Сейчас она смотрит на него счастливыми глазами и не планирует думать о репутации и деньгах в ближайшее время.
его просто кинут в психушку, идеальное окончание службы.
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

urie!twentyonewentz

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Leo & Brooklyn » s.2 not to hurt anybody I like


s.2 not to hurt anybody I like

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

январь 2013, кампус и не только

Брук и Лео

http://forumstatic.ru/files/0017/45/b7/25023.png

+1

2

[indent] Он прождал ее больше часа. Одинокий высокий парень, просидевший за столиком номер шесть, с надеждой вглядывающийся в каждого, кто входил в тот зал этим вечером. Ему хотелось верить, что она придет, обязательно, хотелось верить, что успеет, что сдержит обещание, он понимал, что все это могло быть лишь ее игрой, лишь его выдумкой, он мог думать обо всех на свете оправданиях и объяснениях, так как в правду всерьез поверить не желал. Неужели она решила подшутить над ним? Нет, она опаздывала. Нет, она просто задержалась. Часы гнались за минутами, что оставались у ресторана, официант неловко подошел к парню, извиняясь, напоминая о том, что пора бы  ему попросить счет и начать собираться. Лео кивнул. Он перекусил пастой, но так и не стал заказывать ничего большего, надеясь, что она все же придет. Она не пришла. Он расплатился, взял переноску с соседнего кресла – Джуни понравилась паста, хотя официантам Джуни – не очень. Нужно было уезжать. Нужно было проститься, разрешить самому себе проститься с этой идеей, окончательно, но он не мог. Он вышел из ресторана и ждал ее еще порядка часа. Часа, черт возьми. В руках переноска, в которой время от времени слышалось грустное «мяу». Джуни тоже грустил, а еще Джуни хотел в туалет и не хотел сидеть в переноске. Лео покачал головой. Ему нужно было найти какой-то отель на ночевку, а рано утром отправляться в Детройт, в конце концов, у его поездки был большой смысл. И этот смысл был не в Бруклин, хотя, казалось бы, не правда ли?

[indent] Он еще долго будет думать о том, каким образом девочки вернулись назад, купили ли билет на самолет или поезд, или их забрал кто-то из друзей или родственников, он еще долго будет вспоминать ее лицо, улыбку, такую светлую, приятную, заставляющую его самого поверить в то, что он особенный. Он будет проходить мимо кафешки, где они увиделись впервые, но видел ее лишь однажды. Она разговаривала с парнем, улыбалась ему и легко толкала в грудь, смеясь, и Лео не знал, был то ее брат или ее парень, ведь второй у нее точно должен был быть, у такой девушки точно кто-то есть. Он так и не подошел к ней. Он помнил, что она так и не пришла там, в Чикаго, и искренне считал, что если бы она опаздывала, то могла бы набрать на ресепшн, чтобы предупредить, чтобы перенести, хоть что-то сделать, но она ничего не сделала. Об этом нужно было забыть, все оставить в прошлом, как некое приключение, которое захватило тебя, накрыло с головой, не более того. Он напоминает себе, что вокруг множество девушек, что он встретит кого-то в университете, что все будет здорово, просто позднее, и после начала учебного года ему и правда так кажется. Агата улыбается ему, а Агата действительно хороша, она в группе поддержки, вся такая знающая о своей сексуальности, в меру наглая и задиристая, она учится на юриста, и они ходят на одни пары по истории. Он знает, что это совсем не его типаж, но спрашивает себя, почему нет, если она сама будет не против? Быть может, он сможет отвлечься от той боли, которая пульсирует в его мозгах. Раф хихикает
- чувак, она точно на тебя запала, поверь мне, я знаю о чем говорю, нет, ты не понимаешь, она точно на тебя запала
- да прекрати ты это повторять
- ну я же не виноват, что ты сам этого не видишь
- я вижу, просто не уверен
- а вот это зря, это все сто процентов
- да не в ней не уверен
- что, проблемы с потенцией?
- да господи, Рафаэль!
[indent] Рафаэль все два года учился на одном направлении с Лео, хотя выбрал эту стезю скорее для того, чтобы клеиться к девчонкам, используя знания по истории искусств, и все же, несмотря на то, что они уже два года учились вместе, общаться больше они стали только теперь, когда профессор Джонс сделала их парой для большого семестрового задания. Теперь они стали сидеть вместе, зачастую зависать друг у друга дома, разбирая идеи и варианты создания своего эссе, Раф чаще отвлекался, но зато предлагал много интересного и необычного, Лео же был сосредоточен на работе, рассматривал более классические варианты и дополнял нормальностью предложения Рафа. Оказывается, они стали отличной парочкой и в работе, и в дружбе, им удалось быстро найти общий язык, Раф был понятен и приятен Лео, с ним он был прямолинейным и простым, даже если речь его была не очень приятна для Лео, Раф говорил правду, а Лео без обид эту правду принимал. За эти полгода совместной работы они действительно стали друзьями, и Рафаэль даже помогал Лео начать общаться с Агатой, хотя сам Лео даже не был уверен, что хочет этого. Пожалуй, у всего этого должны были быть причины и следствия, к примеру, Агата просто хорошо относилась к Лео, поэтому так позитивно с ним общалась, но это вовсе не должно значить, что она симпатизирует ему.
- все, давай, иди – канун рождества это такой период, когда все встает с ног на голову
- ну а ты? – Лео посмотрел на Рафа с ухмылкой, он точно знал, о чем спрашивал. У Рафа тоже была некая влюбленность, но сам Рафаэль про нее почти не говорил. Он называл ее Рейес, по фамилии, и ни разу не назвал имени девушки, иногда он говорил «Рэй» или «Ри». Лео было известно, что девица вроде как баламутит воду и никак не начнет встречаться с Рафом, хотя он совершенно неотразим и точно этого достоен.
- в новогоднюю ночь, она будет с семьей и мы встретимся после двух часов, договорились около ее дома и дальше пойти гулять. А теперь топай к Агате. - Лео смеется. Смеется и идет к Агате.
- привет, Раф устраивает вечеринку в новогодние праздники у себя, седьмого числа. Ты не хочешь пойти со мной?
- ммм, это можно – девушка смотрит на Лео с интересом, хотя слишком очевидно, что они не пара, слишком очевидно, что она не задержится на таком, как Лео. Может, ей просто нужно поставить галочку и на таком типе парней? Что ж, возможно все.
- ммм, но есть проблема…
- какая еще проблема? 
- это костюмированная вечеринка и я собираюсь прийти самым отвратительным ботаником во вселенной
- отлично, тогда не забудь заикаться и пускать на меня слюни, когда мы будем ходить вместе – эта фраза заставила Лео засмеяться, он думал, что отпугнет ее, но почему-то она оказалась не такой уж и зазнайкой, как он о ней думал. Ну чтож, вечеринка!

[indent] Экзамены еще впереди, но никто не сможет остановить студенчество, заставить их прекратить бег, веселье и развлечения. Ну уж нет, это у них в крови, как статус студента. Лео, как и полагается, пришел с Агатой. Он сделал стрижку и даже сбрил бороду, что вызвало в ней секундный шок.
- ну чтож, мистер заучка, если разлохматить тебя и снять очки, ты все еще будешь миленьким, но твои космы жалко, правда – она взяла его под руку, заходя в дом Рафа, в дом, который так удачно покинули родители на неделю. Лео болтал с новоиспеченной подругой, пытаясь понять, куда его может завести это мероприятие с ней, он хотел прямо спросить, почему она согласилась с ним пойти, но был уверен, что она все равно ускользнет от ответа, да и по чести говоря, он не был уверен, что хочет слышать такой ответ. Потому, он лишь легко запульнул в нее темой, которая казалась ему намного более верной
- и не грустно тебе, пока все другие парни хотят в костюмах суперменов и силачей, ты ходишь в ботаниками.
- нет, вовсе не грустно, мне надоели обычные парни. Ну, знаешь, мой типаж. Сил больше нет на них смотреть, они реально все одинаковые, и нет, это не значит, что они плохие, но они… это просто не мои люди.
- ясно, а девушки, я слышал, ты бисексуалка?
- что? Ну, да, но нет, там все намного сложнее, откуда ты знаешь? – она улыбается. Улыбается искренне, и Лео лишь много позже сможет раскрыть ее и ее правду и для себя и для нее, но пока она правда думает, что она лишь бисексуалка, и правда думает, что ей надоел конкретный типаж мужчин, она верит в то, что делает, хоть и в очередной раз сбилась с пути. Такое бывает. Они идут вместе, пока не находят Рафа. Король вечеринки стоит в зале со своей королевой. Лео приостановился на мгновение. В его сердце сжалась какая-то мышца, его мозг невероятно сильно подал импульс для боли за то, что Лео выглядит именно так глупо сейчас, так не презентабельно. Раф был красавчиком, как и обычно, а Лео? Ох, ну и стыд.
- ооо, мой друг, мой любимый друг Леонард и его подруга Агата, ребята, идите ко мне, я познакомлю вас со своей девушкой. Это Рейес, или Рэй, ну, я так ее называю. Вообще ее зовут Бруклин – он приобнимает девушку, пока внутри Лео все сильно сжимается. Он поджимает губы. Он вспоминает, что она не пришла в Чикаго. Он зол на нее? Нет, но он потратил много времени, думая о ней, а она, оказывается, тут, встречается с Рафом. Что ж, окей.
- рад тебя видеть, Бруклин – спокойно улыбаясь, произносит Лео. Держащая его под руку Агата, с интересом смотрит на ребят
- вы уже знакомы?
- да, летом был случай на дороге. Рад, что с тобой все в порядке, тем более, теперь ты в надежных руках
- еще каких надежных – смеется Раф. По нему видно, что он совершенно счастлив, обнимающий Лео, как лучшего друга, он даже не думает о том, что было между этими двумя летом. Лео не имеет права подвести друга, они с Агатой удаляются, впоследствии они даже пару раз поцелуются за вечер, и теперь не понятно, кому нужно это было сильнее, Агате – которая всеми силами пытается найти своего мужчину и доказать себе, что она не гомосексуальна, или Лео, сердце которого окончательно разбито.

Код:
<!--HTML--><div style="float: right;padding: 10px;"><iframe src="https://open.spotify.com/embed/track/4kG6Rt94q7eJaikOFrqsTn" width="300" height="380" frameborder="0" allowtransparency="true" allow="encrypted-media"></iframe></div>

[indent] Под конец вечера они поют. Они поют с Агатой в один голос и он чувствует гармонию между ними. Они нужны друг другу прямо сейчас, это так странно. Брук где-то неподалеку, смотрит за ним, он чувствует, перебирая в руках струны гитары. Они сталкиваются на кухне, случайно, кажется, а может она пошла за ним? Он впервые отошел от Агаты за вечер, когда рядом появилась Брук.
- привет. Еще раз. – она смотрит на него, и успевает промолвить лишь пару фраз до того, как в комнату приходит Агата. Она уже узрела свою соперницу, кажется, с самого первого взгляда на нее, на него, на то, как она посмотрела на Лео, как посмотрел он на нее. Она все поняла, и тут же, пропуская мимо глаз наличие в комнате Бруклин, двинулась к губам Лео, чтобы поцеловать его, и закрыть очередной гельштат сегодняшнего вечера – отвадить соперницу.
Раф тоже оказался неподалеку, он вновь берет Бруклин за руку, присвистывая
- с ума сойти на Агату. Они же даже не встречаются, я конечно знал, что она запала на Лео, но чтобы настолько… -

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

3

[indent]Сколько уже прошло? Месяц? Два? Больше? Она уезжала из Чикаго с разбитым сердцем. Злилась на себя в первую очередь, что не оправдала его ожидания и намерения на ее счет. Злилась на него, не без этого, что не пришел к месту, где их оставил. Злилась на Минди, что не очень сильно её утешала после того как она размякла и разревелась у нее на плече от обиды. Злилась на всех, на весь мир, который был сейчас против её счастья, на подругу, которая её не понимала. Злилась и не могла успокоиться, потому что хотелось кричать от обиды на всех и каждого. Хватит горевать, говорила Минди, перед её отъездом домой. Хватит горевать, повторяла подруга вновь, но Брук не могла ничего с собой поделать, ведь ей действительно казалось, что все было против них с Лео. Теперь имя «Лео» стало каким-то болезненным и запретным в разговорах с Минди. От него сквозило болью, заставляя Брук, какой бы решительной она не была, становиться растяпой с заплаканными глазами, которые уже болели от слез и разочарования. Сил плакать уже не было и через неделю после «расставания», если это можно было бы так назвать, вместо слез, пришла злость, которая прекрасно сдружилась с болью, и их тандем по сей день дает о себе знать. Особенно в ту самую ночь, на вечеринке Раф. Особенно тогда.
[indent]Дома стало значительно лучше. Боль стала чисто номинально иногда о себе напоминать, но Брук чувствовала, что она никуда не уходила, просто ждала подходящего момента вновь дать о себе знать. Она ушла в учебу, в работу, старалась не зацикливаться на чем-то одном. Проводила остаток лета в кафе вместе с Энди, с которым она могла болтать ночи напролет и не думать о том, что было в Чикаго. Он постоянно её смешил, рассказывал, что планирует делать дальше, конечно же, ждал её после работы, чтобы вместе пойти домой, потому что других дел у них не было. Они работали до закрытия, а потом с удовольствием поедали приготовленную еду дома, продолжая вести свои светские беседы. Он преследовал цель не давать шанса сестре думать, ведь Энди заметил, что после Чикаго она стала слишком загруженной собственными мыслями, а еще больше она начинала грузиться, когда думала. Арифметика, в понимании Энди, была проста, он просто ее отвлекал, к тому же сама Брук была не против отвлечься.
[indent]К тому же у нее просто не было времени думать о чем-то еще кроме учебы. С удовольствием ходила на лекции по философии, истории, знакомилась с новыми людьми, старалась найти себя, и не отвлекаться на парней. Особенно на тех, кого могут звать Лео, и у которых есть коты. С парнями было покончено. До тех времен, пока она не перестанет по нему горевать. Она дала себе слово, что ни за что не посмотрит в сторону, где её может поджидать очередное разбитое сердце, ведь сердце у нее было одно и уже к тому же дало трещину.
[indent]Он появился в её жизни спустя месяца два её самоистязания. Такой весь красивый, хорошо сложенный, самоуверенный Раф. Она даже если честно и сейчас не уверена, почему согласилась стать его девушкой, ведь он совершенно был не в ее вкусе. Он был полной противоположностью Лео, того самого о котором она все еще не могла забыть. Но Раф был неумолим. Он ходил за ней попятам, приходил в кафе, не давал забыть о нем и не на минуту. Находился всегда рядом, чтобы Брук много не думала на его счет, и готов был, наверное, ждать и дальше, если бы она не согласилась. Она сдалась под натиском шуток, которых не понимала, но от которых не могла спрятать улыбку. Она согласилась, потому что он бы, наверное, не отстал. И чего уж греха таить он был не самым плохим вариантом из тех, кто к ней подходил. Она не хотела думать о нем как «он не Лео», поэтому просто, как бы сложно это не было, согласилась на авантюру, которую он ей предлагал.
[indent]— Давно пора перестать горевать по Лео. Когда это было? Летом? Можно было уже несколько раз влюбиться за это время, — можно, но Брук вечно что-то останавливало. Была всего лишь одна проблема во всех этих влюбляшках, о которых сейчас ей верещала Минди, находясь в Чикаго, они были не «Лео». И Раф был не Лео, но она все же согласилась пойти с ним на вечеринку, ведь отказов он не принимал. Родители уехали на неделю, дом свободен и прекрасно подходит для вечеринки, о которой он говорит уже не первый день. Тем более праздники и такая новогодняя атмосфера, что отказать ему просто невозможно.
[indent]Они договорились напялить парные костюмы, ведь они парочка. Он в костюме Кларка Кента, она Лоис Лейн, репортер в «Дэйли Плэнет» и по совместительству «девушка супермена». Они смотрятся очень круто вместе, поэтому обязательное фото на родительском крыльце у ее дома, ведь это супер круто. Она сейчас действительно счастлива и довольна, что не осталась дома за лекциями и подготовкой к экзаменам. Она настолько счастлива, что на радостях легко касается его губ, чтобы он особо не грустил по тому поводу, что они еще не раз нормально не целовались. Она ведь знает, что его это беспокоит, не с позиции «я твой парень, и мы должны целоваться», а с позиции «сколько мне еще ждать». О Лео она в последнее время особо не думает, считая это дело не правильным по отношению к Рафу, да и, наверное, Минди права, ведь Брук даже не уверена, что и Лео также о ней сейчас страдает. Ей хочется верить в то, что он не забыл о ней в первую секунду, когда они попрощались, но рядом стоящий «Кларк Кент» вновь напоминает ей о том, что прошло уже достаточно времени для новой любовной авантюры. Да, наверное, уже можно.
[indent]Они стоят посередине огромной комнаты, где уже вовсю толкаются люди под звуки музыки, льющейся из динамиков. Он приобнимает её за талию и качается с ней в такт, чтобы не отставать от всех вокруг. Он говорит ей, что хочет её кое с кем познакомить, описывая человека как «своего лучшего друга». Брук не особо против, тем более, если она решила встречаться с ним, нужно узнать его друзей получше. Хотя как оказалось....этого друга она знает очень хорошо.
[indent]Она держится спокойно, как и легкая улыбка Лео, не отстраняется от Рафа, когда тот приобнимает её за талию на глазах у парня. Бежать некуда, поэтому единственное, что ей остается собрать все свое спокойствие в кулак и держаться, не обращая внимания на то, что внутри её потряхивает оттого, что их историю летом он называет «случаем на дороге». Из-за этого «случая на дороге» она не находила себе место последние несколько месяцев. Надеялась на то, что двери кафе распахнутся и зайдет он, чтобы унять её печаль и страдания горячим поцелуем. Но вместо горячего поцелуя, её обливают ледяной водой, а затем впечатывают в стену под названием «Леонард Нолан».
[indent]Случай на дороге, что ж окей.
[indent][float=left]https://i.imgur.com/exuTQB4.gif https://i.imgur.com/kCtNh07.gif[/float]— Да, спасибо, что тогда помог, без тебя б не справилась, — её лихорадит уже не только от его спокойствия, но и от рядом стоящей девушки, которая обвивает его руку, прирастая к нему на весь оставшейся вечер.
[indent]Она старается на него не смотреть, но это просто гипотетически невозможно, когда вы находитесь в одной комнате. Он всегда где-то рядом, но, увы, не с ней. Всегда на расстоянии вытянутой руки, до которого не дотянуться и не потрогать. Она уже поняла, что поговорить с ним просто не представится возможности, ведь «его подружка» всегда рядом, также как и Раф, чьи шутки стали совершенно не интересными и не смешными, но она все ровно смеется на автомате, стараясь его не расстраивать. Раф хороший. Лео хороший. И ей вдвойне больнее оттого, что она сейчас сидит и горюет по парню, который даже и не смотрит на нее, вместо того чтобы наслаждаться вечером.
[indent]— Хочу воды, — её резкое желание освежится вполне естественно, поэтому она только резко поднимается с диванчика, прекращая все попытки Рафа самому сбегать за стаканчиком холодной воды.
[indent]— Я сама, хорошо? Где кухня уже знаю. Правда, справлюсь, — кажется, он ей верит, потому что просит захватить и ему немного, раз уж она собралась на кухню. Окей, без проблем, произносит одними губами Брук, нежно проводя пальчиками по его руке, заставляя его улыбнуться и вновь пошутить о том, как он уже по ней скучает. Она тоже, но не уверена по кому именно. Ведь стоит ей зайти на кухню, как она встречается с взглядом, который будоражил её не один месяц, заставляя вспоминать о нем и о том «случае на дороге».
[indent]Случай на дороге. Ей отчего-то хочется выяснить, действительно ли это был просто случай или что-то больше, ведь её вновь начинает одолевать злость, которую она пыталась закапать поглубже в себе.
[indent]— Лео, тогда в … — она едва ли успевает произнести фразу до конца, как губы брюнетки врезаются в Лео, находя взаимное желание отдаться внезапному порыву. Она целует его жадно, обхватывая с силой его шею, отчаянно прижимаясь к нему, заставляя Лео обхватить её за талию. В какой-то момент легкий стон доходит до ушей Брук, заставляя ту подобрать с пола отпавшую челюсть и смущение, которое охватывает её, словно она застала их за чем-то противозаконным и аморальным.
[indent]— Оу, — у Брук нет слов, ведь красноречивые вздохи соперницы прекрасно описывают всю нелепость ситуации в целом. Она с еще более пылким чувством увлекает парня в поцелуй, преследуя цель то ли помочь ему забыть, то ли забыться самой. Легко проникает под его рубашку, вытаскивая ткань из брюк. От возможности отдаться Лео на кухонном столе Рафа, ситуацию спасает хозяин дома, так вовремя зашедший проверить все ли в порядке с его девушкой и водой, за которой она ушла.
[indent]— Ребята, полегче, — он берет Бруклин за руку, присвистывая, разгоняя своим присутствием накалившейся воздух вокруг. Она позволяет, ведь взять его за руку это меньшее на что она сейчас способна. Лео в попытках её забыть пошел намного дальше, разрывая между ними дистанцию.
[indent]— Да, просто с ума сойти, — она злится, встречаясь с ним взглядом. Ей есть, что ему сказать, много испанских слов, значение которых он не поймет, но она держится из последних сил, сохраняя свое хлипкое спокойствие, прилагая для этого титанические усилия.
[indent]cabrío
[indent]— Ого, вот это серьёзный настрой, Агата — она хотела бы его поздравить с тем, как лихо он справляется с обидой и болью, но теперь и не уверена, насколько сильно он горевал. Теперь единственное, чего она сейчас желает это уйти с вечеринки, но сложно это сделать, когда твой парень зачинщик всего этого безобразия. Ей остается только держаться из последних сил и не подавать вида, что именно сейчас её сердечко официально треснуло на две половинки, и у Рафаэля нет способа починить её разбитое сердце.
[indent]Просто случай на дороге.

[NIC]Brooklyn Reyes[/NIC][STA]испанка, 18[/STA][AVA]https://i.ibb.co/MS0tyCR/ana-de-armas-1.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/quUr5Ho.gif https://i.imgur.com/97TqN5j.gif https://i.imgur.com/UPsgiPC.gif[/SGN]

0

4

[indent] Ее сладкий поцелуй оказывается слишком неожиданным, резким и напористым. Она буквально пригвоздила меня к столешнице, и поддаться этому моменту показалось сейчас самым простым выходом из ситуации. Что мне оставалось? Постараться ее отстранить? И как бы это выглядело, я же с ней сюда и пришел. Нет, не мог ожидать такого поцелую, не мог даже представить, что она решит остановить наш разговор с Брукс вот так. Я могу только моргать глазами, когда она наконец отлипает от меня, в попытках осознать, почему это было, зачем. Бруклин смотрит то на Агату, то на меня, ее глаза отчего-то бегают с одного на другую, и, как мне кажется, она зла. Я не могу говорить об этом точно, не могу понять, что в действительности она чувствует, я понимаю только одно – она злится. Какова у этого причина? Нет, не знаю. Это чувствует и моя спутница, и думать о том, что Агата теперь моя спутница тоже довольно странно. В этой полутьме вечеринки случилось уже столько всего, что заставляет меня где-то внутри содрогаться, но все же… не только я чувствую сейчас напряжение от Брук.
- какие-то проблемы, подружка? – Агата отходит от меня, наклоняясь перед барной стойкой, она выставляет руки перед собой и слегка наклоняется к ребятам. Не иначе, как поза для красивой фотографии. Она любуется собой и тем, что может позлить какую-то леди, хотя нет, не какую-то, а конкретную. По отношению к другим она себя так не вела, у этого должна быть причина. Пожалуй, это мне тоже нужно будет обсудить с Агатой, когда вечер закончится, и я буду провожать ее до дома, но пока я даю ей право делать то, что она хочет. Пока что мне интересно, как другие будут вести себя, что будет дальше? Когда мы разговаривали с Бруклин чуть ранее, ни один уголок ее губ не дрогнул. Что же теперь? Отчего она злится?

[indent] В итоге, все молчат, словно ждут какого-то решения от меня, Раф замешкался – он не понимает, почему Бруклин прицепилась к Агате и ее моменту страсти, он не понимает, что тут такого, иногда на его вечеринках ребята оставались с ночевкой парами по разным комнатам и точно никто не удивлялся тому, что кто-то с кем-то сосется на кухне. Так что же не так? Конечно, можно сказать, что она всего лишь первокурсница, и наверняка еще такого не видела, но в общем и целом – это норма, к которой привыкают все студенты. Что ж, кто знает, в чем было дело? Возможно, она правда слишком мала для таких страстных поцелуев на людях, но мне отчего-то в это не верится. Я немного знаю ее, хоть и не все, и не обо всем, но целоваться на людях она раньше и сама не стыдилась.

[float=left]https://i.imgur.com/H5Ua0dB.gif[/float]- ну, ладно, какая-то странная ситуация, Агата, мы же с Брук пытались поболтать, когда ты пришла, это невежливо – я наигранно поправляю очки, на что Агата слишком наигранно смеется. Да уж, вот он вам и театр целых двух актеров, оба очень плохи.
- ой, дураки – наконец, Раф решил поставить точку в напряженном состоянии, и засмеялся вместе с нами. Кажется, он нашел оправдание своей принцессе, и на этом можно успокаиваться. Ну вот и все. Отлично. Бруклин, ведомая Рафаэлем уводится в общую комнату, а мы с Агатой остаемся вместе.
- это было странно – я не уверен, странно ли это было, но по итогу общее ощущение именно такое
- разве? Я думала, что странным нужно назвать то, как на тебя смотрит девушка твоего лучшего друга – Агата ухмыляется, находя где-то в шкафу джин, и вливая его в рюмочку, которая, как я понял, тоже была где-то там.
- мы просто знакомы, не виделись полгода, наверняка она хотела поболтать, а ты ее спугнула – я стараюсь говорить спокойнее, но не знаю, нужно ли на деле волноваться. Да, между нами что-то да было, но на деле, как я понял, для нее это ничего не значило, а если так… значит и думать об этом не нужно. И мучить самого себя тоже. Это все бесполезно и болезненно. Да, конечно, говорить намного проще, чем правда ничего не чувствовать, но я много работал над собой для того, чтобы так думать. И я продолжаю работать над собой. Возможно, однажды у меня получится, но пока мне искренне сложно. Такие уж дела.
- ну, если она и раньше на тебя так смотрела, то не иначе, как ты слепой -
- эй, ты ревнуешь? – я ухмыляюсь тому, что мне удается ее задеть. Она то и дело старается говорить о Брук так, как будто я ей не безразличен, но мне слишком хорошо известно обратное. Я знаю, что за ее нежной улыбкой, шелковыми волосами и бархатной кожей скрывается девушка, что решила посмеяться надо мной, но теперь отчего-то злится, что не дает мне покоя. Я как будто бы должен объясниться перед ней, а может, должен узнать, в чем дело. Пока что я не понимаю, что не так. [float=right]https://i.imgur.com/Ilcopts.gif[/float]
- я просто вижу то, чего не видишь ты и констатирую факт, малыш – Агата неумолима, и продолжает гнуть свою линию так, словно у меня и выбора-то нет. Что ж, Агата, нельзя быть такой жестокой. В конце-то концов, я же тоже нежный маленький человек с сердцем.
- окей, если ты так уверена, что что-то не так, помоги мне с ней поговорить –
- хм, и что, будешь отбивать девушку у друга? –
- ни в коем случае. Раф считает меня лучшим другом, и я не стану приставать или вообще хоть что-то делать в отношении Бруклин. Я просто не понимаю, почему она злится на меня… -
- так может она злится на меня? –
- в смысле? – Агата рассмеялась. Кажется, она хотела пошутить что-то вроде «потому что такая крошка, как я, пришла с таким занудой как ты», но остановилась, осознав, что это не слишком-то гетеросексуальный прикол.
- ладно, я тебе поверю, но, если я приду через десять минут, а вы будете сосаться… ну, не знаю, я в тебе разочаруюсь. Как тебе мотив? –
- звучит устрашающе, очень бы не хотелось – я смеюсь. Она правда забавная и невероятно приятная. Удивительная Агата, и все же, она совсем не Бруклин.

[indent] Агата отправилась в общий зал отвлекать Рафаэля. Она схватила сначала его, а после и его гитару, заставляя немедленно в два голоса исполнять с ней рождественские песни, и требования ее были непоколебимы. Рафаэль нехотя отцепился от Брук, освободив ее из тисков, и не успел я сдвинуться с места, как возле меня снова возникла статуя Афродиты с невероятно недовольным лицом.
- что? – кажется, этот вопрос только еще сильнее разозлил ее, а я лишь смотрел на нее, вглядывался в глубину глаз, падал туда целую вечность, слушал ее вопрос-упрек и никак не мог понять. Что? Она процедила вопрос про поездку, что вывело меня из колеи.
- я не понимаю, ты злишься? Это же не я бросил тебя в Чикаго, где мы договорились на место и на время, и где я ждал тебя… ждал так долго, что ресторан закрылся, а потом я ждал еще, пока не понял, что это все бесполезно. Казалось бы, какая жестокая шутка, но я все понял, ведь ты могла позвонить на ресепшн, чтобы хотя бы перенести или сообщить о том, что ты не придешь. Если бы это что-то значило, ты бы подала знак, написала бы в фейсбуке или что-то подобное. У тебя всегда была возможность найти меня, но ты никогда не пыталась, и я не понимаю, почему ты злишься на меня сейчас. Даже я перестал злиться на тебя, так что... за что? Конечно, я не могу запретить тебе на меня злиться, и если ты действительно желаешь испытывать именно эту эмоцию, мне жаль, но я рад, что теперь ты с Рафаэлем, он прекрасный парень, и надеюсь, ты не будешь с ним также жестока, как была со мной, он правда очень хороший. – когда я начинал говорить, мне казалось, что окончание этой фразы где-то еще плывет в воздухе, но пока я говорил, осознание бесконечности моей мысли было бесспорно. Кажется, я выпалил все, что думал за последнее время, и, кажется, я сделал это слишком неожиданно для нее. Что ж, я все равно ничего ей не должен, кроме, конечно, стараний не сойти с ума, видя ее рядом с Рафом теперь, замечая, как они касаются друг друга, как ему доступен ее запах и ее кожа. Что ж, так и бывает. Мы не всегда имеем возможность быть с теми, по кому болит наше сердце, особенно если наше сердце так глупо выбирает людей, что причиняют нам боль. Такое бывает.

[indent] Я знаю, что Агата придет уже скоро, и Рафаэль будет рядом, я слушаю то, что отвечает мне Бруклин молча, терпеливо, стараясь переварить каждую мысль, каждую идею, каждое предложение и слово. Когда мы теперь сможем поговорить один на один? Наверное, никогда, зная Рафаэля и то, как его зацепила Бруклин. Хотя… его можно понять.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

5

[indent]Они не спеша выходят с кухни оставляя горячую парочку наедине за закрытой дверью, ведущую к той самой столешнице, где Агата с удовольствием бы развлеклась с Лео. Да, с тем самым Лео, с которым у нее была своя история. История, которая была всего лишь случаем на дороге. Брукс правда готова послать всех к черту, но «Кларк Кент» рядышком дает понять, что уже слишком поздно что-либо предпринимать. Прошло полгода, поменялся город, под утихли эмоции, которые она месяцами держала в себе, не в силах найти оправдание тому, что произошло в Чикаго. Хватит об этом горевать, — вновь проносятся слова Минди в голове, пока Раф затягивает её в медленный танец, под звуки «The Scientist» Coldplay, которые так удачно описывают все то, что сейчас творится у нее в душе. Раф приобнимает её за талию, немного притягивая к себе, ровно на столько чтобы она чувствовала себя максимально комфортно, ведь он ощущает её напряжение. Но ему хватает мозгов, а Брукс актерской игры, списать все закидоны своей подружки на ее первую реально взрослую вечеринку. Да, она шепчет ему на ухо, чтобы не перекрикивать громкую музыку, что ужасно волнуется, ведь впервые на реальной вечеринке и не знает, как себя вести. Раф, кажется, безумно счастлив, что Брукс такая милая в своем желании сделать все правильно и его трогают слова извинения, за неловкую ситуацию на кухне.
[indent][float=left]https://i.imgur.com/nUQZLVJ.gif https://i.imgur.com/zKaWSPI.gif [/float]— Все окей, детка. Не парься, — также тихо произносит парень на ухо малышке Брукс, делая очередную попытку прижать её к себе чуть больше, чем положено. Ему все нравится и то, что у Лео все круто и то, что Брук кажется перестала строить из себя недотрогу и отдалась в его объятия, без возможных попыток вырываться. Хотя, если бы он знал, что сейчас у нее в голове, то невольно бы удивился, почему она вдруг вспомнила про лагерь у озера Эри и поиски какого-то кота и про другого парня, того самого который сейчас стоит на кухне и мило беседует с какой-то брюнеткой.
[indent]Да, он бы удивился чуть больше, чем «немного», но у Брук хватает мозгов, чтобы опасения полностью выветрились из головы красавчика Рафаэля. Она утыкается головой ему в плечо и качается в такт музыке, чтобы найти в себе силы пережить эту адскую вечеринку и не чокнуться раньше положенного. Но на часах всего лишь одиннадцать, а до утра еще есть время для долгих разговоров и неловких моментов. Она официально отпускает ситуацию поговорить с Лео, ведь нужно хотя бы попытаться насладиться моментом с парнем, действительно хорошим парнем, который легонько поглаживает её по спине, чтобы она хоть немного расслабилась. Она радуется, когда он рассказывает очередную шутку про что-то там. Пытается пошутить в ответ, но Раф и сам справляется с этой задачей. Он рассказывает куда уехали родители и когда вернутся, а затем опять шутит, заставляя Брук вновь улыбнуться. Кажется, она действительно расслабляется и даже позволяет ему притянуть к себе, чтобы поцеловать губы любимой, но она ловко и кокетливо уворачивается, подставляя уголок губ, списывая все на неловкость ситуации и народ вокруг. Да, когда-то её это не останавливало, и она с легкостью могла подойти и проявить свои чувства, но с тех времен прошло слишком много времени, достаточно чтобы запретить себе проявлять чувства к кому-либо. Хотя если так пойдет, то Рафу наверняка что-нибудь да перепадет за старания, Бруклин готова обдумать этот момент, раз уж она единственная кого до этого момента волновал «случай на дороге».
[indent]Они протанцевали три песни подряд, и на последней он все же получил легкий поцелуй в губы, чтобы унять его невероятное желание проверить насколько прочная столешница у него на кухне. Брук идет ва-банк, надеясь на то, что будет хоть когда-нибудь вознаграждена за свои страдания, но вместо этого получает очередной пинок под зад в сторону Лео.
[indent]Агата вытаскивает Рафа из её объятий, приказным тоном озвучивая желание исполнить рождественскую песню. В одной её руке гитара, во второй маленькая наполненная до краев рюмочка с джином. Гитару она передает Рафу и отсалютовав рюмкой Брукс, словно давая ей молчаливый шанс вновь попытаться поговорить с Лео, просит его подыграть, когда она начнет петь песню.
[indent]После она будет миллион раз ругать себя за это, ведь она давала себе обещание выкинуть эту затею из головы, но вместо этого под общий шквал оваций теряется между людьми и каким-то невиданным для себя образом оказывается вновь около Лео. Задает опять этот тупой вопрос, на который начинает злиться и который мучает её не первый месяц. Слушает его, не перебивает, но чем больше он говорит, тем с большей силой она начинает закипать и злиться. А злость такая девчачья, чисто женская и от этого хочется еще больше беситься. Беситься, что заставляет её испытывать такие дурацкие, чисто девчачьи эмоции, с нелепыми попытками выставить себя правой и ни в чем не виноватой. Ей все это не нравится, но остановиться она уже не может.
[indent]— Я злюсь на то…на все злюсь. На то, что Минди меня задержала, стала реветь перед моим выходом к тебе, что жизнь ей не в радость и нужно с ней посидеть. Злюсь на то, что потеряла телефон и не смогла тебе позвонить или написать или сделать хоть что-нибудь, чтобы дать тебе понять, что я не собираюсь сбегать. Злюсь на тебя. Злюсь на то, что не пришел в кафе. Я проработала там остаток лета, с мыслью, что ты зайдешь, а ты…, — она его толкает в грудь, потому что ужасно на него сейчас зла. Легко толкает в грудь, потому что он это заслужил. Это то маленькое злодейство, которое она может себе позволить в его сторону и уж лучше она ему выскажет все сейчас, чем будет носить это в себе до следующей встречи, надеясь только на то, что они никогда больше не встретятся.
[indent][float=right]https://i.imgur.com/mtBFtwT.gif https://i.imgur.com/VbpLVZu.gif[/float]— А еще злюсь, что ревела по тебе, а ты вот так лихо зажимаешься на кухне, обзывая это лето «случаем на дороге». И конечно же я злюсь на себя, что, находясь рядом с таким классным парнем как Раф, все еще думаю, что это был не просто «случай на дороге». И я не собиралась тебя бросать. Не собиралась, но…, — теперь оставалось только найти способ перестать о нем постоянно думать, но как? Высказав все это, ей не стало легче, напротив она запуталась еще больше. Настолько сильно, что раздраженно отходит от него подальше, к кухонным шкафам, открывая каждый по порядку в поисках стакана для воды, чтобы наконец-то освежиться. Боль и злость сейчас работали в ней восхитительно, от каждой по эмоции и по итогу взрыв в душе, чтоб еще больше ранить и так разбитое сердечко. Но она успокоилась, тяжело вздохнула и решила найти в себе силы, чтобы стать такой же спокойной, как была в самом начале их вечера. Теперь ей стало понятно, для чего Агата устроила это шоу с гитарой и рождественскими песнями, но желания разговаривать больше с ним у нее совершенно не было. Зато появилось отчетливое желание попроситься домой, как только Раф закончит развлекать девушку Лео. Из одного плена в другой. Из боли и злости она перешла в тоску и отчаяние, и, если честно даже не представляет, что из этого ей нравится больше.
[indent]Не так она представляла их первую встречу после Чикаго, совершенно не так, но её быстро спустили с небес на землю, максимально приводя в чувства и снимая розовые очки, которые она не могла снять до этого момента. Сама бы не справилась, честное слово, но безэмоциональный тон Лео и желание Агаты разложиться на столешнице здорово так привели её в чувства. А воспользовавшись тем, что он замолчал, единственное что ей остается, так это найти в себе силы для второго раунда и надеется только на то, что она успеет вернуться к Рафу до того, как у Агаты закончится желание петь с ним песни и джин в рюмочке. Объясняться еще и перед Рафаэлем она сегодня была не настроена.

[NIC]Brooklyn Reyes[/NIC][STA]испанка, 18[/STA][AVA]https://i.ibb.co/MS0tyCR/ana-de-armas-1.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/quUr5Ho.gif https://i.imgur.com/97TqN5j.gif https://i.imgur.com/UPsgiPC.gif[/SGN]

0

6

[indent] Она говорит. Она говорит о вещах, которые заставляют мое сердце болеть, я чувствую, как меня всего переполняет это странное ощущение пустоты и безнадеги каждый раз, когда она приводит какой-то довод, который никак не контачит с тем, что она больше ни разу мне не написала. Она говорит, что Минди ревела и не отпускала ее. Да, я в это верю, но почему не позвонить и не предупредить? Окей, она говорит, что потеряла телефон и не могла этого сделать, да, я верю и в это, но почему тогда не написать мне потом, когда ты сможешь? Этот вопрос так и остался без ответа. Она говорит о том, что я не приходил в ее кафе ни разу за лето. Да, я не приходил. Но с чего я должен был? Почему я должен был хотеть туда зайти, зная, что так ни разу и не вышла на связь, не дала мне хоть маленькой надежды на то, что она не хотела сбегать, как говорит теперь, и что на самом деле она ждала меня все лето, как опять-таки, говорит теперь. Мне очень хочется в это верить, но логика подсказывает, что это все не то. Тогда зачем она это говорит? Что ею движет. Я не могу понять, могу лишь слушать ее дальше, пока она не толкает меня в грудь, подальше от себя, от своих чувств и эмоций. Я не понимаю, я хотел бы, но у меня совершенно не получается понять, что она хочет. Казалось бы, меня, быть со мной, но в этом во всем что-то точно не чисто. Она могла говорить со мной часами, писать мне миллион сообщений в день, если бы так хотела, но ни одного, ни разу. Так в чем же замысел? Она уходит, а я не останавливаю ее, слишком далеко ушедший в свои помысли и попытки оправдать ее, объяснить ее поступок и поведение теперь. Да нет, она с Рафаэлем, и очевидно, если бы ее хоть немного трогал тот самый «наш случай на дороге», она наверняка бы уже давно появилась в моей жизни снова. Мне остается только наблюдать за тем, как она возвращается в общую гостиную, а Агата, допев песню, и увидав милую мордашку моей знакомой, наконец, отпускает Рафа. Все аплодируют им, и начинает играть очередная, поставленная кем-то песня для продолжения вечеринки.
- ну как? – Агата чувствует себя настоящим супер-героем, она считает, что сделала почти невозможное, ведь Раф едва ли хотел отлипать от своей принцессы.
- да, спасибо, мы поговорили – моя задумчивость кажется ей невероятно занудной и совсем не устраивает мою спутницу
- ну уж нет, если ты сейчас собираешься превратиться в лужу, то ты не с той девушкой пришел на вечеринку
- все в порядке – мои оправдания кажутся нелепыми, а моя спутница даже близко не верит в то, что я пытаюсь ей сказать.
- ага, я делаю тебе шоты, прямо сейчас. И мы пьем их по очереди на брудершафт, прямо сейчас. – ее последняя мысль даже показалась мне хорошей. А почему бы и не напиться, в самом деле? Агата достает ром, виски, водку и много всякого прочего из бара, который был доверен всем гостям, рюмочки, и начинает творить волшебство, я же только наблюдаю за тем, как хорошо у нее это получается, увлекаясь этим зрелищем. Она помогает мне забыть о том, что где-то в другой комнате есть Бруклин, что невероятно быстро бросается в объятия Рафаэля так, как будто эти объятия – единственный оплот человечества для спасения. Я не вижу этого, это не причиняет мне боль, потому что я смотрю за тем, как Агата подает мне первую рюмку и берет первую для себя.
- итак, за этот прекрасный вечер? – мы пьем за вечер, а ко мне летит вторая рюмка
- за невероятную барменшу? – и против этого тоста я не могу отказать.

[indent] Рафаэль тормозит нас где-то на шестой. Он удивлен тем, что я могу так пить, я, честно говоря, тоже, так много и подряд я пил в последний раз только на выпускной, но тут повод посерьезнее будет, так что Агата уже заливает нам новые рюмочки чего-то вкусненького и горящего.
- ой, ничего себе у вас тут развлечение – Раф смеется, глядя на то, как мы пытаемся потихоньку смешать вообще весь алкоголь в своем организме
- надеюсь, вы помните, где туалет… и где спальня тоже – он хохочет в голос, и только теперь я замечаю за его спиной Бруклин. Ну, конечно. А как иначе. Не важно, я подумаю об этом завтра, сегодня у меня есть дела поважнее – я собрался побить мировой рекорд в выпивании этих великолепных рюмочек.
- все в порядке – я улыбаюсь другу, и он обнимает меня, сообщая, что Брук нехорошо себя почувствовала, и он должен заказать ей такси и выйти на некоторое время.
Он хотел попросить нас последить за тусовкой, но видя наше состояние просит нас держаться – это очень мило с его стороны. Когда они уходят, мы пьем еще, мы пьем ровно до тех пор, пока мир не начинает кружиться вокруг меня, а Раф, что уже вернулся, аккуратно уводит меня куда-то на второй этаж.

[indent]Я не помню, как заснул, не помню даже, как оказался в кровати, но рядом со мной была Агата. Мы были одеты, и все в порядке, если не считать жуткий гул в голове, ослепляющий свет комнаты и боль… ох, какая невероятная головная боль. Кажется, я сейчас почувствовал себя богом, в чьей голове сливаются голоса миллиона молитв, так громко все гудело и ломало меня и мое состояние. Я едва смог встать и добраться до уборной в комнате, к счастью, тут был отдельный санузел, наверное, это комната Рафа. Душ более-менее привел меня в себя, и я, наконец-то смог вспомнить то, из-за чего вчера напился. Это было неправильно. Не нужно мне было напиваться, но я напился. Идиот. Чтож, такое бывает, когда ты тупой. А я, видимо, тупой. Агата еще спит, ей повезло – она столкнется с этой невообразимой болью позднее. Хорошо. Кое-как я спускаюсь вниз, где уже оказывается Рафаэль, он сидит в компе, что-то делает.
- оооо, дружище, живой? –
- хм… да, я… я ничего вчера не делал… ну, странного? Или глупого...– только теперь осознание, что я мог что-то ляпнуть, что-то рассказать, кому-то пожаловаться на судьбу, да хоть всему дому, почему нет? Я жду теперь, когда друг, а может, бывший друг, скажет мне все как есть, но его лицо светлое, как и раньше, и он смотрит не зло, а я ухмылкой, доброй, простецкой, ему смешно, что я был пьян. Кажется.
- да нет, ты почти и не говорил вчера, твой рот был занят кое чем еще
- чем?
- Агатой и алкоголем, я думал, что вы так и заснете прямо на кухонном столе. Вы были слишком пьяными, чтобы трахаться, но целоваться у вас получалось, это было смешно, у меня даже осталась фотка на телефоне, смотри… -
- ой, нет, спасибо, давай без этого – я облегченно посмеиваюсь, понимая, как сильно меня пронесло вчера. Черт возьми, очень сильно. А Бруклин… Бруклин… мне нужно прийти в себя, чтобы все восстановить, подумать хорошенько. Внутри меня сейчас слишком много головной боли.
- есть хочешь?  -
- умираю – все-таки, Рафаэль настоящий друг. Такой, от которого никуда не денешься, который всегда поддержит, поймет и поможет, правда классный парень, которого я бы очень не хотел разочаровывать, обижать и, тем более, делать ему больно. А Бруклин сейчас точно его больное место. Нет, не хочу даже близко к ней подходить сейчас, если она согласилась с ним встречаться, значит… значит так и должно быть, это ее выбор, она должна быть с ним, и не стоит даже думать об этом. Он отличный парень и будет любить ее. Да, пожалуй, это стоит оставить именно так, как оно и есть. Возможно, она и важна для меня, но… это не так важно, когда у нее есть парень. Такой классный парень.

[indent] Агата лежит у меня на плече, а я смотрю в потолок. Мы уже третий раз занимаемся сексом, и она требует называть это отношениями. Я говорю, что не люблю ее, она пожимает плечами
– не волнуйся, я тебя тоже, но мне с тобой хорошо, а тебе со мной хорошо? –
- да – мне хочется сказать, что с ней спокойно, ведь нет лишних эмоций, которые были бы в сердце, разбивали бы его и ломали меня всего. Да, если всего этого ада нет, мне и правда с ней хорошо. Все, наверное, так и должно быть. Рафаэль рассказывает о том, как у них все хорошо с Брук, а я слушаю вполуха, потому что информация для меня слишком болезненна, чтобы воспринимать ее полностью. Мне легче только за счет того, что я могу говорить с Агатой. Уже через неделю после начала наших так называемых отношений я рассказал ей всю нашу историю с Бруклин. Она слушала с интересом, вечно перебивала, шутила, и вообще забавлялась. Знаю, что люби она меня или чувствуй хоть что-то ей было бы некомфортно, но она продолжала гнуть свою линию веселья, задора и интереса к нашей истории. Кажется, в каком-то смысле мне и правда попалась идеальная девушка. Беспокоится за то, что я, кажется, давно уже беспросветно влюблен в другую.

[SGN]http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t40652.gif http://forumupload.ru/uploads/0017/45/b7/8/t33481.gif
[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Z8Db1Cf.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

7

[indent]Остаток вечеринки она старалась далеко не отходить от Рафаэля. Либо танцевала, либо освежалась водой, но была всегда где-то рядышком со своим парнем. Да, нужно называть вещи своими именами и если решила встречаться с Рафаэлем, то нужно нести эту ношу до конца. И дело даже не в том, что Лео с удовольствием напивается где-то с Агатой, дело было немного в другом…хотя нет, именно в этом. Она думала, что идеально справляется со своей злостью, но стоило вновь углядеть Лео и Агату, так радостно проводящих время друг с другом, она начинала злиться еще больше, а злость — чувство, раздирающее тебя изнутри, и от этого было ещё паршивее. Поэтому она попросилась домой. Раф воспринял её желание вполне спокойно, и даже посочувствовал, что она не осталась до конца. Решился вызвать ей такси, но прежде предложил, конечно же, найти Лео и Агату, чтобы те присмотрели за домом, пока он будет провожать свою ненаглядную. А ненаглядной оставалось только пойти за парнем и увидеть картину, от которой моментально скрутило желудок и захотелось выблювать всю выпитую воду в перемешку с алкоголем прямо на пол. От представленных видов её желание немедленно покинуть эту адскую вечеринку не уменьшилось. Напротив, приобрело настолько резкое желание покинуть этот дом, что к такси она уже шла быстрым шагом, совершенно не скрывая своего желание покинуть данное мероприятие. Раф её спешки не заметил. Алкоголь внутри него вообще закрывал глаза на многие детали сегодняшнего вечера. Он не заметил напряжение между Брук и Лео, и, конечно же, он совершенно не придал значения грустному взгляду подруги, скидывая все на усталость и перенапряжение. Хотя в нем тоже была злость. Такая легкая дымка злости на глазах, вперемешку с расстройством. Он был ужасно расстроен, что вместо «проводить ее до его спальни» он провожал ее «до такси». На этот вечер у него были другие планы, и ему было совершенно невдомек, что их испортил его друг Лео.
[indent]Самым верным решением было схорониться, желательно на годы вперед. Но схорониться не самой, а схоронить Лео у себя в душе, чтобы больше о нем не думать, от слова «совсем». Оказывается, это было сделать очень легко, когда ты не видишь причину своего расстройства. Когда вы не встречаетесь в стенах университета и когда, заметив его спину где-то в толпе, ты мигом разворачиваешься и идешь в совершенно другом направлении. Да, избегать его было наилучшим решением её проблемы. К тому же, если она не виделась с Лео, отношения с Рафаэлем становились хоть немного похожими на «отношения». Сейчас, как никогда раньше, она должна стать максимально твёрдой и здраво посмотреть правде в глаза, что все это было необходимо прекратить. Все эти пиздастрадания по парню, который уже давно греет постель другой девушки, не принесут ничего хорошего ни для самой Брукс, ни для Лео и, конечно же, ни для Рафа, который бы с удовольствием грел её кровать лично. И она действительно соглашалась с собой, что страдать по Лео это пойти трудной и тупиковой дорогой, но штука в том, что Брукс было невероятно легко отрицать и прятать чувства к Лео, когда его не было рядом.
[indent]Ужасно легко.
[indent]— О чем думаешь? — Раф легонько касается её холодных рук и как самый лучший парень на свете начинает растирать замершие пальцы, немного обдувая их теплым воздухом. Он провожает её до дома уже тысячный раз, и прекрасно знает весь прописанный для него сценарий. Проводить. Постоять. Поцеловать. Вернуться домой. И если Лео там кувыркается в кровати Агаты, Раф обхаживает порог дома Бруклин, все еще не заходя дальше прихожей. Но он командный игрок и дальше первой базы без разрешения заходить не собирается, как бы ему этого не хотелось. А она медлит, впервые за их «провожалки» она медлит и не прощается с ним.
[indent]— Да так, — бормочет Брук, находя в себе мужество, чтобы покончить с этими страданиями раз и навсегда. Другого способа она не знает. Пока собиралась, в горле пересохло от волнения, но, все же выдыхая, произносит такие для Рафа волшебные слова: — Зайдешь? — какое-то время он пытается понять, что все это значит, но Брук делает все сама и тянет его в дом, чтобы перейти от первой базы ко второй, а там возможно и к третьей.

[indent]Как-то неожиданно резко закончился январь. Она с легкостью отрывает календарный лист января, вывешивая на всеобщее обозрение короткий февраль. Сегодня Раф попросил прийти её в бар, чтобы помочь с расстановкой всего того барахла, который он прикупил для организации дня Святого Валентина. Весь бар завален розовой мишурой, сердечками и парочкой нарезанных гирлянд, которые они успели сделать за прошлую ночь, и которые нужно повесить, чтобы приступить к нарезке следующей партии. У Рафа грандиозные планы на четырнадцатое февраля, и он планирует оторваться по полной, чтобы доказать родителям, что он действительно чего-то стоит. Поэтому он ужасно взвинчен и повышает голос на всех, кто попадается у него на пути. Он перетаскивает стулья с одного места на другое, и возвращает стулья обратно. Вытаскивает алкоголь и пересчитывает бутылки, сверяясь с представленной сметой для предстоящего праздника. Целует украдкой Брук и пропадает где-то в подсобке, оставляя её с гирляндой в руках и рядом стоящей стремянкой. Класс, ведь не для этого сегодня она надевала крутую юбку и делала прическу, чтобы её парень прятался от нее где-то в подсобке. Совершенно не для этого.
[indent]У них все хорошо. Третья база пройдена и осталась позади. Раф был одобрен в семье, прошел испытание просмотром баскетбола вместе с мужской половиной семейства Рейерс и получил положительные баллы за находчивость и юмор, и плюс еще один балл от Кевина, за бар и бесплатную выпивку на вечеринке. И в целом Раф показывал не плохие результаты по отношению к Брук, но все же что-то не давало ей покоя. То самое «что-то», которое она мужественно закапала в себе до лучших времен, потому что давно его не видела. Слишком давно, чтобы начать вновь придаваться своим страданиям. От Рафа она слышала, что у Лео дела складываются хорошо. Их отношения с Агатой продержались уже несколько недель, и он был действительно рад за друга, чего не скажешь о Бруклин.
[indent]— Что ж это ведь хорошо. Поздравляю их, — Раф говорил ей об этом с нескрываемым восторгом, и единственное что оставалось в такой ситуации Брук мужественно принимать тот факт, что теперь их дороги с Лео едва ли могли когда-нибудь пересечься. У него Агата, у нее Рафаэль. И у него, и у нее была уже пройдена третья база, после которой вернуться назад просто невозможно. Ей было ужасно легко думать на такие темы, если не брать во внимание, что с Лео они не виделись уже больше двух недель. У чувств ведь есть срок годности, не подскажите?
[indent]— Раф, если ты сейчас же мне не поможешь, то тебе не поздоровится, — стремянка предательски шатается, не давая ей возможность ловко зацепить остатки гирлянды на гвоздик. С первой половиной она справилась на пять с плюсом, а потом возникли проблемы в виде шатающейся стремянки, затекших рук и остатков гирлянды, которые постоянно выпадали из рук и не собирались цепляться за гвоздик. А еще на ней эта чертовски не удобная юбка, которая была предназначена для Рафаэля, но не как ни для стремянки. Ей остается только выдохнуть и надеется, что он все же найдет время, чтобы ей помочь, ведь стоит ей вновь прикрикнуть на него, повысив немного голос, как злосчастная стремянка перестает шататься, становясь полностью неподвижной под сильными руками стоявшего внизу парня.
[indent]— Отлично, ты как раз вовремя, подай, пожалуйста, вторую часть гирлянды, — она говорит в потолок, быстро справляюсь с надоедливыми сердечками, которые все-таки крепятся на чертов гвоздик, и тянется за второй частью гирлянды, встречаясь с темной копной волос и голубыми глазами, которые не дают ей покоя. Черт. Черт. Черт.
[indent]— Спасибо…Лео, — и хоть сердечко пронзило сильной болью, она смогла найти в себе силы не сигануть со стремянки, в сторону выхода. Только прикусила губу, заставляя себя собрать все свое мужество в кулак, чтобы посмотреть на него.
[indent]— Ты не мог бы смотреть в пол, пожалуйста, — так неловко она себя еще не чувствовала, пришлось одернуть юбку и попросить Лео смотреть вниз, проклиная уже себя, что каждая их встреча ровна полному провалу.

[NIC]Brooklyn Reyes[/NIC][STA]испанка, 18[/STA][AVA]https://i.ibb.co/MS0tyCR/ana-de-armas-1.png[/AVA][SGN]https://i.imgur.com/quUr5Ho.gif https://i.imgur.com/97TqN5j.gif https://i.imgur.com/UPsgiPC.gif[/SGN]

0

8

[indent] Пустотой не напиться, душу не согреть теплом тела той, к кому ты и сам холоден. Все мои попытки быть счастливым с кем-то еще кроме той самой становятся лишь подтверждением моей глупости и обреченности. Это невероятно глупо, это невероятно больно. Иногда мне кажется, что я смог ее забыть, иногда мне кажется, что все в порядке, что я могу существовать мирно даже в ее присутствии, что я могу думать о счастье моего друга в ее объятиях, что все в порядке, как нужно, а потом немного выпиваешь вечером, находишь ее на фейсбуке и целый вечер смотришь на то, как она улыбается в объятиях друзей, подруг, Рафа, кого угодно, но не меня. Это странно. Время идет мимо меня, а не сквозь меня, я как будто не чувствую его, не осознаю, не ощущаю, не могу быть всерьез встревоженным от того, что проходит почти месяц с нашего последнего разговора, а в моей душе все как прежде. Разве так должно быть? Я каждый вечер задаю себе вопрос должен ли я что-то сделать, как-то показать свою заинтересованность в ней, что мне нужна она, что я по ней скучаю, что-то, хоть что-то, но все мимо, кажется, все слишком обыденно и обещает оставаться так, оставлять меня в таком мертвом состоянии ожидания. Мне искренне тяжело. Я не знаю, что буду делать, когда Раф решит, что нам нужно чаще встречаться парочками, что мы могли бы ходить на двойные свидания или попросит нас с Агатой поехать с ними на озеро летом. Я не знаю, что будет, когда мне нужно будет находиться с ней рядом. Точнее, я, конечно же, знаю, что я ничего не сделаю, пока она будет с Рафаэлем. Нет, конечно, я не могу даже шага ступить к ней навстречу в то время, пока ее любит мой друг. Кажется, это самое страшное страдание, которое я только мог чувствовать и самый грустный момент из тех, которые могли мне выпасть. И что же дальше? Размышляя о собственной судьбе я лишь лежу на кровати, крайне лениво наблюдая за тем, как Агата одевается. Мне иногда впрямь кажется, что она совершенно необыкновенная женщина, да, именно женщина, у меня зачастую появлялась мысль, что она старше меня, до того она была доброй и понимающей, прямо-таки мудрой.
- опять мечтаешь? – она быстро влезает в узкий топик, после чего направляется на поиски джинс
- в нашем штате это не запрещено. Пока что. Ты что так пойдешь? Ты же замерзнешь? – я оглядываю ее наряд, и мне кажется, что она как будто бы собралась на свидание
- я возьму кофту
- ага, а куда ты?
- мы с Бриттани будем заниматься – надеюсь, она не уйдет от меня к Брит прямо посреди моей грустной депрессии по Бруклин. Хотя, я бы на ее месте сделал именно так. Кажется, ей нравится эта Бриттани, если она пытается влезть в этот несчастный топик. Я не против, в целом у меня как не было к ней глубоких чувств как к девушке, так и не появилось, но я к ней привык, и она стала моей близкой подругой. Я правда о ней переживаю, забочусь, и если она заболеет, я принесу апельсины и приготовлю бульон, а если влюбится – буду поддерживать и оберегать. То, что происходит между нами намного правильнее называть дружбой, но меня не беспокоит формат отношений с такой душой, которая присутствует в этом. Мы верны друг другу совсем на другом уровне, не на физическом, и это прекрасно. Мы не обладаем друг другом, и не обязаны сохранять ничего вокруг кроме сердец друг друга. Да, мне действительно страшно повезло с подружкой. И все же, что дальше? Рафаэль зачастую интересуется подробностями нашего общения с Агатой, и я снабжаю его ровно стольким, сколько ему нужно знать. Мне не хочется говорить слишком много, не хочется делиться всеми мыслями и тайнами, хотя Раф чудесный человек и у меня совсем нет к нему никаких претензий. Нет, он отличный друг и от этого становится только сложнее. Мне приходится с каждым разом все тяжелее вздыхать, вспоминая о том, как он рассказывал об их первой встрече, поцелуе, сексе. Нет, конечно, он не говорил о подробностях, но по его светящемуся лицу все и так было понятно, а я мог лишь прятать лицо в учебниках и конспектах, чтобы он ненароком не заметил того, насколько я расстроен. Потом я как будто свыкся и проникся к этому, решил, что так и должно быть, и все равно не смог отпустить этого. Я знаю почему, но мне все сложнее признаваться себе в этом. Я чувствую себя преданным. Словно я доверился кому-то, дал больше, чем мог предложить, и человек просто выкинул мое предложение на пол и растоптал. Вот что я чувствую, вот почему не смог отпустить ситуацию.

[indent] В первых числах февраля Рафаэль усиленно занялся баром. Родители уехали на несколько недель, решив доверить ему управление и полную работу в нем. В это время мне приходилось частенько заносить ему лекции в бар, к счастью, я никогда не сталкивался там с Брук, он все время был занят, и это как будто упростило мою жизнь на неделю, но потом стало понятно, что это лишь затишье перед бурей. Ко дню Святого Валентина нужно было полностью подготовить кафе, и так как Рафаэль здраво оценивал свои силы, он решил позвать нас. Нас – это Бруклин, меня и Агату. Сегодня Агата умчалась на свидание со своей подружкой, так что присоединится к нам только после девяти часов вечера, а мне придется идти туда, где сейчас находится эта парочка и помогать им, быть спокойным, адекватным и даже милым. Боже, помоги мне, если ты меня слышишь.

[indent] Я пришел в бар к Рафу к семи. Подготовления уже шли полным ходом – Раф почти у меня на глазах скрылся в подсобку, успев только махнуть мне, а Брук просила о помощи, активно развешивая сердечки над головами будущих посетителей. Мне ничего не оставалось кроме как подойти и помочь ей, стремянка, как мне показалось, не особенно тряслась, но, если ее это пугает – не стоит слишком сильно расстраивать ее. Подходя, я удерживаю одной рукой стремянку, а другой рукой легко касаюсь ее ноги. Не уверен, что это было обязательно, я даже не думал об этом, когда подошел помочь, это было машинально, но когда случилось – по моему телу прошла дрожь, мне стало неловко от того, что я коснулся ее, еще более неловко мне стало тогда, когда я поднял на нее голову и обнаружил довольно короткую юбку. Я лишь опускаю глаза по ее требованию. Уровень дискомфорта переходит все границы
- да, конечно, я не собирался, прости. Просто хотел помочь, если хочешь, я могу отойти, пока не вернется Раф – я говорю спокойно, вполне рассматривая тот вариант, что ей может быть даже мерзко находиться со мной в непосредственной близости, но, кажется она берет себя в руки и махает рукой – ничего страшного, я могу помочь. Чтож, пожалуй, лучше бы она сказала, чтобы я отошел, мне бы точно было бы легче, но, увы, у меня никто не спрашивал. Она успешно заканчивает развешивать гирлянду, после чего слезает со стремянки. Раф выходит как раз к этому моменту – оказывается, у него запуталась одна из гирлянд и часть их фонариков застряла за старым хламом в подсобке, пришлось все перебирать, чтобы достать. Мы киваем друг другу, и я забираю у него самую большую гирлянду, чтобы заняться развешиванием самостоятельно.
- если хочешь, со стремянкой могу походить я, а ты можешь развесить постеры над столиками, там не нужно залезать слишком высоко – можно на стул – я указываю на стопку старомодных постеров, которые мы с Рафом закупили на прошлой неделе. Брук кажется довольно спокойной, она готова помогать и мне, и разбираться с постерами, и, кажется, вообще готова делать все, о чем ее попросит ее парень. Что ж, в этом есть какая-то ирония, но не мне решать, что к чему. Я стараюсь помогать ей, и порой наши взгляды оказывались друг на друге, я сжимал губы и смотрел в пол, она порой оставляла на мне испепеляющий взгляд, но после вновь «добрела» и даже начинала болтать. Это было сложно.
- мне кажется, этот постер нужно чуть левее, нет, теперь правее, нет, вот стой, да, так, только немного выше, чтобы было на уровне других постеров – Рафаэль больше командовал, чем помогал, потому что у него была еще куча идей, которые нужно было воссоздавать, и для того, чтобы все организовать он тратил кучу времени, а Брук, что держала тот постер начинала подкипать.
- давай я попробую, у тебя наверняка уже руки устали – мне кажется, что если я сниму с нее эту обязанность, то сделаю одолжение, но она лишь огрызается на меня слишком резко, чтобы это можно было назвать нормальным, после чего смотрит на немного удивленного Рафа. Она качает головой, словно устала, и отдает мне тот несчастный плакат, извиняясь. Мне остается лишь принять его, и, воспользовавшись рулеткой постараться найти ту самую середину, из-за которой ее мучал Рафаэль.
- мне кажется, все же, левее – отозвался и о моей работе друг
- ну уж нет, братишка, я все посчитал – тот лишь пожал плечами, снова удаляясь в подсобку. Где-то рядом хмыкнула Брук. Кажется, она сразу пыталась повесить эту глупую картину именно сюда, ну или примерно сюда. Я не знаю, на кого она больше злится сейчас - на него или на меня?

[SGN]https://i.imgur.com/quUr5Ho.gif https://i.imgur.com/97TqN5j.gif https://i.imgur.com/UPsgiPC.gif[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Lpu3GJs.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

9

https://i.imgur.com/wJKpRIJ.gif

it's been a loveless year
bad liar

[indent]Было легко не обращать внимания на то, что у него все хорошо. В целом существовать, параллельно его взаимоотношениям с Агатой и плыть по течению вместе с Рафаэлем, было легко до сегодняшнего вечера. Он осторожно дотрагивается до нее, заставляя все её внутренности сжаться, как ей кажется, от еще большего напряжения, но все немного иначе. Предательские бабочки поднимаются вверх, от того места где он легонько придержал её, оставляя после прикосновения легкий шлейф мурашек. И это предательское ощущение возникшей приятности в теле заставляет её еще больше обидеться на него, на саму себя, на собственные мироощущения и миропонимание. Она планирует его недолюбливать, избегать, прятаться и не обращать внимания. Но вместо задуманных чувств, начинает таять, словно масло на сковородке, будто никогда до этого не испытывала ничего подобного. Испытывала. Ей отчего-то хочется припомнить самые лучшие моменты с Рафаэлем, но вместо этого она вспоминает про озеро Эри, где она купалась с Лео. Как осторожно снимала платье, боясь его намочить. Как поцеловалась с ним. Как, не скрывая собственных эмоций и чувств, вешалась к нему на шею, прижимаясь к разгоряченному телу, не смотря на холодную воду, все ближе и ближе. Вспоминает про первую их встречу в кафе. Про ревность к Минди и про портрет, который она так и не получила. Она вспоминает еще уйму моментов. Приятные и не очень, но все ровно моменты, которые отпечатались в сердечке, заставляя все её чувства переворачиваться на сто восемьдесят градусов, стоило ему только осторожно придержать её, чтобы она не свалилась с высокой стремянки.
[indent]Она старается не нервничать, но отчего-то ноги предательски деревенеют от возникшего напряжения. Кажется, еще немного и она полетит вниз, ведь опозориться еще больше уже просто нет возможности. И в какой-то момент она ловит себя на мысли, что уже летит. Прыгает с обрыва в воды его голубых глаз и не планирует возвращаться обратно, хотя где-то там, у берега, воображаемый Рафаэль тянет к ней свои руки, а она только просит их убрать и перестать пытаться достать её из воды небесного цвета, ведь ей сейчас так хорошо. Воображаемая Брук плещется в теплой воде голубых глаз Нолана и не хочет выходить на берег, заставляя настоящую Бруклин в сотый раз отругать себя за такие мысли, ведь Рафаэль такого не заслужил. Он где-то там, в подсобке, ковыряется в коробках, напичканных барахлом для дня Святого Валентина, и даже не представляет, какой силой обладает его друг по отношению к его девушке.
[indent]— Все нормально, Лео, правда, —  в какой-то момент она отпускает ситуацию так же легко, как спускается с высокой стремянке, и даже не сопротивляется, когда он легонько придерживает её за талию и отпускает, убедившись, что её ноги достигли пола. Ей хочется, чтобы он постоял около нее чуть больше положенного, но их прерывает Рафаэль. Её парень на минуточку. Она вновь мысленно себя одергивает, заставляя перевести взгляд с Лео на Рафаэля, как бы ей этого не хотелось.
[indent]Она так отлично держалась все это время. Даже перевела Рафаэля со скамейки запасных в основной состав команды. Они действительно классно проводят время вместе. Он слушает ее, когда она читает ему свои статьи про загрязнение окружающей среды. Соглашается, когда она зовет его поучаствовать в пикете у завода по переработке мусора. Даже поддерживает её, когда она доказывает окружающим, что раздельный сбор мусора действительно нужная вещь. И, казалось бы, у них все может получиться, и она готова закрыть глаза на то, что все больше и больше он нравится ей исключительно как друг, но даже ведь с друзьями можно встречаться. Она точно не уверена, как долго готова обманывать его, себя и всех вокруг, но как же ей приятно, когда Лео находится рядом. Ему даже ничего не нужно делать, чтобы Брук таяла. Достаточно просто загадочно смотреть из-под копны своих кудрявых волос, так небрежно закрывающие глаза. И в этом то и была вся трагичность ситуации. Лео выводил её на эмоции по щелчку пальцев, стоило ему оказаться в поле её видимости. Зато для Рафаэля была приготовлена только одна эмоция из огромного спектра Бруклин Рейес – дружеская, и она ничего не могла с этим поделать.
[indent]И вот она устало присаживается на высокий барный стул, стоящий у бара, и растирает затекшие руки, смотря, как справляются её мужчины с развешиванием злосчастного плаката, из-за которого ей пришлось огрызнуться. Она злиться. То ли на Рафа, из-за его нервяка по поводу предстоящего мероприятия. То ли на Лео, за его желание облегчить и так их не самую простую историю. А еще она, конечно же, злиться на себя, что каждый раз, когда он рядом, она начинает думать, и, увы, не в пользу Рафаэля. Вот один из парней отмеряет нужное расстояние. Второй вновь командует и предлагает первому попробовать еще раз. И вновь движение плаката по стене, но Брук на это едва ли отвлекается. Она смотрит на своего фаворита и в сотый раз за сегодня пытается найти в себе силы, чтобы пережить этот адский вечер.
[indent]— Прости, детка, не злись. Больше не буду так делать, — он как-то быстро проходит мимо неё, едва касается губами её щеки и пропадает где-то в подвале, вновь углубляясь на поиски барахла. Ему нет времени замечать возникшее напряжение между всеми собравшимися в баре. У него есть более важные дела на сегодня и выяснение отношений в этот список не входит. Она ему даже завидует, что он спокойно целует её в щеку и оставляет наедине со своим другом, не представляя, насколько это все может быть критично. Он не знает всей истории. Для неё Лео, со слов Бруклин, просто попутчик до Чикаго. Никаких остановок у озера Эри, никаких придорожных кафешек и уж точно никаких поцелуев и объятий. Ничего такого, и вообще мне казалось тогда, что ему больше нравилась Минди.
[indent]Его вполне устраивает такая легенда, и ковыряться в прошлом он не собирается. Ему кажется, нет, он в этом точно уверен, что Лео никогда не будет играть за его спиной, отбивая девушку, пока он вытаскивает очередную коробку из-под завала коробок в подвале. Наверное, он прав. Наверное, самое лучшее решение во всей этой ситуации просто взять все и отпустить, но как же это невероятно сложно и трудно, когда она спускается со своего высокого стула и направляется к столу с гирляндами, чтобы повесить очередное сердечко на гвоздик. Он где-то рядом. Она чувствует неловкие движения у себя за спиной. Чувствует, как он осторожно держится на безопасном расстоянии от нее, не пересекая ту невидимую стену, которую они пытаются  выстроить перед собой. Стену, за которую нельзя делать ни шагу. Стена прошлого, которая сдерживает все воспоминания, эмоции и желания, которые могли бы прийти в голову.
        нельзя
[indent]Сделав глубокий вдох, она позволяет себе насладиться воспоминанием, но одергивает себя на очередном приятном моменте, где Лео целует её в шею, спускаясь ниже.
        нельзя
[indent]— Поможешь? — только неуверенно берет в руки последнюю гирлянду на сегодня и предлагает ему подержать стремянку, пока она будет пытаться подцепить на гвоздь не только остатки гирлянды, но и их спокойствие, которого становится все меньше и меньше. Он молча кивает и предлагает ей подняться. Брук мысленно благодарна ему, что он делает все это в полной тишине, не пытаясь с ней заговорить. Разговоры сейчас такая не нужна вещь, лишенная абсолютного смысла. Есть только тишина, которая обволакивает каждого, заставляя насладиться моментом. Кажется, он вновь легко поддерживает её. Такая не нужная поддержка, но такая приятная, заставляющая её вновь почувствовать шлейф мурашек поднимающихся вверх. Хорошо, что он сейчас смотрит в пол и не видит её радостного лица, которое освещает бар счастливой улыбкой. Хорошо, что он не может читать мысли, потому что был бы ужасно удивлен на свой счет. Хорошо, что он…она вздрагивает от неожиданного голоса за спиной. Он тоже быстро убирает руку и устремляет свой взгляд на возникшую не по плану Агату.
[indent]— Оу, как-то даже неловко, — саркастично хмыкнула девушка, наблюдая за всем этим романтическим великолепием, заставляя внутренности Брук закипеть, чувствуя спиной взаимную неприязнь стоящей в дверном проеме дамочки.
[indent]— Мои планы немного поменялись, поэтому я решила прийти на помощь чуть раньше, хотя вы справляетесь неплохо и сами, — капризно сжимает губы и скрещивает руки на груди, внимательно прищуриваясь и оглядывая помещение в поисках Рафаэля, потому что считает, что этот праздник жизни пора заканчивать.
[indent]— А где Рафаэль? Он тут? — поинтересовалась она, совершенно не скрывая своей ехидной интонации, заставляя Бруклин еще больше напрячься, озвучивая испанские ругательства в голове в сторону брюнетки.
[indent]— В подсобке. Кстати, ты как раз вовремя, чтобы нарезать очередную партию гирлянд. Ножницы вон там. Думаю, справишься, — произнесла Брукс с полным отсутствием эмоций на лице, давая понять Агате, что дальше разговор не имеет никакого смысла. Она быстро довешивает остатки гирлянды и спускается уже самостоятельно, без помощи Лео, чтобы не давать лишний раз шанса Агате продолжить разговор. Кажется, Агата тихо произносит «хорошо, командирша», но все же подходит к столу, выискивая те самые ножницы, теряя интерес к парочке у стремянки.
[indent]— Пойду, скажу Рафаэлю, что у нас пополнение в команде, — легкий кивок в сторону Агаты, которая старательно начинает вырезать сердечки, переводя свой интерес на розовый картон, словно негласно разрешая Брукс несколько секунд внимательно посмотреть на Лео и в тысячный раз за сегодня усомниться в своей решимости касательно их дружбы.

[NIC]Brooklyn Reyes[/NIC][STA]испанка, 18[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Lpu3GJs.png[/AVA]

0

10

[indent] Я знаю, что делаю, знаю, как правильно себя вести, как держаться, как не поступить глупо или опрометчиво. Я все знаю, но легче мне от этого не становится. Ну и что, что я все знаю? Что дальше? Иногда просто хочется собрать всего себя куда-нибудь и сбежать прочь, но снаружи остается стань и спокойствие, которых не разбить и не потревожить. Мои внутренние перепалки с самим собой это лишь слабость, с которой нужно научиться жить, которую нужно научиться регулировать, менять в самом себе, создавать нечто новое на месте того больного старого, что не дает спокойствия. Я знаю рецепт – мне нужно быть дальше, но сегодня мы здесь, оба, и Рафаэль так предательски уходит в подсобку, словно предлагает мне сойти с ума за ближайшие несколько минут в ее компании. Конечно, я осознаю, что Раф ничего не знает, но проще мне от этого не становится, возможно, даже сложнее – он ничего не знает, но я все понимаю и все равно нахожусь тут. Правильно ли вообще не говорить ему правду? Правильно ли продолжать вести себя так, как будто ничего не было? У меня нет ответов, но вопросов куда больше озвученных, и мне остается только надеяться, что этот вечер пройдет быстрее и мне больше не придется находиться с ней рядом. Я уже не чувствую обиду на нее, я не смог бы обижаться на нее долго – я знаю про всю ее новую жизнь, но так и не смог действительно разозлиться на ее выбор, даже сейчас, когда она с Рафом, я понимаю, почему она с ним. Он правда настоящий красавчик, галантный, образованный и крайне приятный парень. Ему впору быть ловеласом, цеплять девчонок и не запоминать их имен, но он запомнил ее имя и помнит о ней достаточно часто, чтобы мне было стыдно только от мыслей о ней, она его, она в его голове, и я думаю, сердце, и это самое важное, о чем я должен помнить, когда вспоминаю о том, как нам было хорошо вместе ранее. Было, но прошло, это нормально, и не стоит питать иллюзий.

[indent] Бруклин просит меня помочь ей, когда она в очередной раз залезает на стульчик, кажется, она все же решила сегодня покорить все высоты, потому что я хотел бы не находиться к ней так близко, особенно учитывая высоту ее юбки, но отказать я тоже не могу – подхожу молча, лишь кивнув, и аккуратно стараюсь придерживать ее, так прилично, насколько это вообще возможно. Для меня важно не быть нахалом, не сделать чего-то грубого, неверного по отношению к ней или Рафаэлю. Я в очередной раз напоминаю себе, что она его девушка, что он за дверью, и это все – мучительно больно, но правильно. Кажется, еще немного, и я бы совсем загнулся и предстал перед судом божьим более не владея собой и своими пороками, когда в бар зашел настоящий ангел. У ангелы были черные, как ночь волосы и едкая усмешка. Агата спасла меня от меня, привела в чувства своим появлением и раззадорила обстановку горчинкой, которую принесла с собой. Кажется, мне стоит осуждать ее за эту горчинку, ведь Бруклин не заслужила ее, но сейчас я слишком рад ее появлению в целом, что она здесь, и что теперь помогать Брук сможет она, и что мне не придется находиться к ней так мучительно близко, ощущать ее трепетное тело под одеждой, слышать ее запах повсюду. Я, наконец, смог отойти от нее, давая слезть и направить к Рафаэлю. Мой ангел не сиял, но злорадно улыбался, и я лишь раскинул руки для того, чтобы она смогла окунуться в мои объятия. Я был действительно рад ей сейчас, и отпуская ее, лишь спросил
- почему ты здесь? –
- все пошло не совсем так, как я задумала – вкрадчиво объясняет Агата
- а что задумал ты? – она смотрит в сторону подсобки, но видя мое лицо, а было оно либо испуганным, либо взволнованным, лишь немного сузила глаза, сделав их еще более подозрительными, после чего предположила
- или это задумала она? – в такую глупость, конечно, я никак не мог поверить, ну, разумеется, Брук не собиралась специально просить меня помочь ей, ей просто нужна была помощь и она не стала отвлекать Рафа от дел, тут все и так ясно – если бы она хотела со мной встреч, если бы хотела видеть меня, она оказывалась бы в моей жизни значительно чаще, чем те моменты, когда Рафаэлю нужны были и мы и она сразу. Нет, я не смогу даже всерьез думать об этом, не то, чтобы поверить в такую глупость. Я качаю головой, и Агата улыбается. Конечно, она знает, что я хотел бы, чтобы ее предположение было правдой, но понимает, что это вряд ли, так что лишь отходит от меня, вставая туда, где только что была Бруклин и продолжая ее дело. Я смотрю на нее, но она даже не оборачивается.
- нужна помощь? –
- да нет, не упаду – уверенно говорит Агата, и мне остается только одно – заниматься чем-то еще. Весь остальной вечер проходит спокойно и мирно, мы заканчиваем приготовления, и нам остается не так много – на следующий вечер. Дальше – полная боевая готовность. Мне очень не хотелось бы снова идти к Рафу завтра, но не то, чтобы у меня был выбор. Я сообщаю об этом Агате вечером, когда я провожаю ее до дома.
- слушай, ну… давай я схожу за тебя, скажешь, что тебе нужно помочь родителям? – она выглядит уставшей и даже расстроенной, поэтому мне приходится спросить
- так что было сегодня? –
- не очень хочу об этом говорить – Агата уворачивается от вопроса, смотря куда-то сквозь меня.
- хорошо, но ты знаешь, что всегда можешь со мной об этом поговорить? – она улыбается. Чуть позднее я узнаю, что эта девица назвала ее грязной лесбухой и хотела посмеяться, это не было свиданием, она хотела просто поиздеваться над ней, и это значит только одно – когда Агата соберется с силами и поднимет голову, этой девчонке конец.
Чтож, она сама заслужила свой конец, и я даже не буду в это влезать, в конце концов, не стоит обижать тех, кто только ищет себя.

[indent] Агата замещает меня большую часть вечера, но Рафаэль все равно звонит и спрашивает, когда я смогу прийти. В этот вечер я все же сказал ему, что буду занят и даже действительно нашел себе занятие – но тот был неуклонен, он очень хотел, чтобы я зашел хотя бы для того, чтобы оценить итоговую работу и помочь что-то изменить, если мне покажется это нужным. Опять вечер, в котором будет Бруклин, опять.

[indent] Мы увиделись ближе к десяти, ребята собирались домой, а Раф уже вовсю занимался устройством бара и решал какие-то организационные работы с недоставленным ящиком пива.
- привет – мой голос пугает Брук, которая не ожидала увидеть меня или просто испугалась резкого звука. Она легко вздрагивает, после чего здоровается. Не могу сказать, чтобы она была очень рада меня видеть.
- что-то не так? – я лишь смотрю на Агату, лицо которой тоже выражает тревогу
- тут мужик из-за пива с ума сходит, кажется, перепил, никто не может его вывести, орет, а именно то пиво, которое он хотел закончилось, и теперь началась драма.
- ага, а полицию вызвали?
- да, но ты же и сам знаешь, пьяниц не забирают моментально.
- ага, знаю – мне приходится взять телефон и на пару минут выйти из бара для того, чтобы позвонить в службу спасения. Мое резкое движение заставило девушек двинуться за мной, и они застали момент, когда я кричал в трубку что-то вроде
- помогите, быстрее, на меня нападает какой-то алкаш с дубинкой, мне кажется, он хочет меня убить, пожалуйста, побыстрее, я точно не знаю какой тут адрес, просто помо… - на полуслове я бросаю трубку, девушки улыбаются, и мне приходится улыбнуться им в ответ. Я чувствую неловкость от данной ситуации, ведь оказался в центре внимания Бруклин, хотя совсем не хотел того.
- ну что, пожалуй, мне пора, пока они не начали мне названивать и не задержали за ложный вызов – я удаляюсь прочь, так и не посмотрев роскошные интерьеры красот бара Рафаэля, зато узнаю от Агаты, что полиция приехала через пять минут, а мне как потерпевшему позвонили только через полчаса, когда я сказал, что смог увернуться и свалил оттуда, не имею к нему никаких претензий. Казалось бы, эта история – и есть хеппи энд, но буквально через пару дней Рафаэль решает ошарашить меня новостью, которая никак не вписывалась в мои понятия нормы и обычного дела. Бруклин, кажется, решила приостановить их отношения, и теперь мой друг хотел, чтобы я поговорил с ней.
- я? Погоди, я знаю, что ты расстроен, но почему я? – Рафаэль качает головой. Он еще никого толком с ней не познакомил, чтобы просить кого-то еще. Не Агату же. Тем более, мы были знакомы в поездке летом.
- ну да – только и остается сказать мне. Действительно, были знакомы.

[SGN]https://i.imgur.com/quUr5Ho.gif https://i.imgur.com/97TqN5j.gif https://i.imgur.com/UPsgiPC.gif[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Lpu3GJs.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

11

[indent]Решение поставить все на «стоп» нельзя было назвать спонтанным. Она шла к этому уже несколько дней, пытаясь найти в себе силы словить подходящий момент и попросить у Рафаэля передышку. Но разве есть для такого момента подходящее время? Она правда пыталась. Но либо сама была не в духе, в последнее время, после осознания необходимой паузы, состояние «не в духе» стало стандартным. Либо Рафаэль был сам не в духе, погруженный в дела по подготовке бара к празднику он едва ли мог понять, что она от него требует. Все что не касалось предстоящего праздника его не интересовало. Да и к тому же она хотела сделать это по-тихому, не придавая огласки «паузу, которую она хотела с ним поставить», но их постоянно окружали какие-нибудь люди. В университете огромные толпы студентов и ни одного пустого коридора. В баре друзья и помощники. И дома, что у нее, что у него, вечно были люди. Было без вариантов провернуть задуманное втихушку, поэтому она выжидала подходящего момента, которого просто не существует для такого разговора. Дотянула до того, что просто в какой-то момент перестала с ним общаться и приходить в бар. Было подло поступать таким образом, но лучшего решения она придумать не смогла.
[indent]И вот пару дней спустя она собирается в кафе, помочь матери с закрытием заведения. Работы в последнее время много, чего не скажешь о самих работниках. То вечные отгулы, то не желание оставаться допоздна и убираться после закрытия, чего не скажешь о Бруклин. Она с радостью работает руками, старательно вытирая со стола крошки и убирая тарелки за последними посетителями. Работает, отгоняя от себя ненужные мысли. Правда, в последнее время дойти до кафе стало настоящим квестом. Для начала она скрывается дома от Рафаэля, потом быстро бежит до здания, прячась в темных углах помещения. Вот и этот поход не стал исключением.
[indent]— Почему Энди только что сказал Рафу, что тебя нет дома? — кажется, она видит во взгляде Кевина легкое осуждение вперемешку с непониманием, и она не может винить за этот взгляд старшего брата. Им не понять. Мужчинам вообще свойственно многое не понимать, - как говорит мама, смотря на отца. Претензий она к нему не имеет, но поучить жизненным советам дочь считает правильным делом. И в этом Брук с ней полностью согласна. Мужчины никогда ничего не понимают. Вот и Раф, после того как Энди дал понять ему, что Брук нет дома, решил убедиться в этом и вновь позвонил. Уже десятый по счету звонок от Рафаэля и столько же сообщений, оставленных без ответа. Пожалуй, она ответила ему только на один звонок из десяти его попыток узнать, в чем собственно дело. Он кричал в трубку телефона, потому что на его фоне играла громкая музыка, очередная прогонка в баре. Просил повторить чуть громче, потому что ему ничего не понятно из того, что она говорит. И стоило только музыке оборваться, как в его ухо залетела громкая фраза, с разбега ударяя в голову. Фраза, брошенная быстро, в попытках докричаться до Рафаэля, чтобы он услышал. И он услышал. Вообще он все прекрасно расслышал еще с первого раза. Но был точно не уверен, что понял смысл фразы правильно. Ведь у них все хорошо, по определению Рафаэля уж точно. Все настолько хорошо, что её решение взять паузу, звучало у него в ушах сейчас даже громче, чем музыка в баре.
[indent]— Что значит «пауза»? — для него пауза граничила с расставанием. Других определений он никогда не подбирал и не знал, считая такие вещи девчачьей фигней. И возможно для Брук данная фраза была точно такой же, просто она не рискнула заикнуться о расставании за день до дня всех влюбленных. Это было бы жестоко, бросить его прямо посреди бара, развешенного гирляндами с сердечками и розовой мишурой. А Брук не была жестокой, хотя если спросить Лео, а потом и Рафа, они бы с этим не согласились.
[indent]И вот он вновь под ее окнами, пытается звонить и ждет ответа, которого, конечно же, не получает, потому что она не готова с ним разговаривать. И самое обидное в том, что, если бы Лео не был его другом, все могло быть по-другому. Да, причина была именно в нем. В этом кудрявом голубоглазом парнишке, который неожиданно вновь появился в ее жизни. Они определённо не могли остаться друзьями после той истории, которая случилась с ними по дороге до Чикаго. И как  только она могла подумать, что они могут дружить? Сама мысль о том, чтобы дружить с ним была максимально абсурдна и лишена всякого смысла. Они могли быть кем угодно друг для друга, но уж точно не друзьями. К тому же хоть она и была в каком-то смысле жестока по отношению к Лео и Рафу, но она не могла втиснуться в их дружбу, ожидая того, кто придёт к ней первым. Вот это было бы действительно жестоко. Поэтому она пошла по пути меньшего сопротивления и просто решила бросить Рафаэля, чтобы перестать причинять боль всем углам этого треугольника. Это было правильно. И девушка вновь себя в этом убеждает, просто отключая телефон, решив стать для Рафа навсегда недоступным абонентом.
[indent]— Так почему тебя нет дома? — Кевин не отстает и планирует получить от нее любой ответ. Ответ и желательно объяснения, которые бы его устроили, потому что мужчины никогда ничего не могут понять с первого раза. 
[indent]— Появился другой парень, — ей сложно говорить о причинах её расставания с Рафаэлем, потому что она сама толком не знает, что ей движет. Желание сделать лучше всем или желание сделать лучше себе. Она пока не определилась, что из вышеперечисленного её привлекает больше.
[indent]— Ни сейчас, раньше…, — она уходит от его расспросов в собственную комнату, надеясь, что брат отстанет, но Кевин уверенно следует за ней, настроенный решительно, — по пути в Чикаго, — помогает ей брат, когда она устало присаживается на край кровати и закрывает лицо руками, надеясь спрятаться от его настойчивого взгляда все выяснить и узнать.
[indent]— Да. По пути в Чикаго, я кое-кого встретила, и все вышло из-под контроля. Я все испортила и вернулась в Нью-Йорк ни с чем. А потом он оказался другом Рафа, и все от чего я бежала, вылезло наружу. И вылезает, когда мы сталкиваемся с тем…другим парнем. Я не могу так. Раф хороший, а я…а я ужасно жестоко поступаю и с ним, и с Лео, — самое лучшее решение просто забыть и того и другого, ведь когда она не виделась с Лео её жизнь была нормальной. Или ей хотелось в это верить, потому что это работало. Пускай он встречается с другой девушкой. Пускай живет своей жизнью и не трогает её сердечко, которое каждый раз предательски стучит, когда он осторожно касается её ноги, чтобы придержать на стремянке или о чем-то шутит, так забавно улыбаясь. Или рассказывает историю, увлекаясь и не замечая времени. Или просто помогает. Или…и вот стоит только вспомнить о нем, как ее сердечко вновь делает кувырок и стремительно несется вниз, ударяясь о жестокие реалии.
[indent]— Поэтому меня нет дома. Сейчас я морально настроюсь и окончательно расстанусь с Рафаэлем, понятно? — последнее она выдает слишком резко, давая понять брату, чтобы он катился из её комнаты.
[indent]— Ладно, я обещала сегодня закрыть кафе. Мне нужно идти, — она протискивается между дверью и стоящим в дверном проеме братом и официально выходит на улицу, нервно озираясь, надеясь не встретить нигде по дороге Рафаэля.
[indent]Это глупо. Глупо быстро забегать в кафе, опускать жалюзи и надеяться, что её никто не видел. Сначала она пряталась от Лео, теперь прячется от Рафаэля. Глупость в квадрате. И она бы хотела с этим что-то поделать, но вместо этого убирает уже второй столик, относит тарелки на кухню и поднимает на стол стулья, чтобы после подмести зал. Работа простая, именно то, что ей сейчас нужно. Никакой умственной нагрузки, полностью лишая её возможности думать.
[indent]Спустя пять столиков она настолько сильно втягивается в работу, что даже не вздрагивает от звонка колокольчика, висящего на двери, давая ей понять, что кто-то зашел. Она уже ничего не боится и если это Рафаэль, то ей есть что ему сказать.
[indent]— Мы закрыты, приходите завтра, — спокойно говорит девушка, ставя на очередной стол один из рядом стоящих стульев. Но голос незнакомца заставляет её резко обернуться и в непонимании поставить стул обратно на пол.
[indent]— Лео? Что ты тут делаешь? Что-то случилось? — лучше бы она увидела сейчас Рафа, потому что вопрос с Лео все еще не давал ей покоя. Да, он ей нравился. Да, именно он является причиной её очередного побега и да, она не знает, что с этим делать. Хотелось бы ей залезть в его голову и узнать, что он сам думает по этому поводу, но вместо этого они только молча ожидают друг от друга первого шага. Ей хотелось, чтобы он пришел именно к ней, а не потому, что его попросили. В том, что его приход был результатом не его собственного решения сомневаться не приходилось, ведь если Раф не может до нее дозвониться/достучаться, тогда он пошлет того, кто сможет. Лео мог. И она ужасно боялась, что Лео прекрасно осведомлен о её чувствах по отношению к нему. Но к счастью для Брук, мужчины никогда ничего не понимают.
[indent]Никогда.

[NIC]Brooklyn Reyes[/NIC][STA]испанка, 18[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Lpu3GJs.png[/AVA]

0

12

[indent] Что ты здесь делаешь и что случилось – вопросы, которых совсем не хочется слышать, и тем более быть тем, кому на них нужно отвечать. Ответов у меня не было, потому что я был уверен, что она и сама понимала, что я здесь делаю. Не знаю, почему ноги вообще меня привели сюда, почему я сейчас тут, хотя осознавал, что идея – просто наихудшая. Отвратительная, я бы сказал. Нет, даже это слово не подходит.

[indent] Я сижу дома, обреченный настолько, что даже вино кажется молодым рядом со мной. Агата очень вальяжно и по-домашнему проходится по моей квартире, туда-сюда, словно понимает, что я сейчас на какой-то ниточке от нервного срыва, и понимает, что совсем не может ничем меня поддержать.
- может, поговоришь со мной? Хоть немного – она обнимает меня со спины, понимая, что все равно не сделает лучше касаниями, и единственная помощь, которая сейчас может быть нужна – моральная. К счастью, она может предложить и это.
- она продинамила меня, теперь его, и сейчас я должен пойти и просить ее не динамить его. Смешно, да? – только и говорю я, совсем потерявший себя.
- а почему я должен просить ее не динамить его? Где был тот мой друг, который бы просил ее не динамить меня? Да и должен ли я говорить ей, что делать, если у нее так хорошо получается принимать подобные решения? - я смотрю на Агату, которая, кажется, пятится назад, чувствуя, что мое негодование уже сильнее ее и ее заботы обо мне.
- ты же помнишь зачем ты туда идешь, да? Точнее, должен пойти – терпеливо и заботливо уточняет она. Я понимаю, она хочет вернуть меня в чувства, напомнить, что все это ради друга, ради человека, который только начинает переживать эти ощущения, ради человека, который только сейчас… столкнулся с ее жестокостью. Мне не хочется думать о ней так, но других объяснений просто не находится, так что я мнусь на месте, высматривая самую хорошую рубашку, потом  мнусь, понимая, что среди моих рубашек вообще нет хороших.
- что я о себе возомнил? Я правда думал, что могу ей понравится? Ей даже Раф не понравился, тогда чего я вообще возомнил о себе. Она просто избирательная, вот и все, и она в этом не виновата. – Агата с раздражающим звуком подпиливает ногти, я слышу, как она усмехается
– только что ты ее ненавидел, но спустя минуту оправдываешь. Конечно, она не виновата. Это ее жизнь и ее выбор, и только ей решать, какого парня хотеть видеть рядом с собой. Но не будь к себе слишком строг, ведь, ваша история вообще непонятно на чем закончилась, а рядом с тобой она вечно ведет себя как раненный ягненок, что кажется мне очень подозрительным. – я могу понять, почему для Агаты все это выглядит подозрительным, в конце концов, она может ревновать, и хоть дело совсем не в том, что она больше не сможет заниматься со мной сексом, дело в том, что я больше не смогу быть ее буфером. Сейчас на нас все смотрят с широко открытыми глазами и каждая девушка в университете пытается понять, что она во мне нашла, а каждый парень – что же я такого делаю, что она выбрала меня, но я знаю ответ, потому что уже смог узнать ее и теперь достаточно хорошо осознаю ее реальные потребности и пожелания, и дело тут совсем не в сексуальных предпочтениях со мной. Скорее, без меня. Никогда не думал, что окажусь в ситуации, где моя подружка вроде бы лесбиянка переживает из-за моих недоотношений с девушкой, которая разбила мне сердце, потому что мне нужно уговорить эту самую девушку вернуться к моему другу. О боже, если ты есть, Господь, твой юмор просто отвратительный. Гори в аду.
- ладно, как бы я ни хотел это оттягивать, мне пора. – Агата смотрит на меня с понимаем, но я знаю, что ей тяжело признать то, что теперь я должен буду разговаривать с ней с глазу на глаз и может произойти что угодно. Мне смешно от этих мыслей. Что, по ее мнению, случится? Брук накинется на меня с поцелуями? Глупость.

[indent] Я подошел к кафе ее семьи чуть после закрытия, точно зная, что сегодня она должна быть тут одна. Ее сдали браться, удивительно, как быстро они подружились с Рафаэлем, или… просто решили, что так будет лучше для сестры? Не знаю, но Раф знал, когда я должен приехать и теперь стоял я на входе, не решаясь открыть дверь в кафе. Что ей сказать? Как себя вести? Ладно, это все не имеет значения, я здесь для него, для своего друга.
Собираясь с мыслями, я захожу. Она убирает столы, внимательно, активно, четко.
- привет? – ее слова пронзают меня словно гром. Что я здесь делаю? Почему я здесь? Да, я знаю почему, да, я точно понимаю, что я здесь делаю. Но это так не просто объяснить ей.
- решил заглянуть к тебе – я не вру до конца, но не говорю всей правды. Не прямо сейчас, верно? Не сразу же с этого.
- мы можем поговорить? – нет, кажется, мне больше совсем нечего ей сказать, и я чувствую, что начинаю слишком сильно нервничать. Осмотревшись, я выбираю стул, который она еще не перевернула, точнее, сразу столик с несколькими стульями, иду туда и присаживаюсь за этот столик, Брук несколько ошарашенно двигается за мной, присаживаясь рядом. Я понимаю, она наверняка знает все, что я хочу сказать, знает, что я пришел из-за Рафа, иначе не посмел бы ее тревожить и только его просьба заставила меня прийти сюда, иначе ее спокойствие не было бы затронуто. Но… я здесь.
- тебя давненько не было, ну, точнее, ты где-то была, конечно – мне остается лишь усмехнуться своей неловкости, после чего я смог продолжить
- знаешь, я не хочу показаться слишком наглым или невоспитанным и для меня имеет огромное значение и то, что ты думаешь и то, что ты чувствуешь, и я понимаю, что это ужасно неприятно, вообще задавать этот вопрос в целом, но я, кажется, должен спросить. Что случилось? Почему два человека, которые, кажется, что-то друг к другу чувствуют просто прекращают видеться и просто пропадают, я не могу даже думать о том, чтобы пытаться тебя к чему-либо побуждать или уговаривать, нет, просто… да нет, это твой выбор, и я все понимаю, но я хотел бы понять, что случилось. – Эти слова вылетают у меня из головы совсем криво, необдуманно, совсем несогласованно и неугомонно. Я не могу контролировать свою речь сейчас, сделать ее четче и понятнее, мне хочется, но волнение преобладает и берет над собой вверх, от всего этого кружит голову и хочется снова сесть куда-нибудь, только вот я уже сижу. Конечно, произнося заветные слова, я не могу понимать то, как это звучит, как это может звучать, если слушать меня вдумчиво и вкрадчиво, как это делала Бруклин, в моей представлении то, что речь, очевидно, про них с Рафаэлем – даже не стоит поднимать в формате вопроса. Конечно, о них, я же даже сказал о том, что люди чувствуют что-то друг к другу. Очевидно, это они, разве есть еще варианты? Или я чего-то не знаю?...

[SGN]https://i.imgur.com/quUr5Ho.gif https://i.imgur.com/97TqN5j.gif https://i.imgur.com/UPsgiPC.gif[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Lpu3GJs.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0

13

[indent]Она совершенно не помнит их последний разговор в Чикаго, но прекрасно помнит их расставание у кафешки, где они должны были встретиться. Она не сможет пересказать, что последнее он ей сказал, но помнит, что она была одета в свою лучшую юбку и кофточку, взятую у Минди из раздела «праздничное». Она ужасно сильно хотела, чтобы их последний день в Чикаго был праздничным, но вместо этого упустила свое счастье в лице кудрявого голубоглазого Леонарда Нолана. Даже праздничная кофта подруги не принесла счастье, а только еще больше заставляла Брук реветь, уже дома, на диване в квартире Минди. Тогда её успокаивала подруга, медленно поглаживая испанку по спине приговаривая таким тихим и ужасно успокаивающим голосом, что все будет хорошо. Но «хорошо» не было. Ни тогда, ни после, первые дни в Нью-Йорке, и уж точно ни сейчас. Сейчас было «плохо», и рядом не было Минди, чтобы вновь успокоить и погладить по спине испанку, приговаривая, что все будет «хорошо».
[indent]И вот он вновь рядом. Такой вроде любимый и родной, то такой далекий, местами просто не досягаемый, находящийся где-то в другой вселенной. Где-то далеко, унося с собой её сердце, оставляя в груди пустое «ничего». Ей так хотелось заполнить это самое «ничего», но Рафаэль так и не смог ей этого дать. Он словно еще больше ковырял «ничего» своим хорошим отношением к ней, делая его еще больше. Она так больше не могла. Она знала, что нужно делать, но самое сложное было убедить себя в том, что она действительно поступает правильно. Она ужасно не хотела вновь сваливаться на его голову, как тогда по пути в Чикаго и как сейчас, после её знакомства с Рафаэлем и его лучшим другом Леонардом. У него была своя жизнь, своя новая лучшая девушка на свете и уж точно во всем этом счастливом безобразии не было места для вечно все портящей Бруклин Рейес.
[indent]И самое тупое во всей этой ситуации, что их вселенные, как бы далеко они не находились, всегда пересекались. Всегда сталкивались, образовывая после себя конец всего живого на земле. А ведь она так не хотела ровнять их любовь к апокалипсису, но что вышло, то вышло.
[indent]— А если один из этих «гипотетических людей» влюблен в другого? В того, от которого «гипотетическая она» убежала в первый раз? — она так не хотела говорить ему о любви, но вместо этого хоронит себя еще больше, отходя от его столика, за которым он решил сесть и успокоить свои нервы, ведь сидя думается намного лучше. Но в этом просто не было никакого смысла. То, что она рассталась с Рафаэлем, не делало их с Лео автоматически парой, ведь у него была Агата. Та самая, которая считает себя его девушкой и скорее всего даже не догадывается, что собирается сделать сейчас Бруклин. А она просто не может не думать «об этом». Он проводит нервно рукой по шеи, не сильно сжимая кожу, затем засматривается на чем-то и вновь обращается к ней, пытаясь выяснить, что вообще случилось. Все её ответы кажутся ей совершенно не логичными и глупыми. Она не сможет, даже если бы хотела, ответить на его это «что случилось», потому что вместо разговоров ей страшно хочется вновь его поцеловать. Вернуть дорогу до Чикаго. Отмотать время назад и перенестись на озеро Эри, где вода сейчас ужасно ледяная, а пирс весь замерз и, кажется, уже не доживет до следующего летнего сезона.
[indent]Находясь в отношениях с Рафаэлем, она просто не имело права думать о подобных вещах. О губах, руках, движениях. Но сейчас у нее словно открылось второе дыхание. Словно исчезла граница запретного, дозволяя все, что было под замком. И думалось об этом так легко и свободно, что ей пришлось приложить максимум усилий, чтобы отогнать возникший морок перед глазами и попытаться вздохнуть полной грудью, где то самое «ничего» отдавалось предательским трепетом и теплом. Она слишком давно не чувствовала исходящее тепло от своего кровоточащего «ничего», которое в последние месяцы заменяло ей её разбитое сердечко. Но сейчас было все по-другому. С ним все было по-другому.
[indent]— Ты совершенно ничего не понимаешь, Лео. Даже я, кажется, уже ничего не понимаю, — у нее в голове сейчас столько мыслей, а она только вымучено ему улыбается, заставляя и его отплатить ей ответной улыбкой. И вновь ей захотелось его поцеловать. Разогнать его смятение на лице и вновь внести в его жизнь полный раз драйв и вакханалию. Но могла ли она себе это позволить? Могли ли они…она не знала, и от этого ей еще больше захотелось прикоснуться к его губам, захотелось стать парой, захотелось его любить и больше никогда от него не сбегать. Она так была сильно в него влюблена, со всеми этими подростковыми переживаниями и болью, что это было просто невыносимо. Гораздо больнее, чем их расставание в Чикаго. Гораздо больнее, чем «пауза» с Рафаэлем. И, конечно же, гораздо больнее, чем его отношения с Агатой. Пожалуй, она могла пережить все и даже больше, но смириться с мыслью, что они не могут быть парой, было для нее сверхмазохизмом. Теперь думать о том, что он делит постель с другой девушкой, было не просто невыносимо, было смертельно.
[indent]Она ужасно сильно хотела быть с ним. Стать парой. Стать его девушкой. Даже больше, чем встречаться с Рафаэлем. И от этой тупой подростковой мысли, пропитанной любовью к Нолану, она только вновь улыбается, заставляя его оторваться от неровностей на стене, на которые он залип, чтобы не встречаться с ней взглядом, и посмотреть на нее. Посмотреть в глаза этой бессердечной девушке, которая поступала с Рафаэлем сейчас так же, как когда-то поступила с ним, растоптав всю его влюбленность.
[indent]— Ты нравишься мне, Лео. Не просто как лучший друг Рафаэля, а как Леонард Нолан, парень с которым я доехала до Чикаго. И это ужасно неправильно, встречаясь с Рафаэлем, постоянно думать о тебя. Это ты понимаешь? — тихо произнесла девушка, полностью уверенная в том, что смысл сказанной фразы дойдет до парня. Возможно не сразу, но обязательно дойдет. Ему потребовалось больше минуты понять, что означают её слова и очередная попытка побега. И как только он понял, на его лице отразился весь спектр эмоций, который терзал Брук уже не первое время. И вновь она поступала жестоко по отношению к нему, перекидывая груз своих чувств на его плечи, но поделать с этим, увы, ничего не могла. В одиночку тащить их не родившиеся отношения было ужасно больно и не по силам Брук, какой бы сильной она себе не казалась. В этот момент полной тишины ей невероятно сильно захотелось заплакать, но когда плачешь, все становится еще хуже, а хуже уже просто не могло быть. Ей пришлось смахнуть со щеки воображаемую слезинку и, повинуясь каким-то внутренним силам, двинуться обратно к Лео, который все также молча обдумывал её слова, хмуря брови и становясь с каждой секундой все мрачнее и мрачнее.
[indent]Она подходит к нему в плотную, заставляя его отчего-то подняться со своего места, решив, что стул ему больше не понадобится. Она точно знает, что сейчас будет делать. Она точно знает, что он тоже понимает, как дальше будут разворачиваться события. Его дыхание учащается от мысли, что они вновь сейчас поцелуются, спустя столько времени. Она сама, если честно, ужасно волнуется, словно они делают это впервые, позабыв, как вообще целуются люди. Она знает, да. Но получается все как-то спонтанно, резко, туповато и неловко. От волнения она забывает, как дышать, но смотря в его небесные глаза, словно открывает в себе второе дыхание и ласково обхватывает руками его шею. Вновь, во второй раз, соприкасается с ним губами. И все это происходит так медленно, осторожно, словно, позабыв прошлые поцелуи, они узнают и открывают друг друга по-новому. Она осторожно, боясь, спугнув парня, ощущая все его напряжение, обхватывает его лицо своими руками, чувствуя тепло его кожи. Прижимается губами к таким знакомым губам, наслаждается чувством полного облегчения и понимает, что душа уходит в пятки от счастья. Она счастлива. Сейчас особенно. И ей совершенно не хочется думать ни про Агату, ни про Рафа. Чувствуя его минутное замешательство, она только сильнее прижимается к нему, отдавая в их первом, спустя столько времени, поцелуи всю себя. 
[NIC]Brooklyn Reyes[/NIC][STA]испанка, 18[/STA][AVA]https://i.imgur.com/Lpu3GJs.png[/AVA]

0

14

[indent] У всего есть причина и следствие, но от всего ли есть лекарства и исцеление? Смотря на глаза голубые, словно небо, произнося слова невпопад и разыскивая воздух легкими, чтобы было больше возможностей выжить в момент острой нехватки собственных сил и энергии от сложности, боли и нервозности ситуации, я забыл о том, зачем приходил. Мне казалось, что пальцы сейчас врастут в тыльную сторону ладони от напряжения и боли, а самое страшное – у всего этого нет начала и конца, нет решения, способного сделать меня, наконец, спокойным, счастливым, обычным человеком, который просто выполняет действия по плану, который может спокойно спать, есть, жить, не думая о той, кто разбивает все мое существование. Меня больше нет, есть лишь тот, кто, слушая ее речи, перестает понимать английский, потому что, очевидно, говорить то, что понимаю я, она не может. Желание мотать головой из стороны в сторону становится сильнее меня, и отказываясь верить в ее слова, лишь несколько отстраняюсь, ощущая жгучую боль внутри в районе солнечного сплетения от зарождения надежды, которой не должно было там быть. Моя грудная клетка, что была совсем не готова к таким ее словам разгорается от запала этой надежды, заставляя меня оставаться неподвижным каждый момент ее нового движения, заставляя соглашаться с ее руками и губами, что оказываются слишком близко. Слишком быстро. Океаном чувств накрывает так, что теряется земля, воздух, где свет, а где тьма, и единственное, что имеет значение – это раскрывшийся в моем сознании ее сладостный запах, ее теплые губы, руки на моей шее и щеках, так сильно бьющееся барабанами сердце. У меня недостаточно слов или сил для того, чтобы говорить или останавливать то безумство, что началось теперь между нами, она приблизилась ко мне, сжимая пальцы на моей груди, перебираясь к плечам и шее, она целовала меня страстно и жадно, и я чувствовал почему – это может не повториться вновь, но теперь не имело значения, что будет повторяться, а чего мы больше никогда не сможем ощутить, теперь важно совсем другое – этот момент нельзя забыть или выкинуть, его нельзя игнорировать, потому что жар внутри слишком силен, он оставит от меня лишь угли, если мы ничего не предпримем, и у этого не может быть другого варианта действий. Ее страсть заставляет меня рассыпаться в пепел, вспоминая те дни по дороге в Чикаго. Я так и не смог забыть ее, я не смогу уже сделать этого вновь, после сегодняшнего поцелуя.

[indent] Мне не сразу удается успокоить бушующее сердце и своевольные руки, мы целуемся действительно долго, а может, мне кажется это теперь так из-за Рафаэля и чувства стыда. Как только она отошла от меня, как только ее запах прекратил туманить мне мозг, мы вновь оказались здесь, и моя миссия снова встала передо мной, теперь уже совсем невозможная к исполнению, проваленная целиком и полностью. И что же дальше? Предательство друга? Разбитое его сердце взамен на мое исцелившееся? Разве ли это честно? Мне приходится отстраниться, и голова моя падает, словно достоинство, которое потерял из-за страсти и радости от ее слов. Я не должен был, но уже слишком поздно. [float=right]https://i.imgur.com/xrtM0en.gif[/float]
[indent] - ты же знаешь, что я не могу поступить так с Рафаэлем – только и вырывается изо рта, но поднимая глаза, и встречаясь с ее океанами глаз, я лишь умолкаю, понимая, как много хотел бы отдать для того, чтобы снова быть с ней, и сколько из того, что не хотел бы отдавать буду готов представить к ее ногам. Это сильнее меня, сильнее всего, что во мне есть. Отойти еще дальше не позволяет тело всеми клеточками, стремящееся к ней, и я лишь аккуратно протягиваю руку к ее лицу, провожу ко точеным чертам, рассматривая, как в последний раз, ощущая тепло столь нежной, ласковой кожи.
[indent] - ты разбиваешь сердца, Бруклин. Но мое ты забрала еще по дороге в Чикаго, а его – теперь, когда он отправил меня выполнять самое больное моему сердцу задание. Я не хочу отпускать тебя, если ты хочешь быть со мной, но говорить об этом Рафаэлю, терять его, предавать – я замолкаю, чувствуя, как внутри нагнетает гроза из тяжелых грустных мыслей. Она говорит, что он не любит ее всерьез, что его влюбленность пройдет также, как и началась, и мне хочется верить ей, хочется продолжать держать ее лицо своими руками, не отпуская, не отдаляясь ни на шаг. Хочется, чтобы это мгновение остановилось, и осталось между нами навечно. Она спрашивает про Агату, это заставляет меня улыбнуться.
[indent] - она знает, что мои мысли витают возле другой девушки, она знает даже ее имя и причину моих стенаний, и ее близость со мной иная, нежели может показаться со стороны. – Бруклин смотрит на меня удивленно. Кажется, до нее доходит понимание того, что я все еще стою у той кафешки, все еще жду ее тем вечером в Чикаго, надеясь, даже после закрытия, что она все же объявит о себе. И теперь, прямо сейчас, она все же пришла. Здесь и сейчас, когда мы прошли еще несколько болезненных моментов, когда нашли людей, которым будет больно терять нас, отпускать друг к другу, когда все поменялось, но ничего не сменилось на самом деле. Тогда она пришла к этому крыльцу, где я все еще стоял, и мы оказались рядом, вместе, как сейчас, с любовью в глазах такой, которая разрушает города. И глядя мне ровно в глаза, она говорит тихо, приближаясь ко мне еще на пару сантиментов, вновь теряя силы и расстояние между нашими лицами. «Мы ему не скажем» только и говорит она. Она не хочет, чтобы я терял кого-то, раз уже успел потерять ее, то теперь, обретая ее вновь, она не должна нести утраты, не должна разрушать построенное и шаткое. Она смотрит на меня с такой пронзительной нежностью, что вера в нее и ее план кажется безукоризненной и отчаянной. Конечно, все сложится, если Агата нам поможет, подыграет и отпустит в результате. Ее улыбка согревает меня, и, хотя я больше чувствую агонию и бред, как мне кажется, чем что-то реальное сейчас, я счастлив. Я правда счастлив. Мои руки аккуратно поднимаются к ее волосам, поглаживая макушку, прижимая ее к себе.
[indent] - Бруклин, я готов писать твои портреты так часто, что ты сможешь сделать из моих набросков обои, я могу написать тебе миллион и одну песню, чтобы ты засыпала со знанием своей значимости и моей нежности, могу готовить тебе завтраки и делать все, что ты захочешь… Только не уходи больше без предупреждения. Не пропадай, ничего не сказав. Если я надоем тебе, и ты захочешь скрыться прочь – скажи мне это как есть, и я оставлю тебя, несмотря ни на что. – она прижимается ко мне, такая теплая, нежная, невероятная, а самое приятное – моя. Теперь мы вместе, и она сама хотела этого, я не мешал ей, не впутывался, не влезал, я не хотел быть хорошим или плохим парнем, я просто был собой, тем самым, который иногда может злить, а иногда радовать, но я не сделал ничего другого, лишнего, чуждого мне и ни разу не предал самого себя, все же сумев стать тем, о ком она думала. Только задумайтесь – она обо мне думала, она выбрала меня, и из-за этого рассталась с Рафаэлем, хотя я был занят. А он же совершенно прекрасен. И если это не величайшая шутка судьбы, то как назвать момент, который вышибает у тебя мозги и заставляет чувствовать себя самым счастливым человеком на свете и одновременно подлецом?

а потом мы ловили под пирсом мидий,
я не мог говорить - изъяснялся жестами,
когда я тебя увидел -
в мир вернулось
что-то божественное.

на эту планету, на этот холодный камень
снизошла некая благодать.
будь со мной, девочка, аминь.

я устал о тебе мечтать

https://i.imgur.com/fpNT80t.gif

Мы встретились у Агаты. Теперь они официально лучшие подружки, и Брук все время приходит к ней. Я тоже все время прихожу к ней, потому что я все еще парень Агаты, и сама Агата вполне довольна данным раскладом. Иногда она грустит о том, что мы занимаемся сексом без нее и уточняет не хотим ли мы позвать ее с собой, но это единственное, что заставляет ее тревожиться. Она продолжает искать себя, когда мы уже нашли друг друга, но не можем сказать об этом миру. Прошло два месяца. Наши отношения развивались слишком ускоренно, мы словно пытались скорее нагнать все потерянное время от момента Чикаго, и теперь, в нежном апреле продолжали нежиться в постели, глядя на то, как распускается повсюду весна за окном. Сегодня она сказала, что Агате скоро нужно будет со мной расстаться. Они уже все придумали, рассчитали, и Бруклин должна будет поддержать меня в момент расставания, посчитав, что Агата поступила жестоко. Мне не очень хотелось знать их планы, я смотрел на нее, на ее красоту и на то, какая она живая и невероятная. Пока она болтала о наших планах, я целовал ее, отвлекаясь на ее портрет, изначально должно было быть наоборот, но ее голые плечи сводили меня с ума, совершенно не давая возможности рисовать их так просто, оставляя без поцелуев и вечных касаний. Скоро моя каторга лжи закончится, и я высвобожусь, стану свободным, счастливым, и мы расскажем Рафаэлю, что теперь мы пара. Надеюсь, он сможет простить нас когда-нибудь, когда узнает правду, а пока…
- эй, ты знаешь, мы встречаемся всего-ничего, так что не пугайся, пожалуйста, но… кажется, я тебя люблю. Ты самое светлое и прекрасное, что случалось со мной, Бруклин. Молю тебя, свети мне и дальше -

[SGN]https://i.imgur.com/quUr5Ho.gif https://i.imgur.com/97TqN5j.gif https://i.imgur.com/UPsgiPC.gif[/SGN][AVA]https://i.imgur.com/Lpu3GJs.png[/AVA] [STA]мы - целая вселенная[/STA] [NIC]Leonard Nolan[/NIC]

0


Вы здесь » urie!twentyonewentz » Leo & Brooklyn » s.2 not to hurt anybody I like


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно