел от матушки, которую раньше любил. А я думал, что любил Линдс, и что? Теперь я вообще не знаю, что чувствую и к кому. Это полный бред, я в курсе, но не могу ничего с собой поделать, это сильнее меня. Это больше меня.
- привет, дружок. – она кажется очень дружелюбной, но выглядит слегка сонной. У нее взлохмаченные волосы, на ней отцовская рубашка и ее узенькие джинсы. Конечно, кое-кто сегодня хорошо провел ночь.
- ты как?
- проснулся.
- хм, я подозреваю, что ты не очень хочешь со мной болтать, но я тебе не враг, правда. То, что все так вышло с твоим отцом… это… мне правда жаль, но он ушел от твоей мамы до меня… - она замолчала, я лишь спокойно на нее смотрел. Да, это какое-то невероятное совпадение. Может, и мой отец искал кого-то помоложе, поярче, поживее, и в этот момент в городе появилась Эмерод? Точно так же, как на этом глупом мероприятии я неожиданно разглядел Мо? Почему бы все это не было правдой?
- все нормально, правда. Я не злюсь на тебя. Ты делаешь моего отца счастливым, разве я могу на тебя из-за этого злиться? Только радоваться за отца. Все хорошо. Лучше расскажи мне, ты пришла просто поболтать? –
- не совсем – она неуверенно закусила нижнюю губу, что было все еще слишком сексуально для подружки моего отца, после чего продолжила
- я знаю, что Линдси была для тебя важна… и, поэтому я хочу рассказать тебе о том, что случилось сегодня утром. Точнее, ночью. Это случилось ночью, и я не знаю, общаешься ли ты с кем-то еще из семьи Тейлоров, но… наверное ты мог бы помочь следствию, потому что близко общался с Линдси… я не знаю, извини. Все происходящее сбивает меня с толку.
- о чем ты говоришь? Какое следствие? Линдси же нашли в лесу, сейчас дело на Хоппера завели, как тут связаны ее родственники?
- ох. Ладно. Присядь пожалуйста. – Эмерод уселась рядом, взяв меня за руку. У нее были очень холодные ладони, но этот холод меня будто бы успокаивал, он мне нравился, и совсем не хотелось отпускать ее руку.
- вчера ночью кто-то убил отца Линдси. Сегодня уже точно известно, что это было убийство, он не смог бы так совершить самоубийство с учетом его порезов и прокола в груди ножом… он был зарезан. Кровь, говорят, по всей кухне. У себя в доме. Я не знаю, не знаю, что происходит, но это страшно, и страшно то, что все это происходит у нас в городе. Есть мысли на счет его жены… но… с ними мало кто общался и даже толком не знают, какие были отношения у супругов на самом деле. Может, ты что-то слышал? Она же не могла убить мужа, правда? Боже, это так ужасно – Эмерод тяжело покачала головой, и все же прикрыла рукой рот, видимо, слишком ярко представляя себе события этой ночи в доме Тейлоров. А я просто смотрел на нее почти окаменелыми глазами, потому что знал ее родителей и ее брата знал, и знал, что все это какая-то невероятная мистика, и такого быть не просто не может, нет, такого никак не могло случиться, не могла ее мать убить отца, они любили друг друга и всю свою семью. Не могла.
- господи. Нет, нет, она точно не могла – наконец, до меня начинало доходить то, что произошло этой ночью.

Мы с Мо встретились около ее дома. Ее матушка мне улыбнулась, кажется, ей нравилось то, что мы общались.  Она лишь попросила не гулять до ночи, чтобы не нарваться на неприятности. Новость о смерти разлетелась моментально.  Похороны Линдси были перенесены на три дня – время, необходимое медикам и судмедэкспертам для того, чтобы полностью разобраться с убийством. Да и какая разница, можно перекладывать похороны Линдси хоть на недели – в гробу все равно никого нет. Мы с Мо уселись на небольшом деревянном мосту, свесив ноги вниз, и глядя на серебряную гладь воды.
- ты расскажешь мне о том, что я видел вчера? Это же магия, да? Мы видели тень Линдси? Слушай, я знаю, что виноват, что пошел за тобой, но… я просто хотел убедиться, что ты в порядке. Я уже потерял одну девушку, и мне совсем не хотелось упускать тебя из виду, зная, что что-то может пойти не так. И оно же пошло. Господи, как это работает? Они волшебники? Почему я до сих пор это помню, они не умеют подчищать память? Почему отпустили так? – слишком большое количество моих вопросов, очевидно, смущали Мо, но она была милой, и аккуратно держала мою руку в своих руках, пытаясь найти слова, которые лучше подойдут для описания всего того, что я видел. Удивительно, как быстро мы смогли друг друга найти, как легко случилась эта симпатия, как просто все это вышло. Удивительно. Я легко коснулся ее плеча, приближаясь к лицу, Мо покраснела, но не отвернулась. Поцелуй получился нежным, мягким и аккуратным. Она улыбнулась мне.
- ты нравишься мне, Монтгомери – наконец проговорил я. Кажется, все, что случилось и случалось бы дальше – лишь страшный сон. Настоящее в этом мгновении первого поцелуя с новым человеком.

https://i.imgur.com/cbJrxY2.gif

любимые расстаются, на это грустно смотреть небесам,
но таков порядок вещей, закон и завет
мы встретимся, я прикоснусь к твоим волосам,
и нам снова будет семнадцать лет.

Гарет видит ее снова, но уже не во сне,. а на яву. Он слишком долго не мог заснуть после всего, что на него упало теперь. Он знает, кто убил отца, и от этого совсем не легче. Он знает, кто дал ей эту идею. Она смотрит на него с улыбкой, словно ожидая дальнейших действий. Гарет качает головой, он говорит о том, что мама не виновата, мама не ответственна за то, что придумал и воплотил отец. Линдси чувствует страх брата, но все еще любит его. Она кивает, и пропадает, перемещаясь к своей новой жертве, к той, которая встала на ее место – девчонка Монтгомери. Еще и похорон не было, как эта стерва успела забрать у нее ее парня, а главное, не просто забрать – в дело пошло колдовство. Он дурак даже не подозревает, что находится под действием чар, но Линдси все это чувствует, хоть и не знает точно, кто наложил их. Но что тут нужно знать, если она все видит, если она видела, как Мо присутствовала среди волшебников? О, тут все ясно даже мертвому. Она появляется возле ее кровати с ножом, и замахнувшись, неожиданно останавливается прямо перед ней. Лезвие даже громко звякнуло в воздухе, но не разбудило девочку. Она свободной рукой проводит над ней, впитывая информацию воздухом, щурится, еще несколько минут осматривает ее, и нехотя отступает. С утра девочка найдет у себя на тумбочке записку «ты жива только потому, что слишком похожа на меня».

Тогда уже куда более злое облако направилось к главному своему врагу, убийце, что крала ее кровь, что откачивала каплей за каплей, что сковывала ее душу. Эмерод и ее дружок. Ей нужно было лишь появиться и убить их, но огромное красное поле вокруг них, что светило в глаза и не давало приблизиться даже на метро… о, она этого не ожидала. Она ничего этого не ожидала, и злющая, агрессивная, демонически жестокая, она пролетала сквозь домов, и, заметив, как парень приставал к какой-то девушке, что отчаянно вырывалась, вселилась в эту девушку.

[NIC]Teo King[/NIC]
[STA]devil is around[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/JcW6C.jpg[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2BXni.gifhttp://funkyimg.com/i/2BXn9.gif[/SGN]

0

25

Мне казалось, что после новости о смерти Гордона Тейлора, мать уже была не в состоянии выдавливать из себя никаких эмоций. Папа приготовил ей теплый чай, сделал несколько своих фирменных бутербродов, прося, чтобы Вильма Монтгомери убрала наконец от себя телефон и перестала переживать о делах всего города. Он всегда искренни считал, что самое опасное оружие в руках у этой женщине не её сделанная красота, а телефон. Уж лучше пускай она разоряет его кошелек, чем своими тоненькими пальчиками будет строчить посты в фейсбук, обнародовав всему городу самые горячие сплетни и новости. Отец потребовал сконцентрироваться над чем-нибудь другим и перестать создавать в доме похоронную обстановку. Попросил Вильму переодеть черное платье на что-то более нейтральное и перестать нагонять жути. Он пригласил нас за стол и потребовал немедленно рассказать, что-нибудь такое от чего мы бы всей семьей автоматически заулыбались и повеселели. Но сложно веселиться, когда за стенами дома, буквально через несколько домов от нас, разгуливают полицейские, вынося мертвое тело, мертвее не придумаешь, главы семейства.  Сложно веселиться, но папа в своем желание «настроить нас на нужный лад» решил серьезно подойти к своему делу.
Он, стараясь перевести тему, решил начать с более радостной новости и задал вполне нормальный и интересующий его, как родителя, вопрос. «Почему это Тео Кинг уже второй день подряд караулит тебя под окнами нашего дома? Может, стоит пригласить его на обед?». Я буквально чувствовала, как Вильма волнительно захлопала ручками в ожидании моего ответа, и была готова вновь вернуться к похоронам, а не обсуждать мою личную жизнь за обеденным столом. Кажется, мои щеки стали алого цвета, как раз подставь губам Вильмы, которая никогда не воспринимала ничего кроме своей любимой красной помады.
- Пап..., - я нервно откусываю бутерброд, извиняюсь и резко выхожу из-за огромного стола на кухне, сделанного по всем меркам Вильмы, масштабно и с нотками красного.  На полпути к дверям вновь поворачиваюсь к столу, в очередной раз, извиняясь за то, что мне придётся убежать «по делам», подчеркивая то, что Тео вернет меня ровно в десять как раз, когда начнется мой комендантский час. Вильма счастлива, в последний раз я видела её такой, когда ей прописали золомакс от постоянной нервозности, связанной с работой, побочным эффектом которого была неконтролируемая улыбка. Сейчас было практически то же самое, только зная мать, она уже давно пересела с золомакса на ксанакс, но не об этом сейчас. Она устроила маленький праздник, что удивительно, ведь это как плясать на костях мертвого отца Линдси и Гарета, когда узнала, что я переключилась с Арчи на Тео Кинга. Ей почему-то казалось, что Тео отлично подходит мне в качестве ухажера, в свою очередь я, впервые в жизни не могла возмутиться матери, потому что испытывала ужасно странное чувство в животе. Арчи вызывал больше головную боль, чем воодушевление, ведь приходилось каждый раз страдать от безответного внимания с его стороны, а с Тео бабочки стали шевелиться чаще, вызывая приятную щекотку и умиление, каждый раз когда я брала его за руку или просто встречалась с ним взглядом. Я не легкомысленная и единственное мое переключение с парня на парня было в районе старших классов, когда на пороге моего класса появился Арчи Паркер. Я готова поспорить, что мои подглядывания в сторону сына мэра никак иначе как магией не назовёшь. Готова поспорить, что в этом замешаны верховные силы, каждый раз я только улыбаюсь и хихикаю, говоря «спасибо всевышнему».
Но верховные силы со мной не разговаривают больше. Лив не отвечала на мои звонки, перестала выходить на связь. Вообще отрезала все возможные пути для примирения, не оставляя мне даже шанса на «прощальный звонок». Я пыталась, даже оставила пару сообщений на автоответчике, но думаю, у неё есть дела по важнее, чем мириться с той, которая подставила всех и каждого. Я чувствовала себя ужасно мерзко, потому что прекрасно понимала, что вражда Лив была вполне обоснованной и оправданной. Я бы тоже перестала разговаривать с таким человеком как Ханна Монтгомери. Пожалуйста, прошу задокументировать. Ханна Кассандра Монтгомери. Предательница. Подстрекательница. Плохой друг. Последнее ранило больше всего.
И вот мы с Тео молча доходим до мостика, служащим переправой на другой берег, где намеком на цивилизацию является наша лесопилка. Присаживаемся на мостик, и единственное что приходит мне в голову, так это взять небольшой камушек и бросить в воду, чтобы хоть как-то отвлечься от плохих мыслей. Мы даже не пытаемся заговорить, потому что нам это не нужно. Слова только разрушают все то, что сейчас витает в воздухе. Еще пока мы шли до моста, я рискнула взять его за руку, максимально благодаря господи, чтоб мои ладошки предательски не потели от волнения, а вид моего «нового друга» не заставлял слова застревать в горле от страха. Я молила господи, чтобы мои щеки не краснели, а испуганные, местами даже влюбленные, глаза не выдавали моих истинных чувств, когда наши пальцы переплелись. Я даже застенчиво хихикнула, когда его теплая рука, боги у него такая теплая ладонь, уверенно захватила мою ладошку, без возможности вырваться из этой смертельной хватки.
И вот не разрывая контакта мы сидим на мосту и молча пытаемся подобрать слова для начала беседы. Я дышу через раз, когда его пальцы осторожно гладят мои. Мне хочется помахать всем ручкой и улететь в голубое небо, так идеально расположенное над нашими головами. Мне хочется помечтать о будущем. Хочется, чтобы мы зашли в университет, держащими за руки, чтобы все девчонки автоматически стали мне завидовать. Мне хочет большой дом и белый заборчик, а еще двух деток с глазами Тео. Мне хочется...неожиданно сказка заканчивается и Тео окунает меня в темные воды магического мира, выясняя подробности вчерашнего ритуала ребят. Мне нечего ему сказать, потому что именно в эту минуту я понимаю, как сильно вляпалась. Лив бы все вырулила. А что я? Я только неловко смотрю на рядом сидящего парня и пытаюсь найти ответы на все его вопросы. Вопросы, которые также задавала Лив, когда она посвящала меня в магическую тайну, которую я не должна была знать.
Тео…я, - я предательски начинаю краснеть от волнения, от переполняющих меня чувств и эмоций, прекрасно понимая, что не вывожу ничего. Мои ладони начинают потеть, и даже легкий осенний ветерок, от которого в другой ситуации я бы наверняка поежилась и натянула куртку, не заставляет меня остыть. Теперь я понимаю, почему Лив со мной не разговаривает. Понимаю. Он смотрит на меня и ждет ответов, которых у меня нет.
Это чужая тайна...я не могу...не заставляй рассказывать тебе то, о чем потом мы вдвоем будем очень сильно жалеть, - я готова привести ему миллион причин, почему нам не стоит во всем этом капаться. Миллион и одну причину, почему нам стоит просто молчать и смотреть друг на друга. Я совершенно не понимаю, как могла во все это вляпаться, и периодами ощущение собственного идиотизма накрывает меня с головой. Мне хочется резко подняться на ноги, и не прощаясь просто сбежать от него подальше. Но как только его теплые губы касаются меня, я понимаю для чего мы тут сидим. Понимаю, что наши руки все также переплетены, а мое сердечко пытается выпрыгнуть из груди. Я только воодушевлённо, дыша через раз, смотрю на него, не в силах оторвать взгляда. А ведь до этого мне казалось, что идеальней Артура Паркера никого нет. И как я могла раньше не замечать элементарных вещей? Например, что Кинг намного привлекательней Арчи. Или что не только ладони у него такие тёплые, но и губы. Но эту информацию я получила только сейчас. Я, нервно хихикая, стараясь унять свой пульс, просчитать до десяти и наконец-то сообразить, что он имеет ввиду, говоря, что «я ему нравлюсь». Ох, нравлюсь. Спасибо Линдси, что так случилось![float=right]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t25129.gif[/float]
Ты тоже мне нравишься, Тео, - улыбаюсь в его губы, пытаясь переборот атаку красных щек на моем лице, — это так странно, но мне нравится. Очень, - точнее мне нравишься ты, но язык меня уже не слушается. Как укол адреналина, я начинаю нести ахинею, но он меня и не думает останавливать. А потом я делаю то, ради чего мы тут вдвоем с ним собрались. Подмечу, я таким не занимаюсь. [float=left]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t91211.gif[/float]Мы знакомы с Тео всего ничего. У него недавно убили подружку, с которой он встречался, кажется, всю мою сознательную жизнь. Но то, что я собираюсь сделать, и сделала, было больше похоже на тайную магию, которую использует Лив, а не на поступок дочери, женщины года по опросам жителей Видбриджа. Я его поцеловала. Сама полезла своими разгорячёнными губами в его сторону и уткнулась прямо в то место куда метила. В такие горячие губы Теодора Кинга.

[NIC]Hanna Montgomery[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/SZq5J.png[/AVA] [STA]devil in me[/STA]
[SGN] http://sh.uploads.ru/k2LJp.gifhttp://s5.uploads.ru/JzGFd.gif
corazon
[/SGN]

0

26

Неописуемо. Нельзя объяснить то, что ты чувствуешь, когда происходит ряд настолько неожиданных и ненормальных событий, нельзя даже прийти в себя сразу, нельзя понять, ты ли это сейчас.  Смерть Линдси была для меня невероятной болью, которую было так сложно осознать, но я смог взять себя в руки и справиться с болью, смог вытащить себя из этого подвала и вновь пытаться жить ради нее и памяти о ней, ради того, чтобы пытаться найти причину ее смерти, чтобы отомстить за нее тому, кто это сделал, ведь давным-давно было видение, что Линдс умрет именно от волшебства. И вот, все подделано под какой-то нелепый несчастный случай, каждый человек в городе знает, что собаки Хоупа не могут напасть на человека, они обожаю людей, и все же, они как будто напали, как будто что-то сделали, но теперь, после призыва я точно знаю, что это не так, хотя иногда мне кажется, что этот призыв был вовсе не нужен, ведь я вижу ее каждую ночь рядом с собой, и я знаю, что она не сделает мне ничего плохого, и мне казалось, она не причит боли и отцу тоже. Казалось. Мне лишь казалось так, но на деле, на деле ничего подобного не было. Она в самом деле превратилась в мечущуюся злобную душу, которая не прекращает искать тех, кто виноват в ее смерти, и не успокоится до тех пор, пока не лишит жизни и их. Иногда мне казалось, что я поддерживаю ее, но теперь я не знаю, что чувствую. В моей голове так и живет этот вид - мама в крови, около тела папы. Она кричит, плачет, она в шоке, в ужасе, в потрясении, ей так плохо, что даже нельзя представить этого, но она точно знает, что случилось, она знает лучше, чем кто-то еще, и она продолжает кричать и плакать, ее руки продолжаются ужасно трясти даже тогда, мы пытались вынести и закопать тело на заднем дворе, и когда когда на это обратили внимание соседи, и когда приезжает полиция и скорая, и даже когда ее уводили под руки и укутывали в рубаху для сумасшедших. Я смотрел на маму, но так ничего и не понял. Ничего из того, что происходило. Только потом, уже после того, как у меня взяли отпечатки, и я дал показания, после того, как я просидел несколько часов в полицейском участке и в больнице, где меня осматривали, только после этого, когда я вернулся домой, до меня дошло, что произошло. Дома по-прежнему все было так, как утром. Кровь на кухне, белым мелом обвели тело отца, кругом кавардак, вокруг ходят детективы, изучающие эту смерть. Я понимаю, что мой отец умер. Я понимаю, что моя сестра убила моего отца. Лишь теперь, когда я так хотел вернуться домой, но вернулся на место убийства, я понял все то, что случилось со мной сейчас. Это не шутки, это происходит в самом деле, и от этого еще сильнее внутри кровь замирает.

Мать осталась в полиции, не то, чтобы у нее был выбор. Ее держат, как основного подозреваемого. Дом никто не взламывал, никаких чужих отпечатков пальцев не найдено, мама молчит, она знает в чем дело, но не может сказать, а я лишь пытаюсь понять, что вообще происходит, что мне делать, куда идти и как пытаться с этим разобраться. Мне страшно, что как только я закрою глаза и попытаюсь заснуть, страшно, что она может снова прийти ко мне, безмолвная тень, готовая убивать тех, кого я назову виноватым в ее горе. Но это не правильно, это ошибочно, и лишь я виноват в том, что случилось сейчас с отцом. Кажется, я еще и сам не до конца все понял. Находиться дома практически невыносимо, а потому я звоню ей. Лив. Она сильная, она ведьма, она знает больше меня в разы, она мощнее меня в разы, это единственный человек, которому я могу сейчас сказать о том, что происходит, и единственный, кто может иметь возможность что-то сделать. Арчи еще слишком мал, он точно менее опытнее сестры, а она... она сможет мне помочь, я знаю. Ее номер телефона остался у меня после нашего общего мероприятия, она дала мне его со словами "позвони, если она появится", но я не позвонил. Я не позвонил даже тогда, когда она убила моего отца, мне потребовался целый день для того, чтобы понять, что я давно должен был позвонить Лив. Мы назначаем встречу в ее тайном месте в лесу, именно там, где было свершено заклятие. Мне больше нечего бояться - вся моя семья рассыпалась, даже от меня ничего не осталось, и единственное, что мне хочется теперь - это поговорить с кем-то, кому я доверяю. Не знаю, почему я верю именно ей, она внушает мне что-то доброе, хорошее, светлое. Да, она жесткая, но другого мне сейчас и не нужно, я просто хочу ее видеть. У меня больше ничего нет.

___
Ночь темна и полна ужасов, особенно в тот момент, когда эти ужасы сами готовы выходить за тобой на охоту. Я знаю, что все это не просто так, знаю, что мои страхи верны, и я еще ни раз посмеюсь над теми, кто говорит, будто я слишком озабочена последствиями. Я просто не идиотка, дорогие подруги, просто я хочу пожить подольше, а вы, верно, умрете совсем скоро с таким отношением к своим врагам. Этой ночью я проснулась от невозможного покалывания в груди. Когда я открыла глаза, то заметила, как всеми цветами красного переливается мой новый медальон, и этот свет идет по всей комнате так ярко, будто бы я включила красный свет. В углу комнаты четко видное, стоит молчаливое облако, пропитанное ненавистью и злобой. Оно смотрит на меня с гневом и отчаянием, пытается сделать еще заг, но кулон лишь отталкивает ее. Она смотрит на меня еще раз, хочет закричать, но у нее не выходит и этого, она бьется сквозь стену, падает, а после - пропадает. Это все случилось так быстро, что я успеваю только выдохнуть страх, посетивший мою душу в эту минуту. Она была так близка, ведь мы смогли сделать амулеты лишь сегодня. И уже сегодня мы смогли не умереть. Правда, заснуть я сегодня уже тоже не смогу.

____
Клик посреди переулка. Дикий, сильный, громкий. Тот самый крик, которого боятся услышать копы, который спугнет самого пьяного бомжа, который заставит скулить собаку. Девушка кричит от того, что ее руки в крови. Она не помнит, что случилось, она не знает, что сделала, она просто шла сквозь этот тихий переулок, просто двигалась вперед, по короткой дороге к бару своих друзей, и помнит, как парень ее окликнул. Он подошел к ней, начал к ней приставать, а она сразу начала бить его руками, но конечно, не сильно. Только не так сильно, чтобы то, что теперь выглядело как тело, было тем парнем. У него были сломала шея, в него напролом была засунута огромная балка, которую она не то, чтобы всунуть меж ребер, не смогла бы даже нормально поднять и замахнуться. Однако, именно ее руки были в крови, именно ее одежда слегка порвана от драки, а волосы растормошены в разные стороны. Она смотрела на все это в совершенно шоковом состоянии, понимая только, что она виновата в том, что случилось, хоть и не понимает, как это могло случиться, и тем более, как она может быть в этом виновата. Она быстро глянула вокруг себя, испуганно еще раз осмотрела все, что находится вокруг, и не приметив ни одной камеры в своем окружении, ломанулась прочь с этого места, чтобы больше никогда сюда даже не подходить. В это время скрытая камера от кафе напротив записывало все. И тот момент, когда парень подбежал к девушке и начал тянуть ее за сумку, а после притягивать к себе, и тот, где она отбивалась сумкой, и тот, где девушка неожиданно выпрямилась, встала во весь рост и сильно ударила его кулаком по лицу, после чего схватила тяжелую балку, что валялась под ногами и с напором засунула ее парню прамо между ребер. Ее одежда и лицо покрылось крапинкой крови, но она была точно уверена в том, что делает, после чего неожиданно снова осунулась, начала осматриваться и в панике убежала.

[NIC]Gareth Taylor[/NIC]
[STA]devil for you[/STA]
[AVA]https://funkyimg.com/i/31X56.gif[/AVA]
[SGN]https://funkyimg.com/i/31X55.gif[/SGN]

0

27

Мать запретила им выходить на улицу после полуночи. Мать запретила и поставила заклинания на все двери первого этажа, ведущие на выход, потому что дети, а она точно уверена, что они совершенно не будут её слушать, обязательно попробуют пробиться через заклинания и после полуночи выбраться на поиски информации об очередной жертве. Как бы им не хотелось верить, но желание обвинить шерифа Хоппера во всех смертных грехах рассыпалось при каждой новой всплывающей улике, кричащей что грядет что-то поистине страшное. Отец уверен, что наложение заклинаний необходимая мера и поэтому на все возмущения детей совершенно их не поддерживает. Наступают тяжелые времена, вы этого еще не поняли? Он устало смотрит на детей и просит их больше не поднимать вопрос о собственной безопасности. Родители были не готовы спорить, ругаться, а уж идти на компромиссы тем более. Они стояли на своем и четко обозначили границы дозволенного. Они не ограничивали свободу внутри дома, но поставили полный и тотальный запрет на желание погулять под ночным небом и поискать приключений, которые их дети любили находить с большим удовольствием. И находили ведь.
Лив пришлось смериться с заточением. Она вовремя одумалась и перестала возмущаться по поводу собственного желания нормально существовать еще и вне дома. Ведьма знала, что мать наложила заклинания только на двери и окна первого этажа, позабыв про окна, выходящие на свободу из её комнаты. Напоминать об этом лишний раз Лив была не намерена, потому что желание родителей защитить своих детей могло бы зайти дальше, наложив комендантский час на все окна и двери в доме. Такого для себя она позволить не могла, тем более что осознание, что что-то происходит все ярче и ярче вырисовывалось в её голове. К тому же она ужасно переживала за брата, который катастрофически не воспринимал серьезно её желание защищать и оберегать его во всех его приключениях. Она считала своим долгом каждый раз напоминать ему, что использовать магию во всех возможных её проявлениях не самая лучшая позиция. В такие минуты она была ужасна похожа на собственную мать, пытавшуюся сделать все возможное для защиты своего потомства.
А вот миссия защищать еще одного не гласного члена семьи, Ханны Монтгомери, отпала сама собой. Она была не готова идти на примирение, правда немного смягчала свою обиду и просто выжидала подходящего повода для беседы. Кажется, после новости об очередной смерти, её телефон стал трезвонить от звонков Мо значительно больше и дольше. Подруга, она все ещё оставалась подругой Лив, звонила каждый час, а если Лив не брала трубку, а в лучшем случаи просто сбрасывала звонок, Мо начинала терроризировать домашний телефон, оставляя миллион сообщений на автоответчик. Мо была настроена решительно, но не решительнее Лив, которая была готова прекратить полное общение с подругой, если это сохранит ей жизнь в нынешнее время.
После смерти Гордона, на следующий день, мать так и не сняла защитное заклинание, поэтому после ужина Лив не дожидаясь вечерних новостей от родителей, молча поднялась в свою комнату, схватив со стола пару печенья для перекуса. Планов на вечер нет, но было желание полистать книжку на поиск зашитых губ у мертвой души. Вся эта картинка в лесу настолько шокировала Лив, что сейчас она ставила перед собой основную задачу разгадать наличие веревок на губах у Линдси, а нежелание помириться с Мо или воевать за выход после полуночи.
На часах уже поздний вечер. Мать на первом этаже просит сделать звук на телевизоре по тише, потому что ей стала неожиданно плохо, и головная боль не хотела договариваться с громко играющим телевизором отца. Она прощается с Лив, желая той спокойной ночи, обнимает Арчи перед тем, как он захлопывает за собой дверь в комнату, и сама также скрывается в спальне. Отец на первом этаже наверняка как обычно уснет на диване, позабыв выключить телевизор, поэтому Лив даже не переживает, что кто-нибудь из родителей сможет внезапно нагрянуть в её комнату и проверить, почему она еще не спит. Брюнетка только вновь перелистывает страницу, все еще надеясь найти хоть какую-нибудь информацию на счет веревок, но вибрация на телефоне заставляет её переключить свое внимание с книги на телефон. Мо после их ссоры никогда не звонит вечером, активно терроризируя её днем. [float=left]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t32854.gif
[/float]Незнакомый номер на экране телефона заставляет её немного напрячься, а уж после того, как она, включаясь в разговор, поняла, кто является её собеседником и вовсе заволноваться. Она видела его в последний раз, когда они втроем, Арчи, Гарет и она, прятали следы их неудачного спиритического сеанса. Он тогда действительно пытался быть им полезен, но все его попытки заканчивались не удачно. Мыслями он был далеко от них и леса. Она не могла его винить, и они с Арчи сделали всю работу за него. Убрали свечи. Стерли призывающие руны и спокойно разошлись по домам, не предвещая ничего страшного и критичного. И вот теперь он просит её с ним встретиться. Не требует, не ставит перед фактом, а просто просит, выжидая любого её ответа. Если она откажет, он поймет и возможно извиниться за столько поздний звонок, а если она согласиться, только назначит место встречи, дав ей час на сборы.
Разговаривая с ним по телефону, она буквально представляла его перед собой. Вот он заворачивает на кухню и возвращается обратно в гостиную, извиняюсь перед ней за столь поздний звонок. А вот он тихо ударяет кулаком по стенке, когда на предложение встретиться, она неожиданно замолкает, прикидывая чего будет стоить её побег по возвращению домой. А вот он немного смягчается, когда спустя несколько секунд колебаний она тихо произносит ему, что будет в домике через час. И если он придет раньше, то может, не скромничая, разжечь дров в импровизированном камине, оставшемся от прошлых хозяев, потому что по ночам уже становиться прохладно. Она готова поспорить, что он молча кивает, и когда она вновь говорит ему что придет, на той стороне собеседник кладет трубку.
Она сама себе дала на сборы не больше часа. Минут двадцать ушло на поиск одежды. Еще минут двадцать она старалась тихо шуметь на кухне, выискивая пустой контейнер для еды. Кажется, из гостиной отец попросил её шуметь чуть по тише, на что Лив только извинилась и продолжила еще осторожнее собирать бутерброды. Она была уверена, что ему было совершенно не до еды последние несколько дней.  Ей хотелось сделать что-нибудь для него, даже если это будет всего лишь простой человеческий бутерброд, приготовленный без магии. И вот полностью собравшись, она поцеловала в щеку сонного отца, пожелав ему спокойной ночи, и тихо прикрыла за собой дверь в комнату. Так же тихо открыла окно и перелезла на крышу веранды, благодаря маму, что она когда-то упросила отца поставить деревянную изгородь, по которой было просто восхитительно спускаться вниз, осторожно переставляя ноги и крепко держась за деревяшки. Приземлившись на стриженный газон, она немного притихла, прислушиваясь не сработало ли заклинание. А когда свет на кухне вновь зажегся и вовсе мигом спряталась в кустах, затаившись на время, пока свет вновь не потух.   
Она действительно успела вовремя. Преодолев расстояние от собственного дома до тайного убежища, Лив осторожно зашла внутрь, встречаясь с маленьким огнем из камина и сидящим напротив парнем. Он тихо перекладывал небольшие паленья в камин, разжигая в домике тепло, которого в нем так не хватало.
[float=right]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t97071.gif[/float]
- Привет, - она только присаживается рядом на старый диван, который давно уже просел от старых хозяев, и вытаскивает из рюкзака контейнер с едой. Она не знает о чем можно говорить с парнем, как себя нужно вести и почему вообще согласилась прийти. Она не уверена, что сможет найти нужные слова поддержки, и только молча протягивает ему контейнер, а встречаясь с его взглядом, ведьма только грустно улыбается, ловко открывая крышку контейнера.
- Когда ты в последний раз ужинал? Будем считать, что это поздний ужин, и я не отстану, пока контейнер не станет пустым. Уж поверь, Арчи уже давно понял, что со мной шутки плохи. Я серьезно… -  в доказательстве своих слов брюнетка только подняла на него уверенный взгляд, полный абсолютной решительности накормить беднягу, а задержавшись на его лице улыбнулась и уселась поудобнее на диване, в ожидании узнать истинную причину её нахождения в этом месте.
- Не хочешь мне ничего рассказать?

[NIC]Edliv Parker[/NIC]
[STA]devil in me[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/oj1ZP84.jpg[/AVA]

0

28

Все переменилось еще сильнее с момента моей последней попытки узнать, на самом ли деле Эмерод не причастна. Теперь совсем очевидно, что она ни при чем, теперь стало ясно, что все происходящее – не просто, это нечто куда большее, и если сама Ханна не собирается мне об этом рассказывать, то я узнаю все от кого-нибудь еще. От кого-нибудь… нужно только подумать, с кем я могу поговорить. В голове, если честно, было пусто. Гарет, который после сестры  потерял еще и отца сразу отпадал, это самый ужасный вариант во всей вселенной. Раз уж я захочу пообщаться с кем-то, кому могу причинить боль, то он будет на первом месте, но задавать ему вопросы про магию сейчас слишком рискованно. Я даже не подозреваю, как он отнесется, еще и наша резко вспыхнувшая симпатия с Ханной. Не уверен даже, что он нормально к ней относится, хотя он должен был бы, ведь мы не виноваты в том, что все так внутри наших сердец. Никто не виноват, разве что сама судьба. Разговаривать с Лив бесполезно, у нее такая острая злоба на Ханну, что лучше и вовсе держаться подальше, но… есть же еще Арчи. Арчи всегда был каким-то предрасположенным, приятным парнем, который… который любит немного покурить и поболтать о чем-то глупом. Такой спокойный, свободный, мирный чувак, которому точно можно доверять. Пожалуй, попытаться поговорить с ним будет самой адекватной, правильной идеей. Если не это, то что? Пожалуй, сразу после завтрака я сделаю именно это. А пока, я отправляюсь в ванную, иду завтракать на кухню, где сталкиваюсь с отцом, который, отчего-то всячески меня игнорирует, оправдывая это тем, что он ужасно занят, и на данный момент просто невероятно много дел. Он оставляет нас с Эмерод вдвоем, хотя сегодня ее не должно было быть тут. Как мне казалось. Я думал, она уехала вчера вечером к себе уже после того, как я вернулся после встречи с Ханной.
- он дерганный – говорю я Эми, попивая кофе. Честно говоря, она, конечно, очень красивая, и реально очень моложавая. Даже странно, что по итогу она не моя девушка, а девушка моего отца.
- у него тяжелая работа – она лишь пожимает плечами, отводя глаза и откусывая сэндвич
- она у него всегда такая была, и я знаю, когда он дерганный. А ты? –
- что я? –
- ты же тоже это видишь, правда? И если да, знаешь ли причину? Мы можешь говорить со мной открыто, мы почти ровесники, Эмми – я специально произношу сокращение ее имени, чтобы показать свой дружественный настрой, и она сдается.
- уфф, в городе снова было убийство – она смотрит на него встревоженно, а еще более встревоженно смотрю на нее
- мама Гарета? –
- нет, упади Господь, этой семейке уже досталось – тут же отзывается девушка
- слушай, для меня эти имена ничего не значат, но многие городские их узнают. Лилит Карлос убила Даррена Красински. Я не знаю ни ту, ни второго, но… столько смертей сразу.
- что? Подожди. Лилит училась у нас в школе года на 3-4 старше. Я ее плохо знал, но она всегда выглядела достаточно миниатюрной, чтобы убить случайно. Она убила намеренно? – Эмерод лишь подавлено пожала плечами, после чего кивнула.
- вроде бы да. Этот Красински хотел украсть у нее сумочку, и… девушка, кажется очень сильно вышла из себя. Я не знаю, подозревают, что она была под какими-то сильными препаратами. У нее как будто появилась дополнительная сила, которой у нее не могло быть. Может, шок – она вытащила телефон из кармана, и немного полистав картинки, показала мне тело, проткнутое огромной металлической трубой
- черт! Это она сделала? Сама? Откуда столько сил? … уф. Надеюсь, наш новый шериф сможет с этим разобраться. Он пришел в какое-то нереально тяжелое время, раньше такого не было – я говорю об этом потому, что не чувствую безопасности, и надеюсь найти хоть что, но она не могла дать мне подтверждений и обещаний.
- наверное. Мы можем только надеяться. По крайней мере, повезло, что он приехал, кто-то будет действительно этим заниматься - Эмми печально глянула на остаток своего сэндвича, который, очевидно, уже не хотела доедать, и вздохнув, отправилась переодеваться, оставив меня с мыслями обо всем происходящем. Во-первых я собирался позвонить Арчи и позвать его поболтать, но теперь я хотел не просто поболтать, мне нужно было обсудить с ними то, что происходило в городе, потому что количество смертей было слишком нереальным. Все это было с перебором. Я жил в этом городе слишком давно, чтобы нормально реагировать на происходящее.  Как только Эмерод ушла в другую комнату, я достал телефон и быстро набрал Арчи
- привет, это Тео. Тео Кинг. Слушай, я знаю, что все происходящее очень сложно, но мне нужно кое-что обсудить, а еще у меня есть некоторые подозрения на счет того, что… Лилит Карлос тоже была из ваших?
- чего? В смысле…из наших… а, я понял вопрос, и нет, привет, но, почему ты так решил и почему "была"?. И почему ты про нее спрашиваешь и почему ты вообще мне звонишь, черт возьми
- она убила вчера человека, и это было не просто…
- что? ЧТО? Карлос? Она же с ростом с Ханну, в смысле убила? –
- давай встретимся? Три часа на мосту
- ок – он скинул так же резко, как мы поговорили. Кажется, я ничего не понял, а может, понял чуть больше, чем хотел. Он был открыт к диалогу, как мне показалось. По крайней мере, мне так показалось. Еще немного подумав, я все же звоню Ханне, чтобы сообщить ей о том, что хотел бы, чтобы она встретилась со мной, но не в три, а в половину четвертого. Все же, мы должны обсудить некоторые вещи вдвоем, ведь Ханна не хотела раскрывать чужих тайн. Почему бы не спросить у тех, кому эти тайны принадлежат? А дальше можно будет вместе отправиться на попытки раздобыть правду. Ведь она нужна не только мне, верно?
***
Гарет в очередной раз бьется в попытках магией свернуть из бумаги самолетик, лежащий почти в метре от него. Его навыки настолько плохи, что они начали с самых безопасных азов. Он рассказал Лив о том, что иногда видит сестру. По крайней мере, что она ему снится, и иногда ему кажется, что это не просто сон, хотя он и понимал, что ее оболочка не может быть прозрачной, что он не может ее видеть, что это невозможно. Он говорил ей о том, что не хочет сойти с ума из-за этого, но не понимает, как жить дальше, без отца. Он раскрыл ей всю душу, всю боль, которую мог, и она поддержала его. Конечно, он не сказал о том, что видится ему иногда за кошмар в ночи, нет, это не так важно, ведь это просто кошмар на отдаленную тему, важна лишь сестра, важна лишь ее тень, которая никак не уходит из его жизни.
- я боюсь, что она будет мстить. Я боюсь, что это не просто видения – его лист, потихоньку складывался в правильную фигуру, но неожиданно смялся в углу и резко зажегся. Лив быстро поймала самолетик движением руки и потушила его заклинанием. Она реагировала очень быстро, как и следовало хорошему преподавателю.
- черт возьми, почему это так сложно, это же простейшее – Лив заботливо создает перед ним новый лист бумаги, с интересом всматриваясь в его лицо. Он понимает, что она здесь, понимает, что ушла с утра пораньше, захватив с собой кофе для того, чтобы провести с ним время, чтобы помочь прийти в себя, и снова стать тем, кем он должен был быть – главным мужчиной в семье и волшебником.

[NIC]Teo King[/NIC]
[STA]devil is around[/STA]
[AVA]http://s8.uploads.ru/JcW6C.jpg[/AVA]
[SGN]http://funkyimg.com/i/2BXni.gifhttp://funkyimg.com/i/2BXn9.gif[/SGN]

0

29

[indent]Кажется, она уже и не помнит, когда за столом они обсуждали не убийства. Смерть Линдси Тейлор обсуждалась несколько дней за завтраком, потом за обедом плавно переходя в ужин со всеми вытекающими подробностями этого дела. Смерть Гордона Тейлора была рассмотрена со всех сторон его мертвого тела так же за завтраком, обедом и ужином. И вот незадача, смерти Даррена Красински, которого Лив знала по школе, было так же уделено внимание во время завтрака, обеда и ужина. Они обсуждали смерть в последнее время слишком часто на кухне, прекрасно понимая, что никакие радостные новости не смогут перетащить на себя одеяло. Смерть. Смерть. Смерть. Каждую минуту выяснялись новые подробности и варианты, новые зацепки и подозреваемые. Казалось бы, собаки шерифа Хоппера убедили людей в том, что смерть может быть поистине жестокой. Но Даррен Красински перетянул на себя звание «смерть года», перетащив в свой гроб титул и кубок за лучший изуродованный труп. «Победитель по жизни».
[indent]Фотографии его искалеченного тела красовались на главном канале «Новостной Вудбридж», откуда молоденькая Талута Томсон, только что официально ставшая лицом новостного телеканала, хорошо поставленным голосом рассказывала главные новости этого дня. Вот кадры с места преступления меняются, и на фоне мертвого парнишки появляется Милли Вашингтон, который, как ему казалось, успел привыкнуть к городскому застою и спокойной жизни в его родном городе. Но капли пота, выступающие на лбу и так предательски падающие ему на глаза, говорили сейчас об обратном. Он просит не снимать, на что камера коварным образом переключается с него на нового шерифа, который, по словам Вильмы Монтгомери, она в этот момент в своем доме только что включила телевизор, ужасно красиво смотрится в кадре. Шериф отвечает стандартными фразами, заставляя Гарри Паркера только нецензурно ругаться в телевизор, отправляя новому шерифу пару ласковых слов о ситуации, которая сейчас происходит в городе. 
[indent]— Не нужно держать нас за дураков, — гневно говорит глава семейства Паркер и раздраженно поднимается из-за стола, официально теряя аппетит на ближайшие пару часов. — Это не просто убийства, — жена просит его успокоиться и советует дочери последовать примеру отца и также отправиться по делам. Она не хотела бы, чтобы дети стали невольными свидетелями «гневной истерики» их отца. Но, конечно же, никто в доме не думает по-другому. Это не просто убийства и чем быстрее волшебники выяснят причину такой смертной активности в городе, тем спокойнее будет каждому жителю Вудбриджа, который никогда не славился такой активной жизнью как в последнее время. А самым ярким событием был праздник тыквы в середине сентября, который, как казалось Эдлив, никто бы не переплюнул, но что-то пошло не так.
[indent]— Ты слишком много думаешь, — она «тыкает» Гарету пальцем прямо в лоб, легко касаясь его, чтобы хоть как-то разрядить возникшую обстановку. Они занимаются уже, кажется, второй день подряд. [float=right]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t172735.gif[/float]Она приходит рано утром, после того как отец открывает утреннюю газету и просит подлить ему еще кофе. Она приходит сразу после завтрака, принося с собой небольшой сюрприз и для него. Вчера были бутерброды, сегодня она привезла ему вкусный только что приготовленный кофе. Вечером, если они вновь встретятся, она захватит с собой немного запеченного мясного хлеба, по фирменному рецепту её матери, который передается из покон веков в их семье. Может и Лив когда-нибудь будет готовить хлеб уже для своей семьи, но с этими смертями даже парня найти становится слишком страшно и опасно. Как для парня, особенно если он смертный, так и для ведьмы.
[indent]— Есть одно хорошее упражнение, которое помогает настроиться на магию. Классно концентрирует твою энергию и помогает немного очистить магическое поле вокруг тебя, — она только разворачивается к нему лицом, внимательно оглядывая парня, пытаясь понять причину его гнетущего настроения. Хотя ей не нужно было даже пользоваться волшебством, чтобы уловить его напряжение. Он был тем самым сгустком негативной энергии, которая не давала ему сил для того, чтобы сделать из обычного листка самолетик. У него определенно был потенциал, но отрицательная энергия сжимала его горло и уродовала его органы как в мясорубке, не давая возможность вспомнить о существовании не только темной стороны, но и светлой. И если нужно Лив могла бы стать мостиком, по которому он перебежит от зла к добру. Правда тогда она даже и не догадывалась, что причиной вновь разболевшегося запястья был парень, который сейчас сидел перед ней.
[indent]Она просит, чтобы он взял её за руки и закрыл глаза. Просит думать о чем-то хорошем, надеясь, что у него осталось хоть что-то светлое в душе. Объясняет, что сейчас они будут обмениваться энергией, стараясь унять внутреннюю боль Гарета хотя бы чуть-чуть. Она спрашивает разрешения, можно ли ей залезть в его голову и немного там покопаться, разрешая заранее побродить по её воспоминаниям. Взаимный обмен энергией, разъясняет она, необходим для потерявших себя колдунов и пользуется большой популярностью среди юных волшебников, опуская тот факт, что от этого обмена получаешь колоссальные эмоции, которые переполняют тебя после проделанного волшебства.
[indent] — Abrus calamus vulgаris, — спокойно произносит волшебница, сильнее обхватывая руки парня, который повторяет за ней несложный словарный набор для обмена энергии. —  Abrus calamus vulgаris, — вновь повторяет ведьма, закрывая глаза и представляя перед собой Гарета Тейлора. Он послушно повторяет вновь за ней фразу, ощущая как по комнате разрастается туманная дымка обволакивая парочку, сидящую на диване. Она медлит, настраиваясь на нужную волну и вновь четко и раздельно произносит последний раз слова для заклинания. Обратного пути нет. Хотя если бы Лив знала, что будет дальше, она бы миллион раз подумала, связывая их с Гаретом общей энергией.
[indent]— Abrus. Сalamus, — vulgаris, но она медлит произносить последнее слово, ощущая вокруг себя зловещую темноту, такая же темнота приходит к ней во снах с незнакомым гостем, который оставил после себя неприятный сюрприз. Темнота становится осязаемой, такой что можно разнять руки и почувствовать, потрогать на ощупь, ощутив всю злость незваного гостя. Но Гарет сам произносит за нее последнее слово, завязывая их связь мертвым узлом, официально завершая обмен энергией и чувствуя Лив до кончиков пальцев.
[indent] Они встречаются в её спальне, где из-за открытого окна шторка невольно шевелится, пропуская осеннюю прохладу в комнату. «Магическая мухоловка» тихо потрескивает на фоне спокойного дыхания девушки в кровати. Гарет стоит у окна, наблюдая за девчонкой, сладко спящей в кровати Лив.
[indent]СТОП!
[indent]Ей хватает несколько минут, чтобы понять, что происходит до того, как в комнату забежит отец и мать закроет окно. Ей хватает несколько минут, чтобы увидеть, как рука Гарета тянется к спящей девчонке, оставляя ожог. Он сам мало что соображает, но увиденное быстро приведёт его в чувства, когда они разомкнут контакт. «Тайный незнакомец», у которого до этого не было лица, наклоняется и в мертво-бледном свете луны лицо незваного гостя приобретает очертания Гарета. На сонную Лив сейчас смотрел Гарет. Её незваным ночным гостем был Гарет Тейлор.
[indent] К несчастью, правда была очевидной. Она резко открывает глаза и разрывает их связь, вырывая из его объятий свои руки. Смотрит на Гарета с опаской, находя в себе силы соскочить с дивана и уйти максимально от него подальше, не зная, чего еще можно от него ожидать. Запястье предательски пощипывает, и она решительно закатывает рукав, показывая ему свою изуродованную руку, шрам на которой так и не прошел с их совместной ночи. 
[indent] — Даю тебе ровно пять минут, чтобы ты объяснил, что ты делал в моей комнате, — она точно не уверена был ли это всего лишь сон, но то, что Гарет ко всему этому причастен сомнений не было. И либо Лив только что спалила его на месте преступления, либо что-то действительно происходит.
[indent] — Надеюсь, что это будет очень хорошее объяснение, ведь я думала, что мы…что тебе можно доверять,  — ей хотелось верить, что, изливая ей душу, он действительно ей доверял. Ведь откровенность порождает доверие, которое было редкостью в семействе Тейлоров.
[indent]Хотелось верить, что он не тот человек, как о нем говорят.

[NIC]Edliv Parker[/NIC]
[STA]devil in me[/STA]
[AVA]https://i.imgur.com/Xgwmjuq.gif[/AVA]
[SGN] fouks
https://i.imgur.com/Arwng3z.gif https://i.imgur.com/miknTuD.gif
[/SGN]

0

30

Странное дело. Тео позвонил, был нервным, все вообще вышло из под контроля, я это понимал, но не понимал, почему позвонил Тео. Почему мне, почему он вообще всем этим интересуется. Его не должно это касаться, наверняка не должно. По крайней мере, очередное событие об очередной смерти было еще не так известно, когда он позвонил, и я даже не совсем понял, о чем он, что вообще случилось, но уже через час это было в новостях, и мои родители ходили кругами по комнате, крайне встревоженные всем, что теперь происходило. То, что это все было чем-то совсем уж ряда вон выходящим – никто не мог оспорить, но и объяснить этого тоже никто не мог. Странное дело, ты вроде волшебник, у тебя есть сила, даже какая-то внутренняя власть, но ты все равно ничего не можешь поделать с судьбой, она сама решает, кто должен жить, а кто – умереть, и остается только надеяться, что тебя нет во втором списке.

К трем часам я собрался встретить с Тео. У меня в голове было множество мыслей, как попросить его отвалить, и не думать о том, что не должно его волновать в принципе. Еще я думал, что это может быть грубовато, но лучше быть обиженным и живым, чем знающим правду и мертвым, правда? Он всего лишь человек, совсем простой, без дополнительных сил и какого-то там могущества, у него ничего нет, он просто тот, кто есть. Ничего особенного, и ему стоит знать об этом. Ему стоит знать, что перед многими в городе он простая мишень, которая убивается буквально ударом пальца об палец. Я столько всего планировал ему сказать, но когда к трем часам подошел на мост, почему-то задумался, и промолчал, когда он спросил меня
- ты можешь помочь мне? – я задумался невовремя, и мысли мои касались этого
- зачем я должен тебе помогать? Мы даже не друзья – у меня никогда не было счетов с Теодором Кингом, но это богатенький маменькин и папенькин сынок, и мы мало общались, даже почти не виделись. Я не думаю, что должен ему хоть что-то.
- Линдси. Она умерла не просто так, и я понимаю, что происходит что-то плохое. Когда в городе сменился шериф, я подумал, что Эмерод замешана, она приехала недавно, и шериф тоже новенький в городе, но она так же боится, как и все. А мой отец должен управлять городом в этот тяжелый период. Я не хочу думать, что смерть Линдси была связана с магией, но очевидно, это было так, и новые смерти, разумеется, появились не просто так, и это точно волшебство и эта ваша магия, я не знаю точно, но я узнаю вне зависимости от того, будешь ты мне помогать или нет. Я должен остановить это. – он говорил вспыльчиво, яро, у него блестели глаза, и это злило меня, потому что парень даже близко не представлял, с чем собирался бороться.
- ты с ума сошел, да? Ты хотя бы представляешь, что с тобой могут сделать, если кто-то узнает, что ты в курсе существования сил вообще? Ты хотя бы представляешь, насколько это опасно, что ты можешь даже умереть –
- я понимаю, но это не важно. Если тут все время будет кто-то умирать, не так важно плюс-минус еще один человек. Разве есть какое-то дело? –
- я думаю, Мо будет дело. Вы же теперь вместе?
- вроде того –
- ну вот –
- она в курсе, ты же знаешь Мо, она неспокойная, ей все нужно знать, она тоже будет все это исследовать, изучать, но она не станет раскрывать мне вашей тайны, потому что это ваша тайна. А я не могу просто оставить ее одну, я должен быть с ней, должен ее защищать – эти его слова заставили меня притормозить. Мо действительно невероятно активная девушка, которая не останавливается на пути, когда рядом появляется опасность. Нет, она прет на эту опасность вперед так, как будто это кукла с конфетами, которую нужно забить палкой. Она всегда рискует, всегда прется в пекло, чем бы это ни было. Такая же огненная, как моя сестра, такая же неугомонная, как наша мать. Это, кажется, передается по наследству даже нашим друзьям. Конечно, она будет расследовать это дело, разбираться в причинах и следствиях на основе того, что знает. Конечно, она найдет проблем на пятую точку.
- ладно, я помогу тебе. Расскажу все, что нужно. Вы оба просто люди, вам не стоит об этом забывать. У вас нет защиты кроме какого-нибудь оружия, и оно не всегда может помочь, если против вас будет колдун. И запомни важное правило – если ты дерешься с колдуном или колдуньей, удар в спину не будет считаться позорным – это твой единственный способ победить. Если ты в районе зрения волшебника – он может моментально убить тебя. Это не равный бой, всегда помни об этом. Он не может называться честным изначально. – я смотрел на Тео, а Тео смотрел на меня, и я очень надеялся, что ему никогда не потребуется это правило, но что-то подсказывало мне, что он еще вспомнит его.
- Ладно, рассказывай, что ты уже знаешь, попытаемся сложить все за и против – я уселся рядом с ним на край моста. Тео достал телефон, показывая фотки жертв, и соотнося каждую смерть с новым днем, точнее, с ночью. Все это случается по ночам, в этом есть регулярность. На другой части моста я заметил Мо, она подходила уверенно, хотя, ее лицо выглядело удивленным. Кажется, она не ожидала меня тут встретить.

***

Учения Лив и Гарета будут идти тяжеловато, и, кажется, ее идея обмена энергией понравилась и ему. Гарет немного боялся, что она сможет увидеть что-то, подключившись к нему, что-то такое, чего он не хотел показывать. К примеру, он боялся, что она увидит ночь, когда Линдси убила их отца, потому что Гарет ее не остановил. Гарет пытался думать только о хорошем, но как только заклинание пришло в силу, все изменилось. Он снова оказался в комнате, он снова очутился в том же сне, которого не понимал. Он снова видел свою сестру, что держала его за руку, а рука так сильно горела, так горела, будто еще немного и с нее можно будет делать настоящий пожар. Он хотел закричать, но даже этого не мог, а потом Лив закричала «стоп», и он вернулся в реальность. Вернулся куда-то, откуда его оторвало, и смотрел на Лив невероятно удивленными глазами, смотрел на шрам на ее руке, снова удивленно смотрел на свою – ведь на его руке ничего не было. Он смотрел на нее молча, слушал, как она ругает его, и казалось, будто он ничего не понимал, но он понимал. Что-то, но не все. Но точно понимал, что он причинил ей вред, что он ее ранил, что каким-то образом он сделал ей больно. Гарет начал пятиться назад, качать головой из стороны в сторону, и даже захлебываться воздухом. Он с ужасом смотрел на ее руку.
- так не должно быть. Во сне была не ты. Не ты. Я ничего не делал, моя рука просто горела от прикосновения с кем-то, меня привела сестра. Это моя рука горела, я не должен был, я не понимаю – он лепетал в полном шоке, не в состоянии успокоиться и прийти в себя, поэтому Лив пришлось попросить его угомониться и даже сбавить тон, снова начал говорить с ним спокойнее. Они уселись рядом, он смотрел на ее шрам, качал головой и рассказывал про сон, про сон, где его держало за руку яркое пятно, к которому его привела сестра, как он чувствовал, что это яркое пятно ему очень радо, он чувствовал это физически, но от прикосновения его рука становилась настоящим поленом. Но он был готов держаться, терпеть эту боль, потому что ему кто-то действительно был рад.
- я не понимаю, может моя сестра пыталась привести меня к тебе? Чтобы я нашел этот след, чтобы… ты меня научила? Я не понимаю, я же никогда бы не нашел след, я даже не думал, что причиняю кому-то боль -

[NIC]Archie Parker[/NIC][AVA]https://funkyimg.com/i/31nXf.gif[/AVA] [STA]брат, держи себя в руках[/STA]
[STA]брат, держи себя в руках[/STA] [SGN]https://funkyimg.com/i/31nXe.gif[/SGN]

0


Вы здесь » urie!twentyonewentz » alternative » devil in me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно